Автор рисунка: BonesWolbach

Глава единственная

Твайлайт села на трон. Трон был холодным и кристаллическим. Таким же, как и в прошлый раз. Действительно, а что она ожидала? «Ладно, бросить пару подушек, и всё будет значительно лучше!». Она встала и подтянула поближе тележку. На ней как раз лежал набор подушек в вышитых наволочках. Рэрити сшила их незадолго до битвы с Тиреком, по её словам, ей нужно было «отдохнуть и развеяться», занявшись простым вышиванием вместе с Флаттершай. Кто бы мог подумать, что они так скоро пригодятся?

Напевая песенку, она аккуратно положила по подушке на каждый трон, принадлежащий её подругам, и чуть-чуть взбила их, чтобы они были мягче. Замечательно!

— Принцесса Твайлайт? — прервал её голос, раздавшийся сзади. Его владельцем явно была сильно запыхавшаяся кобыла.

— Это вы, Мэр? — аликорн обернулась. — Чем обязана визиту? И, мы уже говорили об этом, называйте меня Твайлайт.

— Простите прин… Твайлайт, что беспокою в такое раннее время, но у нас ЧП

Мэр действительно выглядела крайне обеспокоенной. Пот тёк с её боков, грива растрепалась, очки сползли почти до ноздрей, она дышала тяжело, всхрапывая.

— Что произошло? — Твайлайт подхватила почти упавшую кобылу и оттащила на диван, ещё раз поблагодарив Рэрити за предусмотрительность. Сосредоточившись, аликорн материализовала на столике хрустальный графин с минеральной водой и стакан.

В секунду осушив предложенный стакан воды, Мэр кое-как перевела дух.

— Как я и сказала, — седая кобылица тяжело вздохнула, — у нас ЧП.

— Ну не томите уже! Что случилось? На город напали? Фестиваль под угрозой срыва? Или вы опять не смогли открыть банку огурчиков?

— Нет, нет, нет, — Мэр энергично замотала головой. — Всё намного хуже! Неймсейк пропала!

— Что-то я не поняла, — удивилась Твайлайт. — Кто пропал?

— Нэймсейк. Это наша городская прорицательница.

— Ах, прорицательница… Интересное же у неё имя. Ну и что с того?

— А то, — выпалила Мэр, — что за эти два дня, по сообщению сестры Рэдхарт, в клинике родилось десять жеребят: три жеребчика и семь кобылок!

— Мне приятно слышать, что у нашего городка всё нормально с демографией. Но я что-то не нахожу связи между двумя событиями.

Мэр закатила глаза и шумно выдохнула.

— Скажите, принцесса, почему вас зовут Твайлайт Спаркл?

— Ну, — аликорн опешила, — меня так назвали родители…

— А почему они вас так назвали?

— Э… даже и не знаю… Хотя… отец вроде говорил, что моя мама, Твайлайт Вельвет, так и искрилась от счастья, когда была беременна мной

— А, понятно, вы из этих… В смысле, из матриархальных династий, где дочь получает часть имени матери. Хотя имя-каламбур я встречаю впервые… Но неважно. Как вы думаете, почему меня зовут Мэйор Мэр? Думаете, я плод надежд своих родителей, заложивших в моём имени амбиции? Нет. Я — Мэйор Мэр, потому что Неймсейк сказала так. Да-да, она жила здесь до того, как я родилась. Она предсказала мою судьбу и дала мне такое имя.

— Ну это же полная чушь! — недоверчиво воскликнула Твайлайт. — Нельзя же слепо полагаться в выборе имён на чьи-то «видения»! Да ваша Неймсейк наверняка просто выдумывает имя, чтобы оно более-менее соответствовало именам родителей!

— Скажите это Филси Ричу. Он тоже опешил, когда Неймсейк предложила для его дочери имя Даймонд Тиара. И вы сами видели, какая у неё метка…

Позади раздался голос Эпплджек:

— Да ну, сказки всё это! Эта Даймонд свою тиару, говорят, с рождения не снимает. Вот и стала она её особым талантом.

— Эпплджек? Ты как здесь очутилась?

— Ну… а как ещё? Готовлю свою лавочку. Смотрю, Мэр галопом скачет к замку. Смекаю, дело важное. Вот и побежала за ней. Ну и Эпплблум сейчас остальных позовёт, у ней ноги быстрые.

— Отлично! Ну что ж, давайте подождём остальных.

С этими словами, Твайлайт уселась на свой трон, пошевелила крупом, устраиваясь поудобнее… И тут же с диким воплем взлетела под потолок, больно ударившись рогом…

— Твайлайт, дорогая моя, прости, — Рэрити кусала губы. — Вышить на шелковой наволочке твою метку было непросто, я, наверное, не заметила, что оставила там эту проклятую булавку!

— Ничего… Ай!!!

— Прости, Твайлайт, — извинилась Флаттершай, наклеивая пластырь аликорну на круп. — Вот, всё готово. Ранка довольно глубокая, ты лучше сегодня отдохни.

— Хорошо. А как там мой рог?

Ничего такого, с чем бы не справился напильник, — заверила подругу Рэрити.

— Отлично! Тогда, пожалуй, приступим. Мэр уже ввела нас в курс дела. Родилось десять жеребят…

— Уже двенадцать, — поправила Мэр, читая сообщение, которое ей принёс ворон. — Хотти Мейд только что разродилась двойняшками.

— Хорошо. Родилось двенадцать жеребят. А наша прорицательница таинственным образом пропала. А новорождённым позарез нужны имена.

— Подумаешь, проблема! — хмыкнула Эпплджек. — Неужели так трудно их придумать!

— Тебе-то хорошо говорить, — едко заметила Рейнбоу Дэш. — Ваша семья из яблочных рощ вон уже сколько лет не вылезает. Над именами думать даже не надо. Знай перечисляй сорта яблок…

— К твоему сведению, — прошипела фермерша, — многие сорта яблок названы в честь членов нашего семейства, например, первое дерево сорта Гренни Смит подарил бабуле один селекционер, чей урожай она спасла благодаря своему бесценному опыту!

— Хватит! — Прикрикнула Твайлайт. — Будто бы имена что-то значат…

— Ну не скажи, — замотала головой Дэш. — Ты думаешь, я Рейнбоу и Дэш просто так?! Родители специально отнесли меня к прорицательнице в Понивилль и она предсказала мне имя!

— Ну поняла, поняла. Городу нужна прорицательница. И у меня, кажется, есть идея! Пинки Пай, у тебя ещё сохранились принадлежности Мадам Пинки?

— Конечно же, Твайлайт! Мадам Пинки не пропускает ни одной ярмарки!

— Тогда почему бы Ей не стать нашей временной прорицательницей?

— Это не лучшая идея,— заметила Мэр, но была проигнорирована

— Ну не знаю,— задумалась Пинки.— Я ещё никогда подобным не занималась... Но, думаю, мы что-то сообразим!

— Ты справишься, дорогая моя!— улыбнулась Рэрити.— Лучше тебя никто не знает жителей Понивилля! Ты с лёгкостью подберёшь имена всем жеребятам!

— Ну это же неправильно!— воскликнула Рейнбоу Дэш.— Нельзя же просто так взять... и дать имя!

— Я прекрасно понимаю, что эта тема для тебя — больная,— заметила Твайлайт.— Хотя, честно, не ожидала, что у тебя такие традиционные взгляды. Но подумай, может ты стала такой быстрой исключительно благодаря своему имени? Пыталась ему соответствовать?

— А!— Дэш схватилась за голову.— У меня от тебя уже голова болит! Ладно, Дискорд с вами, делайте что хотите!

Свет померк, а затем резко вспыхнул всеми ароматами сыра. В воздухе запахло красным и зазвучал кисло-сладкий звук.

— Я очень рад, что вы обо мне вспомнили!— драконэкус возник во всём своём безобразном великолепии.— А что это вы тут замышляете без меня?

— Спасибо за визит, Дискорд,— нервно улыбнулась Твайлайт.— Но у нас тут всё под контролем.

— Ой ли? Предполагаю, вы уже знаете, что делать со сложившейся проблемой с именами?

— Откуда ты... Хотя неважно,— аликорн вздохнула.—Да. Пинки заменит нашу прорицательницу.

— Не думаю, что это хорошая идея.

— Вот, я им тоже так сказала!— заметила Мэр из своего угла.

— И почему же?!

— Хм,— Дискорд потеребил бороду.

Щелчок пальцев — и вспышка вкуса какао охватила розовую кобылицу.

Когда восхитительный вкус развеялся, все ахнули. На месте Пинки стояла высокая статная кобылица-аликорн цвета шоколада. Её изящная грива и хвост стекала вниз словно сливочная река.

— Ух ты!— Воскликнула она голосом Пинки.— Я принцесса шоколада!

И тотчас же она начала скакать, громко хихикая. Дискорд снова щёлкнул пальцами и иллюзия развеялась. Пинки попрыгала ещё немного, а затем, заметив обратное превращение, разочарованно вздохнула.

— И что ты хотел этим показать?— спросила Эпплджек

— То, что Пинки остаётся Пинки, даже если её изменить до неузнаваемости. Её узнают. И вряд ли воспримут всерьёз.

— Ты прав...— Твайлайт задумалась.— Для этой работы подошла бы пони тихая, но убедительная, способная выходить за рамки своей обычной личности...

Флаттершай вздрогнула. Семь пар глаз неожиданно сошлись на ней.

— Я... я не знаю!— запричитала она.— Я не справлюсь!

— Давай, Флаттерс!— подбодрила подругу Рейнбоу Дэш.— Кто если не ты?

Флаттершай нервничала. Сильно нервничала. Да, сейчас её не узнала бы родная мать: Рэрити сшила ей прекрасное платье в восточном стиле, надёжно скрывающее каждый сантиметр её желтой шёрстки, мордочка была закрыта плотной вуалью, спускавшейся с высокой шапочки с цветами, а грива и хвост были заплетены в тугие косы, украшенные драгоценными камнями. Сейчас она — Мадам Кимоно, мудрая прорицательница, ответившая на личное приглашение принцессы Твайлайт. Она ехала по улицам Понивилля в роскошном открытом паланкине (Дискорд постарался, о чём свидетельствовал тонкий запах индиго внутри), который несли двое молчаливых статных жеребцов (присланные Селестией стражники для нового замка; они всё равно маялись без дела). Флаттершай ловила восторженные и восхищённые взгляды прохожих, а до её ушей доносились вздохи зависти кобылиц и присвистывания жеребцов. Паланкин остановился у большого шатра, разбитого на центральной площади, где его уже ожидали Твайлайт, Мэр и прочие официальные лица. По случаю, аликорн даже надела платье и корону.

Носильщики осторожно опустили паланкин на землю и один из них помог Флаттершай сойти, галантно подставив копыто. Это было очень кстати, потому что пегас едва не оступилась, пытаясь утихомирить своё бешено бьющееся сердце. Кое-как собравшись с духом, она двинулась на сцену.

— Я рада приветствовать вас в Понивилле... мадам Кимоно!— сказала Твайлайт.— Благодарю вас, что так быстро откликнулись на моё приглашение!

— От лица жителей города я также хочу поблагодарить вас!— сказала Мэр.— Вы не представляете, как вы вовремя!

— Как же я могла... оставить нуждающихся без своей помощи! — сказала Флаттершай громким театральным шёпотом. Рэрити не успокоилась, пока не обучила её этому искусству. Пегас и сама нашла этот способ общения весьма комфортным и, главное, подходящим к этой ситуации.

— Как вы и просили, мы разбили шатёр и принесли туда все ваши принадлежности,— заверила Мэр.

— Тогда дайте мне полчаса на подготовку и мы начнём.

— Конечно.

— Ой, посмотрите на время!— Твайлайт покосилась на свою переднюю ногу. Естественно, ничего она на ней не нашла. Растерявшись, она подняла глаза на часы, что были на городской ратуше.— Ну, мне пора! Королевские дела, знаете ли!

С этими словами аликорн исчезла.

«Мадам Кимоно» в сопровождении своих помощников отправилась в шатёр.

Внутри у неё чуть не перехватило дыхание. Дело было не в дымящихся палочках благовоний, а в роскошном убранстве. Твайлайт как-то показывала ей книгу о быте пони загадочного Востока, роскошные дворцы и пагоды горного племени Хекью, полные прекрасных статуэток и безделушек из серебра и яшмы. Шатёр будто бы сошёл с этих картинок. У дальней стены стоял подиум с низкой скамьёй, по краям его стояли две резные колонны испещрённые орнаментом с драконами и пони. Две шелковые занавески висели между ними, и, по желанию, могли скрыть хозяйку от посторонних глаз. «Кажется, Рэрити и Твайлайт перестарались... И вообще, где они это всё взяли?!». Флатершай принюхалась. Да, Дискордом тут даже не пахло. Всё было настоящим. Ещё раз глубоко наполнив свои лёгкие умиротворяющим ароматом благовоний, пегас взошла на подиум и удобно устроилась на скамье. Кто-то заботливый оставил ей чайник зелёного чая с мятой и фарфоровую кружку.

Твайлайт материализовалась на верхнем этаже ратуши, их наблюдательном пункте, где уже вовсю кипела работа. Секретарша Мэр, Кроу, несла стопку бумаг, Пинки, Эпплджек и Рэрити о чём-то болтали, Рейнбоу Дэш, ничуть не стесняясь, спала на диване. «Пускай спит,— подумала Твайлайт.— Она и так всю ночь добывала из Кантерлотского Исторического музея весь необходимый реквизит». Аликорн телепортировалась чуть в сторону, оставив платье и корону на своём старом месте. Одежда повисела мгновение в воздухе, но так и не упала на пол: синяя аура магии протянулась к ней и отправила на вешалку.

Твайлайт!— крикнула Рэрити.— Ну как тебе не стыдно так обращаться с платьем!

— Прости-прости, нервы,— аликорн глубоко вздохнула, так, как её научила Кейденс. Полегчало.

— У нас всё готово,— заверила её Эпплджек.— Мисс Кроу как раз принесла нам генеалогические деревья основных кланов Понивилля.

— Ух ты!— удивилась Пинки.— Ты так легко выговорила слово «генеалогические»! Даже у меня это не всегда получается...

— Ну знаешь ли!— хмыкнула Эпплджек.— Я много знаю о деревьях, в том числе и о генеалогических. Особенно если учесть, что я тоже член клана основателя Понивилля.

«Ну что ж, всё отлично,— улыбнулась Твайлайт.— Пинки знает всех в городе, Эпплджек знакома с родословной, а изобретательный ум Рэрити поможет нам оформить всё это в имена. Я же... буду думать о технической стороне вопроса»

Аликорн достала из своей сумки, оставленной у стола, диадему с рубином и надела на голову.

«Флаттершай! Ты меня слышишь?»

У себя в шатре Флаттершай едва не выронила чашку.

— Твайлайт? Ты где?

«Я по-прежнему в ратуше и общаюсь с тобой через волшебную диадему у тебя на лбу. Тебе не обязательно говорить вслух. Просто обращай свои мысли ко мне и я их услышу»

«Хорошо»

«Ну вот и отлично! Мы с девочками уже приступили к работе, не бойся, всё будет отлично!»

Дженнифер? Может ты имела в виду Джунипер, то есть можжевельник?— воскликнула Рэрити.

— Не, именно Дженнифер!— на мордочке Пинки расплылась улыбка.

— Пинки, ты что вообще того?— Эпплджек замотала головой в недоумении.— Что это за имя такое, Дженнифер? Вряд ли Ивнинг Дилайт и Пайн Три хотели бы такое имя для своей дочери!

— Ну а чем оно хуже, например, имени Барбара?

— Вот только не надо о моей племяннице Бэбс! Её родители вообще большие оригиналы...

«Твайлайт, быстрее, Ивнинг уже начинает нервничать! Даже благовония уже не спасают...»

— Так, давайте ещё раз,— стукнула себя копытом по лбу Эпплджек.— Ивнинг Дилайт известна на всю округу своими кактусами, а Пайн Три — единорог, родившийся в семье служащего национального парка и использующий свою магию, чтобы выращивать карликовые хвойные деревья.

— Джунипер, то есть «можжевельник», будет отличным именем,— заявила Рэрити.

— А я говорю Дженнифер!— Пинки показала язык.

«Твайлайт...»

«Да, Флаттершай. Мы выбрали имя...»

— ДЖЕННИФЕР!

«Дженнифер. Хорошо, так и скажу»

«Ст...»

— Имя — это большая загадка,— «Мадам Кимоно» сдвинула диадему. От этого мысленного общения у неё начинала болеть голова.— Поэтому его нахождение и заняло у меня так много времени. Я нарекаю ваше дитя — Дженнифер.

— Джунипер?— Ивнинг Дилайт, светло-розовая земная кобылица с зеленоватой гривой качала свою белоснежную с русой гривой дочь.

— Нет дорогая,— поправил её Пайн Три, единорог цвета молока.— Дженнифер.

— Да что это за имя такое?

— Это отличное имя! На древнем языке оно значит «светлая волшебница». Сама же говорила, что когда она родилась, все вокруг вспыхнуло ярким светом!

— Ну да... Мне что-то говорили о всплесках магии у маленьких единорогов...

— Но не с самого первого дня жизни! Наша дочь исключительно талантлива. Да, в принципе, я и сам хотел назвать её так.

— Ах да, помню, ты что-то говорил такое Пинки Пай на одной из её вечеринок.

— Большое спасибо вам, мадам Кимоно!— поклонился Пайн Три.

— Это моя работа. Ступайте.

— Больше посетителей нет!— отчитался охранник, заглянув в шатёр

— Фу,— с облегчением вздохнула Флаттершай, снимая шапочку с вуалью.— Наконец-то это закончилось.

Её подруги зашли в шатёр. Эпплджек, Рэрити и Твайлайт были мрачнее тучи, Пинки как обычно весела, а Рейнбоу Дэш зевала и потягивалась на лету. Дискорд, в восточном костюме, возник из теней, вместе со столиком, на котором уже стоял чайник и чашки. Пинки дополнила этот ансамбль корзинкой с кексами.

— Полагаю, всё прошло успешно?— спросил драконэкус, заставляя чайник пускать хитро закрученную струю чая, которая, тем не менее, полностью попадала в чашки.

— Пинки, ну вот зачем было так делать? — раздраженно спросила Твайлайт.

— Что делать? — с невинным видом спросила Пинки.

— Не знаю как, но ты постоянно обрывала мой телепатический контакт! В результате половина жеребят получила совсем не те имена, которые мы хотели!

— Родители остались довольны...— тихо сказала Флаттершай.

— А о Дженнифер я вообще не хочу говорить,— сокрушалась Рэрити.— Я теперь не смогу смотреть её родителям в глаза!

— Но Пайн Три сам так хотел назвать дочь... — снова сказала желтый пегас.

— Ладно, давайте пить чай,— вздохнула Эпплджек.— Сегодня родилось ещё четыре жеребёнка. Завтра они как пить дать придут к мадам Кимоно.

Но не успела она закинуть в рот кекс, как на пороге возникла Мэр. За ней зашла пожилая кобыла синеватого оттенка с седой гривой и чем-то похожая на неё молодая кобылица с синей шерстью и тёмно-фиолетовой гривой.

Флаттершай ахнула и второпях натянула шапочку.

— У меня прекрасные новости!— воскликнула Мэр.— Нэймсейк вернулась!

Пони издали вздох облегчения.

— Прошу прощения за то, что так внезапно покинула город,—усмехнулась пожилая кобыла.— Но у меня были срочные дела в родном городке. Наверняка, у вас была масса проблем...

— Да нет,— Рейнбоу Дэш потянулась.— Всего двенадцать.

— Немало,— кивнула Нэймсейк,— и я ещё раз извиняюсь. Но, похоже, вы и без меня прекрасно справились. Отличная идея с гадалкой.

— Как сказать,— вздохнула Твайлайт.— Похоже, выдумывать имена — не для нас.

— Почему же? Двойняшки Хотти Мэйд так и напрашивались на имена Пинат Баттер и Распберри Джем, а дочь Ивнинг Дилайт... Дженнифер... Даже я бы лучше не придумала. Подозреваю, тут постаралась Пинки?

— Да!— захохотала розовая кобылица.— Пайн Три просто все уши мне прожужжал, рассказывая, как ему нравится это имя.

— Вот почему у меня к тебе будет небольшая просьба,— Нэймсейк позвала кобылицу, пришедшую с ней.— Это Алиас, моя внучка. У неё есть все задатки прорицательницы. Познакомь её с городом, расскажи обо всех.

— А вы?— спросила Твайлайт.

— А я уже достаточно провела здесь времени. Пора на заслуженный отдых. Нет, ну конечно, я задержусь здесь, пока Алиас не научится.

— Всё равно я чего-то не понимаю,— мотнула головой Эпплджек.— Значит, Пинки справляется даже лучше, чем вы?! Я думала, что тут нужен какой-то особый талант...

— Да, особый талант,— пожилая кобыла улыбнулась.— Талант заводить друзей и знать о них всё. На самом деле, я не придумываю имена. Я лишь подсказываю родителям то, что они выбрали бы сами. Остальное всё — дым и зеркала. Пони этого городка бывают нерешительны и это мой долг — подсказать им. За это меня и зовут прорицательницей. А теперь... Не возражаете, если мы присоединимся к вашему чаепитию? Проголодались мы что-то с дороги...

Комментарии (8)

0

So weit so gut. Но слово "рукоделие" надо исправить.

10111 #1
0

Пусть будет. Исправлять всё "руко-" на "копыто-" не есть хорошо. По-крайней мере меня лично это не дёргает.

Darkwing Pon #2
0

Чудесный рассказ) Сама неоднократно задумывалась о связи имени пони и ее кьютимарки))

yaRInA #3
0

Да, с рукоделием реально промашка. Исправь что ли

Комар-1458 #4
0

Ладно, ладно, исправлено ;)

d3me #5
0

Классный фанф!

ametista #6
+1

Очень интересно, но жаль В появлениях Дискорда мало самого Дискорда... или его розыгрышей

HydroslidE #7
0

лайк

xvc23847 #8
Авторизуйтесь для отправки комментария.
...