Автор рисунка: aJVL
Глава 2. Глава 4.

Глава 3.

— Алекс!

Мягкое фиолетовое копыто толкнуло меня в бок.

– Алекс, просыпайся!

По крепко засевшей где-то внутри меня привычке я сразу же вскочил с постели. Единорожка, явно не ожидавшая такой реакции, отскочила в сторону.

– Ты чего это?

– Это привычка.

Пони понимающе кивнула головой.

– Спускайся на завтрак, ждём тебя.

Я также кивнул головой, проследил за соблазнительно-аппетитным крупом Твайлайт, уходящим вниз по лестнице следом за своей хозяйкой, а после чего с великим наслаждением вобрал в свои лёгкие идеально чистый воздух библиотеки-дерева и с не меньшим удовольствием выдохнул его, в цикле дыхания превратив в углекислый газ. 

Спустившись вниз и совершив утренний моцион, я присоединился к трапезе Твайлайт и уже вернувшегося Спайка. Глянув в свою тарелку, в которой уютно расположился салат из капусты и моркови, я подумал: когда я в последний раз употреблял свежие овощи? На фронте у меня как-то не хватало времени, чтобы думать о такой «не важной» вещи, как рацион питания. Время военое — ешь то, что имеется в наличии, и говори спасибо, что хоть что-то имеется. А какое на войне разнообразие в пище? Тушёнка, фасоль, прочие консервы, и всё это качества «как повезёт». Фрукты — сказка, овощи — миф, свежие фрукты и овощи — нечто за гранью реальности. Как-то к нам даже палёную тушёнку привезли, которую никто употреблять не решился, и пришлось несколько дней сидеть на голодном пайке.

Я взял в руки вилку и внимательно её осмотрел. Обычная вилка, практически ничем не отличающаяся от человеческой, разве что зубчика три, а не четыре, но это мелочи. Такая же острая, так же хорошо пронзает нашинкованные капустные листья и так же хорошо отправляет их в мой рот. Сочные овощи захрустели на зубах, и я с наслаждением принялся жевать, смакуя каждую секунду. Вчера я ведь так и не принял ничего съедобного внутрь, если не брать во внимание пару печенек и кружку чая. Конечно, у меня была возможность отобедать у Лиры, но я тогда был больше занят самой хозяйкой дома, нежели её стараниями для меня. Обеих поняшек нужно будет как-нибудь отблагодарить за тёплый приём. Как, интересно, травоядные пони отнесутся к букету цветов?

Завтрак закончен, Твайлайт отправила дракончика по какому-то поручению, и мы снова остались одни. Взглядом она давала понять, что очень сильно хочет поговорить о том, что было вчера вечером. Я взял стул и сел, всем своим видом выражая готовность к сложной и продолжительной дискуссии. 

 — Алекс, — единорожка начала первой, — я бы хотела обсудить с тобой события вчерашнего дня... Вернее, вечера. 

Я кивнул головой в знак того, что тоже хотел бы это обсудить.

 — Я бы очень хотела выразить свою благодарность тебе. Вчера ты спас не только меня, ты спас всю Эквестрию. 

Непонимающий взгляд в её сторону.

 — Ах, ну да, ты же не знаешь. На нашу страну частенько проводятся набеги силами зла — королём Сомброй, королевой Кризалис, а так же куда более мощным и опасным противником — внутренним раздором и дисгармонией. Принцессы Селестия и Луна не всегда способны защитить страну сами, но для этого есть элементы Гармонии — доброта, честность, смех, щедрость, преданность и магия. Первые пять элемнтов олицетворяются пятью моими подругами: Флаттершай, Эпплджек, Пинки Пай, Рарити и Рэйнбоу Дэш. Магию же, своего рода главный элемент, олицетворяю я. Если бы ты не пришёл ко мне на помощь, то Эквестрия лишилась бы мощного защитного механизма, и всё из-за одной очень глупой и непредусмотрительной кобылки, которую зовут Твайлайт Спаркл... Да какой из меня вообще маг, если я не могу нормально призвать даже октомонстра? 

Твайлайт всхлипнула. Я погладил её по плечу.

 — Ну что ты так переживаешь? Ты же это делала впервые. Я уверен, немного практики — и у тебя всё получится. Проверь само заклинание — вдруг там какая-то ошибка.

Она всхлипнула ещё раз и посмотрела на меня.

 — Спасибо тебе. Ты хороший друг.

Пони ненадолго замолчала и выпалила:

 — То, что ты мне вчера говорил, было правдой?

Вот он, гвоздь нашего разговора. Быть или не быть — вот в чём вопрос. Итак, что мы имеем? Меня-извращенца, который влюбился в лошадь (ну, в пони, точнее) и сейчас прикидывает свои примерные шансы. Твайлайт, собственно, объект любви и подражания, которой, судя по тому, что она говорила вчера, я тоже понравился. Я бы сказал, что у меня есть неплохие шансы на неё, да и к тому же, лучше сказать правду и пожалеть об этом, чем солгать и пожалеть, что не сказал правду.

 — Да, Твайлайт. Это чистая правда. — Я выдержал паузу. — Тот же самый вопрос я хочу задать тебе.

Кобылка смутилась.

 — Ну... Как бы не очень.

 — Но как же то, что ты вчера говорила? — ухватился я за спасительную нить.

 — Понимаешь, я в таком состоянии была из-за октомонстра... Возбуждена и полностью податлива, как свежее тесто. Ты знаешь, жеребцы меня даже не интересуют в этом плане. Прости, если я тебя обидела. Мы ведь останемся друзьями?

Её не интересуют жеребцы. Даже так. Мне стоит понять её. В конце концов, и на межвидовые отношения не каждый согласится.

 — Конечно, останемся.

Она обняла меня.

 — Я рада. Я думала, ты не поймёшь меня.

Я удовольствовался дружескими объятьями и отстранил единорожку от себя.

 — Мне нужно к Лире, Твайлайт. Она наверняка беспокоится. Я ведь обещал ей вернуться. Верни мне винтовку, пожалуйста, я не привык ходить безоружным. 

Твайлайт кивнула, пошла куда-то на кухню и через несколько минут вернулась с моей боевой подругой. Не скрою, я был рад принять своё оружие обратно, мне с ним куда привычней и спокойней. Я отстегнул обойму, вылущил все десять патронов и вставил их обратно. Порядок.

 — Ах да, ещё кое-что... 

 — Я тебя слушаю, Алекс.

 — Мне нужно где-то раздобыть одежды, моя, во-первых, не очень гражданская, а во-вторых, не очень чистая.

Пони посоветовала мне зайти к Рарити, её подруге и местному модельеру. Более того, она дала мне 50 бит (на вопрос, что это, она ответила, что это их деньги), указала мне дорогу к бутику "Карусель" и пожелала удачи. Я также пожелал ей всего хорошего и вышел из дерева-библиотеки. 

***

Минут через двадцать я уже стою перед трёхэтажным бутиком, напоминающим цирковой шатёр, и стучу в дверь. Мне открывает белая единорожка с вьющейся фиолетовой гривой и в очках с оранжевой оправой, испускает театрально-драматичный вздох, закрывая лоб копытом и прикрывая глаза, после чего не менее драматично произносит:

 — Не делай мне больно, странное незнакомое создание! Я отдам тебе всю себя!

От такого приёма я, честно сказать, обалдел. Однако единорожка сама вывела меня из ступора, звонко рассмеявшись.

 — Ох, видел бы ты своё лицо. Проходи, леди неприлично держать гостя у себя на пороге. Я — Рарити, если ты не знаешь.

Я представился ей в ответ и прошёл внутрь бутика.

 — Неплохая актёрская игра, — сделал я её комплимент. — Тебе бы выступать на сцене театра.

 — Нет, нет, дорогуша, мне слишком нравится шить. Кстати, ты ведь пришёл за одеждой, да?

Нет, конечно! Я пришёл в швейное ателье для того, чтобы разыгрывать комедию!

 — Вы угадали, миледи. Я надеюсь, то, что я — существо другого вида, не доставит каких-нибудь проблем?

 — Что ты, конечно нет. Ко мне обращаются даже некоторые цивилизованные кентавры... Сейчас я вернусь и начну снимать мерки.

Не думаю, что стоит нужным посвящать читателя в сам процесс снятия мерки для пошива одежды, однако после него Рарити сделала совершенно неожиданное заявление:

 — Я думаю, что тебе нечего сидеть здесь и скучать, пока я шью, дорогуша. Ты когда-нибудь был в спа?

Спа. Безусловно, конечно, разумеется. Кровавые ванны с добавлением тяжёлых металлов и ядохимикатов. Разрушает психику, развивает боязнь каждого шороха, может оторвать конечность или убить, но это же мелочные побочные эффекты, не так ли?

 — Нет.

 — Как же так? Ведь нужно же хоть когда-то позволить себе поход в спа? Я думаю, нам стоит прямо сейчас сходить туда. Ах, ты даже не представляешь, какой восхитительный расслабляющий массаж делают Алоэ и Лотос! Они — настоящие мастера своего дела. Я посещаю спа раз в два дня, поверь мне, эти красавицы умеют доставить удовольствие... Согласен?

Ну а куда мне ещё деваться-то? 

 — Согласен.

Мы вышли, и пони, закрыв бутик, повела меня в спа-салон. Снова цветные улочки Понивилля, приветливые обитатели этого городка, и ничего, совершенно ничего, что бы могло напомнить мне о моём прошлом. Оно даже и к лучшему, не очень мне хочется вспоминать то, что происходило со мной в мире людей...

Как назло, о моём прошлом стала расспрашивать Рарити. Её можно понять — я же новенький, таких тут ещё не видели, да и историй разных послушать всегда охота. Но мне не особо захотелось травить ей байки, и я как можно мягче отказал ей.

Минут через двадцать единорожка сообщила, что мы почти пришли, и бодро направилась к заведению с вывеской "SPA". Уже у двери она попросила меня подождать здесь, а сама быстро юркнула внутрь. Минут через пять дверь пришла в движение, из неё вышла Рарити и, хихикая, сообщила:

 — Проходи, сейчас тебя обслужат по полной программе.

Внутри меня встретили запахи всевозможных ароматических масел и две очаровательные кобылки, которые были практически зеркальными отражениями друг дружки, но если у одной была нежно-голубая шерсть и светло-розовая грива, то у другой шерсть была светло-розовой, а грива голубой. Рарити представила меня кобылкам, после чего они также представились мне. Розовая — Алоэ, голубая — Лотос, розовая — Алоэ, голубая — Лотос. Запомнил? Отлично, теперь главное не перепутать их. 

Рарити поспешила передать меня им и ушла, пожелав мне хорошо отдохнуть и расслабиться, всё так же ехидно хихикая, будто она готовит мне розыгрыш настолько великолепный, что уже не может удержаться от смеха. Лотос проводила меня в гардероб, где я снял с себя всё, за исключением нижнего белья, и, критично осмотрев моё тело после того, как я вышел из гардеробной кабинки, сказала:

 — Так как ты пришёл по рекомендации мисс Рарити, постоянной клиентки нашего спа-салона, весь курс процедур, что мы проводим с ней, мы проведём и с тобой. 

Дверь комнаты, куда меня отвели, гласила: "VIP-room". Мягкий свет от встроенных в потолок плафонов отражался от стен, обитых мягким красным атласом, и падал на массажный столик, обитый тканью одного со стенами цвета и тумбу со всевозможными кремами и маслами. В воздухе витал тонкий запах лаванды, дополняемый успокаивающей и расслабляющей мелодией фортепиано, звучавшей из динамиков цифрового проигрывателя. Алоэ, уже присутствовавшая в комнате, жестом копыта предложила мне лечь на столик. 

 — Закрой глаза и расслабься.

Я последовал совету голубогривой пони, улёгся на кушетку вниз животом и расслабил мускулы на теле. Лотос подошла к тумбе, взяла один из тюбиков и выдавила на копыто крем жёлтого цвета. Далее она подошла к столику, встала на задние копыта и выдавила на мою спину остаток крема. Её передние копыта принялись гулять вдоль моего позвоночника, растирая густую субстанцию по моей спине и заставляя меня зажмуриваться от наслаждения. Алоэ решила, что ей тоже нечего стоять без дела, и занялась моей шеей. 

Теперь мне стало понятно, почему Рарити посещает это место так часто. Даже простые их прикосновения доставляли мне нереальный кайф просто потому, что это были нежные и дружелюбные прикосновения без намёка на насилие. Вдобавок к этому их прикосновения были профессиональными, четыре копыта этих двух пони могут дать стоочковую фору любому земному массажисту, я в этом уверен. Во всяком случае, мне, не привыкшему, чтобы меня кто-то касался, было более чем достаточно и их. А тот факт, что мне делают массаж существа противоположного пола, добавлял особой пикантности в атмосферу этой комнаты. Я сомневаюсь, что человек может испытывать ещё большее удовольствие от чего-либо. Это уже предел...

Тем временем Лотос лёгкими постукивающими движениями стала разминать середину моей спины. Я вспомнил, как год назад, когда я слезал с дерева после осмотра местности, подо мной обломилась ветка, и я очень неудачно приземлился прямо на это место. Благо, перелома не было, но помимо сильного ушиба был защемлён нерв, и от острой боли я не мог даже разогнуться. Кое-как я доковылял до своих, где мне вкололи сильный анестетик и выправили позвонки, защемлявшие нерв. Впоследствие, ушибленное место периодически давало о себе знать. Сейчас, во время массажа, сладкая боль разливалась по моим жилам от каждого прикосновения пони-массажистки, и из моих уст вырвался тихий стон удовольствия.

Алоэ, разминая мои плечи, хихикнула и спросила:

 — Ну как тебе?

Тоном кота, объевшегося сметаны, я ответил:

 — Это лучшее, что со мной когда-либо делали...

 — Лучшее ещё впереди, уж поверь.

К хихиканью Алоэ присоединилась и Лотос. Видимо, у них действительно ещё есть чем меня удивить.

 — Будь добр, — сказала Лотос, — перевернись на живот.

Я повиновался. Поняши встали друг напротив друга на уровне моего таза и начали водить копытами вдоль всего моего тела, от плечевых суставов и ключиц до икр и голеностопных суставов, не забывая также и про руки. 

 — Пожалуй, он готов, — заявила Алоэ.

 — К чему готов? — не открывая глаз, спросил я.

Вместо ответа я через нижнее бельё почувствовал нежное прикосновение копыта к моему половому органу. Я немедленно открыл глаза и сел.

 — Какого? — произнёс я на своём языке, на секунду забыв, что они его не понимают. — Какого чёрта вы делаете? — переспросил я уже по-английски. По-эквестрийски, точнее.

Лотос одарила меня продолжительным поцелуем, во время которого Алоэ пояснила происходящее:

 — Это специально для тебя, красавчик, ложись и получай удовольствие.

Отлично. Я здесь всего два дня, в первый из которых я становлюсь свидетелем изнасилования единорожки октомонстром, попутно спасая её из щупалец существа и влюбляясь в неё, а в начале второго дня спасённая разбивает мне сердце, но, словно утешительный приз, в спа предлагают интимную связь две пони, которых я знаю от силы полчаса.

А вдруг у них так принято? Чёрт с ним, не буду нарушать их традиций и отдамся удовольствию. Не резать же они меня собираются, в конце концов. И не утешай себя, Алекс, ты стал тем, кем ты стал.

Голубая пони мягко надавила на меня, я опустился на массажный столик, её язык выскользнул из моего рта и пошёл гулять всё ниже и ниже по моему телу. "Останови её, пока не поздно, — кричал во мне рассудок. — Останови её, пока она не зашла дальше. Останови её, ты, зоофил проклятый! Слышишь?!" Но я не собирался никого останавливать, тем более, было уже поздно — Лотос уже дошла до моего лобка и зубами стянула с меня трусы. Моё мужское начало в полной боевой готовности уставилось в потолок. 

 — А ты ничего, — хихикнула Лотос и лизнула головку моего члена.

Волна наслаждения электрическим импульсом пронеслась по всему телу.

 — Нравится, хи-хи-хи?

Она ещё раз лизнула мой член, но уже медленно и неторопливо по всей нижней его стороне, от яичек до головки, оставив тонкую пелену слюны за языком. Я ещё раз вздрогнул и приготовился взять обратно свои слова по поводу предела человеческого удовольствия. Лотос принялась нежно посасывать головку члена, чем вызвала ещё один восхищённый стон наслаждения от меня.

Алоэ, до сих пор наслаждавшаяся видом, наигранно надула губки:

— Лотос, так не честно, я тоже хочу.

Нежно-розовая подошла ко мне и, не прерывая сестру, начала покрывать поцелуями мой ствол. Запахи возбуждающихся кобылок привнесли в помещение свой, особый аромат, ещё больше взбудораживший меня и понудивший мой и без того стоящий торчком член напрячься до предела. 

Кобылки, помучив меня несколько минут, решили скооперироваться, и теперь их ротики, расположившиеся друг против друга, соприкоснувшись губами, плотно обхватили моё естество и стали медленно двигаться по нему вверх-вниз, словно по рельсе. Их язычки, асинхронно лаская с двух сторон, сводили меня с ума, принуждая инстинктивно двигать тазом по направлению к мучительно сладким ласкам и закусывать нижнюю губу от всё больше усиливающегося наслаждения. 

Сколько я ещё смогу продержаться? Секунд 15? Полминуты? Ааах, я не знаю, но то, что они со мной сейчас делают, невозможно сравнить ни с чем. Если бы мне пару дней назад сказали, что мой первый секс будет с парой разумных пони, я без зазрения совести рассмеялся бы рассказчику в лицо и отправил его куда подальше. Однако, теперь у меня на этот счёт совсем иное мнение. Это доставляет мне огромное удовольствие, чёрт возьми! Как в прямом, так и в переносном смысле.

Умелые действия двух пони почти довели меня до самого пика наслаждения, но они внезапно прекратили. Я поднял голову и вопросительно глянул на них. К моему величайшему восторгу, сёстры не собрались останавливаться на достигнутом. Алоэ отёрла каплю слюны, свисавшую с её губы, и сказала:

 — Кого выберешь?

 — Я не люблю выбирать, — с похотливой улыбкой сказал я и сел. Пора уже взять ситуацию в свои руки.

Я предложил Алоэ сесть на массажный столик. Она согласилась и села рядом со мной. Не удержавшись, я обнял её, поцеловал, а затем уложил на столик и стал покрывать поцелуями её розовую шею, спускаясь всё ниже и ниже и оставляя на шерсти завитки от движений языком. Розовая начала тихонько постанывать от моих ласк. Лотос засунула переднее копыто между задними и стала мастурбировать, не в силах выждать своей очереди.

Дойдя до вымечка, я легонько куснул один из сосочков Алоэ. Она испустила стон, давший мне понять, что ей очень приятно, и я на верном пути. Я пощекотал сосок языком ещё немного и продвинулся ниже, к самому сокровенному месту розовой и осторожно лизнул её щель, уже давно истекавшую соками страсти и жаждущую ласки. Кобылка издала ещё один стон, куда громче предыдущего.

 — Ещё, пожалуйста, ещё! — воскликнула она.

Я выполнил её просьбу, ещё раз лизнув её, но теперь мой язык двигался медленно и плавно, от нижнего края её вульвы до самого клитора. Ещё один протяжный стон Алоэ не заставил себя ждать.

Её вкус напоминал мне хорошие клубничные конфеты, которые я, наверно, очень любил в детстве. В третий раз я провёл языком по её половым губам, проникая вагину, собирая столько вкусных "клубничных" соков, сколько возможно.

 — Ты такая вкусная, — я облизнулся и поцеловал розовую в губы. — Но мне кажется, что мы кое о ком совершенно забыли.

Одну из сестёр я уже попробовал, и теперь загорелся желанием попробовать вторую. Я поднял её на руки и положил на столик рядом с Алоэ. С ней я решил действовать по-другому. С минимумом предварительных ласк я перешёл к промежности Лотос, уже распалившую себя мастурбацией, и стал лёгкими и быстрыми поцелуями покрывать её щёлку. Ей это безумно нравилось, она просила ещё и томно постанывала. Эти стоны действовали на меня ужасно возбуждающе. Я не мог с собой ничего поделать, лишь всё более и более настойчиво вылизывать Лотос. На вкус она была… голубая. И я не рехнулся, по моему мнению, голубой цвет должен быть на вкус именно таким, как соки этой пони. 

Она, кажется, пребывала в самом настоящем экстазе от моих точных и интенсивных движений языком. Я почувствовал её копыта на своём затылке. Она стала поддавливать мою голову к промежности, желая ещё больше удовольствия и ласк. Но от её копыт разум мой словно просветлился, и мне на ум пришла одна восхитительная идея. Я аккуратно отстранился от неё.

 — Девочки, я придумал то, что вам определённо понравится.

Обе заинтересованно подняли взгляды на меня. В их глазах читалось явное желание поскорее продолжить то, что я начал. Они по очереди поцеловали меня, после чего я лёг на массажный столик. Сёстры поняли, чего я хочу, без слов.

 — Чур, он мой, — хихикнула Лотос и переместилась к моему члену.

 — Всё, что пожелаешь, сестрица, — ответила Алоэ.

Лотос решила начать первой. Она поставила задние копыта по обе стороны от моих бёдер таким образом, что её вульва оказалась напротив головки моего члена. Она потёрлась об него и стала медленно, миллиметр за миллиметром погружать его в себя. Ощущение такой восхитительно приятной, горячей и плотно обхватывающей пенис плоти захватило меня с головой. Голубая стала медленно двигать бёдрами вверх-вниз. Я издал мурлыкающий звук от охватившего меня кайфа. Чёрт возьми, мой первый раз… с пони… так чертовски хорошо… Алоэ тем временем нависла крупом над моим лицом, и я принялся жадно вылизывать её, словно подчиняясь сильнейшему инстинкту, который я всю свою жизнь успешно подавлял.

Голубая пони стала ускорять темп. Её стоны, впрочем, как и стоны Алоэ, становились всё громче и громче. Я понимал, что долго в таком темпе я не продержусь, но это оказалось и не нужно. Несколько раз она даже вышла из меня, но с успехом зашла обратно. Я был уже перед самой гранью, мой таз двигался в такт движениям Лотос, а язык, словно уже не подчиняясь мне, всё энергичнее и энергичнее ласкал Алоэ, заставляя её почти кричать от удовольствия. Лотос нарастила темп до предела, а Алоэ буквально села крупом на меня, стараясь получить ещё больше ласк, и обе пони в голос прокричали:

 — Я… я кончаю!

Рефлекторные сокращения влагалища Лотос вытолкнули меня за грань оргазма и мироздания. Разум словно рассыпался на мириады мелких кусочков, уступая своё место диким, животным желаниям и неземному удовольствию. Я задвигал бёдрами так быстро, как только мог, и со стоном излился в Лотос. 

Мой член начал потихоньку опадать и выскользнул из неё. Алоэ убрала круп от моего лица, и я сел на столик, радостно и тяжело дыша и осмысливая произошедшее. Рассудок восстанавливался и снова брал бразды управления моим телом. 

 — Это было лучшее, что я когда-либо делал в своей жизни, — едва отдышавшись, изрёк я. – Сколько я вам должен?

 — Ты ещё считаешь, что должен нам? – Алоэ обняла меня. – Можешь считать, что ты расплатился натурой. 

Расплатился натурой? Теперь я могу считать себя проституткой.

Розовая хихикнула, а Лотос присоединилась к нашим объятиям. Мы посидели так неподвижно несколько мгновений, а потом я осторожно отстранил их от себя, ополоснулся в душе, собрался и пошёл к Рарити за ответами и одеждой.

Единорожка с фиолетовой гривой встретила меня ехидной улыбкой.

 — А, ты уже вернулся! Отлично, я как раз доделала твой заказ.

 — Я требую объяснений, мисс! – твёрдым тоном заявил я.

 — Ты это о чём? — её улыбка сделалась ещё шире. 

Я начинал негодовать.

 — Перестань ломать комедию и скажи, зачем ты подстроила всю эту сцену в спа?

 — Ах, вот оно что! – её словно осенило. – Ну, и как тебе лёгкий эротический массаж от Алоэ и Лотос?

 — Лёгкий? Эротический? – я медленно и верно выходил из себя. – Да ты что, издеваешься?

Она не выдержала и рассмеялась.

— Успокойся, дорогуша, тебе же понравилось, я более чем уверена. Вот, прошу, забирай заказ.

Моя злость начала улетучиваться, словно бензин на открытом воздухе. Мне действительно было хорошо, и я должен благодарить её, а не ругать. Но нет, я же выступаю за высокую честь и мораль, меня не устраивает такой секс! Хотя кому я вру, меня всё более чем устраивает. Странные мы всё-таки создания – люди…

Рог Рарити охватило голубоватое свечение, и ко мне подлетел свёрток с одеждой. Я как можно степеннее развернул его и к своей величайшей радости обнаружил там шорты в красно-оранжево-белую клеточку и классную оранжевую футболку.

 — Спасибо. Сколько я тебе должен?

 — Пятнадцать бит, дорогуша. Тебе нравится?

 — Очень. Если тебе нужна будет помощь, всегда обращайся, помогу всем, чем только смогу.

Я оплатил заказ, мило улыбнулся единорожке и пошёл к Лире, по пути купив коробку шоколадных конфет.

Несколько минут блужданий по городу, и домик мятной единорожки был успешно найден. К несчастью, его хозяйка, видимо, куда-то ушла, и мне ничего не оставалось, кроме как сесть на лавочку рядом с её домом и ждать её.

Сам не понимаю, как это я так быстро свыкся с мыслью о сексе с нечеловеком, если можно так выразиться. Но если подумать, то что мне ещё было делать? Не проявлять же мне агрессию по отношению к этим невероятно милым существам из-за того, что они хотят сделать мне приятно, верно? Я не знаю, как мне вернуться в свой мир, значит, мне какое-то время нужно будет жить с этими пони, и я должен быть паинькой. 

Но что мне делать дальше? Не буду же я всё время находиться на попечении у Твайлайт, Лиры или ещё кого-то, кто примет меня к себе на проживание. Хотя, я думаю, можно будет обучиться тут какой-нибудь профессии, где использование магии или ловких пальцев необходимо. Поступлю каким-нибудь подмастерьем к часовщику, например, — с голоду не помру.

Я обнял винтовку и тяжко вздохнул. Эх, здорово было бы ещё раз бодро пробежаться пальцами по грифу гитары, зажимая аккорды «Nothing else matters». Некогда эта рок-баллада была моим любимым произведением группы «Metallica». Я вспомнил те славные мирные деньки, когда я мог слушать музыку, какую захочу, и столько, сколько захочу, и, свесив голову и тихонько покачиваясь в ритм мелодии, тихонько запел:

«So close no matter how far.

Couldn`t be much more from the heart…»

 — Алекс? 

От неожиданности я вздрогнул. Подняв голову, я увидел большие фиолетовые глаза Октавии, словно материализовавшейся неизвестно откуда.

 — Я чем-то напугала тебя?

 — Ох, нет, нет, что ты. Я просто слишком сильно задумался и не заметил тебя сразу.

 — Бывает, — многозначительно кивнула поняша. – А что ты делаешь у дома Лиры?

 — Жду её в надежде поблагодарить за вчерашние старания для меня. К тебе я тоже хотел зайти, но мы встретились раньше, чем я предполагал.

 — Что ж, это очень по-джентельменски, но… Лира уехала на гастроли час назад, и вернётся только через две недели. 

Я понурил голову. Поблагодарил, называется. Ну ладно, через две недели так через две недели. Октавия села на лавочку рядом со мной.

 — Как у тебя дела с Твайлайт? – участливо спросила она.

 — Мы с ней сошлись, — хмыкнул я. – А заодно я спас её от плода одного весьма неудачного её эксперимента. Не волнуйся за неё, с ней всё в порядке – я подоспел вовремя. 

Я вспомнил про коробку конфет, лежащую рядом со мной. Ну, раз уж Лира уехала, то…

 — Кстати, это тебе, — я протянул конфеты Октавии.

 — Ой, ну что ты… не надо было… — поняша закраснелась, — для друга не жалко сделать ничего.

Я по-рыцарски упал перед ней на одно колено, взял в руки её правое копыто (странно, но на нём не было ничего даже напоминающего роговые образования, а её шёрстка была самым мягким, к чему я когда-либо прикасался) и приложился к нему губами.

 — Но я настаиваю, миледи. Примите этот скромный дар в честь того, что вы навсегда останетесь в моём сердце как одна из прекраснейших и достойнейших…

Щёчки Октавии загорелись ещё больше, и она со смущением приняла мой «скромный дар».

 — Право, не стоило мне ничего дарить…

 — Ты заслужила куда больше, чем простую коробку конфет. Ты сильно помогла мне хотя бы тем, что не убежала от меня тогда, в лесу. Я бы натворил массу глупостей здесь, если бы не ты. 

 — Например?

 — Да что угодно. Понимаешь, я мог даже убить кого-то просто потому, что этот кто-то появился передо мной неожиданно.

Октавия вздрогнула, подумав об этом. Она с суровым видом помолчала секунд десять, а затем резко сменила тему нашего разговора.

 — А я знаю, чего нам не хватает к конфетам – чаю! Не откажете ли вы мне в удовольствии выпить с вами чашечку этого прекрасного напитка?

 — Миледи, — о да, мне определённо нравилась роль рыцаря, — я готов отречься от своего настоящего имени лишь только для того, чтобы принять имя, которое будет ласкать ваш слух и днём, и ночью, в любое время года и при любых обстоятельствах. Как вы могли допустить даже мысль о том, что я могу вам в чём-то отказать? Я приму за честь испить сего божественного настоя вместе с вами. 

 — Что ж, тогда пройдёмте же скорее со мной!

Я встал с лавочки и пошёл за серой пони. 

Спустя 20 минут мы уже были у домика Октавии и Винил, так напоминавшего морской камешек. Винил открыла нам дверь, и, увидев Октавию и меня с коробкой конфет, ехидно сказала:

 — Здра-а-авствуйте, здра-а-австуйте, голубки. Уже на свиданочку собрались, да? Ну вот, — она взяла тон старца-наставника, — а что тётушка Винил вам говорила? Вечно меня никто не слушает, а потом всё равно всё выходит по-моему...

 — Винил, ты так и будешь держать нас на пороге? – недовольно вставила Октавия.

 — Что вы, конечно, нет, а то если заниматься этим на холодном полу, то можно и спину себе застудить ненароком!

Пони звонко рассмеялась, но Октавия шутку своей подруги оценила ударом своего копыта по своему же лицу и тихим бормотанием «Селестия упаси».

 — Проходите. Я как раз готовилась к ленчу. 

Домик встретил нас запахом горячих бутербродов с сыром, от которого у меня моментально потекли слюнки. Что ни говори, а секс, особенно, если он с двумя партнёршами – занятие очень энергозатратное, да и на часах уж полдень. В комнате Октавии я сменил свой камуфляжный костюм на шорты и футболку от Рарити и в таком виде показался девочкам. Им очень понравился «оранжевый» я, а я глянул на свои ноги: о том, чтобы купить сандалии или шлёпанцы, я, конечно же, не подумал, а шастать в таком наряде и в берцах – не комильфо, так скажем. И тут же мне в голову пришёл один вопрос, который я и озвучил:

 — У вас очень мягкие копыта, девочки. Как же вы ходите по жёстким камням, дереву, а ваши копыта всё равно остаются мягкими?

 — Это магия, чувак, — бросила мне Винил, подавая бутерброды на стол.

Октавия дополнила единорожку:

 — Магия – незаменимый помощник в нашем мире не только тем, кто ей владеет. При ходьбе наши копыта обволакиваются магическим полем, которое по прочности не уступит костному образованию. Мы можем брать предметы в копыта благодаря магии, мы можем стоять на трёх ногах благодаря магии, — она продемонстрировала это на себе. – Пегасы летают не только благодаря полым костям, но ещё и благодаря магии, снижающей их вес. Про единорогов можно умолчать, я думаю. А как бы я зажимала струны виолончели, если бы не магия? Кстати, ты тоже можешь ходить без этих твоих сапог, и я уверяю, ты не поранишь ноги о какой-нибудь острый камень при ходьбе или беге.

Я искренне подивился этому, после чего взял горячий бутерброд и с наслаждением откусил сразу половину и запил её сладким чаем. Лепота… откинувшись на спинку стула, я ощущал вкус бутерброда, такой уютный и домашний, и умиротворение. Мало что может быть прекрасней чувства умиротворения и блаженного спокойствия, когда ты можешь дать гарантию в сто, нет, в сто двадцать процентов, что тебя здесь не убьют и не искалечат, разве что по чистой случайности. Второй день, всего второй день я здесь, а уже так много впечатлений от этого мира. Магия, гармония и эти чудесные кобылки в спа, а ещё было бы неплохо получше узнать эту Селестию – видно, она здесь является кем-то вроде царицы-матушки. А принципы магии было бы неплохо изучить в книгах, ну и у меня есть Твайлайт, которая согласится помочь мне с изучением местных наук, я думаю…

Несколько мгновений, и вышеуказанная влетает в дом без стука и, тяжело дыша, заявляет:

 — Алекс… Алекс… — она попыталась отдышаться, — Тебя принцесса… зовёт…

Твайлайт телекинезом вытащила из седельной сумки свиток со сломанной печатью и передала его мне. Я развернул свиток.

 — Прочитать его можешь?

Я кивнул и стал про себя читать:

«Здравствуй, Твайлайт.

Я написала тебе это сразу же, как только получила твоё письмо. Кем бы он ни являлся, я бы хотела увидеть его лично, и чем скорее, тем лучше. К сожалению, я занята, не могу приехать сама и навестить тебя заодно, но прошу, отправь его ко мне сразу, как только получишь письмо, а затем исследуй магический фон в месте, где он появился. Проследи, чтобы он взял с собой все вещи, которые попали в наш мир вместе с ним.

Надеюсь на твоё понимание, принцесса Селестия».

Я вернул свиток единорожке и без слов начал собираться.

http://vk.com/public58950351 — паблик автора.