Автор рисунка: Stinkehund
Вся наша жизнь...

Твой мир в огне

Страшная сказка на ночь.

Из комьев тверди оставляя след,

Несётся гость столь редкий в этом мире.

Он позабыт уже немало лет

В беспечности живущих, как в могиле.

Взойдя на холм, он станет наблюдать,

Как суд вершиться не его руками,

Отнюдь не из боязни их марать,

Он низок перед высшими богами

И вмешиваться право не имел,

Всего лишь вестник – окаянный всадник,

Но суть свою внести хотел

В дурманной дружбомагии рассадник.

На севере потрескаются льды.

Поднимется никем не наречённый

Монарх без подданных, властитель без земли,

На одиночество навеки осуждённый.

Захочет бывший пленник всё вернуть,

Начав с короны, что ему принадлежала.

Чужими страхами наполнен этот путь,

А больше и не надо для начала.

Народ, познавший горечь неудач

Поднимется за королевой роя,

Ей не нужны отчаянье и плач,

Ей нужно лишь пресытиться любовью.

Как саранча, захватят города,

Их жителей изгложат до безумья,

До низверженья ясного ума –

Такая цель властительницы улья.

Давно отпетая хозяйка тёмных нег

С принцессой вновь разделит одно тело,

Не будет больше сладостным ночлег,

Кошмар и ночь — вот всё, что та хотела.

«На колени, рабы!» — возвещает король,

Терзая кристальное царство.

«Воруйте любовь, оставляя лишь боль!» -
Вот лозунг чейнджлингского братства.

«Смотрите на звёзды! Какая луна!» -
Кричит порожденье порока,

Ему невдомёк, что без солнца страна,

Умрёт, как без пеших дорога.

Создателя рука уже спешит,

Закрасить зло в утопии любимой.

Он верит — «Дружба точно победит!

Конец у сказки должен быть счастливый!»

Сейчас пером героев черканёт,

Спасителей Эквестрии заядлых.

Всё обойдётся, обязательно пройдёт

Без лишних хлопот скучных или ратных.

Но всадник руку автора поймал:

«Смотри, ничтожный, на своё творенье!

Твой мир в огне, а я — конец начал!

Беспомощно взирай его паденье!»

Принцессу одолела злая шутка,

Затмила ненависть величественный взор.

С сестрой она лишилась и рассудка,

Надежду отобрал пришедший вор.

Смотря, как умирает всё живое,

Под крики вновь вернувшихся теней,

Она решила в пламя роковое

Обрушить силу солнечных огней.

Все стоны жертв и мрака ликованье,

Мольбы пощады, музыка жатвы,

Злой рокот, отчуждённое рыданье,

Принцессе перестали быть слышны.

Спустилась раскалённая планета,

В горнило превращая тёмный пир,

Она, став частью пламени и света,

Испепелила уже умерший свой мир.

Пустыню пепла оставляя за спиною,

Покинул красный всадник мёртвый холм.

Забывших мироздания устои,

Однажды потревожит блеск и гром.