Автор рисунка: Stinkehund
День первый: плацдарм. День третий: караван; ночь третья: налёт.

День второй: обустройство; ночь вторая: по пути.

I.

По стеклу кабины барабанят капли дождя. Даже под тёплым одеялом я умудрилась немного замёрзнуть, надеюсь, не заболею. Сон? Я уже много раз видела в них то утро Конца. Ничего необычного. Когда-то давно, конечно, эти сны могли бы сойти за кошмары, но сейчас сама реальность была страшнее. Надев броню, в том числе и шлем со встроенным респиратором, и, проверив остроту четырёх лезвий (три ножа и топор), мне пришлось всё-таки покинуть уютный и тёплый (относительно) глайдер, и потихоньку левитировать вниз. Хорошо, что броня Сталлионграда рассчитана на тамошние снега, и поэтому под дождём в ней не холодно и не мокро.

Благодаря баррикадам, в парке никого нет, только парочка заражённых, запутавшихся в колючей проволке. На повестке дня еда: мои запасы еды подходят к концу: осталось только шесть банок тушёных овощей без срока годности, да бутыль мутной воды. Этого хватит максимум на пару дней, а найти тут еду — очень сомнительная затея, рядом с отбитым парком нет ни одного продуктового магазина — только школа, хозяйственный магазин и пара домов.

Исправить это можно только одним способом: выращивать что-то самой. Но пока что это делать негде. Яблоки с легендарных полей семьи Эппл можно будет съесть ещё за пару дней, но главное — что из них можно наковырять семян для посадки. Если бы только тут была нормальная земля... Видимо, сегодняшний день на это и уйдёт. Осмотревшись, вижу только пару стоящих деревьев — остальные уже давно валяются на земле. Удивительно, но ни одно из деревьев не гнилое, что хорошо — можно пустить их на доски. Беру в копыта топор, и, примерившись, начинаю рубить стоящее дерево, помогая себе магией. Когда я наконец рублю на доски все имевшиеся деревья, копыта отваливаются, рог зудит, а со лба градом катится пот. Наложив на пяток часов на доски заклятие водонепроницаемости, я с некоторым трудом вытаскиваю остающиеся корни из земли и сваливаю их около баррикады — неплохие метательные снаряды, если концом кидать.

Тяжело вздыхая, беру в копыта лопату и иду перекапывать парк. Пруд уже не нужен, и поэтому можно использовать глину, выстилающую его дно, в своих интересах: видимо, мэр решил освоить ещё часть бюджета, но спасибо ему за это — без этого стройматериала мне было бы хуже. Когда уже смеркалось, была готова почти идеальная ферма: четыре "грядки" пять на три четверти метра, аккуратные дорожки из кусков бетона и асфальта, скреплённые обожжённой пирокинетикой глиной между ними. Не хватает только домика для фермера и припасов. А главное — что это всё за десяток часов. В одну грядку — семена яблок, в другие — овёс.

Наскоро перекусив тушняком и запив его мутноватой и едва фонящей водой, решаю, что стоило бы ещё кое-чем озаботиться. После того, как я поднимаю было в воздух доски, вдруг оказывается, что у меня нет гвоздей, а если сажать всё на соединяющее заклятие, то мне не хватит и недели. Поэтому я тороплюсь собираться в комбинированную вылазку. Вот как раз сейчас бы мне пригодилось умение пользоваться парными седельными колдомётами и маносиловой бронёй, но... У меня нет ни их, ни самого умения.

Поправляю полумаску, закрывающую правую половину мордочки, сделанную из керамита, но матово-белую, и беру АПМ (Автомат Поняшникова Модифицированный) в копыта — мне уже давно пришлось привыкнуть передвигаться на задних копытах, и я так наловчилась это делать, что хожу с одинаковой скоростью на всех четырёх и на двух. Нож покоится в ножнах на левом переднем копыте, и он, скорее всего, не понадобится.

Кое-как перелезая через баррикаду, простреливаю головы тем двум заражённым, и про себя отмечаю, что если будет серьёзный бой, то обратно убегать мне будет очень плохо — левитировать во время боя себе дороже. Хотя, если не рисковать, то так и останешься ни с чем. Все 108 заклятий заряжены в барабан, и я, убедившись в этом, аккуратно подкрадываюсь к остаткам хозмагазина и заглядываю туда. Там, как ни странно, было даже меньше не-пони, чем в парке — около десятка.

После некоторых размышлений на всякий случай меняю барабан с ТКУ патронами на диск с ПКР (пирокинетически-разрывными), также называемые "огоньками": они гораздо более эффективны против слабо- и среднезащищённой живой силы, особенно в замкнутых пространствах. Магазинчик можно не сильно-то и жалеть — всё внизу, в подвальном складе, знаю я таких торгашей. "Ночной" глаз сквозь тончайшую прорезь маски видит сейчас нормально, да и встреть я кого-нибудь из выживших, их не оттолкнёт моя необычная внешность.

— Начинаем, — говорю вроде как сама себе, перезаряжая подствольник: усиленные шестнадцатирожные* ПКР гранаты входят в комплект каждого служащего Сталлионградских Сил Самоообороны в количестве аж пяти штук. Рассчитав траекторию заклятия, тяну за копытку подствольника и тот, громыхнув, метает оранжевый эллипсоид из горящей маны внутрь здания, с лёгкостью пробивая окно двери. Заражённые заметались, сразу перейдя в третью фазу, но только пара не-единорогов догадывается вовремя потушиться и выпадает из окна, сильно порезавшись осколками. Я быстро приканчиваю их из автомата, и, закинув автомат на бок седла и надев накопытники, заскакиваю внутрь, вышибив дверь.

Буквально за пару секунд ориентируюсь, и, отыскав глазами огнетушитель, хватаю его и пускаю струю воды в огонь. Через минуту ничего уже даже не тлеет; оглядев магазин, можно сделать вывод о довольно высокой приспособленности Эквестрийских зданий к пожарам, хоть они и не выглядят крепкими. Впрочем, с постройками в Сталионграде ничто не сравнится по прочности.

Товар почти не пострадал, да и не было его тут почти: что-то растащили, что-то истлело. Вытащив все останки на улицо и плотно прикрыв дверь, я достаю пакет из пачки и кладу его около входа в подвал. Я меняю обойму на ту, с ТКУ, и просто-напросто простреливаю замок — кому он будет тут ещё нужен? Правильно, никому. Внизу было темно, что не удивительно — полосатики первым делом били по стратегическим объектам, вроде маноэнергостанций, но не забывали и про гражданские вроде школ, роддомов, больниц, спальных районов... Твари. Хоть жители прогнившего запада, в смысле, отважной Эквестрии были и отчасти являются нашими идейными врагами, но мне их жаль. Они доблестно сражались в Последней Войне, стоит хотя бы вспомнить Рэйнбоу Дэш с её сверхмалым перехватчиком "Рэйнбум", на котором она смогла сбить больше шести десятков истребителей хохлатых и даже целых два, два сверхтяжёлых бомбардировщика!

Хотя идеология уже почти ни на что не влияет, даже полосатиков начинают понемногу принимать, как своих. Конечно, много что случается... Всё равно из 2,7 миллиардов пони выжило примерно 650 миллионов, из которых 75 миллионов сталлионградцев, которых до Конца было примерно 110 миллионов.

Зажигаю оранжевый огонёк на конце, концентрируюсь и бросаю его вниз. Капля тёплого и мягкого (буквально) огня через где-то секунду падает на пол и освещает помещение. В нём, однако, никого нет, и я перелепляю огонёк на потолок, чтобы моя тень мне не мешала рассматривать вещи. Закатав гвозди, молоток, магические кристаллы-накопители и пару баллончиков-распылителей с краской в пакет и левитируя его, спешу назад. Выглянув в магазин, замечаю, что дверь закрыта, значит заражённых нет — они не додумываются закрывать двери за собой. Затем смотрю на улицу: там тоже нет никого даже относительно живого, и поэтому продолжаю путь за баррикады.

С досок почти выветрились заклятия, и поэтому я принимаю решение всё-таки сегодня доделать домик и, наложив заклятие уже на весь объект, идти спокойно спать. Что же, беру молоток в правое копыто, гвозди — в зубы и собираю конструкцию по схеме "сельскохозяйственная постройка жилая малая", с детства вдолбленной в голову. Смеркалось; дождь продолжал лить, даже и не думая кончаться.

Наложив заклятия уменьшения теплопроводности и почти полной водонепроницаемости на получившееся здание, я карабкаюсь на облако, а затем в пассажирский отсек, и, кое-как сбросив форму и броню, плюхаюсь на кровать, под бок Кошмарной Луне.

__________

*Поражающая способность различного вооружения, ёмкость маноаккумуляторов и производительность маногенераторов измеряются в рогах. Один рог является единицей маны, вырабатываемой рогом среднего единорога за одну минуту. Для гибели среднего пони требуется суммарная мощность заклятий в пять рогов, но это зависит от точки приложения заклятия и формы воздействия: телекинез, пирокинез, телепатия, и так далее.

II.
Я вдруг оказываюсь посреди облаков, притом летя в звене пегасов без знаков отличия. Мало того — на них нет даже противоромиацинной экипировки! Бросаю беглый взгляд вниз и ахаю: подо мной была не выжженная, потрескавшаяся пустошь, а цветущие поля, луга, озёра, деревушки... Да, и почему-то неудобно смотреть: правый глаз всё время косит вправо-вверх.

— Ну что, девочки, поднажмём? Надо помочь тому городу на севере, как там его... Сталлионграду, вот! Сейчас мы к Кантерлоту, там загружаемся и под копытоводством принцессы Луны летим туда, — делится информацией какая-то пегаска, которую я никак не могу рассмотреть: она летит против солнца. Я вообще плетусь где-то в хвосте, едва не отставая. Товарищи начинают понемногу ускоряться, и я выжимаю из этого ленивого тела всё, что могу, на пол-корпуса не догоняя ведущую.

— Ого, Дёрпи, сегодня ты просто превзошла сама себя! — оборачивается ко мне пегаска. Мои глаза расширяются сначала от удивления, потом от уважения: — Рэйнбоу Дэш?! А ты уже собрала- ой!

— Что? — недоумённо спрашивает та.

— Ну, — мнусь я, не зная, говорить или нет, — я просто... Подумала... Мне в голову пришла идея: а что, если сделать летающую машину, управляемую крыльями и усиливающую их? Вроде маленького самолёта, который надеваешь...

— Хах, мне ничего такого не нужно, — громко и гордо фыркает ведущая, и уже гораздо тише, чтобы слышала только я, продолжает, — хотя в свете последних событий идея довольно уместная. Ходят слухи, что Луна хочет уйти из Эквестрии в новообразованную Свободную Социалистическую Сталлионградскую Республику. А воздушные и наземные Силы Самообороны Сталлионграда едва ли не мощнее наших: хоть нас и больше, но их многовинтовые глайдеры с толстой бронёй и полями-обтекателями почти неуязвимы для наших лучевых закл-винтовок, которые, к тому же вмещают максимум пять заклятий. У них же многозарядные импульсные автоматы и закломёты, к тому же, очень мощные — у нас хорошо, если двухроговые заклятия нормально работают, а у них массово выпускаются кристаллы на 3,5 и даже 25 рогов, и их в сталлионградской обойме не один, а несколько десятков! Всё это странно выглядит: войн у нас не было с прихода Селестии к власти, вроде как. И на юго-востоке зебры что-то шебуршатся, наша разведка докладывает, что они стекаются к горам у побережья, и их как будто становится меньше, но непонятно, что там происходит... Дёрпи, я знаю, что твои интересы лежат на стороне Сталлионграда, но я хочу, чтобы ты знала — мне тоже нравятся эти мужественные, смелые, славные пони, но я не готова оставить дом и родных ради этого. Грядёт что-то очень, очень странное, и, может быть, страшное, может быть, ты даже увидишь меня у Сталлионграда в последний раз, но береги себя, прошу! — после этой фразы мир замирает и начинает смазываться и распадаться...