Автор рисунка: aJVL
Спокойствие

Разведка

— Кхм, господа, мы начинаем.

С такими словами главнокомандующий военными силами Новой Эквестрии открыл экстренное собрание.

— Как вы уже знаете, вчера вечером силы Красных предприняли попытку захвата Лас — Пегасуса. Так как на платформе были слабо развиты силы гражданской обороны, платформа сдалась спустя два часа. По данным разведки, погибло около сорока пегасов, оборонявших город. Красные использовали новое передовое оружие, но мы точно не можем сказать, какое именно. Свидетелей нет.

За круглым столом в небольшой комнате сидели пони разных мастей и рас. Все, кроме главного офицера, молчали с практически одинаковым взглядом, где перемешались грусть, усталость и некоторая нотка обречённости.

— Замечу, — разрушил секунды тишины один из высокопоставленных чинов, — что Клаудсдейл от лица Союза перьев попросил у нас помощи. Учитывая наши секретные и довольно успешные разработки нового вооружения, мы сможем оказать эффективную поддержку и отвоевать Лас — Пегасус обратно. Это, возможно, даже станет шагом к объединению Союза перьев с Новой Эквестрией!

— И необходимо полностью разбить силы Красных, иначе они повторят попытку завоевания. – добавил один из присутствующих.

— Согласен, — сказал главнокомандующий, — и ещё могу добавить, что это несколько объясняет такое быстрое решение проблемы с новым видом растений из Леса, которые сбивали дирижабли. Возможно, что Красные использовали для вырубки этих стреляющих растений группу наёмников.

— Думаю, стоит отправить несколько разведчиков на Красную Платформу с целью добыть информацию о новых приспособлениях Красных, а также их планов. Или устроить диверсию – предложил пегас, начальник разведывательного корпуса.

— Да, только с Филлидельфийской Платформы пегасам путь закрыт. Нужно искать кого-то ближе и с возможностью незаметного проникновения, — добавил пегас с грубым голосом из-за стола.

— Но все офицеры либо в Лас — Пегасусе, и то немного, либо же на Ноль-Второй, – возразил главнокомандующий.

На этом слове хилый единорог ворвался в совещательную комнату и гордо объявил:

— Главнокомандующий Шайнинг Армор, в Клаудсдейле обнаружились два наших разведчика, успевших вылететь из Лас — Пегасуса. Они также вполне готовы предоставить нам информацию о том, что произошло!


— Ну, спасибо, чудо-связист.

Гарни пожал копыто земному пони, сидевшему у приличных размеров магической радиостанции, и уже было собирался пройти за мной следом к дверному проёму, как из динамика снова послышались слова.

Гарни вздохнул:

— Чего там ещё?

— Просят предоставить информацию о том, что произошло, товарищ офицер, — хриплым голосом ответил связист.

Гарни ещё тяжелее вздохнул.

— Сел, ты, это, иди, прогуляйся. Может, чего подслушаешь или найдёшь.

— А ты получишь повышение.

Гарни ухмыльнулся, — ну, если получу, то буду платить за тебя в баре.

— Ловлю на слове, — я указал копытом в лицо Гарни и вышел из небольшой палатки.

— Встретимся перед вылетом! – крикнул он мне вдогонку.

Клаудсдейл являлся полуплатформой. Одна часть была металлической, тут жили представители всех рас, вторая – канонично, из облаков ручной работы. Однако железная часть не находилась под облаками. Всё было при солнечном свете. Но в облаках было особенно: большие и маленькие хлопья водяного пара отражали и преломляли свет так, что освещение становилось необычным и загадочным. Такая игра лучей могла быть только в родной среде пегасов.

Главное напутствие на летающей платформе — не смотреть вниз.

Пони жили в палатках, кто беднее, или маленьких домах из дерева, кто богаче. В Клаудсейле, что и логично, не было большого запаса строительных ресурсов кроме облаков. Только железо, и довольно много, но, наверное, неправильно было бы строить из него дома.

Клаудсдейл не являлся основным городом Союза перьев, однако теперь, после захвата Пегасуса, он начнёт преображаться. Я надеюсь. Высокие чины резво перелетели сюда и обосновались в облачной части.

Упомяну, что мы с Гарни бежали из Пегасуса уже после его захвата. Мы и пара умельцев смогли угнать дирижабль Красных. Это было несложно и даже немного скучно, ведь красные попросту ушли вглубь города и оставили одного хиленького охранника смотреть за воздушным судном. Ну и что он сделает против толпы из восьми враждебно настроенных пони?

Интересное замечание. Гениальных изобретателей больше в малообеспеченных городах, это всегда было так. Мне ещё отец так говорил. Да и сам я замечал, что в Мэйнхеттене куда меньше известных гениев (и то, замечу, дизайнеры и прочие). А вот, например, на Горной платформе абсолютно точно велось проектирование разработок Новой Эквестрии. Оттуда союз собирал величайшие умы. Эту платформу в народе стали изредка называть Научной.

А в Клаудсдейле была давно неработающая фабрика радуги. Лес взял на себя эту функцию. Странное влияние, его до сих пор толком не объяснили. Поговаривают, что до разрастания леса, когда именно пегасы управляли погодой, только в Вечнодиком Лесу климат регулировался сам, без чьего-либо влияния, животные не нуждались в уходе, а деревья и кусты росли хаотично, там, где им вздумается. Что ж, теперь Вечнодикий Лес, или просто Лес, везде, и погода регулируется сама тоже везде. Фабрику и некоторые другие предприятия попросту растащили на запчасти для станков или установок. А некоторые стервятники даже приносили с земли дополнительные ресурсы.

Рынок тут был не самым большим, но каждая палатка с товаром имела очень хороший и обширный ассортимент.

— Неплохие часы, — заметил один сидящий зелёный единорог у палатки, когда я шёл между рядов.

— Взял в Филлидельфии.

Единорог подвинулся к моей передней ноге и осмотрел устройство.

— А Тод знает толк в «широких» вещах, — с улыбкой протянул зелёный пони.

Я только хотел спросить, откуда он его знает и что, собственно всё это значит. Но он в ту же секунду взял телекинезом некую квадратную штуку и присоединил к моим часам.

— Та-да-а-ам.

Я поднял свою переднюю правую ногу и с интересом посмотрел на неё. Модуль, который прикрепил единорог, стал показывать мой пульс и строку физического состояния, если я правильно понял.

— Полезно, конечно, но я — засранец везучий, и…

— Вот как раз таким везучим засранцам эти штуки и нужны, — заявил единорог.

Я усмехнулся.

— Сколько?

— Два бита. Что уж тут, для старины Тода.

— Кстати да, — вспомнил я свой вопрос, — откуда ты его знаешь?

— У одного мастера учились до понца хорошей жизни, — с некоторой грустью сказал пони-торговец и закрыл глаза.

Я не очень хотел прерывать этот неловкий момент, но интерес к другим возможно полезным устройствам подтолкнул меня к вопросу.

— А что-нибудь ещё есть?

Глаза единорога открылись, наваждение грусти мгновенно испарилось, отдав образовавшуюся пустоту торговому азарту. Единорог стал показывать передним копытом на каждую вещицу своего ассортимента и максимально кратко рассказывать про каждое устройство. Однако ничего особо интересного не было, но я взял фонарик для Гарни, одевающийся на ухо.

Вот и всё. Я расплатился, но всё же захотел расспросить этого кудесника и сел на круп рядом с ним.

— Что слышно о Красных?

— Да ничего такого, что не говорит народ.

— Может у тебя есть связи или свои источники?

Единорог усмехнулся.

— Есть, но они свои. Да и зачем эти истории путнику? Большой интерес?

— Больший интерес, чем личный, — я достал удостоверение.

Умелец уже нервно взглотнул, и понятно почему.

— Да нет, — усмехнулся я, — я не проверяю контрабанду. Разведка.

— О-о-ох, ясно, — успокоился и выдохнул единорог, — тогда расскажу, конечно.

Он присел поудобнее.

— Что ты именно хочешь узнать?

— Интересно мне, кто помог убрать стреляющие растения около Пегасуса до атаки. Тебе что-нибудь известно?

— Да, слыхал. Группа каких-то наемников… или независимых одиночек…. Не знаю, группа неких хорошо экипированных пони спустилась на поверхность и попросту обрезала эти смертельные ростки, забрав их. Всё.

— Пегасы?

— Не только. И единорог был, и земной пони.

— Кстати о земных пони. Недавно в Филлидельфии я видел одного. Прыгал похлеще кого-либо из тех животных, которых я видел в своей жизни. И улетел на воздушном шаре Красных. Слышал?

— Ещё бритый по самые уши? Грива такая, ну, маленькая, — единорог поводил копытом около своей гривы, показывая размер.

— Да, он самый, видимо.

— Это как раз один из этих наемников… или… ну ты понял.

Какие страсти. Я призадумался.

— И всё же, — спросил я, — на кого они работают, или кто их поставщик?

— Вот этого никто понять не может. На их оборудовании красуются самые разные символы. Техника — Красных, костюмы — явно от независимых мастеров…

— Нашлись тут герои. Ладно, это всё. Спасибо ещё раз.

— Да ты заходи еще, чаю хряпнем.

— Хех, конечно. И да, — уже начав отходить, окликнул его я, — откуда у тебя вся эта информация?

Он огляделся и подошёл ко мне.

— У меня сын — разведчик в Союзе перьев.

— Ясно. Хорошего разведчика воспитал, — я легонько стукнул его по плечу, ещё раз попрощался и пошёл.


Я люблю Клаудсдейл. Тут преобладает солнце. Всё ярче. Всегда. Ни одного тёмного уголка.

Кому-то быстро надоедает это яркое окружение, заставляющее глаза очень быстро утомляться, а мне это, можно сказать, добавляет красок в моё некрасочное зрение. И это просто прекрасно.

Лучик света отразился от пролетающего облака и устремился на меня. Я невольно прищурился, опустив глаза. Взгляд упал на мои часы, точнее некий технологичный аксессуар, показывающий ещё и время. Интересно, придумал ли Тод сам такое модульное устройство прибора, или где-то оно уже давно используется. Во всяком случае, к этой чудо машинке можно подключить большое разнообразие модулей. Например, показывающий текущую освещённость, позволяя скрываться в темноте, или даже миниатюрный медицинский набор, автоматически вкалывающий тебе что-нибудь в экстренных ситуациях, адреналин там или противостолбнячное.

Что-то я призадумался. Ха, мини-аптечка. Где бы ещё мастеров таких найти.

Внезапное дуновение ветерка отбросило немного фантастические мысли. Я устремил взгляд к краю платформы. Клаудсдейл имеет самый хороший порт для вылетов, какой может быть вообще где-нибудь. Если на остальных платформах для вылета или прилёта судов использовались простые квадратные вырезы, то тут для каждого судна было и небольшое помещение разгрузки, и лестница для захода, и подобие навеса от яркого солнца…

И всё это на платформе без стройматериалов. Всем остальным должно быть стыдно, я думаю.

Ко мне подбежал Гарни.

— У нас задание. Разведывательное. Если выполним, медаль дадут!

— Так и сказали?

— Нет, но я уверен!

Я усмехнулся и осмотрел дирижабли. Грузчики разгружали небольшие ящики с провизией, и что-то друг другу передавали. Малый тихий бизнес. Я бы хотел таким заняться.

— Так, что за задание? – спросил я.

— Проникнуть на Красную и добыть сведения или перспективные разработки у них. В схватки не вступать, свидетелей вырубать. Сделать максимально гуманно и не попасться в плен.

— А разработки себе оставить можно будет?

— Только нелегально. Ну, как ты умеешь.

— Кстати о разработках, — я достал из сумки этакий подарочный фонарик для Гарни, — примерь.

Он сразу смекнул и надел устройство.

— Днём, правда, не проверить… но сидит удобно.

— Сидит удобно… Как платье примерил, — ухмыльнулся я.

Гарни толкнул меня в плечо и фыркнул.

— Забудем. Теперь идём к номеру четыре.


Хоть отбытие от Клаудсдейла должно было быть недолгим, наша лёгкая походка растянула путь на добрые пятнадцать минут. Страха перед заданием не было, это будет просто. Наверное.

Ну, мы надеялись.

Нам в этом везёт.

И нашему пилоту везёт в полётах. Это был белый земной пони неухоженного вида. Он был и механиком и пилотом самого маленького дирижабля. Меньше я просто пока не видел, но три пони там умещались с лёгкостью.

— Я вообще-то работаю на Новую Эквестрию года четыре, — рассказывал он, пока управлял судном и поглядывал на приборную панель, — перевожу снабжение. Ну и помогаю с другими делами. Делаю, что говорят, да каждый месяц в отпуск на недельку.

Гарни присвистнул.

— А зарплата? – спросил даже не я, а моя алчная душа.

— Хватает на ресурсы и еду, но накопить на что-либо тяжеловато. Однако не могу сказать, что живу я бедно и экономно, — он повернулся и ухмыльнулся довольно белоснежной улыбкой.

Далее мы летели молча. Гудели двигатели воздушного судна, в окнах иногда маячили одинокие облачка. Я, было, хотел посмотреть вниз, но не стал. Зачем лишний раз наблюдать за одинаковым и скучным зелёным пейзажем с непроглядной темнотой листвы и веток. Примерно через пять минут мы увидели вдалеке заброшенный Кантерлот.

— Слушай, а не так сильно зарос, — заметил Гарни, присматриваясь ко всё ещё величественному силуэту бывшей столицы.

— Но все равно сунуться туда мало кто рискнёт, — ответил я.

— А стоило бы! Магические артефакты, бесценные рукописи!

— Для тебя это только деньги, и не оправдывайся.

— А что тут такого? – взглянул он на меня, вопросительно выгнув бровь, — мне это не поможет, а вот знатокам – очень даже. Но сами-то они не достанут.

— И то верно.

И опять молчание. Кантерлот уже не было видно, облаков было достаточно много, а летели мы еле-еле под ними.

Беззаботная жизнь без этих механизмов и железок. Магия только во благо. Что мы потеряли…

— Сколько нам лететь? – спросил Гарни, уже утомившись.

— Ну, чисто теоретически, я уже вижу платформу.

Это подняло моральный дух моего друга, и он тоже стал всматриваться. Тихий шум двигателей умиротворял меня, и я просто прилег и ждал.

— Помните оба, — надо бы сказать это, — мы не из Новой Эквестрии и тем более не офицеры. Просто торговцы-путешественники.

— Ясно, начальник, — откозыряв, сказал земной пони.

Кстати, его имя Сноуфилд.


Мы успешно пришвартовались. И, как я и ожидал, к нам подошёл один из городовых. Тут ведь контроль, чтоб ему пусто было.

Представившись, как мы и договорились, торговцами, от нас отстали.

Красная платформа. Бывший Сталлионград сохранял свои коммунистические традиции и поэтому не использует магию. От этого воздух был тут отвратительным, пропитанным газом и дымом с заводов.

Распрощавшись со Сноуфилдом, мы отправились в центр города.

— А где нам, собственно, брать информацию?

— Ну смотри, — Гарни знал эту платформу и даже понял загадочную красную душу, — главное здание у них восьмиэтажное и широкое. Планы хранятся в кабинете главного инженера. У него наверняка самые лучшие окна и офис на самом верхнем этаже. Найдём планы помещений — и дело практически сделано. Окна там везде, даже в архиве, так что…

— Главное пролезть, — заметил я.

— Алкоголь уходит не в круп. Ну, я надеюсь, — усмехнулся мой друг.

— Откуда такая уверенность? Зная твой послужной список, я могу заявить, что у тебя даже кровь из алкоголя.

И, тем не менее, он имел стальное здоровье. Удивительно.

— А мне нормально. Кстати, скоро подойдём.

Гарни жил тут два года, однако переехал довольно давно на Ноль-Вторую. Он и не работал на красных, просто тут жил и порой мешал коктейли в баре. Да, мой друг барпони, хоть и ушёл на профессиональную пенсию.

— Товарищи, — нас остановили два стражника в плотных кольчужных бронежилетах. Это очень хорошая броня, без магии. Со стальными пластинами. Но, увы, устаревшая, — предъявите документы.

Мы достали паспорта из сумок. Стражники внимательно изучили их, задали пару вопросов и, отдав нам документы обратно, пошли дальше по своим делам.

— Видишь, они даже не знают, что есть вероятность нападения, — сказал мне Гарни.

Я обернулся и увидел, что эти два стражника идут к охранной будке.

— Слушай, — решил уточнить я и указал на них, — а у них нет списков врагов народа там…

И Гарни тоже прищурился.

— А может и есть. Они ведь из разведданных сразу делают списки разведчиков. А вдруг и про нас пробили? – спросил меня он.

— Навряд ли. Мы же ничем не выделяемся. Может они вовсе не за этим.

И правда. Один из стражников что-то стал рассказывать другим, затем они все дружно посмеялись и отошли от будки, оставив только одного пони дежурить. Мы вздохнули и спокойно продолжили выполнять нашу разведывательную операцию.

Продолжение следует...