Автор рисунка: BonesWolbach

Капризные клиенты - это кошмар

Блестящая колонна золотой парчи, серебряные пуговицы, отделанные золотом кружева, длиннейший золотой шлейф с шёлковыми розами. Рэрити посмотрела на своё творение и тяжело вздохнула, убирая с носа очки и потирая копытом глаза: она с первого взгляда поняла, что её новая клиентка только-только попала в высшее общество, явно пробившись с самых низов, и не понимала, что самое дорогое — не значит самое лучшее. Стоимость её заказа оказалась колоссальной, но она так легко и непринуждённо рассталась с этой суммой, что Рэрити была готова принять её в свои постоянные клиенты с распростёртыми объятьями. Однако будущее платье даже в воображении единорожки оказалось настолько перегружено деталями, которые клиентка считала знаками роскоши и достатка, что платье уже по своему виду теряло в цене. Модельерша надеялась на то, что сможет привить своей новой гостье чувство вкуса и отучить её любить слепящую блеском аляпистость, но для этого требовалось найти баланс между её желаниями и здравым смыслом.

«Это невозможно, — раздражённо подумала белоснежная единорожка, когда устала танцевать вокруг убогого, несмотря на всё своё золото, платья, и убрала с него всё, что считала лишним. — Я догадываюсь, что она страшно капризна, и провал воспримет как мой непрофессионализм, а не как свою неразборчивость. Но платье, которое она заказала, вне всяких сомнений обречено на провал! — Рэрити посмотрела на безнадёжное одеяние. — Даже лишённое всех украшений, оно по-прежнему может ослепить дракона!».

Мысль о драконе навеяла ассоциацию со Спайком, а та приволокла за собой воспоминание об их совместных походах за драгоценными камнями. Радостно хихикнув, единорожка ободрённо подняла уши: «Точно. Небольшая ложь никому не принесёт вреда: я уберу это чудовищное количество материалов и сделаю очертания в точности такими, как того желает Мутон Персистенс, но — из самоцветов. Неброских цветов, но сияющих; эффектных, но не бросающихся в глаза; невинных, но царственных…». Единорожка сверилась с часами, подсчитала примерное количество нужных каменьев и отправилась к плоскогорному пустырю, под которым проживали теперь опасающиеся с ней связываться алмазные псы.

Только приблизившись к кладезю драгоценных ископаемых, Рэрити уверенно засветила рог и позволила её природному дару вести себя. Магия мерно потекла по желобкам, монотонно, но приятно звеня и пульсируя красивым насыщенно-голубым светом — всё как обычно. Только вот почему-то слишком долго…

Сперва единорожка начала зевать, потом почувствовала гудящую усталость в копытах, а когда у неё от слишком долгого хождения начал царапаться хуфикюр, терпение иссякло: она погасила рог и остановилась, чтобы перевести дух. Рэрити осторожно забралась на валун повыше и, прищурившись, старательно всмотрелась вдаль: совсем скоро каменное плато должно было закончиться, и впереди были только плодородные долины, заросшие высокой зелёной травой. Глаза модельерши медленно увеличились в размерах, но она соскочила на землю и снова сотворила заклинание: может быть, что-то ценное находится в самом конце?

Однако рог звал единорожку вперёд даже когда пышная трава защекотала ей живот. Рэрити снова остановилась; здесь не было ничего, на что можно было бы взобраться, как на смотровую башню, но она была уверена, что за бескрайней долиной будет идти высокий лес, а ни долины, ни леса, как известно, не славятся драгоценностями!

— Куда же ты меня ведёшь? — спросила кобылка у своего рога и пошла обратно. Как только все четыре её копыта ступили на прохладные камни, она снова мысленно произнесла заклинание… и снова почувствовала, что ей нужно идти в ту сторону, от которой она отвернулась. — Ну уж нет! — рассердилась Рэрити. — Ты будешь довольствоваться тем, что есть здесь! — единорожка утверждающе топнула копытом, и это стало началом цепочки шагов, что направилась в сторону Понивилля.

Но чем дальше она уходила от зелёного луга, тем настойчивее становилась магия. Вскоре голову Рэрити насильно поворачивало назад до тянущей боли в шее.

— А ну хватит! — приказала единорожка и погасила рог; голова тут же повернулась в прежнюю сторону. Быстро остыв и тяжело вздохнув, белая кобылка попробовала использовать заклинание вполсилы, но оно с прежним упорством тянуло её обратно. — Ох, рог, да что не так? Что там может быть ценного и красивого?

Для ответа на этот вопрос Рэрити отправилась в библиотеку.

Изначально, конечно, она собиралась узнать, почему её магия сегодня капризничает, но, случайно взглянув на карту, выронила всю набранную для этой цели литературу и поняла, что… в общем, если она правильно всё поняла, её рог будет капризничать не только сегодня. И не только завтра. И, возможно, не погаснет даже после смерти.

С совершенно несвойственным себе цинизмом и чёрным юмором единорожка вдруг представила, как последние искры магии покидают её лежащее в уже закопанном гробу тело, но вдруг задерживаются на конце застывшего навсегда рога, формируют ауру и тянут бездыханное тело сквозь крепкие доски с добротным бархатом — а она надеялась именно на крепкие доски с добротным бархатом, — сквозь толщи земли, всё дальше и дальше… И её тело, как крот, как посмертный бур, как алмазный пёс знает вообще как кто, тянется под землёй к…

— Не мож-жет быть… — прошептала фэшионистка и недоверчиво посмотрела на карту. Она телекинезом сняла её со стены и начала вертеть, придирчиво оглядывая со всех сторон. Сидевшая неподалёку Твайлайт, привлечённая странным поведением подруги, подняла уши, забеспокоившись, что белая единорожка вот-вот вывернет Эквестрию наизнанку почти в буквальном смысле.

— Рэрити? — не скрывая подозрения в голосе, позвала пурпурная волшебница. — Что ты делаешь?

— Схожу с ума, — бормотанием ответила Рэрити, начав вытряхивать карту так, словно она была мешком, и недоверчиво заглядывала в неё снизу, неудобно выгнув шею. — По крайней мере, очень на это надеюсь, потому что лучше бы я сходила с ума.

— Ничего не поняла, — сконфуженно призналась Твайлайт.

К её облегчению, Рэрити оставила карту в покое и рассказала про утреннее происшествие на каменном плато.

— А теперь я случайно посмотрела сюда, — кивнув в сторону обозначенного Понивилля, пожаловалась единорожка, — и поняла, что рог вёл меня… в сторону Кристальной Империи!

Некоторое время Твайлайт молчала, лишь хлопая глазами и пытаясь осмыслить сказанное. Так и не найдясь с ответом, единорожка подошла к Рэрити и тоже стала крутить карту со всех углов.

— Вот здесь я стояла, — сказала фэшионистка, тычком карандаша ставя точку. — Приблизительно, ведь у меня с собой не было компаса. Я видела гору Кэнтерлота, — ещё одна точка, — но рог вёл меня мимо неё! — идеальная ровная линия, не задевшая столицу Эквестрии. И недовольный взгляд Твайлайт. И последовавшая за этим смущённая и извиняющаяся улыбка Рэрити.

— Допустим, — тяжело вздохнула волшебница, аккуратно стирая ластиком все сделанные отметки. — Но ты уверена, что дело именно в Кристальной Империи? Я не советую тебе мыслить так масштабно в такой небольшой проблеме.

— Небольшой проблеме?! — задохнулась от возмущения Рэрити. — Небольшой проблеме?! Я, знаешь ли, рискую остаться без особого таланта! Эта проблема сопоставима с самой Кристальной Империей! Кристальная проблема, ты понимаешь меня, Твайлайт Спаркл?!

— Ну, тогда я надеюсь, что твоя кристальная проблема не привлечёт ещё одного Короля Сомбру, — выбираясь из-под прижавшей её к полу подруги, сказала единорожка. — Я по-прежнему уверена, что ты драматизируешь, но давай проведём исследование и докажем, что ты ошибаешься.

— Я не меньше тебя хочу доказать, что ошибаюсь, потому что мне совсем не хочется остаток жизни кататься в Империю за драгоценностями для нарядов.

Следующий час две единорожки провели, изучая карты залежей полезных ископаемых и пробегаясь по ранее набранным Рэрити книгам. Белой кобылке не терпелось перейти к практической части, но Твайлайт стремилась углубиться в мелочи и учесть всё наверняка. Это, зная лиловую единорожку, могло занять несколько часов, поэтому модельерша без конца поторапливала её, стремясь сократить время ожидания. В конце концов Твайлайт сдалась и, тихо ворча, отправилась с подругой на плато.

Рэрити сотворила своё коронное заклинание — и история повторилась: обе кобылки дошли до густой зелёной травы и на всякий случай последовали за рогом дальше. Однако Твайлайт быстро остановилась, сказав:

— Так, я поняла тебя. Это действительно странно, потому что впереди нет ни единого драгоценного камня или хоть сколько-нибудь полезного ископаемого — об этом говорят и самые старые карты, что значит, их никогда тут и не было, и самые новые, что значит, их тут и не предвидится. Рэрити, похоже, ты права: тебя действительно тянет в Кристальную Империю.

— И нам требовалось потратить столько времени, чтобы ты это признала? — обиженно проскулила белая единорожка. Твайлайт хотела пропустить эти слова мимо ушей, но вдруг насторожилась:

— Подожди, тебя именно тянет в Кристальную Империю? Предчувствие, провидение, судьба… Ты чувствуешь, что тебе туда нужно?

— Нет, Твайлайт, я же сказала, что сделала такой вывод чисто географически. Единственное, что мне нужно — это несколько драгоценных камней.

— Ага! — восторженно вскрикнула волшебница, хлопнув в копыта. — Вот оно! В Кристальной Империи драгоценных кристаллов больше, чем в любом другом месте, а Кристальное Сердце возглавляет этот список. Кроме того, сама Империя располагается на Морозном Севере крайне близко к магическому полюсу, да ещё и на пересечении нескольких лей-линий, что позволяет Сердцу покрывать своим влиянием всю планету. Это, так или иначе, влияет на восприятие магии единорогами-ювелирами, к которым относишься и ты, и… ах, неудивительно, что рог тянет тебя к Империи! Твой особый талант из-за влияния Кристального Сердца замкнулся на одном месте.

— То есть, — опасливо протянула Рэрити, — я больше не могу искать ничего, кроме кристаллов?

— Нет-нет, что ты. Ничего, кроме кристаллов в Кристальной Империи.

У белой модельерши дёрнулся глаз. Конечно, в её голове сразу возникла идея для новой кристальной серии, но это же не значит, что ей захочется заниматься переливающимися гранёными нарядами остаток жизни!

— А… мхм… я полагаю, Твайлайт, просить отключать Сердце на время моей работы — это глупая идея?

— Глупая, — кивала единорожка, — опасная и невозможная.

— Что мне делать? — простонала Рэрити. — Твайлайт, пожалуйста, придумай что-нибудь!

— У меня есть только один вариант, если честно. Я могу наложить на твой рог частичную блокировку, которая не лишит тебя магических способностей, но как бы начнёт пропускать их через сито. Ты не сможешь так глобально чувствовать влияние Кристального Сердца и, возможно, сосредоточишься на поиске тех драгоценностей, что находятся непосредственно рядом с тобой.

— Судя по тону твоего голоса, у этого бесспорно замечательного варианта есть другая сторона.

— Угу, — неохотно кивнула Твайлайт, — это также будет означать, что твои телекинетические способности ухудшатся.

Белую единорожку на мгновение перекосило. Левитация и телекинез были почти жеребячьей магией, но она владела ими настолько хорошо, что могла поспорить с профессорами, а в приватные моменты своей жизни размышляла, сможет ли дотянуться до солнца. Телекинетические чары были неотъемлемой и гигантской частью жизни Рэрити, было легче перечислить, что она не делала без магии, чем-то, что делала.

— И до какого же уровня?

— Боюсь, до уровня Свити Бель, — извиняющимся голосом ответила волшебница.

— О-ох, Твайлайт! А есть ещё какие-нибудь способы? Даже если плохие?

— Совсем плохих я тебе предложить не могу, — акцентировала единорожка, прикрыв глаза. — Не так уж много времени прошло с моего знакомства с тёмной магией, и возвращаться к ней я захочу ещё не скоро, если не никогда. Однако есть вариант с тем, чтобы довести дело до конца.

— То есть?

— Не ослабить твою магию, а усилить её. Выкрутить ручку, так скажем, на максимум.

— Подожди-подожди, — усмехнулась Рэрити, подняв копыто. — Я понимаю, что ты — Элемент Магии, но разве ты можешь регулировать уровень владения волшебством у других пони?

— Я не совсем корректно объяснила. Я наложу на твой рог твоё же заклинание, и это удвоит его силу. Если учесть мои способности — возможно, учетверит. Попробуем?

— Хм? Что ж, давай… Это, насколько я понимаю, даст мне шанс в полной мере объять свой дар и найти способ им управлять?

— А ты не так плоха в магии, как привыкла думать, — кивнув, по-доброму улыбнулась Твайлайт. — Готова?

Рэрити кивнула ей в ответ и наклонила голову, предоставляя подруге свою колдовскую принадлежность для проведения всех необходимых манипуляций. Волшебница засветила рог, и модельерша вздрогнула, когда магия Твайлайт вытянула её собственную ауру из желобков и пустила струиться по обтянутой бархатной кожей кости.

— Так, так, ещё немно-ого, — сосредоточенно бормотала лиловая единорожка, — и-и…

Грянувшая вспышка, подобная взрыву кристальных голубоватых снежинок, на мгновение ослепила Твайлайт и отбросила ту от Рэрити. Волшебница ошарашенно вскрикнула, натыкаясь спиной на один из вросших в землю камней и тем самым останавливая свой короткий, но неприятный полёт. Стрекочущая электрическими разрядами белоснежная ширма перед глазами разбилась, как разбиваются о камни морские волны.

Единорожка проморгалась и поняла, что на этот промежуток времени лишалась ещё и слуха, потому что уносящееся вдаль истеричное:

— Тва-а-а-а-а-айла-а-а-а-а-айт! — достигло её ушей только ближе к концу вопля. Вопля, уносящегося шлейфом к горизонту за летящей в сторону Кристальной Империи на тяге своего рога Рэрити.

— …Ой.

Твайлайт Спаркл мысленно провела несколько десятков расчётов, пока её подруга удалялась к горизонту вопящей ярко-голубой вспышкой, и телепортировалась в Кристальную Империю. Не успев оправиться от такого далёкого путешествия, совершённого секунды за четыре, она услышала радостно-удивлённый возглас Кейденс, произнесшей её имя. Прыжки между двумя отдалёнными точками — не самое приятное приключение в единорожьей жизни, поэтому волшебнице пришлось ещё и помотать головой, чтобы изгнать фиолетовую муть из глаз, прежде чем она сумела взглянуть на сноху и приветливо улыбнуться ей.

Единорожка быстро пробежала взглядом по окнам и, не увидев ни единого признака приближения живого камнеискательного снаряда, выделила несколько секунд на ставшую традицией жеребячью считалку с соответствующим танцем.

— Не ожидала, что ты при… будешь, — нашлась аликорница, улыбаясь золовке.

— Я тоже, — честно протянула Твайлайт, не ответив на улыбку Кейденс. Та забеспокоилась и нахмурилась, кратко и изящно переступая всеми ногами в выражении готовности: — Твайли, что-то случилось? Выглядишь невесёлой.

— Случилось, но ничего такого уж опасного, — неловко повела плечом фиолетовая кобылка, осознавая всю нелепость следующей фразы. — Рэрити летит сюда.

Кейденс от удивления моргнула и чуть выпятила нижнюю губу.

— Крайне опрометчиво с её стороны брать пегасий кортеж, когда вне Империи вовсю бушуют бураны.

— Нет, она не… бураны?!

— Настолько сильные, что мы перекрыли железнодорожные пути, когда поняли, что ветра могут перевернуть вагон. Я вышлю Рэрити навстречу несколько пегасов покрепче, чтобы не случилось беды.

— Стой, подожди! Лучше пошли земных пони.

— Почему?

— Потому что у Рэрити вообще нет кортежа.

Твайлайт вкратце пересказала недавние события. Кейденс некоторое время раздумывала над этим.

— Ох, — наконец выдохнула она, — я и не думала, что в возвращении Кристальной Империи будут настолько существенные минусы, даже если и всего для одной пони. В таком случае, нам необходимо выставить барьер вокруг Кристального Сердца. Если на такой скорости Рэрити влетит в него — кому-то из них не поздоровится. Кстати, через сколько примерно времени она, м, приедет сюда?

— Если брать за основу мои расчёты — через пару минут.

— Пара минут от Понивилля до Империи без телепортации, а только на одном усиленном заклинании поиска? — глаза аликорницы округлились. — С какой же скоростью она летит?

— Примерно двадцать шесть тысяч футов в секунду — опять-таки с учётом моих предполо… — Твайлайт осеклась, закусив язык, а затем её глаза увеличились так же, как глаза Кейденс. Последняя, помолчав, высказала то, что беспокоило их обеих:

— Твайли, я не сомневаюсь в точности твоих измерений, но разве Рэрити не улетит с планеты на такой скорости?

Обе кобылы несколько секунд размышляли о последствиях взлёта ракеты «Элемент Щедрости-1», а затем синхронно ринулись из зала, в котором находились.

— Нам нужен Шайнинг Армор! — на бегу сказала Кейденс. — Только его защитный барьер сможет безопасно остановить Рэрити!

— Твой погасит инерцию, а мой сработает как подушка, — покивала Твайлайт, чуть не врезавшись во внезапно появившегося из-за поворота стражника.

— Ваше Высочество! — прокричал тот, пускаясь за галопирующей Ми Аморе. — Часовые сообщили о пугающе быстром приближении странного светящегося…

— С какой стороны?!

— Юг, Ваше Высочество!

— Замечательно! Расчистите перед ним дорогу и не пытайтесь атаковать!

Утвердительное «Есть!» нагнало Твайлайт и Кейденс уже на лестнице; там они чуть не столкнулись и не запутались ногами, но сумели выровняться, прыжком компенсировали внезапную задержку и почти вывалились на плац, где Шайнинг Армор тренировал гвардейцев.

Единорог обернулся на производимый двумя кобылками шум и удивлённо вскинул брови, не зная даже, какими словами выражать своё недоумение при виде запыхавшейся жены и из ниоткуда свалившейся сестрёнки. Однако аликорница и единорожка избавили его от этой обязанности, сходу выпалив вразнобой:

— Скорее! Барьер! Ты нужен!

— Какой ещё барьер? — Шайнинг Армор мельком посмотрел на небо и озадачился ещё больше, увидев вместо соответствующих такому переполоху чёрных северных туч лишь мягкую солнечную голубизну. — Зачем?

Тем не менее, жеребец побежал за кобылками, на ходу слушая объяснения из двух ртов, которые передавали части повествования друг другу, словно эстафетную палочку, когда кто-нибудь задыхался и не мог продолжать говорить внятно. К моменту прибытия к постаменту Сердца кое-что прояснилось: возвращение Империи повлияло на магию Рэрити, в результате чего её рог ничего, кроме имперских кристаллов, искать не хочет, а попытка как-либо разрешить эту проблему сделала только хуже, и теперь единорожке грозит чуть ли не выйти на орбиту.

Магически всеохватывающая Империя была спроектирована и построена в точном соответствии с законами гармонии, поэтому образующие звезду-снежинку дороги были направлены своими концами в двенадцать разных направлений, связываясь таким образом со всем миром и помещая в центр дворец-святилище с Кристальным Сердцем под сводом массивной треноги. То, что продолжавшая кричать от страха, скорости и страха скорости Рэрити появилась точно посередине одной из кристальных троп, никого не удивило: напротив, Твайлайт самодовольно улыбнулась, радуясь, как точно они с Шайнингом и Кейденс установили барьеры. Рэрити влетит точно в них, и никакой беды не случится.

Однако единорожка без каких-либо резких поворотов, совершенно внезапно въехала за льдисто пылающим рогом вверх по одной из опор и полетела по гладкой кристальной стене к самому шпилю.

— Куда это она? — возмутился Шайнинг Армор, сбрасывая за ненадобностью своё экранирование.

— И мимо Кристального Сердца? — удивилась Кейденс, сворачивая в воздухе собственный щит.

— Я не пойму, — приложила копыто к подбородку Твайлайт, щурясь и рассматривая возвышавшуюся над Империей Рэрити, — то ли я ещё и случайно бросила на неё антигравитационное заклинание, то ли её самоцветному чутью вершина дворца понравилась больше самого артефакта. Она ведь не врежется в щит Сердца изнутри, так?

— Нет, она пройдёт через него, не покалечившись, — подтвердила Ми Аморе, неотрывно глядя на быстро достигающую вершины кобылку. — Она замедляется, заметили?

— К слову… — протянул Шайнинг, подозрительно наклоняя голову набок и приподнимая одну бровь, — куда она пройдёт?

Все трое замерли, когда Рэрити остановилась, балансируя на самом кончике шпиля, а её рог погас. Единорожка гулко хныкала от ужаса, расшатываясь под порывами беспощадного высотного ветра и путаясь в локонах гривы и хвоста.

— Снимите меня-а-а!!!

Кейденс расправила крылья и полетела спасать единорожку так быстро, как могла. Твайлайт и Шайнинг Армор по понятным причинам остались внизу, кружа вокруг дворца, чтобы со всех сторон обозревать происходящее.

— Почему она полетела мимо Кристального Сердца? — недоумевала волшебница. — Это было нашей основной теорией!

— Захотела себе все кристаллы и сразу? — неуклюже предположил Шайнинг, гарцуя на месте и неотрывно следя за тем, как Кейденс, стараясь не сделать воздушными волнами от взмахивающих крыльев ещё хуже, осторожно приближается к застрявшей на самом верху единорожке.

— Постой… что это там… за куполом… — изо всех сил прищурилась Твайлайт, устанавливая копыто над глазами козырьком, чтобы присмотреться получше. Шайнинг Армор сделал то же самое, ещё и применив чары усиления зрения.

— Кто-то летит, причём очень быстро, — наконец изрёк он, а когда объект приблизился ещё немного… — Нет… это «что-то». Какой-то булыжник… Очень большой булыжник!

— Метеорит! — завизжала Твайлайт наполовину от восторга, а наполовину — от ужаса, вызванным тем, что: — Он упадёт прямо на Кейденс и Рэрити!

— Кайди! — чуть не поседев, изо всех сил заорал вверх Шайнинг Армор; на границе его зрения ярко запылало тёмно-розовым. — Скорее улет…

Конец фразы потонул в телепортационной вспышке: Твайлайт перенесла себя и брата на шпили дворца чуть ниже самого высокого и магией бросила мощнейший из своих щитов, крышей защитив двух застывших наверху кобылок. Луч магии Шайнинг Армора же врезался непосредственно в купол Кристального Сердца, утолщая его.

Рэрити поддалась панике и прыгнула Кейденс на спину; та сумела удержаться в воздухе, несмотря на то, что её сильно тряхнуло. Но в следующий момент это выправление потеряло всю свою ценность, потому что метеорит со всеми подобающими такому событию эффектами влетел в усиленный магией Шайнинг Армора барьер.

Тот задрожал и скрипуче завыл, грозя совсем разломаться и оставить дворец без защиты, позволить ему рухнуть от удара космического тела. Опасное моргание и задувающие внутрь порывы холодного ветра с ворохом снега уже предупреждали о возможности этого, но Шайнинг Армор усилил напор своей магии, а в следующий момент к нему одна за другой присоединились Твайлайт и Кейденс. Рэрити титаническим усилием поборола ужас и в желании помочь обволокла щит Сердца изнутри своим телекинезом, давя и сдерживая сокрушительные вибрации.

Барьер разламывался, но крошился и сам метеорит, проигрывая противостояние. Судя по знакомому магическому шипению снизу, кристальные пони активировали Сердце своей преданностью — и одним ударом восстановившийся барьер разнёс метеорит в крошки.

Империю засыпало крошечными каменными обломками, просачивающимся сквозь щит, и Рэрити, поймав их все своим телекинезом, собрала в аккуратную кучу… чтобы утонуть в низвергнувшемся с небес сиянии всех цветов радуги, накрывших Империю драгоценным дождём.

Кристальный дворец взорвался буйством переливающихся, сверкающих оттенков, покрывших его ровные зеркальные стены. Улицы, дома, кристальные пони оказались накрыты бесчисленным множеством завораживающих бликов от падающих с небес драгоценных камней.

Рэрити вскрикнула от удивления и восторга, широко раскрытыми глазами смотря на прекраснейший, удивительный, уникальный самоцветный дождь. Инстинктивно она объяла воздух телекинезом, тормозя падение драгоценностей, а затем и вовсе останавливая их, чтобы особенно крупные обломки никого не покалечили.

— Невероятно! — пропищала Твайлайт, слабо подпрыгивая задними ногами на боковой поверхности шпиля. — Это палласит, настоящий палласит!

— Что такое палласит? — не отрывая взгляда от радужного взрыва прямо над своей головой и осторожно касаясь копытом горячих драгоценностей, спросил Шайнинг Армор.

— Метеорит с драгоценными металлами внутри, но я не думала, что бывают метеориты с драгоценными камнями!

— Знаешь, Твайлайт, — улыбнулась Рэрити, держась копытом за шею всё ещё висящей в воздухе Кейденс и рассматривая поднесённый ближе к лицу рубиновый камешек, — это было очень похоже на историю получения моей кьютимарки, за тем исключением, что я нашла такой валун уже стоящим на земле. — Единорожка счастливо рассмеялась: — По крайней мере, это объясняет, почему меня так тянуло сюда!

Все четверо спустились на землю, и модельерша никак не могла оторвать взгляд от фантастического самоцветного шлейфа в своём телекинезе, переливающегося всеми оттенками радужного спектра.

— Я полагаю, это — редкое астрономическое явление, — с грустной улыбкой обратилась к Твайлайт Рэрити, слезая со спины Кейденс, — поэтому мне нужно отдать его тем, кто может его изучить?

Правители Кристальной Империи переглянулись с заговорщическими улыбками.

— На самом деле, Рэрити, — со смехом в голосе сказала аликорница, — можно сказать, что твой дар поспособствовал спасению этого места, поэтому будет справедливым в знак благодарности отдать тебе столько камней, сколько ты посчитаешь нужным.

— Правда?! — задохнулась от восторга единорожка. — Самоцветы из метеорита, космические драгоценные камни?!

— Полагаю, что так, — усмехнулся Шайнинг Армор. — Кейденс верно подметила: если бы не твоё чутьё — этого метеорита никто бы не заметил, а он был достаточно большим.

Рэрити скромно высыпала метеоритную крошку из своего телекинеза куда-то в сторону.

— Хм, ну, — нахмурилась она, пытаясь придать лицу деловое выражение, и чопорно прикрыла глаза, чтобы сохранить имидж и оправдаться за всплеск восторга. — Я думаю, что будет справедливо разделить приз между всеми участниками этого инцидента. Поэтому мне хватит одной четверти… или даже меньше. А всем остальным вы можете распорядиться как пожелаете.

— Кристальные пони тоже явно не будут в обиде, — хихикнула Твайлайт, глядя, как жители Империи собирают не пойманные белой единорожкой драгоценности, с удивлением рассматривая их.

А словленный Рэрити разноцветный массив был по единодушному согласию разделён на четыре части, и каждый пони взял свою четверть. Ещё пару часов, пока буря окончательно не улеглась, понивилльские единорожки гостили во дворце и весело общались с королевской четой, а затем отправились домой в отдельном вагоне.

— Я оставлю себе только четыре или пять, — воодушевлённо рассказывала Твайлайт, — на память. Ещё несколько горстей для Спайка, разумеется, а всё остальное передам исследовательским центрам и подарю Принцессам. Уверена, им ещё не дарили самоцветы прямиком из метеоритов!..

Рэрити слушала подругу вполуха, улыбаясь и умиротворённо думая о том, что способ уравновесить её чувство вкуса и желания Мутон Персистенс нашёлся сам собой.

Кто обвинит космические драгоценности в недостаточности эксклюзива и роскоши?

Комментарии (6)

+2

Очень, очень впечатлило! Просто замечательный рассказ! 10/10! Вполне достоин если не возглавить, то с честью пополнить мой личный апокрифический "список литературных серий МЛП".
Правда, есть один недочёт...Точнее, даже два, пусть и в одном лице. "Фэшионистка"?!! Нет, вы серьёзно?! В каком из словарей русского языка вы откопали этого лексического уродца?!
И чем людям не нравятся такие вполне приемлемые синонимы этого гадкого и чужеродного как на слух, так и на вид англицизма, как "модистка", "модница"? "Кутюрье", в конце-то концов? Вот честное слово, только из-за этого чуть оценку не занизил.

leon0747 #1
0

Если скажу, откуда — точно занизите. За специфические вкусы =D

Хризолит #2
0

Хм... Я заинтригован! И откуда же? (Торжественно обещаю не менять оценку этому отличному рассказу!)

leon0747 #3
0

"Потускневшее серебро".

Хризолит #4
+2

Понравилось. В последнее время мало выходит рассказов про Рэрити.

Darkwing Pon #6
Авторизуйтесь для отправки комментария.
...