Автор рисунка: BonesWolbach
Возвращение в реальность Под властью эмоций

Древние катакомбы

Я эту главу очень долго писал. Просто у меня были некоторые проблемы. То игра со словами не получалась, то настроения не было. Но даже, не смотря на эти проблемы, глава, по-моему мнению получилась неплохой, но и, признаюсь, не идеальной.

Пятнадцать лет заточения, одиночества и глубокой тишины. Бесконечная тьма, которая терзала душу, лишала свободы, наконец развеялась, и появился свет, свет надежды и тепла. Но как только свобода настала, то и надежды посыпались прахом. Город, семья, друзья — все было уничтожено без следа. Вот какие отпечатки остались в душе Ланса. И пока тот пытался обрести свободу, Тьма набирала силы, готовилась и терпеливо ждала. Ее ошибка в ту ночь сделала свое дело, и сама темная сущность не смогла контролировать тело бедного пони, который находился в чертогах своего разума. И вскоре этот момент настал, и Тьма сделала бы то же самое, что и с Мейнбургом, но завершить свое дело не дал сам Ланс, который смог вернуть себе контроль. Но Понивилль в ту ночь был почти разрушен.

Ланс медленно открыл глаза. Его голова безумно болела, как и все тело. Оно полностью было покрыто магическими ожогами и ранами, и как только он очнулся, то его тело сразу же окутало черным дымом. Как только дым развеялся, все раны, все ожоги исчезли, унеся за собой всю боль. Но вот только глаза еще не вернулись в норму, и из-за этого земной пони ничего не мог увидеть. Но как только зрение вернулось, тот просто был в шоке. Насколько он помнил, он приземлился в Вечнодиком лесу. Но вместо этого он оказался в странных катакомбах, что тому подтверждали еле заметные обломки цивилизации. Сам же Ланс находился на странном обрыве, вокруг которого была пропасть шириной более трех метров. В самом же низу этой пропасти находилась жгучая лава, которая изредка побулькивала. Осмотревшись, он развернулся назад и неожиданно увидел пегаску кроваво-красного цвета с черной гривой. Она лежала без сознания. Даже ни о чем не думая, он быстро подбежал к ней и стал тихонько будить ее. В конце-концов она проснулась, но от неожиданности заехала Лансу задними копытами прямо в челюсть. И заехала с такой силой, что тот аж отлетел на два метра и чуть ли не в саму пропасть. Приземлившись на самом краю выступа, он быстро поднялся и стал тереть место удара. О таком повороте событий он не задумывался. Пока тот проверял не сломана ли челюсть, пегаска подбежала к нему и со всем сожалением стала извиняться: Извините меня, пожалуйста. Я не хотела, честное слово. Просто для меня это было как-то неожиданно.

— Да я понимаю, — продолжая тереть челюсть, ответил земной пони. — На вашем месте я бы точно так же среагировал. — на его лице сразу же появилась дружелюбная улыбка.

— А вы случайно не знаете, где мы сейчас находимся? — поинтересовалась она, оглядывая каждый уголок местности.

— Хотел бы я знать, но... увы, не знаю. — с ноткой печали ответил тот. — Знаете, давайте лучше перейдем на “ты”. Меня зовут Ланс, а тебя? — спросил он, но вдруг заметил ее испуганное лицо. Медленно повернув голову, он увидел нечто ужасное. Позади него стояли уродливые существа, которые больно были похожи на ящериц, но их кожа была полностью покрыта хитином. Глаза их были полностью оранжевого цвета с маленькими, размером с горошину, зрачками, в которых можно было увидеть лишь злобу и ненависть. Но откуда они взялись и из-за чего они были так злы? Ланс так и не понял, но единственное что он понимал — это то, что эти существа настроены враждебно и переговоры с ними просто бесполезны. У некоторых из них было оружие, сделанное из камня, а у некоторых его не было, но зато у них были длинные и, к тому же, острые когти, которые могли сойти за самое смертельное оружие.

Пони стояли и смотрели на них с таким ужасом. Но вскоре одно из этих существ широко раскрыло пасть, показывая свои гнилые зубы, и издало просто душераздирающий крик, который прошел по всем клеточкам тела Ланса и пегаски. И после этого все оставшиеся твари повторили за первым, образуя просто невыносимый крик, который наверно мог просто убить. Но через несколько секунд эта звуковая пытка закончилась и существа начали атаку.

Хоть эти существа и выглядели устрашающе, но драться они не умели. Ланс наносил им мощные удары в голову, всячески вырубая их. Те даже не успевали подходить, а уж если и подходили, то не успевали замахнуться, как им в голову сразу же прилетал удар. Из многочисленной армии тварей остался маленький отряд из самых везучих, которые, посмотрев на все это, злились еще больше и рывками приближались к пони. Земной пони уже подумывал все закончить по быстрому, но он ошибся. Эти оставшиеся везунчики, как оказалось, были главными охотниками, так как они всячески уклонялись от ударов и даже наносили какие-то повреждения. Эта битва стала кровавой. Твари, уклоняясь от ударов Ланса, быстро наносили ему глубокие раны, от которых обычный пони уже давным-давно откинул бы копыта, но Ланс не из этих. Пегаска тоже не отставала и ей хоть и не скоро, но все же, удалось сбить двоих из них, но, не рассчитав силу, откинула их прямо в пропасть, где их уродливые тела исчезли в крови Земли.

Вскоре битва закончилась в пользу пони. Они смогли, они отбились. Эти твари здорово их покалечили, особенно Ланса. На его теле почти живого места не осталось, все полностью в ранах. Обычный пони сразу же бы погиб, но этот земной пони не относится к ним. Хоть они и отбились, но по-нормальному отдохнуть они не смогли. Прямо из недр пропасти вылез огромный голем в виде ящера. В его хищных глазах был виден гнев, гнев тех существ и гнев катакомб. Им нельзя здесь находиться, так и говорили его магматические глаза. Но они же попали сюда не по своей воле. Но каменного ящера это не волновало. Он резко ударил прямо по месту, где находились пони, полностью разрушив каменный оплот. Но к счастью пегаска успела среагировать и, схватив Ланса в полете, направилась вне зоны удара. Но голем был весьма быстр и сразу же махнул своей огромной лапой в сторону пегаски, отбив ее прямо в скалистую стену. Она обошлась лишь безобидным ударом спиной, но вот земной пони ударился головой, что сразу же заставило его потерять сознание. Бессознательное тело летело вниз головой прямо в кипящую лаву, прямо в лапы самой смерти. Но вот Тьма решила, что смерть подождет с душой Ланса и, взяв все в свои копыта, взяла контроль над телом. Открыв свои красные пустые глаза, она с молниеносной скоростью взлетела вверх, хотя до смерти оставалось всего несколько миллиметров. Поднявшись на достаточную высоту, она, с целью мести, камнем полетела в голема, подготовив при этом горящее копыта. Произошел удар. Вся сила, направленная Тьмой, сделала свое дело. Этот мощный удар просто снес ящеру половину головы в мелкие куски, тем отправив каменное существо обратно, в недра катакомб. Свое дело она сделала. Передав контроль Лансу, который как раз пришел в себя, она отправилась обратно в разум, в ее единственное королевство. Земной пони как только очнулся, так сразу заметил, что он, во-первых, летает, а, во-вторых, голема нет. Слегка повернув голову вправо, он заметил дальний проход, который, по его мнению, должен был вывести их на свободу. Он сообщил об этом пегаске и они полетели туда. Та за всем наблюдала и просто была в шоке. Видеть такое ей удалось лишь впервые. Как только они прибыли на место, так сразу же произошло землетрясение. Импульс из глубин прошелся по всем катакомбам, заставив все содрогнуться, а выход завалиться огромными булыжниками. Теперь пони находились в полной безопасности. Пока у них есть такой шанс, они решили его не упускать и немного отдохнуть. И тут пегаске пришлось увидеть еще одну особенность в Лансе. Она заметила, что его тело покрыл черный дым, который полностью залечил все раны.

— Знаешь, я никак не ожидала такое увидеть. — тяжело дыша, произнесла пегаска. Как только ее дыхание восстановилось, она продолжила. — Ты так с этим ящером круто обошелся. Прямо ему голову разнес! А как ты, находясь в миллиметре от смерти, молнией ринулся ввысь. Я была не то что удивлена и шокирована, я вообще... даже слов нету! — Ланс выслушал ее, и, честно говоря, не понял о чем она. Но вспомнив о Тьме, он сразу же понял, что пегаска имела в виду.

— Да... Круто. — это все, что смог сказать он. После этого у него возник вопрос. Почему же она спасла его?

— А кстати, откуда у тебя такие возможности? — поинтересовалась та, смотря на него с искрой надежды на ответ.

— Я позже расскажу, ладно? Просто сейчас неподходящее время и не подходящее место для этого, — пегаска согласно кивнула. — А кстати, ты так и не представилась.

— Блади — сразу же ответила она с дружелюбной улыбкой.

Прошло полчаса. За это довольно большое количество времени пони смогли неплохо отдохнуть. Но все же их избитые места болели, а у пегаски вообще щипали, так как у нее нет способностей, как у Ланса, поэтому они не могли зажить за такое количество времени. Встав на ноги, Ланс и Блади отправились дальше по коридору, освещенного самодельными факелами. Именно в начале этого коридора и отдыхали пони. Этот самый коридор был неплохо украшен. Огромные вазы, которые время не пощадило, странные символы и рисунки, которые как будто рассказывали о жителях этих катакомб. Вот коридор закончился, и перед земным пони и пегаской предстала комната, которая была полностью покрыта черными и фиолетовыми кристаллами разных размеров. Единственное, что выделялось в этой комнате, так это огромный фиолетовый кристалл, от которого исходил еле заметный черный дымок. И самое главное — в этой комнате не было выхода. Это означало одно — пони оказались в ловушке. Они переглянулись и, как будто поняв друг друга без всяких слов, согласно кивнув, стали искать выход. Но все было тщетно. Выхода не было. Вдруг в голову Блади пришла странная мысль. Она тихонько подошла к огромному кристаллу и осторожно приложила к нему копыто. Но это ничего не принесло. Земной пони, наблюдая за ней, тоже решил сделать попытку. Он осторожно приложил свое правое копыто к кристаллу и дальше стало происходить невероятное. Кристалл стал мигать черным цветом, а после этого по конечности Ланса стал идти ток, но он был весьма странного оттенка, а если быть точнее, то черного. И этот самый ток, словно ножи, проходил по копыту, образуя на ней странные фиолетовые линии. А после началась боль. Та самая невыносимая, та безжалостная боль, которая проходила по всему телу той самой ночью. Блади, заметив это, сразу же стала оттягивать его от кристалла, но это не помогало. Он как будто прилип к нему. Вскоре ток превратился в настоящий темный заряд, который хоть и освободил земного пони, но и к тому же откинул его огромной волной энергии, которая никак не могла навредить пегаске, но вот земного пони смогла отправить в бессознательное состояние. После этого по кристаллу начали проходить трещины, которые полностью уничтожили его, открыв при этом выход. Как только тот был уничтожен, за ним последовали все остальные кристаллы, которые находились в комнате.

Царство Тьмы. Разум, захваченный злым духом. Место, где сотни пони умирают в муках. Ланс открыл глаза. Его взору предстало темное небо, которое было полностью пустое. Ни луны, ни звезд — ничего не было, лишь сплошная пустота и тьма. Земной пони встал на ноги и стал осматриваться. Он не мог поверить. Он находился в Кантерлоте — столице самой Эквестрии. Но как он сюда попал? Он даже не догадывался, что находится в глубинах своего разума, где много лет скитался в поисках свободы. Это место преобразовалась, приобрело вид Кантерлота, но только погруженного во мрак. Проходя мимо, земной пони слышал стоны, крики о помощи, но он ничем не мог помочь. Дома, охваченные фиолетовым пламенем, говорили ему о многом. Вот уже на горизонте виднелся замок сестер-принцесс, и прямо с верхушки купола слетело какое-то существо, которое сбило спасающегося пегаса. Тот был обречен на жестокую смерть. Ланс добрался до замка. То существо, к счастью, не заметило его. Войдя в замок, он сразу же направился в тронный зал, так как его чувство говорило, что именно там находится что-то. Он открыл дверь в тронный зал и его глазам предстал весь ужас. Десятки стражников, расправленные самыми жестокими методами, лежали на полу, окровавленные. Некоторые из них находились на деревянных кольях, а у некоторых были оторваны конечности. У земного пони даже образовался рвотный рефлекс, но тот все же смог сдержать содержимое желудка. В самом конце зала все было застлано густым фиолетово-черным туманом, сквозь который нельзя было ничего увидеть. Ланс без страха и риска направился туда. Как только он оказался в самом центре зала, сразу же прозвучал голос Тьмы: — Так-так-так, кто это у нас тут? А, это ты, Ланс! Ну как тебе мои владения? Не правда ли прелесть?

— Если я скажу, что это “прелесть” — я совру. — жестким голосом сказал тот.

— Ну, у каждого свои вкусы. — после чего она усмехнулась. — Надеюсь ты понимаешь, где ты сейчас находишься?

— Да, я догадываюсь, — процедил он

— Это хорошо. А то объяснять не хочется. — прямо из под густого тумана появилась голова. И, как можно понять, это была голова Тьмы. Красные глаза с кошачьими зрачками, из которых исходил красный дымок, огромный рог и острые зубы сразу же предстали перед взором земного пони. — Итак, ты, как уже догадался, находишься в своем разуме. Надеюсь помнишь каким оно было? Да чего же я спрашиваю? Конечно помнишь! Ты же здесь пробыл пятнадцать лет! — после этих слов она начала дико хохотать, что выводило Ланса из себя.

— А ну прекращай! Ты ведь не хочешь проблем? — яростным тоном произнес тот.

— Проблемы? Какие проблемы, деточка? Ты сейчас находишься в моих владениях, а значит проблемы будут у тебя, если ты конечно на них меня спровоцируешь. — с ехидной улыбкой произнесла Тьма. — А кстати, поздравляю с находкой.

— С какой находкой? — с удивлением, но с той же злостью, спросил земной пони.

— Я о кристалле, конечно. Это очень редкие минералы, в которых хранится чистая темная энергия, которая зародилась много лет назад. Взгляни на свое копыто. — Ланс поднял копыто и увидел, что те странные линии ярко светились фиолетовым цветом. — Но та энергия, которую ты нашел, была в избытке, так что по тебе прошлась та боль. И да, из-за этого избытка, который не смог полностью пропитаться в тебя ты будешь чувствовать иногда ту же боль. И когда вся энергия будет в тебе, можно будет захватывать Эквестрию.

— Но мне этого не надо! — резко ответил тот.

— Но зато мне надо. Да и тем более все, что ты сейчас видишь, случиться рано или поздно. Я тебе гарантирую. — злобно улыбнулась Тьма. — А сейчас извини, тебе надо возвратиться обратно, а я пока подумаю, каким будет мой памятник в Кантерлоте. — Черный туман окутал земного пони, отправляя его обратно в реальность.

Резко вскочив, Ланс начал тяжело дышать, жадно поглощая воздух. Блади, заметив это, быстро подбежала к нему. На ее лице виднелось волнение. Отдышавшись, тот встал на ноги, но его состояние было настолько слабое, что те даже не держали его. Затылок, куда собственно и пришелся удар, болел, а в голове гудело. В глазах все было мутно до сих пор. Даже чувство, что это сон, а не реальность, не хотело покидать его. Но все пришло в норму тогда, когда пегаска все же решилась спросить: Ты в порядке? Просто ты потерял сознание на несколько минут. Я тебя пыталась привести в чувство, но все было бесполезно. И вдруг ты вскакиваешь так резко, что у меня аж сердце прихватило от испуга. Так что же случилось?

— Ничего не случилось. Просто... просто страшный сон, вот и все. — кое-как отговорился Ланс. Но Блади сразу поняла, что тут что-то не так, и что это просто отговорка. Но все же не стала зацикливаться на этом.

Набравшись сил, земной пони окончательно пришел в себя, и они отправились дальше. Выход, который находился за огромным кристаллом, оказался чуть длиннее, но вот рисунки и символы на стенах оказались те же. Никакого воображения у архитектора. Добравшись до конца, перед пони предстала красота той самой древней цивилизации. Огромные каменный колонны, украшенные разной гравировкой, и которые уже покрылись длинными лианами, с двух сторон шумели водопады, вода которых являлась питьевой для жителей этих катакомб, но уже некому ее пить. Чуть далее находились жилые дома и здания правительства, которых не пожалело время. Они одиноко стояли, дожидаясь своей участи. Но самое главное, находящееся здесь, — чистый воздух. Но по-видимому он откуда-то прибывал. Ланс поднял голову и заметил огромный проход, находящийся рядом с водопадом. Как только он собирался об этом сообщить пегаске, прямо перед ними резким рывком появился голем. В его оставшемся глазе виднелся гнев и жажда мести. Но он решил помучить земного пони не в физическом плане, а в моральном. Быстрым ударом он прибил к стене пегаску, которая даже не успела среагировать. Боль в спине от удара о стену сразу же дала о себе знать, но каменный ящер на этом не остановился. Он стал вдавливать ее прямо в стену. Ланс стоял и смотрел на это, понимая, что не может ничего сделать. В нем нету такой силы. Вскоре в голове начался шепот Тьмы, который твердил одно и то же: “Освободи всю ярость, весь гнев, всю злость! Освободи второго себя!”. Тот понимал, что это может помочь, но в этом была и своя загвоздка. Если он сделает это, то его состояние ослабиться, и он станет легкой добычей для Тьмы. А пегаску продолжали вдавливать. Даже ее терпения не хватило и она начала кричать от боли. Это все больше наталкивало Ланса принять темный облик. Вдруг послышался хруст, который издался от пегаски. Ящер смог сломать ей грудную клетку. Этот хруст прошелся по ушам земного пони, вызывая дикое чувство ярости и гнева. Это стало последней каплей. Его тело стало чернеть, а копыта загорелись огнем фиолетового цвета. Грива и хвост приобрели такие же цвета, делаясь похожими на огонь на ногах. Белая оболочка стала красной, а в зрачке зажглось пламя гнева. Приняв темную оболочку, тот образовал теневые крылья и молнией накинулся на ящера, нанеся тому невероятной мощности удар по его руке, который лишил того конечности. Рука разлетелась на мельчайшие куски, что и разозлило голема еще сильнее. Он решил отомстить тому уже физически и за голову, и за руку. Но тот даже не предполагал худшего. Ланс подлетел к нему и ударил прямо в грудь, оставив на ней трещины, которые сразу начали светиться фиолетовым цветом. Ящер взглянул на это и не понял, что это такое. Посмотрев на земного пони с крыльями, он заметил на его лице злобную улыбку. Спустя мгновенье место удара взорвалось, откинув голема прямо под водопад. Вода оказалось для того настоящей кислотой. От него исходил пар, а сам тот погибал от дикой и мучительной боли. И тогда, взглянув ему прямо в глаз, Ланс увидел только вопрос: “Почему?”. Но он уже не смог ответить. Каменный ящер скончался. Глядя на него, Ланс стал понимать, что темная оболочка пробуждает в нем гнев, ярость, злость и ненависть, которые находятся в глубине души.

Он хотел вернуть себе прежний облик, избавиться от темных пут, но... его предположения насчет Тьмы оказались правдивыми. Темный облик ослабил его, что и почувствовала та. Она стала быстро брать все под свой контроль, но Ланс сопротивлялся. Темная сущность не понимала, откуда в нем столько сил, чтобы сопротивляться. Она надеялась по-быстрому захватить контроль над телом и выбраться из катакомб, но ее надеждам не суждено было сбыться. Земной пони противился контролю, отчего Тьма решила сдаться. После этого темная оболочка исчезла, вернув земному пони прежний вид. Но вот крылья не исчезли. Он начал понимать, что может пользоваться привилегиями Тьмы и без темной оболочки. Он управлял крыльями так, как будто они у него были еще с рождения. Быстро подлетев к пегаске, он заметил, что она потеряла сознание от боли. Закинув ее на спину, Ланс полетел прямо к выходу, на свободу.

Ночь. Тихая и спокойная ночь властвовала на небе. Белый диск вместо солнца как-то освещал землю, придавая некоторых местам более прекрасный вид. Тот выход, куда летел земной пони, оказался пещерой, который выводил прямо в Серебролиственный лес. Это очень легендарное место прославилось своей красотой, которая наступает только ночью. Ведь именно здесь обычный зеленый лес окутывается серебром в ночное время. Но никто не знал, где находится этот самый лес. Лишь некоторые смогли увидеть это, а тайна о местонахождении этого леса умерла вместе с ними. Выйдя наружу, Ланс приподнял голову. Его взору предстала вся красота легенды. Эти покрытые серебром листья, словно, отражали в себе всю чистоту и недоступность этого места. Он продолжил путь. Идя вперед, он добрался до места с небольшим озером, наполненным кристаллически чистой водой. На дне этого озера находились разные рыбки, которые спокойно плавали, никому не мешая. Но все же земной пони потревожил их покой. Он тихонько положил тело пегаски в воду, от чего та быстро очнулась. Прохлада воды сразу же прошлась по ее телу, вызывая лишь легкую дрожь. Вода в озере как будто была лечебной, потому что Блади стала чувствовать себя лучше, а вся боль стала исчезать без следа. Быстро встав на ноги, она решила полностью окунуться в воду. Ланс решил не мешать ей. Он отправился за хворостом для костра и за тем, чем можно этот костер разжечь. Через несколько минут тот уже тащил на себе целую гору хвороста, а в зубах держал два кремневых камня, с помощью которых можно разжечь огонь. К этому моменту пегаска уже вдоволь накупалась и теперь лежала на суше, дрожа от холода. Ланс быстро разжег костер, чем еще раз спас Блади, но только уже от холода. Удобно устроившись у огня, они стали разговаривать о всяком: о жизни, о музыке, даже как-то затронулась тема о политике. Но вскоре разговор дошел до той темы, о которой земной пони обещал рассказать.

— Ну все-таки откуда у тебя эти... способности? — спросила та, устраиваясь поудобнее. — И не забудь, ты обещал мне рассказать.

— Да помню, помню. — ответил Ланс. Глубоко вздохнув, он начал рассказ. — Как ты видишь, я — земной пони. А значит таких способностей с рождения у меня оказаться не может. Да, они достались моим главным пороком — любопытством. Когда-то я возвращался из Понивилля в Мейнбург, а дело это было осенью. Погода была отвратительная и очень холодная. Не знаю почему, но вдруг у меня устали ноги, а неподалеку находилась пещера. В общем я зашел в нее, но в ней было как-то странно тепло. Я решил проведать, отчего это может быть, и это стало моей ошибкой. — он поник, рассказывая это. Эта история стала для него кошмаром, воспоминанием, которое он хотел забыть, как страшный сон.

— Я вижу, тебе это очень тяжело рассказывать. — заметила пегаска, взглянув на него. — Если ты не хочешь, можешь не рассказывать, я пойму.

— Раз начал, лучше уж закончу. — вздохнув, ответил тот. — В общем в той пещере находился древний дух, сущность, которая вселилась в меня. Я тогда не знал, что внутри меня есть что-то. Я отправился в Мейнбург. Теперь я буду вечно себя винить в этом. В общем там Тьма захватила контроль над моим телом, а меня самого отправила в свой же разум. Когда же я смог выбраться, то сразу же узнал две новости, которые оказались как два ножа в спину. Во-первых, я пробыл в своем разуме пятнадцать лет, а, во-вторых, Мейнбург был разрушен. Несложно догадаться кем. Никто не выжил, ни моя семья, ни мои друзья, ни простые жители.

— Значит вот оно как. Целых пятнадцать лет. — Блади не знала, что и сказать. Вся эта история поражала просто до глубины души. Она до этого момента не знала, что Ланс является жертвой злобного духа, который уничтожил целый город и вместе с ним ни в чем невинных пони. — Прости, что спросила. Если бы я знала, то не спрашивала бы.

— Да ничего. Мне даже как-то легче на душе стало. — утешая ее, проговорил земной пони.

Прошло полчаса, а Блади уже потянуло в сон. Она удобно улеглась на своих копытах, закрыв глаза. Не прошло и минуты, как сон полностью охватил ее. Ланс лежал и смотрел на неё. Эта пегаска — она единственная, кто понимает его. Ведь ее родители тоже погибли, а точнее родитель. Хоть он и не был ей родным, но все равно она любила его, несмотря ни на что. Приподняв голову, он стал смотреть на ночное небо. Луна и звезды были его спутниками на данный момент. Вскоре ночь повлияла и на него. Тот, устроившись точно так же, как и пегаска, закрыл глаза и отправился в мир грез. А костер, который уже потухал, грел их, пока его жизнь не угасла.