Автор рисунка: Stinkehund
Утерянная на смартфоне концовка

Одно крыло.

— Пошевеливайтесь, тысячу параспрайтов вам в глотку! Мы уже вторые сутки, как из рейса, а у вас еще понь не валялся! – Зычный голос Аир Найс, капитана дирижабля ЭйЭм разносился по палубе, подгоняя итак уже взмыленную команду. Единственное крыло бледно-фиолетовой пони было расправлено вот всю ширь, ловя порывы утреннего бриза. Пегаска носила черную треуголку, в тон своей гриве, с алой бахромой и такого же цвета пером. Черная грива однокрылой пони была разделена на две неравных части белой, будто седой, полосой волос.

Дирижабль был похож на помесь яхты и воздушного шара. Жилой корпус выглядел как обычная лодка, а над ним был привязан вытянутый баллон фиолетового цвета. Сзади виднелась пара воздушных винтов. Корпус был изукрашен резьбой по дереву и то ли бронзовыми, то ли медными узорчатыми нашлепками. В общем, он выглядел роскошно и презентабельно. По обеим сторонам корпуса, в местах, где могла бы быть кьютимарка, если представить дирижабль как пони, было написано название судна: ЭйЭм.

Несколько землепони, пегасов и даже один единорог наводили последний лоск, капитан покрикивала на пони скорее по привычке, чем по необходимости. За два дня команда вполне успевала провести послеполетную подготовку дирижабля и после этого, уже на неделю, разъезжалась по своим домам. Но в этот раз, привычный порядок вещей был нарушен.

К трапу подошла довольно высокая единорожка, закутанная в серо-коричневый плащ так сильно, что не было видно даже ее лица. Она показала, что-то двум массивным землепони, бывшим стражникам, что нынче служат на дирижабле охранниками и те быстро расступились, пропуская таинственную пони. Она подошла к капитану дирижабля и, молча, телекинезом протянула той свиток. Телекинетическое поле было голубого цвета. Видимо именно его странная единорожка и показала пони охранявшим трап.

— Но это же невозможно… — рассеянно пробормотала Аир, читая свиток. Написанное там был настолько… ммм… необычно, что однокрылая пегасочка растерялась. – Андерсон, на мостик!

Откуда-то из трюма вышел желтый единорог, одетый в богато украшенный мундир, и не спеша, даже лениво, прошествовал на мостик. Он единственный на судне мог себе такое позволить, разгуливать вальяжно прямо перед капитаном, ибо являлся одновременно и старпомом и рулевым. В отличие от Аир, которая не любила разные наряды, кроме своей шляпы, Андерсон четко и пунктуально следовал уставам. Грива его была зеленой, с небольшими черной и белой полосами, а кьютимарка походила на стилизованный глаз. Этот пони был знаменит тем, что его невозможно вывести из себя. Как он говорил, это издержки воспитания в одной дворянской семье. Фамилии единорога не знал никто. Даже Аир. О причинах, что привели его на ЭйЭм, он тоже не распространялся.

— Андерсон, посмотри-ка сюда. – бледно-фиолетовая протянула единорогу свиток. – Заодно и проверь на подлинность.

Рог Андерсона окутался сиянием янтарным, по свитку пронеслись несколько синих волн ряби, под цвет глаз единорога.

— Этот свиток скреплен малой королевской печатью. Она применяется в случае прямого и официального обращения одной из правящей принцессы к подданным. Судя по подчерку этот свиток, написан принцессой Луной. – и только произнеся это Андерсон начал вникать в суть текста. С каждой прочтенной строкой брови пони поднимались все выше и выше. Аир же наслаждалась редчайшим зрелищем – изумленным старпомом. Впрочем, это продлилось не долго, Андерсон успокоился и как всегда официозно обратился к пегасочке. Ее эти манеры изрядно бесили и пони, в тайне подозревала, что единорог специально подкалывает ее этим. – Капитан Аир Найс, мы обязаны выполнить просьбу принцессы Луны Эквестрийской.

— Знаю. – огрызнулась капитан. Настроение пони было ужасным, и она искала повод сорваться на ком-нибудь. Команда, словно почувствовав (а может и на самом деле сумев уловить?..) забегала по палубе еще быстрее. – Я просто не хочу везти на дирижабле кучу солдатни, воняющей перегаром, потом и железом. К тому же мне непонятна вся эта глупая скрытность. И почему именно я?! Есть же и другие капитаны.

— Отряд состоит всего из девяти пони. – вмешалась в разговор единорожка в плаще с капюшоном. Аир с любопытством осматривала одежду пони. Она не могла понять, как эта кобылка видит все перед собой, серый капюшон был спущен очень низко. Никто из команды не видел даже оттенка шкуры таинственной пони. – Вам придется лететь до самой столицы минотавром. Ну а ты в курсе, что они запретили все полеты над Лабиринтом. Поэтому дирижабль полетит в самом центре бури, созданной лучшими пегасами погодниками Клаусдейла. И только ты сможешь провести дирижабль целым прямо в центре бури до Сердца Лабиринта. – Аир инстинктивно посмотрела на свою кьютимарку. Птичка, летящая в буре. Ее особый талант – это полеты в непогоду. Поэтому однокрылую и ставят на самые сложные, по погодным условиям, маршруты. — Непогода защитит вас от любопытных глаз и оружия минотавров. Вот только возвращаться вам придется уже без прикрытия. В плену у минотавров находится один… ммм… скажем так, пони. «Тени» вытащат его с земли, ты же повезешь их до Эквестрии. Ни тебе никому из твоей команды не следует лишний раз любопытствовать о том, кто этот пони…

— Да поняла я все из письма. Не дура. – Аир очень тяжело вздохнула, как то поникла, словно на ее спину легла тяжелая ноша, единственное крыло пустилось до досок палубы. Миг. И пони разительно изменилась. Собранная, сосредоточенная, уверенная в своих силах. Момент слабости и раздумий уже позади. – Мы готовы к отправлению немедленно! Влетаем сразу же, как «Тени» и погодники поднимутся на палубу.

— «Тени» уже на дирижабле. – добро усмехнулась единорожка. – Они мастера проникновений и эта операция у них далеко не первая. А погодники встретят вас недалеко от границ Эквестрии и Лабиринта.

Аир открыла рот, чуть ли не задыхаясь от гнева. НА ЕЕ ДИРИЖАБЛЬ ПОПАЛ КТО-ТО БЕЗ РАЗРЕШЕНИЯ!!! Пони пообещала сама себе поругаться с командиром отряда и немного успокоилась.

— Я согласна. Свистать всех наверх! – зычный, натренированный голос бледно-фиолетовой пони пронесся по дирижаблю. Корабельный колокол продублировал приказ капитана. Команда с завидной скоростью выстроилась перед капитаном. Пятнадцать пони. Девять землепони, четыре пегаса, единорог Андерсон. Аир была шестнадцатой. Ленивый ветерок трепал бархатные края черной треуголки Аир. Она несколько раз прошлась перед строем, нагнетая атмосферу. Лишь Андерсон был невозмутим, впрочем, как всегда. Высокая единорожка отошла к борту. – Я получила письмо от самой принцессы Луны. Она просит нас помочь спасти одного пони из Сердца Лабиринта. Клаусдельские ленивые крупы обеспечат нам прикрытия до самого Сердца, а отряд «Лунных теней» вытащит того неудачника! Если кто-то не захочет лететь, можете выметаться на землю, скатертью дорожка. – строй пони даже не дрогнул. Неизвестно, что сыграло большую роль, уважение к принцессе или к капитану. – Прекрасно, предателей и маменькиных сынков среди вас не осталось. Я выбила это из ваших дурных голов. А теперь на взлет! «Тени» уже на борту! — затем пони обратилась к единорожке. – А вам следует покинуть судно, если конечно не хотите лететь с нами.

— Я бы с радостью, но… Эх… — таинственная пони вздохнула так тяжело, что пегаска почувствовала, что это задание для единорожки связанно с чем-то личным. Однокрылая не страдала излишним любопытством и промолчала. – У меня слишком много обязанностей в Кантерлоте и я не могу лететь с вами.

Аир не поверила единорожке, считая ее просто трусихой, но вновь промолчала. Высокая пони сбежала по трапу, который за ней тут же подняли охранники, и исчезла в синей вспышке телепорта.

— Пф… Единорожьи понты. – тихонько процедила Аир.

Внимательно осмотрев палубу и прикрикнув на пару, как ей казалось лениво работающих пони, пегаска отправилась в кают-компанию. По пути она осмотрела все жилые помещение, сунула свой носик на кухню, склады, трюм, но не нашла и следа пребывания «Теней». Добравшись до кубрика, пегаска остановилась в растерянности.

— Если эта странная единорожка меня обманула с «Тенями», то ее ждет нехилая взбучка… — пробормотала пегаска.

-Как она назвала пр… — раздался голос из-под потолка в углу комнаты.

— Помолчи Тегир, ты всегда был слишком разговорчив для «Тени». Если ОНА не раскрывала себя – значит так надо. – перебил его другой. Из стены вышла серая землепони, с обвислой гривой. Пегаска резко отпрыгнула к одному из диванов и встала в боевую стойку.

— Леди, осторожнее, вы так мне все копыта отдавите. – произнесло кресло и ничего нее понимающая Аир, с размаху врезала по нему копытами. Точнее хотела врезать. Ее удар был мягко перехвачен и направлен в стену, а саму пони оттолкнули в центр кают-компании.

-Хватит развлекаться. – тихо произнесла землепони, что появилась из стены. В ее голосе был отчетливо слышен металл. Из углов, из потолка, из-за мебели стали выходить пегасы и единороги, в странных, переливающихся блеклыми цветами плащах, с откинутыми глубокими капюшонами. Хотя нет. Не пегасы, а фестралы. Представители весьма редкой расы пони. Серенькая была единственной землепони. Аир застыла посреди кают-компании, не зная, что делать, как реагировать. Серая подошла к пегаске и протянула копыто. – Меня зовут Инки Марианна Пай. Можно просто Инки. Я командир отряда «Лунных теней». Прошу прощения за эту шутку.

Фестралы были похожи на пегасов, только с крыльями как у летучих мышей. На концах их ушек были небольшие пушистые кисточки, как у рысей. Зрачок у них вертикальный, из-за чего их неоднократно подозревали в том, что фестралы как-то связаны с Найтмер Мун. Фестралы жили отдельной общиной где-то на далеком востоке Эквестрии и появились в Кантерлоте только после того, как принцесса Луна вернулась из тысячелетнего заточения. Неизвестно, что связывает этих пони с принцессой ночи, но, несомненно, одно, фестралы фанатично преданы Луне.

— Кхм… — однокрылая в лихорадочном темпе пыталась разобраться в ситуации. Она все-таки решила сделать брохуф серенькой. – Я капитан этого корыта Аир Найс. И следующий кто так пошутит, будет отправлен за бо… — бледно-фиолетовая пони вновь осмотрела отряд. — В Кантерлот. И не надо мне никакого сочувствия по поводу потерянного крыла, это случилось давно, и я уже пережила его потерю. Сразу удовлетворю любопытство присутствующих, крыло мне откусила пещерная мурена, когда я на спор летела по ущелью, где они обитали. В итоге я замешкалась на одном из поворотов и мне откусили крыло. Я упала в реку, но пегасы, с которыми я спорила, смогли меня вытащить и доставить в Клаусдельскую больницу. Инки, я видела, что ты прошла сквозь стену, но ведь ты всего лишь землепони?

— Неправильно. – усмехнулась серенькая поняшка. – Надо так: «ведь она аж землепони». Порою, мы можем делать такие вещи, которые кажутся парадоксальными единорогам и пегасам. Ты ведь в курсе, что в каждом пони есть магия?.. Так вот, у землепони встречаются весьма необычные способности, просто у меня и моих сестер они выражены особо ярко. Благодаря им я и стала командиром «Теней».

— «Лунные тени»… — задумчиво протянула однокрылая. — Я слышала о выпендрежниках Вандерболтах, но никак не о вас.

— Нам не нужна известность. – усмехнулась Инки. – Вандерболты спортсмены, мы же солдаты. Точнее разведчики и диверсанты. Еще вопросы?

— Нет. – кобылки еще немного по обсуждали распорядок дня, расположение кают для пассажиров и прочие бытовые мелочи и разошлись по своим делам.

Аир еще раз пробежалась по судну и, накричав, как ей казалось, на ленивых работников и поднялась на мостик, где у штурвала стоял единорог.

— Видел уже наших "зайцев"? — спросила Аир.

— Да капитан Аир Найс. — голос единорога был вежлив и холоден.

— И, как они тебе? — Аир вновь скривилась, будто съела лимон. Ее бесил официоз Андерсона, но этот единорог был не заменим. Поэтому однокрылая терпела.

— Опасны, скрытны, дисциплинированны, мастера своего дела. — ответил Андерсон после некоторой задумчивости.

— Андерсон! Ну куда ты ведешь, что тебе облаком подавиться! — воскликнула Аир, расправив крыло и осмотрев окрестные небеса. — Смотри же! Вон там, на два румба левее и метров триста выше есть мощный попутный поток! Облака растянулись в линию и очень жидкие! Как река! Учишь тебя, учишь, а все бестолку! Сразу видно единорог!

Андерсон же направил дирижабль в указанный воздушный поток, но с истинно аристократическим безразличием проигнорировал возмущенные вопли однокрылой. Не зная на ком спустить пар, Аир ушла в каюту. Желтый единорог же дождался обеда и, сдав пост одному толковому пегасу из команды, переоделся в парадный китель, а затем спустился в столовую.

Большая часть команды, Аир и все "Тени" уже были там. Корабельный кок, по кличке Чеснок, в этот раз расстарался особенно. Стол ломился от блюд, которых бы не постеснялся попробовать ни аристократ, ни толстоум. Обед прошел в атмосфере плохо сдерживаемых улыбок со стороны команды дирижабля. На ЭйЭм было не принято болтать с пассажирами за столом. "Тени" накинули свои капюшоны, скрывая свои мордочки. Это выглядело особенно забавно с учетом того, что такая одежда сильно мешала нормальному приему пищи. Один из "Теней" назвавшийся то ли именем, то ли прозвищем Тегир хотел было разговорить молчаливую команду, но быстро замолк, заметив недовольство на мордочке Инки.

Полет над Эквестрией, в большинстве случаев, напоминает неспешную прогулку. Стабильная погода и попутные ветра, создаваемые пегасами, позволяли не включать паровые машины, экономя небольшие запасы угля и воды. Команда и «тени» почти не встречались вместе. Только во время обедов. «Тени» оказались весьма удобными пассажирами, никуда не лезли, к команде не приставали. Порою даже казалось, что их нет на дирижабле.

Едва ЭйЭм покинул Эквестрию, был запущен паровой котел, по судну прошла легкая вибрация от разогреваемых механизмов. Воздушные винты с шумом разрубали воздух. Если в стране пони можно было с легкостью путешествовать, просто перебираясь из одного воздушного потока в другой, то за ее пределами погода могла вести себя весьма непредсказуемо и хаотично. Команда, до этого беспечно, даже лениво, бродящая по кораблю, стала более настороженной. Там где не было пегасов, погода могла вести себя неправильно. Конечно местные жители, минотавры, грифоны, зебры, научились поддерживать погоду, но с пегасами все равно никто не сравнится. название дирижабля было спешно закрашено, а все опознавательные знаки сняты или даже сорваны. Это хоть немного собьет минотавров со следа. А официальную ноту протеста они не посмеют подать, ибо все знают, что Эквестрийкие принцессы всегда карают тех, кто обижает их подданных. А похищение пони и удержание его в плену — это весьма серьезный проступок.

Как и рассчитывала капитан, дирижаблю прибыл к месту назначения ближе к вечеру следующего дня. Буря конечно хорошо, но и ночь позволит обеспечить надлежащее прикрытие. С учетом попутного шторма, пегасочка планировала прибыть в точку назначения к утру или обеду. А вот обратно придется прорываться с боем. Аир стояла на самом носу судна и наблюдала, как три десятка пегасов-погодников формировали шторм. Грозовые инверсионные следы, оставляемые пегасами, яркими росчерками пересекали гигантское черное облако. Пегасы плели чрезвычайно сложное кружево воздушных фигур и пируэтов. Это напоминало скорее танец, нежели полет. Темное облако разрасталось и набухало. Ветер становился все крепче и злее, только якоря не давали дирижаблю сорваться в полет. В глубине воздушного судна мерно гудел разогреваемый паровой котел. Винты еле вращались в холостом режиме. Свистел ветер разгоняемой бури, изредка вспыхивали молнии, и гремел гром.

Капитан нетерпеливо облизнулась и расправила крыло. Ее ожидает сражение со стихией. Полеты в непогоду – это любимейшее занятие Аир. «Летящая_в_буре», так назвал ее один весьма необычный пассажир. Эти слова в точности отображали любимейшее занятье однокрылой пегасочки – покорять стихию. Это ни с чем несравнимое чувство свободы, полета, триумфа над побежденным небом…

— Красиво работают. – раздался тихий голос Инки. Капитан еле сдержалась, что бы ни вздрогнуть, она не слышала цокота копыт по дереву палубы. Серая землепони уже не в первый раз пугала пегасочку.

— Красиво. – неохотно поддержала разговор капитан. – Я бы посоветовала всем пассажирам покинуть палубу ЭйЭм. Команда привыкла к подобному и знает, что делать. Вы же, несмотря на всю свою подготовку, можете только помешать.

-Я предупрежу своих. Но я сама бы хотела остаться. Эта буря… Она… Как бы сказать.…Впечатляет. Я не буду мешаться, а в случае надобности покину мостик. – попросила Инки. Аир лишь согласно кивнула, мысли ее были далеки от этой землепони. Она уже летела в сердце урагана.

— Капитан Аир Найс, не соблаговолите ли вы пройти на мостик? – спросил единственный единорог команды, подойдя к носу дирижабля. Пегаска скривилась, услышав витиеватый стиль аристократов. Она внимательно рассматривала морду Андерсона, пытаясь найти в ней хоть тень насмешки. Но тот был как обычно, серьезен до невозможности. – Погодники сообщили, что скоро уже не смогут еще сильнее разгонять бурю, и она сорвется с места.

Аир, молча, кивнула и пошла на мостик. Андерсон встал у рулей¸ чуть позади капитана. Талант этого единорога был весьма интересен. Андерсон мог виртуозно управлять своим зрением. Он мог видеть и в кромешной тьме, и в туманной дымке и в песчаной буре. Помимо этого единорог умел «подключать» к своим глазам других пони. Этот талан делал из Андерсена идеального рулевого.

— Отцепить якоря! Быстрее, что вам с чейнджлингом поцеловаться! – громко скомандовала Аир, с легкостью перекричав завывающий ветер. По дирижаблю прогремел звон старпомовского колокола продублировавшего команду капитана. Любимая шляпа капитана была унесена подбежавшим матросом. Андерсон же, последовав предписаниям устава, сменил китель на брезентовый плащ.

Едва причальные канаты были отвязаны, дирижабль рывком сдвинулся с места. Андерсон крутанул штурвал набора высоты и ЭйЭм резко поплыл вверх, прямо в сердце шторма.

— Погасить свет! Минотавры должны нас обнаружить как можно позже! Если хоть один мул включит свет, пусть даже в гальюне, клянусь, он его будет до самой пенсии чистить!

Первые капли дождя застучали по прорезиненной оболочке баллона, что защищала палубу. Вспышка! Гром! Молния мелькнула совсем рядом. Инки пискнула от неожиданности, у Андерсона же не дрогнул даже и мускул на лице, а Аир радостно осклабилась. Конечно, ей было далеко до одного весьма странного пони, с перепончатыми крыльями, но сейчас это была явно хищная улыбка. Аир была охотницей, а буря – зверем, которого следовало укротить.

— Пять румбов влево! – крикнула однокрылая, заметив подходящий воздушный поток. Единорог аккуратно крутанул боковой штурвал. Корпус мелко завибрировал, скрипя деревом, канаты натянулись, дождь барабанил по болону. Воздух пах сыростью и озоном.

Земли, впрочем, как и неба уже не было видно. Вокруг простирался облачный туман, с легкостью разрезаемый дирижаблем. Порывы ураганного ветра бросали на палубу целые горсти воды. Команда ЭйЭм быстро промокла и замерзла, но никто не покинул своего места. Шкуры и гривы пони быстро промокли и свисали некрасивыми сосульками, но ни кто из команды дирижабля не придал этому значения. Не в первый раз... Андерсон откинул металлическую крышку сундучка, что был прикручен рядом со штурвалом. Внутри лежал компас, непромокаемая карта была прикреплена к крышке. Компас, карта и интуиция пегаса – сейчас единственный способ сориентироваться в творящимся вокруг хаосе.

Дирижабль метался из одного воздушного потока в другой. Капитан расправила единственное крыло вовсю ширь и теперь ощущала малейшие изменения в порывах ветра. Разряды молний проносились совсем рядом. Винты работали в полную мощность, землепони кочегары не жалели угля. Изредка ЭйЭм выныривал из облачного слоя, что бы рассмотреть сквозь завесу ливня далекую землю. Аир и Андерсон выискивали приметные ориентиры и снова поднимались вверх.

Инки, вся промокла, но все равно оставалась на мостике. Не смотря на свою бурную жизни, лететь в раскачивающемся дирижабле посреди шторма ей еще не приходилось. Это легонько щекотало нервы. Она с ленивым любопытством смотрела на то, как искусно управляет Аир судном и командой. Это было не похоже на руководство «Тенями», которые, в большинстве случаев, работали индивидуально или парами. Специфика работы... Команда ЭйЭм же была словно единый организм, настолько хорошо вышколила их капитан.

Принцесса Луна уже подняла спутник, когда, в очередной раз, спустившись поближе к земле, Андерсон заметил на горизонте огни ночного города. Наверняка это и было Сердце Лабиринта – столица минотавров.

— Заглушить двигатель! Да не тормозите же вы, машинное, приснись вам Найтмер Мун! Послали же принцессы работничков! Пойдем на одном ветре! Инки, мы через полчаса – час будем над городом! – прокричала капитан, землепони которая так и не покинула мостик. Едва заметная вибрация корпуса утихла. Воздушные винты лениво, словно нехотя затормаживались. — Я не знаю, как минотавры управляют погодой, но с такой бурей им точно не справится. Проблема в том, что она пройдет над Сердцем весьма быстро и нас могут увидеть.

— Окей, только не вздумай улететь без нас. — со скрытой угрозой в ответила серая пони. Она ещё несколько минуту постояла на мостике и растворилась в вечернем сумраке. Заметив исчезновение Инки, однокрылая проворчала о том, что и землепони и единороги похожи в своих понтах. Вся команда дирижабля бодрствовала, готовясь к рискованной миссии.
"Тени", закутанные в свои переливающиеся плащи, застыли неподвижными фигурами вдоль бортов дирижабля. Ураганный ветер трепал их одежду, капли дождя стекали по ней на доски палубы, но пони были неподвижны. Словно статуи. Инки стояла на самом носу, любимое место Аир, откинув капюшон. Капитан подошла к землепони и стала рядом ней, ловя единственным крылом порывы бешеного ветра.

— Мы над городом! — воскликнул Андерсон спустя полчаса.

— Надеюсь, эта чейнджлинг нас не обманула. — пробормотала Инки и достала откуда-то из своей смутно различимой тени небольшую серебристую фляжку, инкрустированную маленькими рубинами. На фляжке были выгравирована битва, где драконы сражаются с демонами. — Здесь хранится кровь того пони, что мы будем спасать. Она поможет нам найти его. Сайзерлен, ты знаешь, что делать. — тихо произнесла землепони. Рядом с ней, тут же возникла одна из "Теней", судя по очертаниям плаща — единорожка. Она взяла телекинезом фляжку и вылила ее содержимое за борт. Ее рог тут же засиял ослепительным белым светом. Вспышка, резкий запах полыни и пепла. Протерев глаза пони, увидели, что за бортом начало формироваться дымчато-серое облако, в глубине которого мелькали алые вспышки.

— Следуйте за облаком, капитан Аир Найс. — голос Сайзерлен был весьма мелодичен. Чувствовалось, что она весьма молода. — Оно должно будет привести нас к цели.

— Молодец, Сайзерлен, и не сомневалась в тебе. — добавила Инки.

— Спасибо, командир, магия крови всегда трудно давалась пони. — ответила единорожка. — Но я успела взять несколько уроков у той вышей чейнджлинг-ренегатки, Пэс.

Сайзерлен вернулась на свое место у борта, а Аир пошла на мостик, что бы дать Андерсону новые указания. Следуя за серым облаком дирижабль, очень быстро покинул бурю. На самой окраине шторма команде пришлось попотеть, воздушное судно болтало так, что даже "Тени" покинули свои посты у бортов и спутались в свои комнаты. Но, рано или поздно все заканчивается. Шторм ушел дальше, а дирижабль остался без облачного прикрытия. Звезды ехидно подмигивали команде чистого неба, словно намека, что теперь пони могут обнаружить в любой миг. Отсветы далекого заката едва, едва окрашивали ночное небо. Матрос-землепони принес Аир ее треуголку, а Андерсон переоделся в мундир. Внизу открылось весьма необычное зрелище. Волшебное облако привело пони, немного в строну от Сердца Лабиринта. В неприметной долине, виднелась довольно большая чаша с плоским дном, освещенная сотнями факелов и газовых фонарей. На наклонных стенках чаши виднелись длинные скамьи, разрезаемые широкими лестничными пролетами. Дно же было опущено еще ниже и огорожено, как каменными стенами, так и волшебным куполом, который чуть искажал происходящее на арене. На арене??? Да это же Колизей! Андерсон, благодаря своему таланту, смог рассмотреть, что скамьи строения заполнены в основном минотаврами, но были и грифоны, зебры и даже группки пони. Увы, единорог не смог рассмотреть мордочки пони так, как все присутствующие направили свои взоры вниз, на желтый песок арены, где какое-то существо похожее на черного фестрала сражалось с очень быстрым монстром. Чудовище обладало головой и шеей льва, туловищем козы и хвостом в виде змеи

— Какой только гадости не встретишь. — брезгливо бросила Аир, смотря на беснующуюся толпу. Она очень много путешествовала, поэтому подобная жестокость не вызвала у однокрылой шока, лишь возмущение и брезгливость. Аир в очередной раз загордилась своей страной, в которой просто не может произойти, что-то подобное. На происходившее же на арене однокрылая не обратила особого внимания. Сейчас был опаснейший момент путешествия, и она старалась не забивать голову лишними размышлениями.

— Это он! — услышала Аир крик Тегира. — И там химера.

— Дискорд!- грязно выругалась Инки. — План меняется, его сейчас сожрут! Химера просто играется с жертвой. Тегир, ты и другие фестралы летите на арену, вытаскиваете черного. Сайзерлен, ты с единорогами ломаешь то, что там волшебного накрутили минотавры и защищаешь дирижабль. Я же займусь химерой.
"Тени" молча кивнули. Фестралы по-особому подвязали свои плащи, расправили крылья и растворились во мраке наступающей ночи. Единороги выстроились у левого борта, с которого открывался прекрасный обзор на Колизей. Инки же внезапно оказалась на арене. И весьма вовремя. Черный фестрал уже выбился из сил и следующий прыжок химеры должен был бы стать для него последним. Толпа взвыла, ожидая крови. Но не тут-то было. Возникшая из неоткуда Инки, в самый последний момент умудрилась с силой оттолкнуть черного и химера промахнулась. Удивленный монстр мгновенно развернулся к гостье. Он был весьма опытен и поэтому не бросился на Инки сразу, а стал кружить около поняшки, что защищала фестрала... с рогом?!!! Этот... ммм... пони ослаб от полученных ран настолько, что почти потерял сознание.