Автор рисунка: MurDareik
Глава 14: Письмо Эпилог

Глава 15: Финал

Оригинал: An Affliction of the Heart
Автор: Anonymous_Pegasus
Переводчик: Kaze_no_Saga
Редактор: Pifon
Версия Google Docs
Фикбук
(Не забудьте вернуться и оставить комментарий!)

Куно сидела в ванне и, зажав во рту зубную щетку и напевая очередную дурацкую песенку, терла свое покрытое пеной тело жесткой губкой. Было уже поздно, и почти пора ложиться спать.

Она уже сказала Вардену, что жокеи Даггертейла должны оставить его в покое, и осталось только ждать. Варден не собирался ложиться спать. Он продолжал ходить взад и вперед по гостиной. Один из агентов Даггертейла должен был появиться сегодня утром. Если он не придет — пегас может считать, что он свободен.

У Даггертейла, однако, были иные планы.

* * *

— Так, вы двое, обойдите дом и проследите, чтобы они не сбежали через задние окна, — приказал Саншайн, указывая копытом на двух земных пони. Кивнув, они отделились от основной группы и направились в обход здания.

Саншайн повернулся к оставшимся.

— Вы помните, что надо делать, так?

Четверо пони кивнули.

Махнув копытом, единорог отдал приказ. Двое пони направились к двери, еще двое — к окнам. Саншайн наблюдал за ними, потирая оставленную Куно в переулке шишку. Пришла пора расквитаться.

* * *

Продолжая напевать, Куно начала тереть хитин в том месте, где обычно висел ошейник. Пора бы подобрать какую-то подкладку, чтобы ткань ошейника не так сильно натирала шею, подумала она. Надо будет спросить Вардена.

В этот момент окно ванной взорвалось дождем осколков.

Стекло зазвенело по кафелю. Разбивший окно камень глухо ударился о дверь.

Куно на мгновение растерялась. Выскочив из ванны, она развернулась к окну и агрессивно оскалилась.

Куно слишком поздно поняла, что в окне никого нет. Дверь ванной распахнулась и ударилась о стену. В коридоре, недобро оскалившись, стояли двое земных пони. Еще один появился в окне, блокируя все пути к отступлению.

Куно увидела еще одного, который пробежал мимо двери к комнате Вардена. Последовали звуки драки.

Ченджлинг бросилась на пони в дверях, занося копыто.

Первый пони увернулся, шагнув в сторону, а второй заехал копытом ей в нос. Куно упала набок. Ее голова гудела, а из носа начала сочиться кровь.

Сильный удар копытом в голову опрокинул ее на другую сторону, и она потеряла сознание. Керамика пола моментально окрасилась красной кровью из ее носа и уголка рта.

* * *

Саншайн прошагал сквозь дом как сквозь свой собственный и зашел в комнату, куда уже тащили отбивающегося Вардена и бессознательную Куно.

— Отпустите меня! — прокричал пегас, стараясь вырваться. Удар в живот заставил его замолчать.

Увидев Саншайна, Варден побледнел.

— Здравствуй, Варден, — тепло поздоровался единорог, — какие необычные у тебя нынче друзья.

Пегас перехватил его взгляд, и увидел, как бессознательную Куно втаскивают в комнату и бесцеремонно швыряют на пол.

— Не смейте ее трогать!

Еще один удар в живот — и Варден сложился пополам, прижимая копыта.

— Даггертейл отправил нас передать сообщение, — сказал Саншайн, с кровожадной ухмылкой разглядывая скорчившегося пегаса, — попрощайся со своим насекомым.

Стараясь восстановить дыхание, Варден попытался подняться на ноги. Один из земных пони обхватил ченджлинга и поднял ее над землей. Другой схватил ее за рог и запрокинул ей голову. Еще один выхватил нож и с ухмылкой подошел к Куно.

— Н-нет... — выдохнул Варден, поднялся на ноги и попытался подойти к ней. Неожиданный удар под ребра опрокинул его на пол. Что-то хрустнуло. Еще один удар пришелся в плечо. Со слезами на глазах он посмотрел на ченджлинга. — П-пожалуйста, не надо!

Пони с ножом подошел вплотную, прижал кинжал к хитиновой шее и облизнулся, наслаждаясь моментом.

— Н-нет... — прошептал Варден, опуская голову.

Саншайн поднял копыто.

— Стой!

Пегас с надеждой поднял взгляд.

— Даггертейл хочет, чтобы ченджлинг был мертв. Пускай стража казнит его. Мы получим награду. В любом случае она умрет.

— Н-но... — прошептал Варден, — Вы же н-не...

— Заткнись! — прорычал Саншайн и пнул пегаса в грудь. Раздался неприятный хруст.

— Придержите его копыто, — тихо сказал единорог.

Двое земных пони отпустили ченджлинга и подошли к пегасу. Варден со свистом вдохнул. Один из пони вытянул его переднюю ногу, другой помог зафиксировать ее.

— Умоляй меня, Варден. Умоляй, чтобы я не причинил тебе вреда, — прошептал ему на ухо Саншайн.

— П-по... прошу вас, не надо... — Варден в ужасе посмотрел на единорога, затем на свое копыто.

Лицо Саншайна медленно расплылось в холодной улыбке.

— Нет.

Раздался хруст.

Единорог обрушил весь свой вес на ногу Вардена, прямо на сустав, и он завопил от боли. Даже держащие копыто пони вздрогнули от отвратительного хруста и выпустили покалеченную ногу.

С бегущими по щекам слезами пегас прижал копыто к груди, продолжая кричать.

— Крыло, — спокойно произнес единорог.

Земные пони вытянули белое крыло и разложили его на полу. Варден почувствовал движение и замер. Полными слез глазами он повернулся и Саншайну и прокричал:

— Нет! Пожалуйста, не надо! Я все сделаю! Я все сделаю, прошу вас! Не-ет!

Продолжить он не успел. Единорог поднял копыто и изо всех сил опустил его на хрупкое крыло.

Раздался новый крик боли. Пегас кричал и кричал. Его тело было наполнено агонией. Вардена вырвало на пол, но он продолжал кричать.

— Ничтожество, — фыркнул Саншайн, хотя и продолжал с явным удовольствием наблюдать за страданиями пегаса.

— Полагаю, теперь ты не будешь перечить Даггертейлу? — спросил он, хватая Вардена за гриву и глядя ему в глаза, — Теперь скажи мне спасибо за то, что еще жив, Варден! Иначе попрощаешься со своим вторым крылом!

Варден продолжал стонать, заливая слезами пол.

— С-спасибо, что... что я еще жив... — с трудом выдохнул он сквозь слезы и всхлипы.

— Хороший мальчик.

Саншайн махнул копытом, и остальные пони исчезли, унося с собой Куно.

Единорог задержался в дверях.

— Завтра мы придем за отчетом об Авроре.

* * *

Варден попытался встать. Солнце светило сквозь занавески. Уже утро, а он так и не смог подняться на ноги. Запах собственной рвоты будил чувство стыда. Стыда и отчаяния.

У него забрали все, что у него было. Опять. Куно — все, что у него было. И ее забрали. И ее казнит стража.

Сначала Сварм. Теперь — Куно.

А ведь он был почти счастлив! И теперь ничего этого нет.

Лучше бы Саншайн просто убил его.

Несколько минут спустя он смог подняться на ноги и заковылял к ванной. Там все еще стояла почти полная бутылочка подавителя магии. Содержимого хватит, чтобы умереть от передозировки. Жить больше незачем. Жизнь кончена.

На то, чтобы добраться до ванной, ушло несколько полных боли минут, но мысль об окончании страданий толкала его вперед.

По кафелю было ползти легче, чем по дереву. Сметя остатки стекла с дороги, Варден приподнялся над раковиной. Он открыл дверцу шкафа и вытащил пузырек с таблетками.

Однако что-то его остановило.

Перед его глазами висело слово "Куно". Моргнув, он попытался собраться с мыслями. На крючке над раковиной висел ярко-красный ошейник с вышитыми золотом буквами. Варден замер.

Куно больше нет. Ее сдали страже. Она мертва.

Или еще нет?

Варден уставился на бутылочку с таблетками. Можно так просто все закончить. Так просто... Ни боли, ни страданий... Но что будет с Куно? Варден — ее последняя надежда.

Ему стало почти смешно. Такой сильный, смелый ченджлинг — и она рассчитывает на него? На самое последнее ничтожество?

Пегас посмотрел на залитое слезами отражение в зеркале. Слабак. Он — слабак.

Он отбросил пузырек в сторону, и таблетки рассыпались по полу голубыми бусинами.

Варден посмотрел на себя в зеркало и, прикусив язык, собрался с силами. Пора прекращать быть слабым. Он нужен Куно.

* * *

Куно всхлипнула и пришла в сознание. Ее голова и передние копыта были зафиксированы на месте. Сердце Куно бешено забилось, и копыта задрожали. Она — в гильотине. Краткий осмотр окружения привел ее к иному выводу. Она была всего лишь в колодках. Задние копыта были прикованы друг к другу. Ее поймали.

Вокруг лился яркий солнечный свет. Она поняла, что оказалась во внутреннем дворе Кантерлотского замка, на виду стражи у входа и постепенно собирающихся зрителей. Она тяжело вздохнула и повесила голову. Публичная казнь. Из нее хотят сделать пример остальным.

* * *

Четыре часа. Четыре полных боли и слез часа — дорога от его дома до ворот Кантерлота. Его колено было совершенно раздроблено, и сделанные в спешке повязки ничуть не помогали. Одно крыло безжизненно висело вдоль тела, а из-под шлема текли слезы. Каким-то чудом он умудрился просунуть переломанное крыло сквозь отверстие в броне.

Приняв три таблетки подавителя в качестве обезболивающего, он двинулся в путь. Копыто за копытом. Время — время несущественно. У него есть цель, и он ее достигнет. Так или иначе.

* * *

Он шел по улицам Кантерлота. Прохожие пытались помочь ему, но он их игнорировал. Наклонив закрытую шлемом голову, пегас медленно, но уверенно шагал вперед, к замку.

Когда Варден подошел к воротам замка, вокруг него уже собралась большая толпа — кто-то просто смотрел, кто-то пытался предложить помощь, кто-то шептался между собой.

У ворот его встретил лично Шайнинг Армор, поблескивающий фиолетовой броней Стражи.

— Смирно, солдат! Что с тобой случилось?

Варден поднял голову и, продолжая хромать вперед, ответил:

— Жизнь случилась.

Пегас шагнул вперед, но Шайнинг преградил ему путь копьем.

— Назови себя, солдат!

Варден замер, затем вытащил собственное копье, с трудом удерживая го одним копытом. Толпа резко вздохнула. Круг вокруг пегаса и капитана сузился.

— Я дошел до сюда. Это было сложнейшее испытание в моей жизни. Я готов пройти и сквозь тебя, чтобы добраться до нее...

— До нее?.. — переспросил Шайнинг, совершенно не впечатленный его речью.

— Я не хочу причинять тебе вреда, — произнес Варден, нахмурившись.

— Ты... ты пришел за ченджлингом? — спросил Шайнинг, пристально глядя на пегаса, — Ни шагу дальше!

Варден вздохнул и поднял копье, затем рванулся вперед. Капитан легко увернулся от удара и крутанул свое копье, попав Вардену под подбородок и отбросив его на два шага назад.

Шлем пегаса укатился в сторону, звякая по камням мостовой.

— Сдай оружие! — потребовал Шайнинг.

Варден со стоном поднялся на наги и перехватил копье поудобнее, направляясь в сторону капитана.

Шайнинг шагнул вперед, легко отмахнулся от острия копья Вардена и ударил его древком в голову, затем в шею. Пегас упал.

— Почему ты не сдаешься?

— Мне еще есть за что драться, — ответил Варден, опираясь на копье и с трудом удерживая равновесие.

Капитан подошел к пегасу и, ударом копья опрокинув его на землю, приставил острие к его горлу.

Варден молча встретил его взгляд.

— Что ты творишь, Варден? Ты объединился с ченджлингами?!

Пегас посмотрел в залитые гневом глаза капитана и улыбнулся.

Шайнинг Армор удивленно уставился на него.

— Ты даже не можешь себе представить... Даже... Для тебя она — чудовище... Ты не видишь в ней живого существа.

— Она — чендждинг!

Варден повернул голову и увидел вдалеке отчаянно бьющуюся в цепях Куно.

— Она — гораздо, гораздо больше, — пробормотал Варден, прислоняясь плечом к каменной стене, — гораздо больше...

— Она промыла тебе мозги! — прошипел Шайнинг, качая головой.

Варден негромко рассмеялся.

— Это вам промыли мозги. Промыли мозги, чтобы вы их ненавидели. Промыли мозги, чтобы вы не видели дальше собственного носа... Она не чудовище. Она... прекрасна. Я люблю ее! Если вам есть, в чем ее обвинить — помимо того, кем она родилась — тогда да, казните ее!

Пегас зарычал, схватил древко копья, прямо над острием, и крепко сжал его:

— И если я заслуживаю умереть за то, что хочу спасти ее — тогда давайте! Убейте меня!

Шайнинг Армор неуверенно посмотрел на пегаса.

Из толпы появилась фигура и поспешно подошла к единорогу. Внимательно поглядев на Вардена, Кейденс обменялась со своим мужем парой реплик.

Пегас наклонил голову назад, подальше от острия копья, и и поймал взгляд Куно.

Она глядела на него, и слезы лились по ее щекам. Ченджлинг прокричала его имя, но он был слишком далеко.

Шайнинг закончил разговор с женой, пристально посмотрел на пегаса, затем сделал шаг назад. Капитан махнул копытом, и стража разошлась в стороны, образуя коридор между Варденом и Куно.

Пегас моргнул, затем поднялся на наги и, не задавая лишних вопросов, двинулся вперед, к ченджлингу. Варден скользнул взглядом по стоящей рядом Кейденс: аликорн любви кивнула ему и произнесла одними губами: Иди к ней!

Пегас добрел до подмостков, приподнялся и горячо поцеловал Куно, обняв ее шею копытами.

— Я... я боялся, что потерял тебя... — прошептал он, не переставая целовать ее.

— Прости меня, В-варден.... — шепотом отозвалась она, прижимая уши, — Мне не надо было идти к Даггертейлу... Это я во всем виновата...

Варден покачал головой.

— Тсс...

Куно замерла, неожиданно осознавая окружающую их толпу.

— И ч-что теперь?

— Теперь мы пойдем домой... — пробормотал Варден, открывая колодки. С большим трудом он смог поднять тяжелую деревянную балку, но вскоре Куно была свободна.

Высвободившись, Куно огляделась и увидела, сколько вокруг стражи. Несколько дюжин.

— Варден... — прошептала она.

— Будь сильной, Куно, — ответил Варден, поднимаясь на ноги и, положив ченджлингу на спину здоровое крыло, направился к выходу.

Все наблюдали за необычной парой в молчании: и толпа, и стража, и капитан, и его жена. Никто не попытался их остановить, но никто и не попытался помочь.

Варден прошел пешком большую часть главного проспекта Кантерлота. Затем он упал на землю. Куно не смогла его разбудить.

* * *

Многое случилось в Кантерлоте в последующие несколько дней. В государственном банке видели молодого пегаса. Она сняла все деньги со своего счета и приобрела участок земли на севере.

Стража расследовала смерть Даггертейла — его обнаружили у себя дома с ножом в горле. Расследование показало, что он был убит Саншайном, своим заместителем. Тот факт, что Саншайн был вскоре после убийства обнаружен в трех милях от дома в канаве со сломанной шеей, на вывод следствия не повлиял. Было решено, что он пытался скрыться и неудачно упал. Дело раскрыто. Все спорные доказательства отложены для дальнейшего рассмотрения и благополучно проигнорированы.

Сотрудники Кантерлотской больницы быстро свыклись с тем, что у кровати бессознательного пегаса часами просиживает ченджлинг в красном ошейнике.

Все в городе знали историю о Куно и пегасе, который прошел четыре километра со сломанной ногой и крылом, чтобы спасти ее. Поговаривали, что сама принцесса Кейденс убедила Шайнинга отпустить их. Стража смотрела на ченджлинга с неприязнью, но обходила ее стороной.

***

Куно посмотрела на Вардена и прикусила губу. Пегас был в коме на неопределенный срок. У него было внутреннее кровотечение, сломанное колено, крыло и несколько ребер. Варден теперь всегда будет хромать на одну ногу, и больше никогда не сможет летать.

И он в таком виде прошел четыре мили, чтобы спасти ее.

Куно почувствовала, что плачет. Дрожащими копытами она положила на тумбочку у кровати два свертка бумаги и, помедлив, красный с золотым ошейник.

Затем она поднялась и, не оглядываясь, вышла из палаты. Больше ее никто не видел.

* * *

Варден очнулся через восемь дней в полном одиночестве. Куно нигде не было. От нее остались только ошейник, купчая на участок земли на севере и письмо:

“Дорогой Варден!

Я не знаю, как это сказать. Я ухожу. Я решила, что не люблю тебя. Я не знаю, что такое любовь. Любовь — это что-то только для пони. Не просто пища, не просто ощущение.

Ты показал мне, на что способна любовь. Ты прошел четыре мили ради меня со сломанным крылом, ногой и ребрами. Ты сделал это потому, что любишь меня. Я это точно знаю. И ты тоже это знаешь.

Но еще я точно знаю, что на твоем месте я бы не смогла этого сделать.

Ты — невероятный пони, Варден. Ты заслуживаешь кого-то, кто будет любить тебя так же сильно. К сожалению, это не я.

Спасибо тебе за все! Будь счастлив, Варден. Ты заслуживаешь быть счастливым и любимым.

С наилучшими пожеланиями,

Куно”

Медсестры, делающие ночной обход, не раз замечали, как белый пегас тихо плачет, прижимая к груди письмо и ошейник.

* * *

Прошло два месяца.

Варден посмотрел вслед четырем пегасам, уносящим ящик с семенами на север, затем оглянулся на Кантерлот. Он уходил, оставляя все в прошлом, чтобы начать новую жизнь на севере.

Он сдал в аренду свой старый дом, передал Аврору под охрану стражи, и свидетельствовал по делу о торговле наркотиками. Суд постановил, что Варден действовал по принуждению и не может быть привлечен к ответственности, а Куно была признана не имеющей отношения к делу. Конечно, за ней будут пристально следить, если она вновь объявится.

Вздохнув, Варден в последний раз перечитал письмо Куно, затем разорвал его на мелкие кусочки и рассыпал их по земле.

— Прощай, Куно. Спасибо тебе за все.

Пегас прохромал к повозке и залез внутрь. Колеса скрипнули, и Варден приготовился к долгому путешествию на север, к новой жизни.