Автор рисунка: Stinkehund
Глава 13: Счастье Глава 15: Финал

Глава 14: Письмо

Оригинал: An Affliction of the Heart
Автор: Anonymous_Pegasus
Переводчик: Kaze_no_Saga
Редактор: Pifon
Версия Google Docs
Фикбук
(Не забудьте вернуться и оставить комментарий!)

Вставив деревянную палочку в дырку в копыте, Куно лакомилась третьей по счету сладкой ватой. Откусывая маленькие кусочки от пушистого лакомства, она каждый раз замирала, наслаждаясь непривычным ощущением во рту.

Варден сидел за столом и читал какой-то журнал о садоводстве.

— Было бы здорово завести виноградник... — как бы про себя произнес Варден, мечтательно разглядывая фотографию виноградной лозы с большими, тяжелыми фиолетовыми ягодами.

— Виноградник? — переспросила Куно, продолжая жевать с довольным видом.

Варден кивнул.

— Да... виноградник... Это вроде как моя голубая мечта.

— Голубая мечта? — спросила ченджлинг, наклонив голову набок, — Почему голубая?

— Потому что посинела от своей несбыточности, — усмехнулся Варден, — Для начала нужно раздобыть землю. Мне принадлежит достаточно большой участок прямо здесь, но большая его часть покрыта лесом, и, даже вырубив деревья, я все равно мог бы выращивать только обычные сорта, а на них спрос невелик.

— Выращивай необычные, — пожала плечами Куно.

— Тогда придется переехать куда-нибудь южнее. Или наоборот, гораздо севернее, — ответил Варден с мечтательной улыбкой, — Я давно хотел уехать на далекий север и выращивать кристальный виноград.

— Кристальный виноград? — удивленно моргнула Куно.

— Экзотический сорт, который был очень популярен, пока Кристальная Империя существовала. Когда она исчезла, на полях некому было работать, и виноград погиб. Никто не выращивал его сотни и сотни лет, — со знанием дела объяснил Варден.

— И как ты собрался его выращивать, если он вымер? — спросила Куно, наклонив голову.

— Сварм раздобыла для меня ящик семян незадолго до того, как... В общем, она знала, что я обожаю редкие лианы, а что может быть реже, чем виноградная лоза, растущая только на сильном морозе, и вымершая тысячу лет назад? — ответил Варден с улыбкой, — Я был бы единственным в мире пони с виноградником этих ягод. Я был бы единственным производителем вина. Через пять лет я был бы богат, как король.

— Звучит заманчиво, — кивнула Куно, — Почему ты еще не занялся этим? Не отправился на север и не начал их выращивать?

Варден вздохнул.

— Меня постоянно что-то отвлекало.

— Например? — настойчиво спросила Куно.

— Суицидальная депрессия? — предположил пегас, приподняв бровь.

Куно прижала уши и мягко кивнула.

— Причина ничем не хуже других... А теперь? Что теперь тебя останавливает?

— Даггертейл, например. Надо как-то от него избавиться. Затем надо купить землю, достать из подвала ящик с семенами и по земле доставить его на север. По воздуху не получится — понадобится как минимум дракон. Ну, или три-четыре пегаса, — Варден хмыкнул, потирая подбородок, — Но в основном все-таки Даггертейл и земля.

— Плохо дело, — Куно скорчила недовольную рожу, — Тогда почему Сварм купила эти семена, если все равно знала, что здесь их не вырастить?

Варден мягко улыбнулся.

— Она всегда была оптимисткой. Думала, мы сможем подкопить денег и купить землю на севере.

— Тогда почему ты не копишь? — в недоумении спросила Куно.

— Даггертейл. Аврора — основная статья его дохода. Просто так он меня не отпустит.

— А если убить его — его место займет кто-то другой? — с мрачным видом припомнила Куно.

Варден кивнул.

— Кратко говоря, да.

— Значит, надо всего лишь убедить Даггертейла оставить тебя в покое, и тогда ты будешь свободен? — озабоченно уточнила ченджлинг.

Варден снова кивнул.

— Всего лишь. В этом-то и проблема.

— Ты его об этом спрашивал? — продолжала допытываться Куно.

Пегас рассмеялся.

— Спрашивал? Он не очень-то любит вопросы такого рода.

— Давай я его спрошу. Назови мне имя кого-нибудь из его приближенных, — потребовала она, откладывая недоеденную сахарную вату в сторону.

— Я... не думаю, что это хорошая идея, — ответил Варден, покачав головой и закусив губу.

— Я просто передам ему письмо для Даггертейла. И все. Отправлю сообщение, — невинно улыбнулась Куно.

— Не будешь его убивать, калечить, начинять письмо взрывчаткой, ядом и так далее? — недоверчиво покосился на нее пегас.

— Просто передам ему письмо, в котором попрошу оставить тебя в покое, — ответила она, кивая.

Варден задумался.

— Ну, думаю, большого вреда не будет... Его заместитель — довольно мерзкий тип, единорог по имени Саншайн. Будь с ним осторожнее — он злобный, тупой и не гнушается ничем.

Кивнув, Куно подскочила к столу, взяла перо и бумагу и начала писать:

"Уважаемый Даггертейл..."

* * *

Даггертейл жил в большом поместье на окраине Кантерлота, с идеально подстриженным газоном, широкой дорожкой от ворот к главному входу, зелеными оградами и мраморными скульптурами.

Белый гравий похрустывал под копытами Саншайна, идущего к дверям поместья и несущего перед собой свиток. Он несказанно удивился, когда около часа назад на улице к нему подошла какая-то странная пегас и заявила, что у нее имеется важное сообщение для Даггертейла. Саншайн, как и положено хорошему заместителю, отвел ее в надежно скрытый от посторонних глаз переулок, чтобы без свидетелей получить письмо. В конце концов, какого вреда можно ждать от одного маленького пегаса? Они все как один худющие сопляки.

Распахнув двери, единорог уверенно зашагал по мраморному полу, кивнув охраннику у входа. Охранник, земной пони, как и стража, носил металлическую броню, однако у него она была бронзового оттенка и сильно отличалась формой. Саншайн прошел мимо, остановился и, почесав копытом голову, спросил:

— Эм-м... Где у нас кабинет босса? Направо или налево?

Охранник вздохнул и махнул копытом вправо.

— Премного благодарен, — сказал единорог и уверенно зашагал в указанном направлении.

Даггертейл был уже немолодым, но еще далеко не седым единорогом. Золотое кольцо с брильянтом на роге, золотая серьга в ухе и золотой же монокль на левом глазу отлично сочетались с белым цветом его шкуры.

Закинув задние копыта на стол из красного дерева, единорог читал журнал, куря трубку и изредка делая глоток-другой из стакана бренди со льдом и, очевидно, совершенно не беспокоился о мирских проблемах.

На стене висело изображение Найтмер Мун, из которого торчали три узких метательных кинжала.

— Вам письмо, Босс! — Саншайн зашел в комнату, приподнимая свиток повыше.

— Сколько раз я велел тебе стучаться, прежде чем зайти? Вернись и постучи, — спокойно сказал Даггертейл, помахав копытом.

Саншайн прижал уши и, извинившись, вышел из комнаты, закрыл за собой дверь и постучал.

— Войдите! — раздался голос Даггертейла.

Единорог вновь открыл дверь и зашел в комнату, кладя письмо на стол.

— Вам письмо, Босс.

— И что, я должен читать его сам? — сухо спросил Даггертейл.

Саншайн в замешательстве моргнул, затем зашуршал письмом, разворачивая бумагу, и уткнулся в него.

— Ты умеешь читать, Саншайн, я знаю. Читай, — приказал Даггертейл, раздраженно помахав копытом.

— Уважаемый Даггертейл! Вы меня не знаете. Меня зовут Куно. Я недавно прибыла в эту страну после многих бед у себя на родине. Мне стало известно, что вы используете моего нового друга Вардена, заставляя его выращивать для вас разного рода растения. Я вынуждена любезно настаивать на том, чтобы вы либо вступили с ним в традиционные деловые отношения, как и подобает джентльменам, либо прекратили пользоваться его услугами, так как я считаю, что...

Даггертейл прервал единорога, фыркнул и закатил глаза.

— Откуда у тебя это письмо?

— От какого-то пегаса, — ответил Саншайн, — Я ее раньше не встречал. Очень милая.

— Когда ты последний раз видел Вардена? — спросил Даггертейл.

— Как раз перед тем, как придти сюда, — ответил Саншайн.

— И? — Даггертейл вопросительно приподняв бровь.

— У него и Куно было для тебя сообщение, — единорог помахал бумагой в воздухе, — Но этот пегас, Куно... Она хотела доставить его лично.

— Лично? Сюда, в поместье? — тихо рассмеявшись, уточнил единорог, — Ну что ж, это сэкономило бы нам кучу времени! Ты, случаем, не выяснил, что же это за сообщение?

Кивнув, Саншайн закрыл глаза и нахмурил брови, напряженно думая.

— Ах да... — спустя пару секунд ответил единорог, открывая глаза.

Даггертейл поперхнулся, увидев его глаза — бездонные, яркие и светло-голубые.

Подскочив и проскользнув крупом по столу, Саншайн обеими задними ногами ударил Даггертейла в грудь, опрокидывая того на пол, и приземлился сверху. Быстрое касание рогом лишило белого единорога магических способностей на некоторое время, лишая его всякой возможности сопротивляться.

Сбросив маскировку, Куно с коварной улыбкой склонилась над Даггертейлом, проводя острыми клыками по шее снизу вверх, до самого уха, и несильно сжала челюсти. По шее единорога потекла струйка крови, и он вскрикнул от боли.

— Я могу считать, что завладела твоим вниманием, Даггертейл? — сладко спросила ченджлинг.

Даггертейл энергично закивал, стараясь восстановить дыхание.

— Я не стану тебя убивать... — с улыбкой прошептала Куно в ухо единорога, — У меня на родине мое имя означает "Агония". Не знаю, почему мать выбрала это имя, но я очень скоро поняла, что оно мне очень даже подходит.

Наклонившись еще ближе, Куно зацепила клыком золотую серьгу единорога и, зажав копытом его рот, рванула на себя. Раздался приглушенный вопль боли. Ченджлинг ответила тихим смешком, не выпуская из зубов залитую кровью серьгу.

Снова наклонившись над единорогом, она сжала копытами его горло.

— Все те, кого ты когда-либо знал. Все те, кого ты каждый день видишь на улице. Если хоть один волосок упадет с головы Вардена — ты будешь с ужасом следить за каждым из них. Я не убью их, о нет! — невинно хихикнув, Куно укусила единорога за разодранное ухо.

Даггертейл всхлипнул и, в ужасе глядя на ченджлинга, попытался прижать к уху копыто.

Куно снова хихикнула и тихо прошептала: — Каждый из них... Не забывай, я могу быть кем угодно. Твоей матерью. Твоим ребенком. Твоим лучшим другом. Твоим заместителем. Кем угодно. И, если с Варденом что-нибудь случится... Я приду за тобой.

Злобно расхохотавшись, Куно поднялась и пнула единорога в живот. Тот с закрытыми глазами скорчился на полу.

Подойдя к портрету Найтмер Мун, она вытащила один из кинжалов, насадила на лезвие кольцо и вогнала нож в лежащее на столе письмо, затем превратилась обратно в Саншайна и спокойно вышла из комнаты.

К тому моменту, когда Даггертейл пришел в себя достаточно, чтобы подняться на ноги — от ченджлинга не осталось и следа. Из стола торчал кинжал с заляпанным кровью кольцом. На пригвожденном кинжалом листе было всего два слова:

"НЕ ЗАБЫВАЙ"