Цвета Магии

Булат Дамаск новичок в Эквестрии, приехавший в страну в поисках нового смысла жизни. Что он найдёт здесь?

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк ОС - пони

Черная Кервидерия

Незапланированное приключение группки оленей железного века, начавшееся с того, что один из них струсил во время "поединка мужества". События происходят в рамках "Черной Эквестрии".

ОС - пони

Они настоящие

После событий серии Bats Флаттершай, с подачи Рейнбоу Дэш, вынуждена пройти коммисию фестралов, дабы вступить в ряды Детей Ночи. Однако придя на собеседование, она делает для себя неожиданное открытие.

Флаттершай Другие пони

Клык

О попо-символе.

ОС - пони

Под звёздами леса

Очередной фестиваль, очередные посиделки подруг и немного крепкого сидра. Что может пойти не так?

Рэйнбоу Дэш Флаттершай

Кукловод

Теплый, ламповый рассказ с неожиданным окончанием.

Трикси, Великая и Могучая Другие пони

Волею судьбы

В один день, судьбы сразу нескольких пони и людей тесно сплетаются между собой.

ОС - пони Человеки

Похождение демикорна: Сингулярность.

Все в нем. Редактировал Knorke.И скорее всего это его последняя работа на строиесе.

Детские фото

В фотоальбомах можно найти немало неприятных сюрпризов: постороннего пони, случайно забредшего в кадр, неудачно нанесённую на тело краску или просто свидетельство того, как ваша мать наряжала вас шаурмой. Твайлайт Спаркл ожидала от семейного вечера лишь очередную порцию смущённого румянца на щеках. Чего она точно не ожидала, так это пары крыльев, таинственным образом возникшей на фотографиях из её детства. Быть может, у Селестии найдётся объяснение этому.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Другие пони Шайнинг Армор

Быть злой легко, править - сложнее

Однажды Селестия ни с того ни с сего решает, что пора упиваться безграничной властью.

Принцесса Селестия Принцесса Луна Дэринг Ду

Автор рисунка: Devinian

Спроси пустыню

Глава 2

С присущим каждой девушке любопытством, она бесстыдно разглядывала его кьютимарку, слегка завидуя тому, что у него она есть. А вот у нее пока что еще нету, как обидно, почему столь жестоко устроен мир? Слоу решила, что обязательно подумает по этому поводу, только чуть-чуть попозже. Потому что сейчас у нее было совсем немного времени, чтобы представить, какие приключения ждут ее дальше. И будут ли это приключения?
Он проведет ее по городам алмазных псов, покажет ей то, как они живут, а потом выведет обратно. Воображение — обрадованное, бодрое, проснувшееся ото сна услужливо подкидывало ей прекрасные картины. А что, если именно там она получит свою метку? И не надо смеяться, это вполне даже не так уж и невозможно — ведь этот единорог наверняка получил ее почти точно таким же образом! Ну или почти точно таким же.
На крупе у Маста был свиток, с пунктирной линией, заканчивающейся на крупном кресте. Интересно, а какой у него особый талант? Говорят, что способности единорогов зачастую связаны с их волшебным рогом. Надо будет спросить у Мапа, как только он проснется.
Вчерашняя песчаная буря закончилась тогда, когда она еще спала, а Мап Сталкер, решив и удостоверившись, что им больше ничего не угрожает, разбил небольшой лагерь, а потом и сам прилег отдохнуть. Нужно беречь силы, если хочешь выжить здесь. Он не сомневался, что может дойти до места назначения, но вдруг чутье даст трещину, вдруг он где-нибудь ошибется — всего лишь один раз оступится — и тогда уже их ничего не спасет. Можно быть сколь угодно хорошим караванщиком, но без достаточного количества припасов ты все одно ничтожество. Очередная песчинка в этой огромной, большой пустыне. А как-то однажды Сит, великий мудрец, призыватель джиннов, спросил у своего призванного слуги — сколько на «сковородке» песчинок. Тот ему и ответил — спроси пустыню. То ли отмахнуться хотел, то ли наоборот — высказал великую мудрость, теперь уже не разберешь. Но караванщикам эта фраза очень уж пришлась по сердцу.
Мап Сталкер открыл глаза, словно по команде, тут же приподнялся и огляделся, и лишь потом только зевнул и потянулся. Посмотрел на пегаску — так значит девушка ему совсем не приснилась. Что ж, хорошо.
— Мы выходим прямо сейчас. Собираем лагерь и идем — сказал он удивленной Слоу. Моргнув глазами, она лишь тихонько поинтересовалась о завтраке и о том, что было бы неплохо хоть немного умыться. В ответ Маст лишь усмехнулся и отрицательно покачал мордой.
— Здесь тебе не Эквестрия. И где ты собралась умываться? Если вдруг надумаешь поискать тут воду, то кликни меня — ради такого я даже задержусь. Говорят, что несколько минут здорового смеха продлевают жизнь. Если же подобные глупости у тебя из головы выветрились то нам надо спешить, чтобы не сжарится на солнцепеке. У тебя есть хоть что-нибудь, чтобы надеть на голову? Ааа, колючку мне в хвост...
Через мгновение он накинул на голову Слоу толстый плотный платок, который она недоуменно сняла.- Что еще за шутки? Здесь и так жарко!
— Надень. Или получишь солнечный удар. И, поверь, здесь он будет куда более опасным, чем где-нибудь на пляже.
Девушка послушалась. Раз уж она обещала ему, что будет беспрекословно идти за ним и делать все что говорит, не следовало сопротивляться..
Маст решил экономить припасы. Теперь их было двое, а он на это не рассчитывал. Придется делить провиант и воду, а значит — им обоим придется немного поограничится. Ничего, глядишь, не поест кобылка до обеда — больше пользы будет, скинет немножко веса. С удовлетворением жеребец подметив, что у Слоу вполне неплохая фигурка, разве только что слегка полновата. Это тут же дало о себе знать — с девушки градом стекал пот, а она вот-вот готова была высунуть язык и повесить набок. Изредка ей приходила в голову глупая идея размять крылья и тут же ее пронзала дикая боль.
— Ты растянула мышцы, потому и болит — пояснил Маст.
— А это пройдет? — в голосе была непередаваемая детская наивность, заставившая жеребца ухмыльнутся.
— Конечно же нет, теперь так будет на всю жизнь. А может даже и еще больнее, как только погода испортится — Сталкер пошутил, даже не заметив, что изрядно напугал Слоу. Она выскочила вперед, заглядывая прямо ему в морду.
— Это правда? Я так не хочу!
— Да успокойся, успокойся... я всего лишь пошутил. Лучше побереги глотку, не ори так громко.
— Так с моими крыльями все в порядке? — продолжала свой град из вопросов девушка.
— Ты просто потянула мышцы. Вчера ты долго летела без передышки, наверно, как никогда раньше. Вот и все.
Повисла неловкая тишина. Слоу, отдышавшись, пропустила его вперед, Маст ловко и легко зашагал. Бедняжка недоумевала, как ему это удается? Как ему удается не поддаваться этому жаркому солнцу, не обжигать свои копыта в песке и чувствовать себя как рыба в воде? Размышления заняли ее настолько, что она даже забыла поинтересоваться насчет кьютимарки — она просто шла следом и думала о своем. Это помогало отвлечься, забыться на короткий миг, представить что все не так уж и плохо.
Ветер, словно игривый малыш-шалун, резко дунул ей в лицо, заиграл с ее непричесанной гривой, окатил очередной волной этого «золотого моря».
— Ааай! — кобылка вскрикнула, закрываясь передним копытом — Что это? Еще одна песчаная буря?
— Нет — Мап Сталкер отрицательно покачал головой, зажмурился. Его рог на пару секунд зажегся, высекая ярко-красные искры, а потом потух. Наконец, Мап Сталкер снизошел до ответа, внемля молчаливому ожиданию своей спутницы. — Поднимается ветер. Наверно, нам стоит поторопится вперед, потому что вскоре начнется дождь.
— А что такого плохого в дожде? — 
— То, что нам придется менять маршрут. Но ничего, у меня есть с собой немного денег. Кстати, а ты, случаем, с собой денег не взяла?
Слоу в ответ лишь пристыжено опустила морду, уставившись на свои копыта. Как будто бы на них происходило нечто более достойное ее внимания.
— Понятно... Ладно, пойдем
— А куда мы идем? Ты сказал, что придется менять маршрут.
— Мы заглянем в один из кишлаков — ответил он ей совсем безучастно и, предвидя следующий вопрос, тут же ответил и на него — это такая деревня у алмазных псов. Все увидишь сама
Честно признаться, Слоу очень устала — даже еще больше, чем вчера. Ноги грозили уйти от своей хозяйки за то, что она столь нещадно их истязает, хотелось пить. Маст делал вид, что не слышит каждый раз, как только она просила сделать привал или говорила о том, что хочет есть. Ей казалось, что этот треклятый кушак или как он там называется — никогда не появится перед ними.
Пустыня представляла из себя самое унылое зрелище, какое только можно было себе представить — кругом только один золотисто желтый песок и возвышающиеся, словно волны, барханы. Уже сейчас у Слоу Майнд на зубах был песок. Он же был в ушах, глазах и где только его не было! Полный пузырь докучал девушке, но она стеснялась сказать Масту, что ей бы совсем не помешало ненадолго уединиться в ближайших кустиках. Да и в какие тут кусты вообще можно отойти? А делать у него на виду свои дела ей абсолютным образом не хотелось. Ну когда же появится эта дискордова деревня? Встретится с культурой алмазных псов кобылка желала теперь более, чем когда бы то ни было. Да и еще и этот дождь... с чего он взял, что вообще будет какой-то дождь? На небе, вторя ее мыслям, не было ни единого облачка.
— Уже не терпится посмотреть, что там будет?
— Более чем — натужено отозвалась девушка. Платок, который выдал ей Маст и в самом деле помогал от жары — а ей казалось что с ним будет только хуже. Внезапно единорог остановился, и столь неожиданно, что девушка врезалась в него, чуть протолкнув вперед.
— Почему мы остановились? Я не вижу здесь никакого Ки... ку... никакой деревни. — девушка растерянно оглядывалась по сторонам, словно предполагая, что поселение алмазных псов прямо сейчас, поднимая тучи пыли, вырвется из под песка.
— Здесь зыбучие пески —
— Зыбучие пески? Что это?
— Нечто навроде болота. Лучше пройдем их стороной, если, конечно, не хочешь принять последнюю в своей жизни песочную ванну.
Слоу явно таким желанием не страдала, а потому прищурилась. Зыбучие пески — что ха чудо такое? В голову приходило что-то из школьных познаний, но она помнила все слишком плохо. Надо было больше слушать учительницу, а не разевать рот и глядеть в потолок, раздумывая над новыми туфельками и пилочкой для копыт. Мап Сталкер, кажется, уроки не прогуливал и даже более того — мог сам многому научить, чем в принципе тут же и занялся.
— Это пески перенасыщенные воздухом или газами, влагой от каких либо источников. По иному — Старсвирлова жидкость, он был первым, кто смог их изучить в достаточной мере. В принципе то, они кажутся твердыми, но на деле — очень опасны. Утянут очень быстро и не выберешься.
— Я слышала о них, когда была маленькой — решила указать на то, что она не совсем неграмотная Слоу. Но ничего более умнее этого произнести не удосужилась.
— Слышать о них мало. Я лично видел, как сюда затянуло одного земнопони. А мы тогда даже не успели и крякнуть от удивления и притащить веревку — кажется, Маст прямо таки пестрил подобными жизненными историями и мог рассказать их не меньше тысячи. А то и двух тысяч. Слоу тут же представила себе понячий череп, хранящийся где-то в глубинах этого песка и ее тут же передернуло. А вдруг это была девушка? Молодая, красивая, вот прямо как она. А может у нее даже парень был, или даже муж. И детки остались...
— Да ладно, я пошутил — рассмеялся Маст, но дополнил — Однако, целиком не утонешь, но вот застрять в песке можешь. А здесь, в пустыне, это может оказаться губительно. Ладно, идем дальше. Следуй за мной и не шагу в сторону, поняла?
Слоу кивнула головой в знак того, что ей все ясно. И почему он постоянно над ней шутит? Это ее пугает — каждая его шутка так или иначе связана с чем-то плохим. В бедняжке начала расти обида к спутнику.
— Как ты узнал о том, что здесь эти самые пески? — 
— Это мой особый талант — без зазрения совести признался Маст, а потом уточнил — Я могу находить путь куда угодно, если хоть раз уже там побывал. Ну и еще вижу все невидимые препятствия, вроде этих песков. В болотах я вижу топи, иногда могу углядеть магическую стену.
Слоу в тот же миг сообразила, сколь ей повезло с попутчиком. Точнее с спасителем. Мало того, что он знал много о пустынях, так еще и видел путь, куда надо идти! Ну разве ей не повезло?
— А чем так опасен обычный дождик? Или в пустыне он тоже какой-то необыкновенный? — не удержалась она от очередного вопроса. Странно, даже для самого Мап Сталкера, но она не раздражала и не надоедала ему своим любопытством. Хотя чему удивляться? Обычно весь энтузиазм и тяга к приключениям заканчивалась у остальных уже там, где он их находил и они канючили об одном — дабы он поскорее вернул их домой.
— Вообще-то дождь в пустыне очень опасен. Поначалу-то он кажется всего лишь обыкновенным, маленьким дождичком, но потом превращается в сплошную стену воды. Настолько сильную, что она сбивает с ног и не дает подняться
— Опять шутишь? — с сомнением, чуть прищурившись, поинтересовалась девушка, расправив крылья от возмущения.
— Отнюдь, на этот раз не шутка.
Слоу решила не продолжать свои расспросы, а идти дальше молча. И впрямь, если бы дождь не был столь серьезной проблемой, то он не стал бы менять свое направление. А может, вдруг он специально изменил маршрут, чтобы отвести ее куда-нибудь и отдать в лапы алмазных псов? Мысль, конечно, была интересной, интригующей и завораживающей, возбуждающей воображение и разум, вот только не было ответа на один вопрос. Зачем? Зачем ему надо было бы отдавать ее кому-то, особенно алмазным псам. Хотя, ей вдруг вспомнилось, что одну модницу, Рэрити, одну из элементов гармонии, как-то один раз утащили алмазные псы. И об этом даже писали в газетах, даже там, в Клаудсдейле! Правда, чести ради, Рэрити была единорогом и ее особый талант заключался в поиске драгоценных камней, особенно алмазов.
— Что у тебя в сумках? — пегаска даже не заметила, что произнесла это вслух. В туалет захотелось еще больше. Странное, необычное чувство, когда хочется пить и писать одновременно. Двойной неописуемый дискомфорт. — Может быть, дашь мне немного воды? Ну хоть глоточек — не дожидаясь ответа, Слоу решила попробовать свои многочисленные просьбы. А вдруг твердое, словно камень, сердце Мап Сталкера оттает и он снизойдет?
Жеребец устало вздохнул, приостановился, вынув из седельных сумок флягу и кинул ее девушке. На вопрос счел возможным не отвечать, но Слоу Майнд была не такова, если бы чуть позже не повторила свой вопрос. Всевозможные мысли проникали ей в мозг, нашептывая разные варианты. Там неимоверные сокровища, которые он прячет от всех. А может быть там чьи-нибудь кости и он хочет их захоронить, чтобы никто не узнал о его преступлении? Нет, не так... это же бред, такого не бывает. Во всей Эквестрии еще не было ни одного случая преднамеренного убийства ибо... ибо зачем?
Если вам вдруг вздумается когда-нибудь попутешествовать по великолепной, красочной и радужной Эквестрии, то не стесняясь можете поймать любого тамошнего жителя и спросить о преступлениях. На вас просто посмотрят с недоумением, ибо зачем? Зачем делать что-то противозаконное, когда можно жить спокойной и нормальной жизнью? Где не жалкий маленький мирок, не крохотная уютная утопия, а целая страна, благополучие которое зиждется на основах не высокой морали — а чистой логики. Ну ведь согласитесь — разве логично причинять кому-то вред, обижать кого-то, делать больно другим, когда ты понимаешь, что это плохо? Более того — когда ты понимаешь НАСКОЛЬКО это плохо.
Пегаска мотнула головой, а потом пошла быстрее, отдала флягу обратно. Вообще-то ей поначалу казалось, что она сделает и впрямь лишь пару глотков, но ведь... ведь жажде не прикажешь, верно?
— Дождь в пустыне опасен тем, что он может идти долго, продолжатся целый день
— Никогда бы не подумала, что в пустыне бывают дожди — хихикнула пегаска.
— Бывают и еще какие. Но у меня нет особого желания показывать тебе его. Идем, не задерживайся, мы должны дойти до кишлака уже через полчаса — пояснил Маст, напрягая свой рог, чтобы посмотреть дорогу и узнать — не ошибся или не сбился он в пути?
Нетерпение Слоу поддерживалась естественными нуждами. Ну там-то уж точно, наверно, должны быть туалеты, куда она сможет отойти. Интересно, а Мап Сталкер страдает от этого или нет? Она не видела, чтобы он хоть куда-то отходил — все шел и шел вперед, не обращая внимания ни на хищных птиц, что пролетали над ними, ни на далекие точки где-то на горизонте. Когда, еще вначале дня, девушка заметила их, он приказал ей не обращать внимания и идти за ним, а сам при этом зашагал куда быстрее. Снова вспомнились его слова о ограблении. Неужели он говорил правду?
Кишлак вырос перед ними совсем незаметно. Точнее сказать, если бы хоть кто-нибудь сказал юной Майнд, что именно так выглядят деревни у псов — она бы ни за что не поверила. Несколько обычных, наскоро слепленных глинобиток, окруженные полуразрушенной стеной, которая только и мечтала о ремонте. Валялись кости каких-то гигантских тварей, судя по всему лежавшие здесь уже не первое десятилетие, а то и столетие. Кто это был? Дракон? Мантикора, а может быть какая-нибудь местная зверушка? Спроси пустыню...
— Этьо... это и есть... тот самый? — с нескрываемым презрением в голосе поинтересовалась Слоу, вглядываясь в Мап Сталкера. Шутит или нет? Если это очередной его подкол, то он получит от нее копытом, сколь бы не был благодетелем.
На его лице не было даже тени улыбки, ни один мускул не дрогнул. Неужели это правда и есть поселение алмазных псов? Да как тут вообще можно жить?
Потягиваясь и разминая мышцы, из глинобитки, покачивая небольшой феской на голове, вышел двугорбый пони. Или не пони — девушка никогда раньше не видела таких. Словно чуя для самой себя опасность от неизвестного, от чужака — хотя это она была здесь чужачка, пегаска бочком-бочком перебралась за спину Мап Сталкера.
— Кто это? — тихо, совсем шепотом проговорила она, прижав уши к голове. И ей совсем было не стыдно за свой собственный и совсем детский страх.
— Тише, помолчи — Маст отозвался чужим, грозным и неприятным, обидным басом. Она поникла еще больше, но промолчала.
— Мафусаил, сколько лун! — на Маста словно бы снизошло озарение и он изменился в лице, сменив маску мрачности и строгости на дружелюбное лицо. Такие метаморфозы в знакомом Слоу почему-то очень не понравились. Как и тот, кого он назвал Мафусаилом — было в нем что-то не то. Двугорбый, цвет шерсти — что у песка, не отличишь издалека. Небольшие, бегающие глазки и вечно веселая морда, жует не хуже коровы, словно жвачку. Длинные ноги, небольшие копыта, а на том месте, где по идее должна была бы быть кьютимарка — большая, вышитая всеми цветами радуги накидка. Словно он ее стыдился, а может у него ее и нет вовсе? Слоу чуть было не хихикнула
— Сала малейкум, Мапсталк. Ханун? — он кивнул в сторону девушки. Слоу вдруг представилось, что она очень-очень далеко отсюда. Что она сидит в ванне и наслаждается прохладной водой, что льется из душа. Сейчас вот она возьмет мыло, мочалку и...
— Нет. Приблуда.
Это она то Приблуда? Да что этот жеребец себе позволяет? Отрастил рог и теперь думает, что все может? Негодование, накопившееся за этот день забурлило в ней с новой силой, обещая излиться самой настоящей истерикой. Но Слоу себя сдерживала. Прохладная вода, даже не так — холодная. Она сидит в ней, и нет никакого солнца, ну вот совсем. Нет, ну есть, совсем чуть-чуть, не такое жаркое. А что если вдруг Селестия захочет сделать солнце не золотым диском, а например синим квадратом? Ей это под силу? Принцесса же все таки.
— Не ханун? Плёхо, бача —
— Это алмазный пес? — недогадливость Слоу можно было понять и простить, ибо этих самых псов она никогда не видела. Только читала, но вот чтобы воочию — нет, не пришлось, ну ни разочку. Юная мисс Майнд мысленно пожалела об этом. В мысли вклинивалась принцесса, кажущаяся крошечной игрушечной фигуркой, которую кто-то высоко подбросил вверх. А на рогу у нее сидит синий шестиугольник солнца. Что за бред? И почему ее называют ханун? Что такое ханун?
— Познакомься, Мафусаил. Видишь эту голубоглазую? Как я тебе уже сказал — Приблуда, ее зовут Слоу. Слоу, познакомься. Это мой старый друг, Мафусаил. Он — верблюд.
Словно бы это название было ругательством, Мафусаил вдруг отвернулся в сторону и смачно плюнул на песок. Далеко плевок полетел, по дугообразной, прям по параболе. Майнд чуть было не начала выстраивать траекторию полета, но таки опомнилась.
— Верблюд? — словно невзначай переспросила она. Интересно, а каких еще существ она здесь увидит? Здесь есть пони? И это не алмазный пес... Очевидно же, глупая, что не алмазный, верблюд же! Слоу отругала себя за тугодумчивость. Неужели она всегда была такой? Видимо, всегда. — А где же тогда алмазные псы? Ты говорил, что это их деревня.
Мафусаил молчал, но продолжал жевать,

разглядывая гостью снизу доверху. Как будто бы изъян в ней какой искал и, что самое обидное — словно и впрямь нашел! Вот же песочная бестия, у самого-то и ноги длинные и морда вытянутые и вообще плюешься! Эти мысли чуть было не образовались в словесной форме и не сорвались с губ девушки. Она вдруг покраснела, словно мак.
— Они там — Маст ухмыльнулся, начиная разгребать копытцом песок, а потом, видя что его знакомая снова впадает в глухую задумчивость, довершил — они привыкли жить под землей из-за постоянных поисков драгоценных камней. Немудрено, что и сейчас они живут под землей. А здесь, на поверхности — только верблюды. Мафусаил, пройдем к тебе? Я страсть как хочу отдохнуть —
— Надвигается буря. Видел самум?
— И не только видел. Пригласишь? — 
— Заходы, гостэм будешь, бача!- Мафусаил, словно не с очень большой охотой, совсем не гостеприимно пропустил их в дом. Точнее пропустил Маста, а перед Слоу встал стеной, продолжая ее разглядывать.
— Мафусаил, она же со мной, пропусти. Дам бакшиш — пообещал Сталкер, кивнув на свои тюки, что были приделаны вместо седельных сумок. Мафусаил довольно крякнул и только после этого девушка была пропущена.