О монстрах и пони

Светлая и счастливая Эквестрия. Мир, в котором нет места чудовищам. Но, возможно, истоки этого мира лежат в совсем другой эпохе, когда светила двигались по своей прихоти, легенды жили и дышали, а магия не была подчинена пони. Кризалис родилась в эти давно забытые времена, еще не зная, какую роль ей предстоит сыграть, и какую цену она заплатит за это.

Другие пони ОС - пони Кризалис

Архетипист

Почему пони снятся сны? Почему наши сновидения настолько похожи? Что, если бы нам стало сниться нечто совершенно новое? Дискорд говорил, что хотел сделать наши сны более интересными. Добавить немножко остроты в наши скучные ночные жизни. Ничего опасного — лишь толику веселья, чтобы было о чём поговорить утром. «Незачем так беспокоиться, Твайлайт Спаркл, — уверял он. — Как-никак сны ещё никому не вредили». Хотелось бы мне, чтобы он был прав.

Твайлайт Спаркл Дискорд Старлайт Глиммер

Конкретно, Кто?

Чип Каттер не самый популярный жеребенок в Понивилле. Он просто слоняется по окрестностям и ищет вдохновение для новой скульптуры. Однако, когда он находит на стене брошенное произведение искусства, оно быстро приводит его на путь дружбы. Ему просто хотелось, чтобы этот путь был не настолько живописным.

Другие пони

Последний шанс

Дэринг Ду попала в очередную ловушку коварного Ауизотла. Сумеет ли она выбраться.

Дэринг Ду

История Дискорда: Эпизод 2 - На пути к Империи

Кто такой Дискорд? Дух хаоса и дисгармонии - ответите вы. Но что скрывается за этим общепринятым понятием? В этом эпизоде, все так же от лица Дискорда, я опишу события, происходившие во время его заточения в статуе, а также его мысли по этому поводу.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони Дискорд

Теория хаоса

О чем повествует Древнейшая история Эквестрии? Каков был мир до установления в нем Гармонии - или она существовала вечно? Вопросы, подобные этим, волновали многих. Поэтому когда археологи в Алмазных копях обнаружили следы цивилизации, которая жила еще раньше - и была очень продвинута в техническом плане - историки возликовали: появилась возможность получить ответы! Открытие это, несомненно, должно было принести мир и просвещение. Впрочем (как и всегда), всех ждал жестокий облом...

Твайлайт Спаркл Другие пони Дискорд Кризалис

Реабилитация

Перед вами фанфик, основанный на фанфике «Лечебница» («Asylum»). Он представляет собой продолжение истории после 27 главы. Крайне рекомендуется сначала прочитать «Лечебницу».

Твайлайт Спаркл Другие пони

Нелепый

Как известно, грифоны - существа самодостаточные. Однако даже им нужен кто-то, кто бы позаботился о них на небесах.

Что случилось в Эквестрии

Сборник зарисовок на самые разные темы

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Принцесса Селестия ОС - пони Найтмэр Мун Кризалис Чейнджлинги

Руны зазеркалья

Вы спросите: "ещё один рассказ про человека попавшего в Эквестрию?". я отвечу: Да! Однако я пошел на риск, и попытался объединить два в чём-то похожих мира. Проект находится в стадии разработки, поэтому в ходе сюжета возможны некоторые изменения. Над названием я ещё поработаю.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Другие пони ОС - пони Человеки

Автор рисунка: aJVL
Глава третья – Примирение Глава пятая – Катексис

Глава четвёртая – Выздоровление

Самообладание — Глава четвёртая – Выздоровление — Автор: Varanus — Google Docs

Самообладание

Глава четвёртая – Выздоровление

Автор: Varanus

~{C}~

Луна приближалась к горизонту, и Эквестрия готовилась встретить новый рассвет. Почувствовав ещё далёкий зов солнца, Селестия проснулась.

Первым её порывом было подняться и приступить к своим обычным утренним ритуалам, но сопровождавший пробуждение туман в голове замутнял ход её мыслей сильнее, чем обычно. Мышцы были тяжёлыми и уставшими, а ещё маленький тёплый комок шерсти прижимался к ней спереди. Она непроизвольно прижалась к нему, ещё несколько секунд наслаждаясь теплом и уютом мягкой постели. Пока зов солнца был далёким; рассвет мог немного подождать.

Её разум начал медленно собирать воедино мелькающие в памяти воспоминания. Первым, что она вспомнила, была травянистая равнина и покачивание красных ветвей. Она попыталась ухватиться за эти образы. Ей очень редко доводилось видеть столь яркий сон, и принцесса знала, что каждая деталь в нём имела значение.

Она вспомнила… ей снилась Твайлайт.

И она… Сердце Селестии забилось о рёбра, когда её разуму удалось наконец восстановить часть картины.

— О небеса… неужели я и правда сказала..?

Мало-помалу до неё начало доходить, что тёплый предмет, который она к себе прижимала, был чьим-то телом. Она застыла, и, оставаясь неподвижной, осторожно приоткрыла один глаз, только для того, чтобы увидеть фиолетовую гриву лежащей рядом с ней пони.

— Твайлайт? — недоумённо пробормотала она. Единорожка не ответила, продолжая мирно дремать.

Селестия лежала неподвижно, чтобы не потревожить спящую Твайлайт. Совершенно неподвижно. Вместо этого она попыталась вспомнить, что случилось вчера. И ей это не удалось – память была словно чистый лист, и это подливало масла в огонь зарождавшегося в ней страха.

Что бы ни произошло в предыдущий день, что бы ни давало Твайлайт повод спать в её объятиях, Селестия не могла вспомнить этого.

Зато свой сон она помнила очень ясно. Она помнила, как бежала рядом с сияющей единорожкой, наслаждаясь чувством свободы, помнила сладкие фрукты, растущие на красных ветвях, вкус…

Селестия вновь посмотрела на лежащую рядом с ней кобылку, всё ещё уютно устроившуюся меж её передних ног. Глухо бьющееся в груди сердце заставило её задаться вопросом, который она не могла так просто отбросить, ведь отрицание его уже было бы ответом.

«Неужели я… влюбилась в неё?»

И тут же пожалела об этой мысли.

«Глупость. Дурацкая мысль», — продолжала она говорить себе, всеми силами пытаясь выбросить её из головы. — «Глупо, глупо, глупо. Это не может быть правдой!»

Она напряглась, подсознание кричало отстраниться, вскочить на ноги, но ей удалось успокоиться, и, закрыв глаза, сосредоточиться на дыхании. Привычные действия быстро помогли ей войти в состояние мирной расслабляющей медитации.

«Ладно, давай думать логически…» — сказала она себе. — «У снов может быть много разных значений. Я же не сказала "я люблю тебя", я сказала "любовь моя". Это ведь не обязательно нечто романтического характера, верно? Я слышала, как родители говорили так своим детям». Селестии не очень-то нравился этот вариант, но это было лучше, чем ничего.

«Что до фрукта... Плод того дерева был именно тем, что мы искали. Скорее всего, он относится к исследованию, которое проводит Твайлайт, над которым мы обе работаем». Да, такой вариант звучал удовлетворительно.

«Конечно, он может значить ещё и…» Комок застрял у неё в горле, а мышцы напряглись, и ей снова пришлось справляться с желанием убежать куда-нибудь. «Не паникуй!» — напомнила она себе. — «Рассуждай логически! Анализируй! »

Принцесса глубоко вздохнула, вдыхая ароматы в комнате. Она заметила, что её собственный запах смешивается с запахом Твайлайт, едва ощутимым ароматом лаванды и лёгкого пота. Однако ни один из запахов не говорил о том, что произошло нечто необычное, не было следов еды или алкоголя, и тем более никаких ягод и фруктов. Селестия с облегчением выдохнула – насколько она могла судить, её протеже всего лишь разделяла с ней постель, и ничего более.

Она внезапно почувствовала себя ужасно глупо за своё разыгравшееся воображение и жгучую волну стыда за такую бурную реакцию.

Принцесса знала, что Твайлайт была о ней очень высокого мнения и даже спустя столько времени очень ценила мнение своей наставницы. Если бы она проснулась и увидела реакцию Селестии, её бы это очень огорчило. Она могла бы подумать, что Селестии отвратительна мысль о том, чтобы быть с ней, и она могла бы вбить себе в голову, что и все остальные думают так же. Селестия знала Твайлайт как саму себя – она была умна, находчива и образованна, но если ей в голову взбредёт какая-нибудь идея, она будет крутиться и крутиться, переворачивая всё с ног на голову.

Она чуть не ранила сердце своей любимой маленькой единорожки, и всё из-за чего? Из-за того, что она испугалась, что могла влюбиться?

«И вообще, почему ты так нервничаешь?» — спросила она себя, ещё крепче прижимая к себе единорожку. Твайлайт вздохнула во сне, и Селестия почувствовала, как улыбка расползается на кончиках её губ. «Всё не так ужасно».

Она мягко поцеловала голову Твайлайт. «Прости».

Принцесса чувствовала, что приближался рассвет. Когда Селестия осторожно, чтобы не разбудить единорожку, выбиралась из-под одеяла, вспышка боли мелькнула в её боку, заставив аликорна оставить нежности и, схватив покрывало зубами, одним рывком сдёрнуть его с кровати.

Она посмотрела на свой бок и увидела поблекший ожог. Внезапно события прошедшего вечера снова начали проясняться в её голове – пробуждение в больнице, паника, поиски ученицы, возвращение в замок, её ссора с Луной…

Твайлайт, назвавшая её по имени и обещавшая никогда её не оставлять…

И, к сожалению, головная боль. Она простонала, но сейчас, после небольшого отдыха, боль была куда слабее.

Она повернулась в сторону балкона, чтобы посмотреть на небо, и ошеломлённо застыла, заметив прямо за стеклянной дверью тёмную фигуру. Луна ждала там и наблюдала за горизонтом. Её грива мягко светилась волшебным звёздным светом, а тело было неразличимым силуэтом на фоне светлеющего предрассветного неба, заставляя и без того тёмную шерсть казаться почти чёрной при таком контрасте.

На мгновение Селестии почудилось… но она выбросила из головы глупые тревоги и неторопливо прошлась на балкон, чтобы присоединиться к сестре.

— Здравствуй, Луна, — прошептала она, подойдя близко к иссиня-чёрному аликорну и потёршись щекой о её щеку.

Луна склонила голову в сторону Селестии, но в остальном никак не отреагировала на прикосновение.

— Доброе утро, сестра, — просто ответила она.

— Доброе? — дружелюбно поинтересовалась Селестия. — Полагаю, это зависит от тебя.

Это привлекло внимание Луны:

— Ты не забыла…

Селестия кивнула:

— Рассвет приближается. Ты готова?

— Думаю, что да. Я уже некоторое время пыталась дотянуться до солнца, чтобы освоится поначалу. У тебя есть… что посоветовать мне?

— Для начала просто прикоснись к нему, а затем дай солнцу лишь лёгкий толчок, чтобы направить его по небесной дуге, — объясняла Селестия. — Солнце хочет освещать мир, так что этим утром просто поддержи его. Возможно, тебе придётся немного скорректировать его орбиту в полдень, но лучше начинать понемногу и изучить его движение прежде, чем управлять им напрямую.

— Так что, мне просто дать ему двигаться вокруг планеты? — недоверчиво спросила Луна.

— Для начала, — ободряюще ответила Селестия. — Солнце очень сильно отличается от луны. Её нужно бережно и осторожно направлять, так как она находится ближе к Эквестрии и может влиять на поверхность…

— …через течения, гравитационную стабильность и психологический эффект, которым она обладает над пони и другими существами, — закончила ночная принцесса. Она понимающе улыбнулась своей сестре, прежде чем вновь сосредоточиться на солнце. — Получается, раз солнце находится на большем расстоянии от планеты, то им не нужно напрямую управлять?

— Судя по моему опыту, да, — сказала Селестия. — Свет, тепло и магия оказывают самое сильное влияние на Эквестрию, но на их пути на них воздействует столько факторов, что даже если орбита незначительно сместится, то всё, что заметят пони, будет лишь крошечное изменение температуры.

— Понятно… просто подтолкнуть солнце… — пробормотала Луна про себя. Она выпрямилась и посмотрела на горизонт, где луна покорно садилась, ожидая нового погружения в сон.

Селестия чувствовала, как солнце зовёт её из далёких далей. Головная боль не замедлила напомнить о себе, лишая её возможности ответить небесному светилу.

— Да, именно так.

Луна сделала шаг вперёд, её рог засиял магической силой, а крылья распахнулись. Она согнула колени и склонила голову в почтительном поклоне. Её луна ответила незамедлительно, плавно скользнув за линию горизонта. Аликорн цвета ночного неба сохраняла такую позу ещё несколько секунд, а затем наклонилась ещё ниже и мощным толчком взмыла вверх. Селестия с одобрением смотрела, как её сестра делала широкие взмахи крыльями, поднимаясь всё выше, а её передние копыта протянулись навстречу небу. Рог принцессы вспыхнул, и внезапно всё тело её оказалось окружено сиянием рассвета, когда солнце ответило на призыв.

Селестия смотрела на новый рассвет со смешанными чувствами: по большей части это были удивление и гордость за сестру, но была в её сердце и крупица дурного предчувствия. С тех самых пор, как Селестия приступила к своим обязанностям, солнце направляла только она. И до этой секунды Селестия до конца не понимала, на какую уступку она идёт для своей сестры.

Луна обернулась в воздухе, чтобы бросить взгляд на старшую сестру, нерешительно ожидая её реакции. Селестия улыбнулась ей с гордостью и пониманием. «Похоже, до сего момента никто из нас полностью не осознавал значимости этого события. Если она может направлять солнце так же, как я могу направлять луну, то разница между солнечной и ночной принцессой становится весьма расплывчатой».

Копыта Луны стукнули о каменный пол балкона, когда она приземлилась позади Селестии.

— Я… я сделала это, — выдохнула она, наблюдая за бледным утренним небом. — Оно услышало меня…

— Отличная работа, — похвалила её Селестия. — Как ты себя чувствуешь?

— Я… немного изнурённой, — признала она, отводя взгляд от восходящего солнца и поворачиваясь к сестре.

Несколько секунд она молчала, затем посмотрела на Селестию твёрдым взглядом:

— Это меняет дело, да? Прошлой ночью мне всего лишь хотелось доказать свою любовь нашим подданным, но теперь…

— Ночь всегда будет принадлежать тебе, сестра, даже если мне пришлось на время её одолжить, — заверила её Селестия. — Тут то же самое. Ты всё равно остаёшься принцессой ночи, а я – принцессой дня. Просто теперь не настолько буквально.

— И у тебя нет никаких возражений? — осторожно спросила Луна.

Селестия наблюдала за рассветом, обдумывая вопрос.

— Нет. У меня нет никаких причин для этого, — мягко сказала она. — Возможно, это естественный путь развития наших с тобой ролей. В конце концов, наши метки означают куда больше, чем просто солнце и луну, верно? — Она успокаивающе улыбнулась сестре, и та слегка расслабилась.

Луна на секунду приоткрыла рот, будто хотела что-то сказать, но, похоже, передумала. Вместо этого она вновь посмотрела на рассвет, словно пыталась уверить себя в его реальности.

— Чем собираешься сегодня заняться? — прервала тишину Селестия.

— Ну, я… — Луна помедлила, с трудом подавив зевок. — Прости, думаю сейчас мне лучше поспать. Этот рассвет меня порядком истощил, а я ещё и не выспалась сегодня.

— Думаю, мне стоит последовать твоему примеру, — сказала Селестия. Она прикрыла глаза, пытаясь вспомнить, говорила ли Твайлайт что-то о её сотрясении. — Надеюсь, если я буду соблюдать постельный режим, то головная боль пройдёт поскорее.

— Так говорит Рамхарт, — кивнула Луна. — Ещё он советовал, чтобы кто-то за тобой постоянно наблюдал, поэтому я предложила Твайлайт. Хоть я и не ожидала, что она будет наблюдать за тобой так… тщательно…

— Что? — Селестия удивлённо вскинула брови, но когда её сестра кивком указала на дверь в спальную, то поняла, что та имела в виду. Она смущённо покачала головой. — О, всё не так, как может показаться на первый взгляд.

Луна усмехнулась.

— Так она не наблюдала за тобой? Как безответственно…

Селестия начала краснеть.

— Луна!

— Что? — невинно спросила та.

— В твоих устах это звучит так… — Селестия не договорила, окончательно смутившись.

Луна торжествующе хмыкнула:

— Тогда почему она спит в твоей постели?

Селестия закатила глаза.

— Есть ли какая-то причина, почему два близких друга не могут разделить постель?

— Есть ли какая-то причина, почему ты уходишь от ответа? — продолжала настаивать её сестра.

— Разумеется, нет, — сухо ответила Селестия, чувствуя себя загнанной в угол. Она прикрыла глаза, пытаясь собраться с мыслями. — Я просто… очень плохо спала в последнее время. К тому же была совершенно сбита с толку, когда проснулась. В результате, я получила очень сильную встряску после пробуждения в больнице. Поэтому я и попросила Твайлайт задержаться со мной ненадолго.

Луна слегка склонила голову.

— Ты могла бы попросить меня.

— Я… — Селестия на секунду застыла. — Я могла. Но мы только расстались после ссоры, и нам обеим требовалось немного времени. Я начала подумывать об этом, когда пришла Твайлайт, чтобы проверить, всё ли у меня в порядке.

— Ты всё равно могла рассказать мне о своих проблемах со сном, — печально сказала Луна. — По крайней мере, я могла бы избавить тебя от кошмаров.

Селестия с грустью опустила голову.

— Прости, я не знала… — она запнулась и с удивлением посмотрела на Луну. — Ты знала, что мне снятся кошмары? И как долго?

— Я заходила к тебе около часа назад. У тебя на лице было всё написано, — ответила Луна и внимательно посмотрела на сестру. — Так значит, эти кошмары мучают тебя уже не первую ночь?

Пойманная на слове Селестия некоторое время раздумывала над ответом, и разочарованное лицо Луны сказало ей, что ночная принцесса уже сама всё прекрасно поняла.

Ну, или почти всё.

— Тебе снится Дискорд, верно? — сочувственно спросила Луна. — О, сестра…

Селестия почувствовала, как внутри неё всё перевернулось. Ей представилась прекрасная возможность закончить этот разговор так, чтобы не обидеть Луну, чтобы она думала, что за всем этим стоял дух хаоса. Идеальная возможность.

— Луна, я… — но как она могла сказать "да" и подтвердить ложные подозрения своей сестры? Именно этого и хотел бы Дискорд – раскола в Гармонии между ними. Луна была её второй частью! Скрывать что-либо от неё значило предать их любовь друг к другу, и Селестия знала, что рано или поздно правда всё равно всплывёт наружу. Что лишь обидит Луну сегодня, то завтра разобьёт ей сердце.

Она сглотнула.

— Это не Дискорд, сестра.

Чёрный аликорн нахмурилась:

— Что тогда?

Пришла пора открыть правду.

— Мне… — и в этот момент Селестия заколебалась. — Мне снились шипы, Луна. — Строго говоря, это была правда, лишь малая, обманчивая её часть. Совсем не правда, если вдуматься. — Шипы повсюду. Но сегодня я, наконец, нашла способ из них выбраться. — Она снова повернулась в сторону восходящего солнца. — Нам стоит поговорить об этом позже, сестра, когда я поправлюсь.

Луна коротко кивнула, и на этом всё закончилось. Она поверила в эту маленькую ложь, пусть и несущую в себе зерно правды. Селестия ненавидела себя за то, что ей пришлось обмануть Луну, но она пока ещё не готова была раскрыть все свои внутренние страхи. Не сейчас.

— Надеюсь, твой сон закончился хорошо? — спросила принцесса ночи.

— Да. Совсем не так, как обычно. — И внезапно она поняла ещё кое-что и с признательностью улыбнулась сестре. — Я так понимаю, мне стоит благодарить тебя за это?

Луна даже слегка надулась от гордости.

— Всегда пожалуйста. Это одна из тех вещей, в которых я действительно разбираюсь лучше всех.

— Так ты… — У неё словно камень упал с сердца, все тревоги, связанные с пробуждением рядом с Твайлайт, испарились. Это было просто заклинание, а не её разум, намекающий на скрытые чувства. Просто заклинание, пытавшееся успокоить и обезопасить её.

Селестия наконец поняла, что именно Луна спасла её от этого ужасного кошмара. Ей снилось, как она вызволяла сестру из жутких шипов, но всё было совсем наоборот, так ведь? Она не заслуживала такой сестры. Селестия обнаружила, что тихонько посмеивается, и в ответ на любопытный взгляд Луны просто улыбнулась.

— Думаю, этот сон – именно то, что мне было нужно.

Довольная Луна улыбнулась в ответ:

— Если не секрет, что тебе ещё снилось? После шипов?

На мгновение Селестия задумалась. Необъятная пустынная равнина, которую наполняли жизнью идущие по ней пони.

— Мне снилась Эквестрия, — ответила принцесса.

— Ну конечно же, — хихикнула Луна. — И ещё Твайлайт, я полагаю? — Её лицо расплылось в лукавой улыбке.

— Да, мы… — «Ели ягоды под деревом, которое я никогда раньше не видела, и когда она предложила мне попробовать, я…» Вот только всё это было просто частью заклинания, напомнила себе Селестия. Она кашлянула и продолжила:

— Мы выращивали цветы. И бежали по широкой зелёной долине. И там была не только Твайлайт, там была и ты тоже.

Луна фыркнула:

— Не в одно время, надеюсь.

— Да нет, не совсем, — она осторожно покачала головой. Почему-то слова Луны звучали очень уж двусмысленно. — А почему это имеет значение? — От внезапно пришедшей в голову мысли она игриво прищурилась. — Ага… Полагаю, ты как-то связана с тем, что я видела?

— Прошу прощения? — нахмурилась Луна.

— Это было твоё заклинание, — объяснила Селестия. — Может, ты просто решила подшутить надо мной?

Ночная принцесса моргнула и помедлила, обдумывая ответ.

— Ты не очень-то знакома с магией снов, верно? — предположила она.

Это был не тот ответ, которого она ожидала, и Селестия задумалась на мгновение.

— Боюсь, я не имею о ней почти никакого представления, — призналась она и обернулась посмотреть на свою метку, изображавшую яркое солнце. — В конце концов, день – это время, когда мы действуем в настоящем мире, а не блуждаем во вселенной сновидений.

«За исключением дневного сна и медитации, конечно», — мысленно добавила она. — «И видений, но они обычно иллюзия и обман». Может, Селестия мало что понимала в магии снов, но зато в иллюзиях она была одной из лучших.

Голос сестры прервал её раздумья.

— Ну, ну, — сказала она, ошибочно приняв молчание Селестии за сожаление. — Луна лишь отражает свет солнца. К тому же ты чуть ли не тысячу лет направляла их.

— Именно поэтому я и сказала "почти", — ответила Селестия, позволив себе на секунду расплыться в гордой усмешке. — Но сны это больше, чем просто ночь, и воздействие луны лежит дальше отражения света солнца, и… — она запнулась, наткнувшись на изумлённый взгляд сестры, — … и я полагаю, что ты последняя пони, кому я должна рассказывать про магическое влияние луны.

Луна кивнула.

— Это уж точно. — И они обе тихо рассмеялись. — Что ж, в любом случае тебе стоит попросить Твайлайт найти тебе какую-нибудь книгу по магии сновидений.

— Так и сделаю, — согласилась Селестия.

— А я пока отдохну. — Луна сделала шаг вперёд и крепко обняла свою сестру.

— Предвижу сегодня много суматохи среди придворных, — пробормотала Селестия. Когда они, наконец, разорвали объятия, она ободряюще улыбнулась. — Я уверена, что ты со всем справишься, но если тебе что-нибудь понадобится, любой крошечный совет, ты знаешь, где меня найти.

Луна понимающе кивнула.

— А ты… — строго, но с ухмылкой на лице сказала она, — побольше отдыхай, слушайся докторов и веди себя хорошо!

Селестия фыркнула:

— Ну замечательно! Раз уж принцесса настаивает, как могу я, беспомощная калека, возражать ей?

— Хм, значит, её всё-таки можно хоть чему-нибудь научить… — усмехнулась Луна, и Селестия вопросительно приподняла бровь. Сестра не ответила, а вместо этого расправила крылья и вспорхнула на край балкона. Селестия встала рядом с ней, и они в последний раз посмотрели на восходящее солнце, прежде чем ночная принцесса повернулась к сестре и улыбнулась.

— Увидимся позже, — сказала она. Селестия кивнула, и со взмахом чёрных крыльев Луна спорхнула вниз.

Наблюдая за парящей в небе сестрой, Селестия испустила вздох облегчения и улыбнулась. Она была рада видеть Луну счастливой, особенно после их вчерашней ссоры. «А её заклинание помогло мне справиться с кошмаром. Быть может, со временем они совсем пройдут…» Селестии оставалось лишь надеяться на это. Она уже устала от этих нелепых демонстраций доверия, которые заставляли её чувствовать себя виноватой самим фактом необходимости своего существования. Но сейчас был новый день, с его новыми возможностями исправить эти маленькие досадные неприятности.

Так, с улыбкой на лице, Селестия вернулась назад в покои. Твайлайт всё ещё спала; тем лучше, она явно была измотана после событий прошедшего дня. Перед глазами вновь встал образ единорожки из её сна, но сейчас, когда в голове у принцессы заметно прояснилось, она с лёгкостью отбросила его. Осторожно, чтобы не разбудить свою ученицу, Селестия забралась на кровать, снова возвращаясь на своё любимое уютное место в самом центре постели.

Однако за время её отсутствия Твайлайт не лежала на месте, а, ворочаясь во сне, умудрилась занять львиную долю её излюбленного местечка. Селестия призадумалась. С одной стороны, это была проблема. А с другой – не проблема вовсе: ведь это была Твайлайт, и Селестия была более чем рада поделиться с ней. Ей так редко доводилось делить с кем-нибудь искренние дружеские объятия, что она с удовольствием прижалась к своей ученице.

Но как только она снова устроилась на кровати, глаза Селестии внезапно распахнулись. «Ой, я чуть не забыла про Спайка. Бедный малыш остался один». И это значило, что… она обвела взглядом тёмную фиолетовую гриву перед собой. Селестии хотелось бы позволить Твайлайт ещё немного поспать. Это было очень мило с её стороны, так усердно ухаживать за принцессой. Но и о Спайке следовало позаботиться, а Твайлайт обещала, что заглянет к нему на рассвете. Селестия почувствовала приступ тоски и усталости. «Когда я в последний раз просто спала, обнимая кого-то?» — мысленно, почти с грустью пробормотала она.

Но, положение обязывает.

Она мягко пихнула Твайлайт. Фиолетовая кобылка перевернулась во сне и, теперь лежа лицом к Селестии, что-то неразборчиво пробормотала. Селестия удивлённо хмыкнула. «Прелестно, но не совсем то, что требуется».

Селестия легонько ткнула единорожку в живот копытом. Это возымело действие, и Твайлайт немного поёжилась от прикосновения.

— Хмх... что?.. — прокряхтела она, открывая глаза.

— Доброе утро, Твайлайт, — улыбнулась ей Селестия.

Единорожка моргнула, с трудом разлепляя веки после сна.

— Здравствуйте, Селестия… — пробормотала она, рассеяно улыбаясь в ответ.

— Вижу, ты хорошо выспалась, — сказала Селестия, подавив лёгкий смешок. — Снилось что-нибудь приятное?

— Хмм, может быть… — вяло ответила Твайлайт. Она закрыла глаза и, умиротворённо вздохнув, прижалась поближе к Селестии.

— Тва-а-айлайт, — мелодичным голосом поддразнила её принцесса. — Ты всё ещё спишь?

Единорожка улыбнулась:

— Наверное… — пробормотала она.

Селестия рассмеялась.

— Нет, ну правда, Твайлайт, тебе нужно вставать. Ты обещала.

На мгновение Твайлайт застыла, прежде чем её глаза распахнулись. Она посмотрела вверх на нависшее над ней лицо Селестии, и принцесса прямо таки видела, как у неё в голове завертелись шестерёнки. Наконец, Твайлайт удалось собрать мысли в кучу, и она вскочила, неожиданно вскрикнув.

— Я же… не?.. — она запнулась и закрыла лицо копытами. — Ой.

— И тебе доброе утро, Твайлайт, — сказала Селестия, удивлённая её реакцией.

— А, эм, доброе утро, Селес… принцесса. Как вам спалось?

— Назад к титулам? — спросила Селестия с нотками разочарования в голосе. Конечно, она подшучивала над Твайлайт, и они обе это знали, но принцесса внезапно поняла, насколько искренне она была расстроена. Поддавшись этим чувствам, она вновь расплылась в дразнящей улыбке.

— Знаешь, если ты "случайно" будешь называть меня Селестией, я не стану поправлять тебя.

На секунду Твайлайт раскрыла рот, но тут же расплылась в робкой усмешке, которую попыталась прикрыть копытом, и что-то неразборчиво пробормотала.

Селестия демонстративно повела ухом.

— Прошу прощения, но тебе придётся говорить вслух.

Твайлайт вздрогнула от смущения, и Селестия изумилась тому, насколько красным становилось лицо её ученицы. Да простят её небеса, но она просто не могла ничего с собой поделать: желание подразнить единорожку было почти таким же сильным, как зов солнца каждое утро. Волнующаяся Твайлайт была просто умилительна.

— Что до твоего вопроса, я хорошо выспалась, — сообщила она ей спокойным голосом. — Даже не смотря на то, что кое-кто занял моё любимое место на кровати. — Она подчёркнуто небрежно указала копытом в сторону Твайлайт.

Селестия прямо таки видела, какие мысли проносятся в голове единорожки.

— Ой, мне так жаль! — она тут же вскочила с места и, со светящимся рогом, принялась поправлять подушки и ровнять простыню. Пока её ученица в ужасном волнении пританцовывала возле кровати, Селестия снова улеглась на то место, где только что отдыхала Твайлайт. Оно всё ещё было тёплым и таким же уютным, даже с перепуганной единорожкой, носящейся вокруг постели.

Селестия внезапно осознала, что Твайлайт была очень взволнована после пробуждения рядом с ней – реакция единорожки была почти такой же, как и её собственная полчаса назад. Понимая, что была довольно несправедлива к бедной кобылке, она прервала тишину.

— Твайлайт, — улыбнулась Селестия, и перепуганная единорожка застыла. — Я просто шучу. — Она подалась вперёд и потёрлась мордочкой о щеку своей ученицы, чувствуя, как та заметно расслабилась и успокоилась от прикосновения. — Спасибо, что осталась со мной, я очень ценю это.

Твайлайт обернулась и, приобняв Селестию, заключила её в крепкие объятия.

— С радостью, Селестия. Просто я… хочу загладить свою вину перед вами.

— За что, за тот несчастный случай? — спросила принцесса. Она почувствовала, как Твайлайт кивнула. «Такая ответственность...» — изумилась Селестия. Если бы только она могла избавить единорожку от этого безосновательного чувства вины… но обычные заверения тут не помогут. Твайлайт придётся самой это обдумать и прийти к правильным выводам. — Ну ладно. Позже днём свяжись с остальными членами команды, работавшей над экспериментом, и попробуй узнать, что же пошло не так.

Твайлайт отстранилась и кивнула.

— Хорошо. Думаю, мы что-нибудь найдём. В конце концов, нам удалось сохранить большую часть данных перед эвакуацией.

— И ты уверена, что никто больше не пострадал?

Единорожка снова кивнула:

— Да, уверена, нас просто немного… встряхнуло. Мы только выбрались из здания, и я ожидала, что вы последуете за нами, но… — она нахмурилась, её лицо омрачилось. — Селестия, я просто не понимаю, почему оно создало взрыв такой огромной силы – он снёс половину крыши лаборатории! И вы были в самом центре всего этого…

— Жаль, что я ничего не могу вспомнить, — вздохнула принцесса, досадуя на головную боль. — Иначе я смогла бы сказать тебе, что случилось там. — Она потёрла копытом подбородок. — Хмм… Ты говорила, у меня только временная амнезия?

Твайлайт на секунду задумалась.

— Да… да, по крайней мере, должна быть. Я поищу в книгах? — предложила она. Её глаза осматривали Селестию, от перевязанной головы до ожога, уже блекнущего от ярко красного к мягкому и здоровому розовому. — Эм, как вы себя чувствуете?

— Лучше. Определённо намного лучше, — ответила она. — Думаю, мне стоит подождать заключение доктора Рамхарта, прежде чем утверждать что-либо ещё.

Твайлайт рассеяно кивнула. Между ними повисла тишина; теплота и умиротворённость, которые Селестии так не хотелось прерывать. Но, даже погружённой в тревожные размышления, ей пришлось это сделать, слегка подтолкнув Твайлайт копытом в бок.

— Ты должна наведаться к Спайку, — напомнила она. Твайлайт кивнула и без дальнейших возражений спрыгнула с постели.

Селестия сдула непослушную прядь своей гривы подальше от глаз.

— Что-то не так, Твайлайт? — спросила она, заметив, что единорожка опять помедлила, глядя на неё. — Я действительно в порядке, не переживай.

Твайлайт быстро закачала головой, густо краснея.

— О, нет, нет, всё хорошо. Я просто… мм… Я, хм, да. — Она прокашлялась, прикрыв рот копытом в безуспешной попытке скрыть испуганное выражение. Единорожка развернулась и подошла к двери покоев, всё ещё продолжая смотреть на Селестию через плечо. — Пойду проверю как там Спайк! — сказала Твайлайт, наконец обернувшись в сторону дверей. Она задержалась на мгновение, прежде чем обернулась к Селестии и быстро ей улыбнулась.

И ушла прежде, чем принцесса успела улыбнуться в ответ.

~{C}~

Твайлайт почти бегом пронеслась по широким коридорам замка – а как иначе? Был чудесный новый день, пели птицы в садах, мир был полон прекрасных возможностей, и она определённо, совершенно точно не была влюблена в Селестию.

Единорожка оступилась на полушаге, и ей стоило больших усилий не грохнуться на землю. Стоящий неподалёку стражник бросил на неё обеспокоенный взгляд.

— Всё в порядке, мисс?

Твайлайт резко развернулась и выдавила улыбку.

— В полном, спасибо.

Злая на себя, она продолжила свой путь теперь уже более спокойно. «Соберись, Твайлайт!». Она надеялась, что успеет вернуться в свою комнату прежде, чем выставит себя идиоткой ещё перед кем-нибудь.

К счастью, до её комнаты было не так уж далеко, и к тому времени, как она туда добралась, её настроение уже было куда радостнее. Твайлайт распахнула двойные двери усилием магии и вошла внутрь.

— Доброе утро, Спайк! — почти пропела она.

Малыш-дракон в ответ на это только промычал что-то из своей корзины у подножия кровати Твайлайт. Селестия предлагала ему отдельную кровать, но он заявил, что просто не может заснуть в непривычной от Понивилля обстановке. И тогда принцесса подарила ему огромную роскошную корзину, в которую он сейчас и пытался спрятаться поглубже в безуспешной попытке спастись от слишком уж радостной для такого раннего времени единорожки.

Твайлайт просто расплылась в улыбке и, со скачущим в груди сердцем, плюхнулась на постель. «Ну же, подруга, соберись», — сказала она себе. — «Ты просто переночевала у неё». И не было никакой необходимости вновь и вновь разумом возвращаться к этим воспоминаниям и ощущениям мягкого бока аликорна, прижимающегося к ней, к зрелищу спящей принцессы, такой беззащитной, ночью, не в своё обычное время, ко взгляду смотрящих на неё любящих глаз… «И она хочет, чтобы я называла её по имени…» — тихо хихикнула Твайлайт, тем самым окончательно ознаменовав собственное поражение во внутренней борьбе с самой собой.

Но что она могла поделать? Это было бы слишком сложно для неё. Даже малейшее упоминание Селестии заставляло её буквально разрываться надвое. Перевернувшись на кровати, потерянная в мыслях о своей наставнице, Твайлайт задела копытом одну из подушек. Она была мягкой и облачно-белой, так что единорожка тут же подхватила её магией и притянула к себе. Она крепко-крепко обняла подушку, мысли о Селестии так некстати носились в её голове.

«О небеса, она так прекрасна… ох… и она прижимала меня…». Перед мысленным взором Твайлайт так явно представало лицо Селестии, она почти что снова чувствовала её копыта вокруг себя. Она и правда чувствовала их тогда, они были реальны, иначе просто невозможно.

Вскоре Твайлайт с некоторым разочарованием пришлось признать, что подушка была совсем неравноценной заменой её сияющей принцессы. Просто её цвет был похож на шёрстку аликорна. Ни её тепла, ни её ободряющей уверенности. Даже этот мягкий шёлк не шёл ни в какое сравнение с её нежной ухоженной шерстью и гладкими перьями. На краткое мгновение Твайлайт представила, каким бы был на ощупь её рог – твёрдый, наверное – прежде чем, густо покраснев, ещё глубже зарыться лицом в подушку. «Совсем не то… совсем не так, как там…», — мысленно простонала единорожка. — «Ох, ну почему я испугалась? Почему не могла просто остаться там ещё ненадолго?»

Чувство эйфории понемногу начинало уступать место жгучей вине, и единорожка закрыла лицо передними копытами в попытке спрятаться. «У меня вообще не должно быть таких мыслей», — укоряла себя Твайлайт. — «Не должно… Но когда я закрываю глаза, я почти чувствую её… слышу её запах…» Она глубоко вздохнула, пытаясь успокоиться, и неожиданно ощутила в воздухе какой-то новый аромат.

Твайлайт вскинула голову и начала принюхиваться. Ей не показалось – она действительно поймала слабый аромат свой наставницы: лёгкий запах специй и сандалового дерева, который теперь ослаб и уступил место другому, куда более естественному. Твайлайт фыркнула в подушку, раздумывая о том, чем сейчас занималась Селестия в своих покоях, когда она внезапно осознала, откуда шёл запах.

От неё самой. Вся прошлая ночь была словно сном наяву, и сейчас этот перемешавшийся с её собственным аромат, бывший наглядным доказательством реальности происшедшего, так сильно впитался в её шёрстку.

Теперь уже и без того измождённый, уставший разум Твайлайт буквально вскипел. Сердце забилось о рёбра в яростном стаккато, передние ноги, обвивавшие подушку, обмякли. Тот же самый запах, который так кружил ей голову раньше, от которого она так ясно представляла перед собой Селестию, этот самый запах теперь окончательно заставил её забыться…

«И он прямо на мне. Смешанный с моим собственным... это… ох!».

Твайлайт снова потеряла голову, на этот раз ещё сильнее, чем раньше. Она обнимала подушку и ворочалась на кровати вперёд-назад, снова и снова представляя тот запах, прошлую ночь и свои фантазии. Мысли о Селестии, лежащей рядом, обнимающей её, шепчущей ей на ухо обещания…

— Твайлайт? Что ты делаешь?

Так бесцеремонно вернул её к действительности сонный Спайк, уставившийся на неё из подножия кровати. Её и без того покрасневшее лицо вспыхнуло ещё сильнее, когда она представила, как должна была выглядеть со стороны.

— Я… что?..

— Ты хихикала и каталась по кровати вот уже минут десять, — сказал он. — Это становится жутковато.

— Прости, Спайк, я… — она смущённо прокашлялась. — Прости.

Повисло неловкое молчание. Покосившись в сторону двери в ванную, Твайлайт, наконец, прервала гнетущую тишину простым:

— Я в душ.

— Эм, ладно… — Спайк озадаченно почесал затылок.

Со всем возможным спокойствием и самообладанием, Твайлайт спрыгнула с постели, прошла мимо маленького дракона в ванную, поставила воду литься в мраморный бассейн, добавила немного солей и пузырьков и, крепко стиснув зубы, нырнула.

«Ледяная!»

Твайлайт едва не взвизгнула, когда погрузилась в невероятно холодную воду. «И почему я решила, что это хорошая идея?!» Её челюсть, всё ещё крепко сжатая, начала понемногу расслабляться, пытаясь дрожать, пока холод посылал волны мурашек по всему её телу. Очень быстро она выбралась оттуда с помощью магии и включила горячий кран.

Ей никогда раньше не был нужен холодный душ, но в некоторых книгах она читала, что этот способ используется для очистки мыслей. Единорожка пожалела, что не провела исследование, решив, что холодная ванна – именно то, что требуется. Конечно, ей нужна была "сильная встряска", какую она и получила, но в итоге она сидела полностью пропитанная ледяной водой. «Возможно, мне стоит изучить этот вопрос на будущее?» — раздумывала Твайлайт, вытираясь полотенцем, пока ванная вновь наполнялась уже горячей водой. «Нет», — решила она. — «Тут не нужны никакие исследования. Это просто глупо. Всё это».

Теперь, с прояснившейся головой, она начинала всё сильнее и сильнее злиться на себя. Она вела себя как маленькая кобылка, влюбившаяся в какого-то старшеклассника – но в этом-то и заключалась вся проблема, не так ли?

Её непослушное сердце всё ещё продолжало возвращаться к образу Селестии, не к тому, который она наблюдала всю свою жизнь, символу совершенства, но к той Селестии, рядом с которой она сегодня проснулась – с обожжённой шёрсткой, потемневшими перьями, перевязанной головой, и всё же каким-то образом более прекрасной, чем она когда-нибудь видела. И она была так близко…

«Прекрати», — нахмурилась Твайлайт, до подбородка погружаясь в воду.

«Но она смотрела на тебя», – возразила часть её, — «и ты знаешь, что это было по-другому. Всё не так просто».

«Довольно. У меня просто разыгрались гормоны».

«Ты любишь её».

«Да, но не так. Вчера был тяжёлый день, и психологический шок и эндорфины просто… напомнили о том, о чём лучше забыть. Довольно – значит довольно».

«Ты не можешь отрицать чувства своего сердца. Сознание и тело работают как единое целое. Разумом и чувствами ты понимаешь, что ты не какая-то холодная бездушная машина. Ты не можешь отрицать свои чувства, не можешь положить их в коробку и спрятать под кроватью».

«Я не отрицаю свои чувства. Но я могу не обращать на них внимания. Я могу их отпустить. Это не то, как мне хотелось бы себя чувствовать… того, что есть, уже достаточно, поэтому просто забудь о них».

Её сердце не ответило, оставляя последнее слово за разумом, но Твайлайт знала, что оба они были недовольны. Не обращая на это внимания, она сосредоточилась на ванне, закрыв горячий кран, когда температура воды стала приемлемой. Она чистилась с особым усердием, смывая все до единого кусочки пепла, всё ещё прицепившиеся к её телу, и в конце концов уверившись, что её шерсть пахла исключительно её любимым лавандовым мылом.

Выбравшись из ванной, она быстро высушила себя с помощью небольшого воздушного заклинания, прежде чем вернуться в комнату и усесться перед туалетным столиком. Из зеркала на неё смотрели три её отражения, но она отказывалась поднять на них глаза, пока её грива не была тщательно расчёсана и уложена. «Укладывать чёлку налево от рога или направо?» — раздумывала она, затем пожала плечами и оставила как обычно.

Наконец, она посмотрела, действительно посмотрела на своё отражение, и увидела трёх уверенно глядящих на неё Твайлайт Спаркл и снова почувствовала себя как прежде.

— Итак, Спайк! — жизнерадостно заявила она. — Сегодня у нас много дел. Ты готов?

Дракончик, уже собравшийся было продолжить свой сон, лишь хмуро заворчал.

Она обернулась и неодобрительно посмотрела на него.

— Ну же, Спайк, пора вставать.

— Который вообще час? — промычал тот из своей корзины.

Единорожка взглянула на часы:

— Без четверти семь.

Спайк со стоном натянул одеяло на голову.

— Зачем мне вставать так рано?

— Потому что сегодня мне нужно позаботиться о Селестии, но никто из нас не хочет, чтобы ты проснулся в одиночестве, — ответила она.

— Я не спал вчера всю ночь. Поверь, сегодня я вообще не собирался просыпаться.

Твайлайт открыла было рот, чтобы возразить, но затем задумалась. Спайк хорошо знал замок и действительно бодрствовал вчера гораздо дольше обычного…

— Ладно, как насчёт компромисса? — предложила она.

Сонный дракончик с любопытством высунул голову:

— Ась?

— Ты спустишься со мной на кухню, и мы позавтракаем, — сказала она. — А потом можешь спать хоть весь день, идёт?

Отбросив в сторону одеяло, дракон вылез из своей корзины.

— А вот это по-нашему! — сказал он, разминая затёкшие конечности.

— Здорово! — улыбнулась Твайлайт и перенесла его к себе на спину, где он быстро нашёл привычное место. Он осторожно уцепился когтями за её шерсть для сохранения равновесия, немного сильнее, чем она привыкла за эти годы. Твайлайт начала замечать это в последние несколько месяцев, и учитывая, что он ещё и слегка набрал в весе, она была вынуждена признать – дракончик взрослел. На этот раз, впрочем, естественным путём.

— Можешь сделать мне маленькое одолжение? — спросила она.

Спайк помахал заранее приготовленными пером и листом бумаги.

— Список? — усмехнулся он.

Твайлайт рассмеялась:

— Вот почему ты мой помощник номер один, — сказала единорожка, когда они вышли в коридор замка. — Итак, список дел на сегодня. Пункт первый…

— Что, без запасных чернил?

— Ха-ха. Нет, это будет короткий список. — Твайлайт закатила глаза – до чего же она скатилась. — Ладно, пункт первый: позаботиться о Селестии. Отметь, как важное и самое главное, Спайк.

— Понял. — Какое-то время тишину нарушал лишь скрежет пера над её ухом. Ей не было нужды поворачиваться, чтобы проверить, было ли написанное разборчивым – за долгие годы Спайк довёл до совершенства умение писать у неё на спине.

— Пункт второй: поговорить с членами исследовательской команды. Нужно оценить последствия взрыва и посмотреть, удастся ли что-нибудь восстановить. — Она повела ушами. — Кто знает, если данные покажутся многообещающими и мы сможем определить причину катастрофы, то нам, быть может, даже удастся повторить этот эксперимент успешно!

— Жаль только, что у принцессы амнезия, да? — спросил Спайк. — Она бы смогла точно сказать нам, что произошло.

Походка Твайлайт на мгновение замедлилась, и фиолетовая кобылка притихла, но голос её помощника вернул единорожку из задумчивости:

— Эм, Твайлайт?

— Хм? Я… да, ты прав, Спайк. Принцесса Селестия недавно сказала мне то же самое. — Твайлайт закусила губу. «Если она вспомнит, то…». — Пункт третий: найти в библиотеке книги о посттравматической амнезии.

— Вот это правильно!

— Спасибо, Спайк, — довольно ответила Твайлайт. — И, наконец, пункт четвёртый: поговорить с принцессой Луной.

— Э? — Спайк в удивлении поднял брови.

— Прошлой ночью она выглядела расстроенной, — объяснила единорожка. — Я хочу убедиться, что она в порядке.

В животе у неё заурчало.

— Упс, — хихикнула она смущённо. — Пункт пятый: скорее на кухню!

— Вот это мне нравится!

Ускорившись до лёгкого галопа, она быстро миновала коридоры замка, пока не добралась до зеркального зала, который служил переходом между собственно обеденным залом и дворцовой кухней. Раздумывая, в какую сторону направиться, она заметила земную пони в чёрной блузе и переднике, вышедшую из двери, ведущей на кухню.

— Эм, простите? — позвала она прислугу. Сиреневая пони обернулась к ней. Вспышка в её глазах свидетельствовала о том, что она знала, кто такая Твайлайт.

— Ах, мисс Спаркл, доброе утро, — почтительно поздоровалась она. — Я полагаю, вы пришли позавтракать?

— Да, именно, — кивнула Твайлайт. — Принцесса Селестия сегодня отдыхает, так что не могли бы вы ей что-нибудь отправить?

— Конечно, конечно. Вот только… — горничная помедлила. — Позвольте, я позову дворецкого, — сказала она с улыбкой.

Твайлайт с некоторым недоумением наблюдала, как горничная подошла к дверям в обеденный зал и коротко в них постучала. Двери открылись под слабым зелёным свечением, и из них вышел бирюзовый единорог. После того, как они оба о чём-то тихо пошептались, он кивнул и направился к Твайлайт, вежливо улыбаясь.

— Доброе утро, мисс Спаркл.

— Доброе утро. Что… — Твайлайт помедлила. — Что-то случилось?

— Нет, совсем нет; на самом деле вы очень удачно подошли, — ответил дворецкий. — Видите ли, у нас тут небольшой излишек скоропортящихся продуктов. Скажите, как вы думаете, будет ли принцесса возражать против чуть более плотного завтрака, чем обычно?

— Не уверена, но почему?.. — начала было Твайлайт, когда единорог воспользовался магией, чтобы открыть двери в главную обеденную залу, показывая ей истинное значение фразы "излишек продуктов".

У Спайка отвисла челюсть.

— И это всё для?..

— Да, для принцессы, — кивнул дворецкий.

— Оу… — пробормотала кобылка, понемногу начиная понимать что к чему. Улыбаясь, она повернулась к жеребцу. — Думаю, это не будет проблемой вовсе.

~{C}~

После ухода Твайлайт Селестия попыталась ещё немного отдохнуть, но обнаружила, что у неё в груди засело странное чувство досады. Она лениво прислушивалась к ощущениям, пытаясь определить их источник. Долго думать ей не пришлось – она была вся в поту, её шерсть почти скользила по гладким шёлковым простыням. «Когда я в последний раз принимала ванну?» — подумала она. Принцесса вспомнила, что это было ещё до происшествия, значит... принцесса поморщилась от отвращения – всю эту ночь она спала в грязи!

Она поднялась с кровати, отбрасывая одеяло, и посмотрела на место, на котором спала. На нём отчётливо виднелось жирное серое пятно, резко контрастируя с белоснежными простынями. «Надеюсь, это можно отмыть…» — сочувственно подумала она, представив себе невезучего слугу, на которого свалится эта задача.

Она прошла из спальни в умывальную, собираясь освежиться – ей не хотелось до следующего приёма ванны выглядеть так, будто она искупалась в луже. Да и вообще, что подумают слуги.

Она наполнила глиняную чашу тёплой водой и осторожно взяла её зубами. Осматривая комнату в поисках удобного места чтобы сесть, она увидела зеркало, занимавшее большую часть стены. Её отражение искажалось тонкой пеленой шёлка, превращая его в розовое пятно на красно-оранжевом фоне. Это был забавный эффект, именно из-за него она и поставила сюда это зеркало, но сейчас, вместо того, чтобы любоваться им, ей нужно было ясно видеть собственное отражение.

«Только для красоты», — заключила она, приближаясь к стене.

Не обращая внимания на стекающую с неё воду, она отвела в сторону занавес и застыла в ошеломлении, впервые увидев себя после катастрофы.

Её поразил не ожог, тянущийся по всей правой стороне её тела, не перевязанная бинтами голова. Она ожидала и худшего. Чего она не ожидала, так это насколько серой она выглядит.

«Богини, я выгляжу так, будто в меня Дискорд вселился», — её рот скривился от этой мысли.

Для любого другого её шерсть показалась бы белой, но серые полосы в местах, где пепел всё ещё оставался в её волосах, были для принцессы очевидны. Судя по разводам, кто-то пытался её почистить. Вероятно, единорог, учитывая, что в её прислуге было всего несколько пегасов. Она расправила крылья и убедилась, что это точно был не пегас – пепел и сажа глубоко засели между её перьев, слишком далеко, чтобы достать простой мочалкой. Бескрылые пони просто не знают, как обращаться с крыльями.

Никакое умывание тут никак не поможет. Ванна, и чем скорее, тем лучше.

Она скребла лицо и шею, пока они не стали чистыми от сажи, потом бросила мочалку в воду. Взяв уже пустую чашу зубами, она осторожно вернула её назад в раковину, затем вышла из умывальни, обдумывая, чем ей заняться дальше. Чего она действительно хотела, так это хорошей, горячей ванны – и, возможно, массажа – чтобы вымыться и расслабиться.

Вернувшись в комнату, она зубами потянула дверь в свои личные покои. К счастью, та открылась без малейшего усилия. Мысленно похвалив прислугу, которая держала петли хорошо смазанными, Селестия вошла внутрь и быстро обнаружила то, что искала – большое зеркало во весь рост на подвижной раме, обычно использующееся при примерке платьев. «Это подойдёт», — удовлетворённо подумала она, подкатив зеркало поближе к кровати.

Селестия уселась на краю кровати и лёгким магическим усилием подложила под себя несколько подушек для поддержки. Её головная боль слабо запротестовала, но на сей раз не было ничего, что она не могла бы проигнорировать. Время от времени поглядывая на своё отражение в зеркале, она принялась чистить перья.

Для пегаса этот процесс являлся очень расслабляющим, и Селестия не была исключением. Основания её главных перьев оканчивались нервными окончаниями, позволявшими пони инстинктивно чувствовать направление ветра, влажность воздуха, температуру и прочие полезные в полёте детали. Конечно, кому-то это давалось легче от природы, кому-то сложнее. Некоторые специально тренировались, чтобы отточить свои инстинкты, вступая в погодные команды или становясь гонщиками. Селестии довольно неплохо удалось развить свои собственные, хоть никакими выдающимися способностями в этой области она не обладала. Вековая практика и тяжёлая работа хорошо развили в ней эти навыки, особенно в отношении влажности и температуры – в конце концов, чтобы создать прекрасный летний день, недостаточно просто поднять солнце и надеяться на удачу.

Выщипывание перьев стимулировало эти нервы не хуже массажа или иглоукалывания, расслабляя тело и связки, и давая приток эндорфинов, чтобы сохранять мышцы гибкими и подвижными. Вместо того, чтобы использовать зубы, рискуя повредить здоровые перья, Селестия осторожно брала каждое отдельное перо губами и аккуратно проверяла его лёгким подёргиванием. Некоторые выходили без сопротивления, сопровождаясь странным чувством, сравнимым с тем, как бы чувствовала себя земля, когда из неё выдёргивают морковку. «Я линяю…» — осознала она, продолжая своё занятие. — «Должно быть, признак выздоровления. Перья скоро сменятся новыми».

Мелодичная трель прозвучала в воздухе, дополненная хлопками крыльев, и горячий комок перьев и когтей приземлился ей на спину. В отражении возникла Феломина, которая сейчас с любопытством рассматривала Селестию.

— Доброе утро, дорогая Феломина, — широко улыбаясь, сказала Селестия.

Феникс приветственно вскрикнула, наклонив голову к своей хозяйке, которая рассмеялась.

— Да-да, боюсь, мои крылья видали лучшие времена.

Феломина несогласно защебетала, уткнувшись в грязные перья Селестии. Улыбка принцессы теперь выражала признательность.

— Хм, конечно же, — хихикнула она. — Уж кому-кому, а тебе точно не доставит неудобств пепел меж перьев.

Феникс снова уркнула, и Селестия снова рассмеялась.

— О, ты думаешь, мне так идёт? — Она вгляделась в отражение. Широко расправив крылья, она попыталась отбросить образ подбитого аликорна и представить себя какой-нибудь грозной воительницей. — Ммм, нет, — сказала она, возвращаясь в прежнее положение. — Сейчас мирные времена, так что следует выглядеть чистенько. У нас даже водопровод появился!

Феломина устало ухнула.

— Ай, отстань, дай мне побаловать себя, — сказала она, возвращаясь к своим крыльям.

Но спустя ещё несколько обгоревших перьев она заметила, что феникс всё ещё буравила её взглядом.

— Ты что, составляешь заметки? — игриво воскликнула она. — Если бы ты ухаживала за собственными перьями почаще, твоя реинкарнация проходила бы куда быстрее.

Феломина вскликнула и принялась чесать клювом под крылом, явно устав наблюдать, как её хозяйка прихорашивается. Селестия закатила глаза и, окружив рог золотистой аурой, отправила отпавшие перья в корзину рядом с её туалетным столиком.

Неожиданно основание её рога зашлось яркими искрами, освещая комнату вспышками дюжин огоньков. Селестия немедленно отозвала магию, но было слишком поздно. Головная боль тут же накрыла её, будто ледяной шип вонзился в основание черепа под её рогом.

«Это были просто перья!» — простонала она и потёрла лицо в попытке сосредоточится, пытаясь подавить жгучую боль во лбу. Комната закружилась, и Селестия осторожно поставила копыто вниз, доверяя своей природе земной пони успокоить себя. Но вместо камня или дерева её копыто упёрлось лишь в мягкий матрас, и головокружение заставило Селестию упасть на бок.

Уткнувшись в простыни, она просто лежала и ждала, пока не пройдут боль в черепе и головокружение. Когда это, наконец, произошло, она заставила себя подняться и сделать глубокий вдох, прежде чем смерить Феломину суровым взглядом.

— Ни слова.

Феникс вскинула голову и испустил громкий гортанный смех. Она смущённо покраснела.

— О, да как тебе не стыдно, смеяться над калекой, — пробурчала она, но, не смотря на её слова, в уголках губ играла довольная улыбка. — Неужели я не заслуживаю большего?

Феломина помедлила, затем ухнула ещё громче, вспорхнув к изголовью постели. Селестия рассмеялась и, даже не думая о подушках, положила голову на кровать. «Любопытно… никаких планов на сегодня, только отдых». Она вяло выводила копытом круги по одеялу, прежде чем взглянула вверх, наткнувшись взглядом на старый книжный шкаф в дальней стороне стены.

— Феломина, милая, не могла бы ты принести мне что-нибудь почитать?

Та кивнула и, пытаясь выжать как можно больше драматизма, подлетела к шкафу. Селестия привстала и похлопала копытом по раме кровати, показывая, что оценила юмор своего гордого питомца, пока та приземлилась на край полки и защебетала. Она гордо надулась, явно наслаждаясь моментом, пока наконец не решила вернуться к делу.

Метаясь по полке и рассматривая названия разных книг, она в конце концов поддела одну толстую книгу когтём и, вытащив её, вопросительно уставилась на принцессу.

— История налоговой политики? — Селестия рассмеялась. — Нет уж, спасибо, что-нибудь полегче, пожалуйста.

Феломина осмотрела полку, потом опустила голову к полке снизу. Заметив там что-то, она спрыгнула вниз и достала пыльный свиток, лежавший за несколькими рядами книг.

— Нет, не в буквальном смысле "легче". — Селестия помедлила, с нарастающим беспокойством рассматривая зажатый в лапе птицы свиток. — Это же… Ого, неужели это потерянный Свиток Мёртвого Моря? — Она взволнованно закусила губу, только сейчас вспомнив, как временно одолжила его из музея, почитать перед сном… девять лет назад. — Феломина, положи это в коробку для посылок и напомни мне позже навести порядок в неотсортированных документах Королевского архива. Скажем, что его украли Иллунанаты.

Феломина скептически фыркнула, но выполнила её просьбу – в конце концов, ей не впервые приходилось иметь дело с разными сокровищами потерянной литературы, которые то и дело находились в "маленьком" книжном шкафу принцессы. Отложив свиток в сторону, она взяла следующий.

Селестия покачала головой.

— Нет, давай лучше книгу.

Книги были сделаны для использования копытами, а вот свитками было несколько сложнее манипулировать без магии – они вечно норовили свернуться назад, если их не зафиксировать на месте магией или папкой для бумаги.

Феломина подхватила небольшой томик и принесла его принцессе, которая взглянула на него с любопытством.

— "Сигмунд Ирс: Дождь и пламя. Сборник исследований по толкованию сновидений"? — Селестия задумчиво вскинула бровь. — И откуда же это у меня… ах, да, помню-помню, это был подарок от Твайлайт давным-давно.

Она открыла книгу копытом, перелистывая страницы в поисках нужного раздела. «Может, удастся найти что-нибудь о магии снов…» Найдя, наконец, нужную сноску, она открыла соответствующую страницу и принялась читать.

…является очевидным. Однако созданные магически сновидения хуже подлежат толкованию, чем обычные сны, так как чаще всего воздействуют на воображение путём последовательности определённых образов. Ведутся споры о том, насколько действенно вмешательство внешнего источника в подсознание через магическое воздействие на сновидения, или даже относится ли это к магии снов или же к гораздо более обширной магии телепатии.

Её высочество принцесса Луна говорит, что не намерение, а само исполнение действия влияет на то, к какой из областей магии должно относится заклинание, поясняя, что в "телепатическом сне" все сновидцы будут видеть один и тот же сон, зависящий от заданного образа, тогда как действие магии снов зависит от подсознательного восприятия заданного образа сновидцем, то есть никакие два сновидца не будут видеть одинаковый сон, даже если им задали один образ.

Однако созданные магически сновидения хуже подлежат толкованию, чем обычные сны, так как чаще всего воздействуют на воображение путём последовательности определённых образов. Ведутся споры о том, насколько действенно вмешательство внешнего источника в подсознание через магическое воздействие на сновидения, или даже относится ли это к магии снов или же к гораздо более обширной магии телепатии. Её высочество принцесса Луна …

Селестия моргнула при повторном упоминании имени её сестры и приостановила чтение. «Я прочитала один и тот же абзац дважды…», — помрачнела она. Массируя виски, она продолжила поиски какой-либо полезной информации.

С недавнего времени подобные заклинания всё чаще используются для лечения стресс-опосредованных заболеваний. К примеру, "Заклинание Сладких Снов" уводит спящий разум от негативных мыслей в более позитивном направлении, что, впрочем, может быть также достигнуто обычной медитацией. В теории, это способствует избавлению от симптомов стресса или депрессии, и большинство учёных согласны с этим. В связи с этим, в народе распространено мнение, что это заклинание является своего рода лекарством от всех психических заболеваний, однако на самом деле многие из них требуют также лечения медикаментами – дисбаланс или дефицит эндорфинов, адреналина или определённого гормона способны вызывать подобные проблемы, и должны лечиться с помощью медикаментов так же, как и другие болезни…

Селестия бегло просмотрела ещё несколько страниц, но книга, похоже, была более заинтересована в вопросе интерпретации обычных снов и психологии пони, страдающих психическими расстройствами, чем магии снов, что было вполне логично – портрет автора на обложке изображал земного пони. Это было очень интересно, но не совсем то, что Селестия искала, да и к тому же она постоянно ловила себя на том, что перечитывала уже прочитанные ранее абзацы. Она отложила книгу на тумбочку возле постели до тех пор, пока не сможет должным образом сосредоточиться.

— Феломина, думаю, мне нужно что-то, что я уже читала раньше, чтобы не пришлось сильно напрягаться, — сказала Селестия, повернувшись к фениксу. — Есть идеи?

Она ухнула и достала с полки большую красную книгу. Селестия наблюдала, как её питомец подлетел к ней и, приземлившись рядом, опустил книгу на кровать. Прочитав вслух название на обложке, принцесса понимающе улыбнулась.

— Магия Дружбы: исследование взаимосвязи между гармоничными межличностными отношениями и устройством практической и теоретической магии… — Улыбка Селестии стала ещё шире. — Автор – Твайлайт Спаркл. Диссертация моей верной ученицы? — Она обернулась к фениксу. — Хороший выбор, Феломина, я…

Она помедлила, испытывая сильное чувство дежа вю. Принцесса посмотрела на книгу, затем закрыла глаза, погружаясь в состояние медитации. «Это важно», — сказала она себе, чувствуя, что часть её пропавшей памяти была связана с этой книгой. «Оставайся спокойной и позволь памяти прийти со временем». И наконец…

Странное чувство промелькнуло за дальней окраиной её разума. Чувство… ностальгии? «Я читала… что-то… книгу?» — сердце подсказывало ей, что это было не так, и она поверила – сейчас оно было надёжней, чем её голова. «Нет, не книгу, но это было как-то связано с Твайлайт…»

«Что ещё она писала?» — спросила себя Селестия. — «Ну, свои отчёты о дружбе…» Как солнце восходит над горами, так воспоминания пробивались сквозь нависшую над ней пелену амнезии. Взволнованная Селестия принялась думать о тех отчётах, но чем сильнее она пыталась вспомнить, тем быстрее воспоминания ускользали от неё.

«Стой. Остановись». Она глубоко вздохнула, возвращаясь к умиротворяющей медитации. «Просто позволь им прийти. Что-то… читала. Читала отчёты». Да, именно так, но это не всё… Что-то на окраине её разума взывало к ней. Её глаза распахнулись, и она посмотрела вниз на лежащую перед ней книгу. «Вот как всё было. Ты думала о том, что Твайлайт закончила своё обучение… и дописала диссертацию… и там был ещё кто-то!»

Она мысленно отпраздновала маленькую победу над своими воспоминаниями. Там должен был быть ещё кто-то, кто говорил об этом…

Мозаика сложилась. Горы, затмившие память, растаяли, и внезапно её сумбурные мысли и неосознанные тревоги обрели смысл.

Лицо Селестии расплылось в улыбке: «Да. Вчера…»

Она помнила!

~{C}~

Селестия сидела в своём кабинете, удобно устроившись на плюшевых подушках, и просматривала скопившиеся за последнее время бумаги, когда её отвлёк стук в дверь.

— Войдите, — сказала она, распознав по стуку одного из своих стражников. Он означал, что "всё хорошо, кто-то просит аудиенции".

Дверь отворилась, и показался охранник.

— Ваше величество, прибыла Твайлайт Спаркл. Мне проводить её сюда?

— Да, пожалуйста, — с улыбкой ответила Селестия. Стражник коротко кивнул и, как только он ушёл, Селестия принялась собирать разбросанные вокруг неё записки и документы. Подобрав их с помощью магии, принцесса встала и подошла к столу, раскладывая по соответствующим ящикам. Она как обычно взяла с полки несколько свитков, перетянутых красной лентой, и, вернувшись обратно на подушки, положила их рядом с собой.

«Успею прочесть парочку...» — подумала она, разворачивая перед собой свиток. Селестия уже и не помнила, с каких пор подхватила привычку перечитывать старые отчёты Твайлайт. Конечно, она понимала, что это объяснялось скорее ностальгией, нежели чем-то ещё – за то время, что Твайлайт провела вдали от своей наставницы, она сильно повзрослела. Часто лишь эти отчёты были для Селестии единственной связью с её любимой, но далёкой ученицей, которую она помнила остроумной и уверенной кобылкой, только начинавшей свой жизненный путь.

Они продолжали переписываться, особенно в последнее время, когда исследования Твайлайт начинали только набирать обороты, но с момента получения последнего отчёта прошло уже довольно много времени. Эта глава их жизни была окончена, но Селестию это не слишком расстраивало.

У неё всегда будут эти письма.

Селестия с улыбкой просмотрела их. Этот был написан, когда Твайлайт впервые повстречалась с мудрой зеброй по имени Зекора. Вот этот о вечеринке, устроенной в честь дня рождения Пинки – Элемента Смеха. Она взяла ещё один отчёт – это был её любимый, о том, как Твайлайт узнала, что она все её друзья обязаны своими метками одному и тому же событию – первому радужному удару Рэйнбоу Дэш. Селестия, конечно же, разузнала про этот радужный удар и о Рэйнбоу Дэш вскоре после того, как Твайлайт стала её подопечной, но она никак не могла подумать, что шесть подруг могли получить свои метки почти одновременно. Были ли всё дело в Элементах? Или же в чём-то большем?

Селестия не могла ответить на этот вопрос. Между ней и Луной уже был спор о неизбежности и природе судьбы, который длился почти целую ночь. В конце концов, обе согласились, что если судьба действительно объединила Твайлайт и её друзей, то из этого следует, что вселенная стремится к гармонии.

Она открыла следующий свиток. Этот был о...

Селестия на миг задержала взгляд на отчёте, прежде чем улыбнуться. Она хорошо его помнила.

Этот отчёт свидетельствовал о том, что её ученица была способна жить без постоянной опеки своей наставницы.

Селестия получила его спустя несколько месяцев после переезда Твайлайт в Понивилль, и он находился отдельно от остальных главным образом потому, что перед ним она несколько недель не получала ничего. Уже начав беспокоиться о благополучии своей ученицы, Селестия послала обычное письмо, чтобы проведать её. Ответом ей был отчёт, который придал ей гордости и уверенности в своей ученице. Он был написан самой Твайлайт, без участия Спайка, что говорило о том, что он был очень личного содержания.

Она перенесла другие свитки обратно на их место на полке и принялась читать отчёт, держа его перед собой с помощью магии.

Дорогая Принцесса Селестия,

Я искренне извиняюсь, что со времени последнего отчёта прошло столько времени. Моя голова была забита сомнениями, которые мешали мне сконцентрироваться, и в результате пострадало моё обучение. Но, к счастью, я прогнала все сомнения и усвоила ещё один важный урок о дружбе — настоящий друг тот, кто всегда присматривает за тобой, и он будет рядом даже тогда, когда тебе кажется, что ты в нём не нуждаешься.

Вам, наверное, интересно, что это были за сомнения, поэтому я просто расскажу вам прямо.

Я была влюблена в кое-кого, но она не испытывала ко мне взаимных чувств.

Хотя для многих это не стало бы проблемой, но для меня это был первый раз, когда мне разбивали сердце, и я была по-настоящему подавлена. Это заставило меня засомневаться в себе, в своих друзьях, в ценности своих исследований. В эти дни я под любым предлогом отказывалась вставать, закрывала занавески и упивалась горем в темноте.

Без всякой просьбы мои друзья почувствовали это и помогли мне. Они утешили меня, развеселили, окружили любовью и, когда я, наконец, рассказала им что произошло, они были рядом, чтобы разделить мою печаль и успокоить меня.

Я невероятно счастлива иметь таких замечательных друзей, в том числе и вас, принцесса, потому что когда я получила ваше прекрасное письмо, я поняла, что для меня всегда будет место в сердцах пони, которых я люблю.

Дружба и вправду способна побороть всё!

Ваша преданная ученица (и друг),

Твайлайт Спаркл.

Селестия боялась, что случится нечто подобное – в большом мире, вне своей крепости из книг, Твайлайт неизбежно стала бы уязвима к эмоциональным испытаниям. Принцесса боялась, что задание, данное ей Твайлайт, будет для молодой кобылки слишком сильным культурным шоком. У Твайлайт была нежная душа, и она всегда полностью отдавалась любому делу, с которым сталкивалась, но именно из-за этого она была склонна слишком болезненно реагировать, особенно если существовал риск, что она не сможет соответствовать стандартам, которые, как она думала, устанавливали для неё другие.

Всю свою жизнь она отказывалась от дружбы, стараясь возвысить себя в глазах учителя, и это печалило Селестию, несмотря на гордость, которую она испытывала за достижения своей ученицы. Она была хорошо обучена этикету и представлялась как личная ученица принцессы, полагаясь на это больше, чем на навыки общения всякий раз, когда она имеет дело с каким-либо новым для неё пони. Она была абсолютно уверена в своих возможностях, но это было лишь потому, что она знала, как сильно Селестия гордилась ею. Всё время, сравнивая себя с другими пони, она никогда не была железно уверена в себе, лишь в том, что другие пони могут быть уверены в ней.

Она готова была на многое, чтобы сохранить одобрение своих родителей и друзей. Одна лишь мысль, что его можно потерять, заставляла её сердце вздрогнуть. Насколько бы хуже всё было, как бы ужасно она могла отреагировать, если бы кто-то разбил ей сердце?
"Подавлена", без сомнения, было слишком слабым словом для подобного.

Но…

Пусть она была далеко, пусть не сказала ни слова своей наставнице, и пусть Селестия не была рядом, чтобы помочь… она справилась. Друзья не отвергли её, несмотря на её собственные страхи. Селестия мягко улыбнулась. С тех пор Твайлайт начала по-настоящему взрослеть.

Мысли принцессы прервал стук в дверь.

— Войдите! — позвала она.

Дверь открыл стражник, и Селестия смогла разглядеть Твайлайт, ожидающую прямо за ним. Она улыбнулась единорожке, которая вернула улыбку, когда стражник почтительно поклонился.

— Ваше высочество, прибыла леди Твайлайт Спаркл.

— Благодарю вас, сэр, — вежливо сказала Твайлайт, проходя в комнату.

Селестия поднялась, чтобы встретить ученицу.

— Твайлайт Спаркл! Как же я рада тебя видеть! — Она посмотрела на охранника и кивнула. — На этом всё, спасибо. — Тот снова поклонился и закрыл за собой дверь, оставляя принцессу и её протеже наедине. — Твайлайт, я так рада, что ты наконец смогла приехать. Мы так давно не виделись.

— Я тоже рада видеть вас, принцесса, — сказала Твайлайт. Её взгляд упал на свиток рядом с её наставницей. — О, вы заняты?

— Нет, совсем нет, — улыбнулась Селестия, поднося отчёт ближе к себе. — Просто захотелось перечитать кое-какие из любимых.

Твайлайт с секунду рассматривала свиток, прежде чем на её лице мелькнул проблеск узнавания.

— Оу, ха-ха, ничего себе. Я помню, как писала это. С тех пор будто прошла целая жизнь.

— Да, и правда. — Она скрутила свиток и вернула его назад на полку к остальным. — Я как раз вспоминала, как хорошо ты справилась с той ситуацией, вот и всё.

Твайлайт сухо посмотрела на неё.

— Я ни с кем не разговаривала и заперлась в библиотеке почти на месяц.

Селестия рассмеялась:

— Да, и в конце концов ты усвоила важный урок о дружбе и стала более общительной с другими, и более усердной в своих исследованиях, верно? — Она нахмурила брови, на её губах блуждала лукавая улыбка. — Возможно, слишком усердной, м-м-м?

Обе на несколько секунд ушли в воспоминания, о том, как Понивилль чуть не погрузился в хаос – снова – из-за небольшой ошибки в заклинании. Твайлайт неловко хихикнула:

— Да уж, не лучшая моя работа.

Селестия фыркнула.

— Не переживай за тот случай, там не было твоей вины, дорогая. — Золотистое свечение подхватило подушки рядом с ней, укладывая их в большое удобное сиденье. Она похлопала по нему копытом, приглашая единорожку присоединиться к ней. — А теперь садись, и давай наверстаем упущенное. Ведь письмами столь многого нельзя передать.

Следующий час они провели, просто обмениваясь друг с другом историями из своих жизней. В основном говорила Твайлайт – о своих исследованиях, о той работе, которую ей пришлось провести, чтобы заинтересовать других учёных помочь ей, об открытиях, которые они совершили, и её энтузиазме по поводу сегодняшнего эксперимента. Тем не менее, у неё было и много историй о своих друзьях в Понивилле, маленьких происшествиях и забавных ситуациях: недавние проделки Пинки, последний трюк Рэйнбоу Дэш или новый дизайн платья от Рарити.

Селестия, в свою очередь, высказала несколько предложений и замечаний о её исследованиях, делясь своими обширными знаниями о древних магических ритуалах и многолетним опытом. Единорожка внимательно, с почти благоговейным трепетом, слушала принцессу, время от времени записывая на обрывке пергамента её мудрые слова, которые за многие годы были забыты, сохранённые лишь той, кто неподвластна течению времени.

Затем, после истории Твайлайт о том, как Пинки устроила импровизированный оркестр, Селестия перевела тему на оперу, которую смотрела на прошлой неделе. Твайлайт отложила бумагу и с удовольствием поддержала разговор – конечно же, она читала обо всём этом в как минимум четырёх книгах и дюжине статей о классической музыке.

От разговора об искусстве и истории искусства они перешли к истории, назад к магии и потом ещё на дюжины разных тем, пока они просто говорили, наслаждаясь этими минутами и присутствием друг друга.

Слуги принесли чай, который на время заставил их прервать беседу, впрочем, самым что ни на есть приятным способом. Потягивая свой чай, Селестия неожиданно вспомнила кое-что.

— Знаешь… — она посмотрела на свою протеже. — Ты никогда не говорила мне, кто это была.

— Кто "кто"? — Твайлайт недоуменно вскинула голову. Селестия кивнула в сторону свитков, и на лице единорожки мелькнуло понимание. — Кто была она? Ну…

— Если это слишком личное, можешь не говорить, — поспешно уточнила принцесса. — Конечно, мне любопытно, но… иногда можно прожить с маленькими нераскрытыми тайнами тут и там.

Твайлайт понимающе хмыкнула, раздумывая над ответом.

— На самом деле я собиралась вам сказать, — призналась она. — Но пока я писала письмо, то поняла: это не имеет значения. На самом деле важно лишь то, как это изменило меня – да, это была обычная влюблённость, но у неё были свои причины. Я… — Она опустила голову, затем снова, с грустной улыбкой на лице, подняла взгляд на Селестию.

— Мне кажется, что я влюбилась в неё не потому что на самом деле любила, а просто потому что хотела быть с кем-то. Я хотела, чтобы мне вскружили голову, но в конце концов поняла, что на самом деле всё, что мне было нужно – это мои друзья. У меня ушло немало времени, чтобы это понять, у меня уже было всё, что мне нужно. — Твайлайт улыбнулась и пожала плечами. — Думаю, ничего бы не изменилось, независимо от того, в кого именно я влюбилась. Наверное.

— Ты всё ещё общаешься с ней? — поинтересовалась принцесса. — Сложно избегать кого-то в таком маленьком городке, как Понивилль.

Твайлайт помедлила.

— Ну, да…

Почувствовав, что её собеседница пытается избежать этой темы, Селестия выбрала другой путь.

Она начала дразнить её.

— Хмм… — с наигранной задумчивостью протянула она. — Это была Эпплджек?

Твайлайт удивлённо отпрянула.

— П-почему вы думаете, что это была она? — пролепетала единорожка.

— Ну, вы двое проводите очень много времени вместе… — невинно сказала Селестия.

— Но я и с Рарити провожу много времени! — запротестовала она.

Селестия торжествующе притопнула копытом.

— Ага, значит, это была Рарити!

Твайлайт выдавила смешок.

— Ладно, давайте сменим тему.

— О нет, это интересно. В любом случае, гораздо интереснее, чем мои собственные романтические похождения.

— Я могу на копытах посчитать число пони, с которыми я встречалась за всю свою жизнь, принцесса, — возразила Твайлайт. — Куда уж мне до вас. Я имею в виду, что вам придётся использовать для счёта? Ваши крылья?

— По любовнику на перо? — насмешливо воскликнула Селестия. — Боюсь даже представить, какого ты обо мне мнения, Твайлайт Спаркл.

Твайлайт усмехнулась, теперь уже явно наслаждаясь этими дружескими подшучиваниями.

— Ну, до меня доходили слухи…

Селестия на мгновение задумалась, а потом залилась звонким смехом.

— Ах, слухи. О богини, некоторые пони могут быть такими глупыми. Надеюсь, ты не слушаешь.

— Нет, конечно нет, — заверила её Твайлайт. — Они меня больше не беспокоят, хотя я порой злюсь, когда кто-то утверждает, что это правда. Будто бы я, как ваша ученица, ничего бы не заметила.

— Ну, знаешь, Твайлайт… — Принцесса потёрла копытом подбородок и чересчур уж невинно улыбнулась. — Всем известно, что моя охрана умеет хранить секреты…

— Что...? — Твайлайт обнаружила, что ей было очень трудно собраться с мыслями, особенно когда её челюсть безвольно отвисла от изумления. — Я… нет. — Она потрясла головой и рассмеялась. — Нет, нет, простите, это было бы уже слишком. Охранники для охраны.

Селестия продолжала всё так же улыбаться, помахивая хвостом.

— Охранники – для охраны! — отчаянно заявила Твайлайт, яростно топнув копытом.

Ещё секунду Селестия продолжала улыбаться, прежде чем снова громко рассмеяться.

— Да, мы-то с тобой знаем, но попробуй убеди в этом народ! Скажу сразу – ничего не получится. Ох, что я только не читала…

— Вы читали истории… об этом? — недоверчиво спросила Твайлайт.

— Ну конечно, — беззаботно ответила Селестия. — Я, в общем-то, не против. Просто безобидное хобби, хотя некоторые и заходят порой слишком далеко. Например, одна юная леди написала весьма сомнительную историю под названием "Небесная Герцогиня"... — Она огляделась вокруг. — Хм, сейчас у меня её нет. В любом случае, мне она показалась довольно забавной, но некоторые важные особы сочли её оскорбительной. Был какой-то скандал, и она уехала из Кантерлота, чтобы начать новую жизнь. — Принцесса задумчиво потёрла подбородок. — И да, как правительница Эквестрии, я запрещаю тебе читать эту книгу.

Твайлайт потёрла шею, стараясь не встречаться взглядом с Селестией.

 — Как вы сказали… "Небесная Герцогиня", да..?

Селестия моргнула.

— Так ты чи… оу…

— Да…

Несколько неловких секунд они обе уставились в свои пустые чашки, прежде чем принцесса прервала тишину:

— Охранники – для охраны, — твёрдо сказала она.

Твайлайт рассмеялась и принялась вновь наполнять их чашки свежим чаем.

— Итак, о моём старом письме. Вы действительно хотели узнать, кем она была, или просто дразнили меня? — спросила она, возвращаясь к теме их разговора.

— И того, и другого понемногу, — признала Селестия.

Твайлайт усмехнулась, бросив на неё удивлённый взгляд, и отложила чайник в сторону.

— Это старая история. Я уже давно усвоила этот урок.

— Если это действительно не так уж важно, то можешь не говорить мне, — сказала Селестия. — Но в то же время, если это больше не важно, то у тебя нет особых причин не рассказывать мне.

— Да уж, ну и задачка, — усмехнулась Твайлайт, помешивая чай магией и наблюдая, как кусочек сахара вращался и растворялся внутри. — Думаю, я должна, наверное… — начала было она, но затем утихла в задумчивости.

Стук в дверь заставил их отвлечься от разговора. Селестия повела ушами, узнав знакомый код "всё-хорошо, свои".

— Похоже, у нас гости. Входите!

Дверь распахнулась, и в комнату вошёл зелёный единорог с жёлтой полосатой гривой. Он был молод – почти так же молод, как и Твайлайт, когда та только переехала в Понивилль, и, судя по его виду, он явно чувствовал себя не в своей тарелке. Его распахнутые глаза прыгали от Твайлайт к Селестии.

— Ух… — тихо, почти неслышно для принцессы, пробормотал он и неловко поклонился.

— В-ваше высочество, не ожидал встретить вас сегодня, — нервно сказал он. — Я просто, эм, должен был передать сообщение…

Твайлайт поднялась.

— А, Пепперминт, рада тебя видеть! Давайте я вас познакомлю, — сказала она, поворачиваясь к единорогу. — Это Пепперминт Шлем...

— Джем… — тихо поправил её жеребец.

Твайлайт бросила на него смущённый извиняющийся взгляд.

— Прости, мне так жаль. Это Пепперминт Джем, он аспирант, помогает нашей команде. — Селестия понимающе кивнула. Зная Твайлайт, он действительно участвовал в исследованиях, а не просто носил им кофе. Повернувшись к аликорну, единорожка продолжила: — А это, Пепперминт, мой учитель, наставник и дорогой друг, её высочество принцесса Селестия.

Реакция Пепперминта была самой обыкновенной. Он смиренно плюхнулся перед ней на колени.

— Поднимись, Пепперминт, — мягко сказала Селестия. — Рада познакомиться.

— В-взаимно, — запинаясь, произнёс он. Селестия не могла не заметить, что он смотрел не прямо ей в лицо, а в точку немного выше и правее её короны. На мгновение она задумалась, почему все пони, которые нервничали в её присутствии, всегда, без исключений, смотрели в одну и ту же точку.

— Ну что, Пепперминт, ждёшь сегодняшнего первого нашего пробного испытания? — попыталась разговорить его Твайлайт.

Он рассеянно моргнул, прежде чем осознал смысл сказанного.

 — О, эм, да! Конечно! А также хотел сказать, что для меня большая честь работать с вами, мисс Спаркл, — практически протараторил зелёный единорог. — Ваша теория о возникновении магического резонанса через гармонические факторы, такие как межличностные отношения, ни много ни мало произвела революцию.

Твайлайт смущённо улыбнулась.

— О, это вовсе не… Всё это слишком преувеличено, разве нет?

— Отнюдь! — возразил он. — Ох, да это даже открыло возможность земным пони и пегасам приобщится к магическим наукам! У меня есть несколько друзей, которые, наконец, могут напрямую проверить собственные теории с помощью Теоремы Спаркл. Все действительно очень взбудоражены этим.

Селестия хихикнула, когда Твайлайт недоверчиво вскинула брови.

— Как… как они это называют? Ты же знаешь, что там нет никакой "теоремы", да?

Единорог неловко хихикнул.

— Ну, "Взаимозависимые Условия Гармонии Твайлайт Спаркл" как-то не слишком удобно произносить в бытовом разговоре… — Он прокашлялся, прикрывая рот копытом. — Вот. Так или иначе, простите, что отвлекаю вас. Эмм, как говорится в сообщении, мы всё настроили и готовы начинать, как только вы присоединитесь к нам в Первой Лаборатории Академии. Можете проверять и настраивать оборудование столько, сколько сочтёте нужным. Если всё будет в порядке, мы начнём эксперимент как и запланировано, в четыре часа.

Селестии в голову пришла неожиданная идея, и она тепло улыбнулась юноше:

— Спасибо за усердие, Пепперминт. Я вижу, ты возлагаешь на этот эксперимент большие надежды?

— Эм, да, ваше высочество, очень большие надежды! — пропищал единорог, с трудом заставляя себя говорить с принцессой напрямую – впрочем, как и многие другие пони.

— Что ж, это звучит так захватывающе, — сказала она, изображая восхищённый вздох. — Я просто обязана поучаствовать.

— Отличная идея, принцесса! — воскликнула Твайлайт, не замечая, как Пепперминт вздрогнул от ужаса. — Наконец-то я смогу показать вам специальную гармоническую ритуальную матрицу, которую мы разработали совсем недавно; я уверена, вам она понравится, в данный момент это вершина моих исследований… О! — Она подхватила с пола кусок пергамента и пробежалась взглядом по магической формуле. — Возможно, нам удастся даже улучшить её! Вы подарили мне много хороших идей, как сделать систему более энергоэффективной… — Её голос окончательно сбился в восторженное бормотание, когда она начала что-то записывать на бумаге.

Пепперминт уставился на неё с широко раскрытыми глазами, не в силах произнести ни слова. Селестия тихонько опустила голову, пока её рот оказался на уровне его уха, и прошептала:

— А она ничего, да?

Пепперминт вздрогнул от изумления.

— Я… нет! В смысле, да! Я, э-э… — Он закрыл лицо копытом. — Ох…

Селестия решила сжалиться над бедным жеребцом.

— Спасибо за заботу, Пепперминт, но, правда, тебе не стоит так волноваться о том, чтобы меня обидеть, — мягко сказала она. — Тысяча лет правления Эквестрией делает леди довольно толстокожей. Не переживай, ты отличный парень.

— Д-да, ваше высочество, просто…

— Тебя что-то беспокоит, Пепперминт? — заботливо спросила Селестия.

Зелёный единорог понурил голову.

— Простите, просто… эм, леди Спаркл – такая пони, о которой сейчас очень много говорят в сообществе магических наук. Посмотрите на неё. — Они оба повернулись к кобылке, которая уже исписывала чернилами третью страницу и начинала посматривать в стону стола Селестии в поисках новой бумаги.

Пепперминт вздохнул:

— Уверен, для неё это просто небольшие заметки, но если бы я представил их как собственные идеи, то обеспечил бы себя до конца жизни. К тому же, она принц… то есть ваша протеже. Я знаю много пони, которые отдали бы всё, чтобы работать с ней. Но я простой аспирант. Даже не смотря на то, что у меня нет необходимой квалификации, она согласилась работать со мной и ещё несколькими студентами. Не знаю, почему она сделала это, но в чём бы ни была причина, это может сделать мою карьеру. Я не хочу всё это потерять, ненароком оскорбив кого-то из вас.

Селестия тепло улыбнулась ему. «Такой глупый пони».

— За свою жизнь я повидала много вещей, и меня называли самыми разными именами, — сказала она. — Если тебе и правда удастся обидеть меня, можешь считать это большим достижением, ладно?

Несколько секунд Пепперминт изумлённо молчал.

—Л-ладно, — сумел выдавить он, почтительно склонив голову. — Спасибо, ваше высочество.

Селестия кивнула.

— Итак, я буду присутствовать вместе с Твайлайт на этом эксперименте, — сказала она, возвращаясь к теме. — Всё в порядке, надеюсь?

Твайлайт подняла голову, только сейчас вернувшись к реальности с плотной пачкой бумаги в её магическом поле.

— О! Ничего, если принцесса будет сопровождать нас, да?

Выражение лица Пепперминта было таким, будто его только что выпихнули из-за кулис на сцену с направленным на него огромным прожектором.

— П-почему вы спрашиваете меня? — сказал он Твайлайт. — Вы здесь главная.

Единорожка улыбнулась.

— Я люблю советоваться с теми, с кем работаю, — ответила она, и Селестия узнала в голосе ученицы её пресловутый "лекторский тон". — Прислушиваться к мнению других – важная составляющая хорошей дружбы. У тебя нет никаких возражений против присутствия принцессы?

— О, нет, конечно нет, — поспешил заверить её Пепперминт. — Я просто, э-э, проинформирую остальных о присутствии особого гостя, хорошо?

Селестия благодарно кивнула.

— Это было бы замечательно, спасибо.

Жеребец быстро развернулся вокруг своей оси и на негнущихся ногах поспешил к выходу. Селестия обменялась взглядом со стражем у двери, который на секунду сбросил суровое выражение лица и лишь удивлённо пожал плечами, прежде чем вновь закрыть двери в её покои.

— Похоже, у тебя появился поклонник, — хихикнула принцесса, легонько подтолкнув Твайлайт в бок кончиком копыта.

— Да, и вся остальная команда ведёт себя примерно так же, — сказала Твайлайт, не замечая, как насупилась Селестия, когда единорожка пропустила её подначивание мимо ушей. — Не то чтобы все были настолько же восхищены, как Пепперминт… но всё же…

Нечто в её голосе заставило Селестию нахмурится.

— Что-то не так?

— Нет, нет! Ничего, — поспешно заверила её Твайлайт. — Просто… я не совсем понимаю. В моей теории не было ничего оригинального, она просто собрала многие существующие в одну. Она не нова, любой, кто изучал Элементы Гармонии, мог бы открыть это.

— Твайлайт, — Селестия смерила её строгим, но добрым взглядом, выработанным ею за годы обучения Твайлайт. — Я не одно столетие изучала Элементы Гармонии и в конечном итоге зашла в тупик. Зато ты смогла отследить доселе неизвестный фундаментальный аспект магии. Гравитация была всегда, но потребовалось яблоку упасть на голову Ишаака Ньютона, чтобы тот осознал её природу.

— Именно потому, что у меня был ваш многолетний опыт, у меня была основа, на которой я могла строить свои исследования, — продолжала настаивать Твайлайт. — К тому же, когда элементы были неактивны, у вас не было доступа к Элементу Магии. Единственная причина, почему вы не написали мою работу за меня, так это потому, что открытия в области магии, на которых я основывала свои исследования, были сделаны в последние четыреста лет, тогда как вы прекратили изучение Элементов более чем полтысячелетия назад.

Она пожала плечами и отвела взгляд.

— Я делаю это не ради славы, но даже в этом случае… Давайте признаем, принцесса, что я получила всё это признание по большей части потому, что была в нужном месте в нужное время, а не из-за каких-то особых заслуг.

Селестия прикрыла глаза и покачала головой.

 — При всём моём уважении, не могу с тобой согласится, — сказала она, обводя копытом окружающее их пространство. — Посмотри вокруг, видишь эту комнату? Видишь небо, траву, камень? — Селестия три раза строго топала ногой о пол, подчёркивая свои слова. — Все они состоят из одних и тех же элементов, что и весь наш мир. В чём разница между водородом и водой? Если задуматься, весьма небольшая — оба содержат оксиген и гидроген, и лишь от их связи зависит их воздействие на нас. Два атома гидрогена и один оксигена дают воду, но если добавить ещё одну молекулу оксигена, мы получим совсем другой газ – водород.

— Весьма легковоспламеняющийся газ... — пробормотала Твайлайт.

Селестия позволила себе короткий смешок, прежде чем торжественно кивнуть.

 — Именно. Это всегда было так, фундаментальный аспект нашей вселенной, который был задолго даже до нас с Луной, но потребовалось много, много лет, чтобы открыть его, и ещё больше – чтобы научится использовать. — Она опустила голову на один уровень с Твайлайт, внимательно вглядываясь в её нерешительные лавандовые глаза. — И я хочу также напомнить тебе, что это была отнюдь не моя заслуга. Это были такие же пони, как и ты, которые наблюдали за миром вокруг и перенимали знания у тех, кто был до них, чтобы рано или поздно найти ещё один маленький кусочек этой огромной мозаики под названием "мир". Твайлайт, ты очень многого достигла. Никогда не сомневайся в этом.

— Кроме того, — Селестия подошла ближе и потёрлась о щёку своей маленькой умной единорожки. — Я полагаю, ты ещё далеко не закончила.

— Я опять слишком бурно реагирую, да? — хихикнула Твайлайт, покраснев от прикосновения принцессы. Селестия сделала шаг назад и мягко улыбнулась единорожке, заставив её рассмеяться. — Спасибо. Спасибо, что будете там со мной.

— Всегда, Твайлайт, — ласково пообещала Селестия, прежде чем вновь выпрямиться во весь рост. — А сейчас, как насчёт того, чтобы представить меня своей команде?

Твайлайт рассмеялась.

— Ладно, ладно. Всё равно вы рано или поздно встретились бы с ними. Пойдём?

~{C}~

Селестия медленно вынырнула из пучины нахлынувших воспоминаний. Всё, что она могла вспомнить с того момента – спуск по коридорам вместе с Твайлайт, вид Спайка, приветствующего их во внутреннем дворе замка и потом… мало что. Какие-то чувства – блеск медных монеток, вкус крессовых сэндвичей… просто разрозненные воспоминания о мирной идиллии.

Сидящая на позолоченной жёрдочке Феломина наградила её обеспокоенным взглядом своих красных глаз. Она тихо ухнула, привлекая внимание своей хозяйки, и наконец успокоилась, когда Селестия повернулась к ней с улыбкой на лице.

Вместо того чтобы предаваться сожалению об утраченных воспоминаниях, она наслаждалась тем, что ей удалось собрать воедино. Откинувшись назад на мягкие подушки, принцесса наблюдала за начинавшей дремать Феломиной и мягко улыбалась, размышляя о своей верной ученице. «Я всё ещё нужна ей. Но не так, как учитель подмастерью». От этой мысли сердце Селестии забилось чаще, и она позволила себе наслаждаться ею чуть ли не с жадностью.

Ещё кое-что пришло ей в голову: воспоминания о Твайлайт, отвергающей свои достижения, вместе с образом единорожки, оставляющей цветы при каждом своё шаге, в поисках своего собственного. «Ну конечно», — подумала она, — «Вот что значил тот сон! Этот фрукт просто был плодом её исследований, а сами исследования – его поиском, ведь остальные созданные ею растения едва ли представляли собой её работу, и ей этого было недостаточно». Она снова тихонько рассмеялась. «И она вернулась… потому что хотела, чтобы я была частью этого. Я всё ещё нужна ей».

Она раздумывала о сне, чувствуя нарастающий прилив облегчения. «Переубедить её, бежать рядом с ней, направить на открытые равнины…» — Селестия начала посмеиваться над собственной глупостью. — «Ведь это и значит быть наставником». Она так переживала насчёт этого сна, перебрала столько разных вариантов… Это же очевидно – её память не ушла, к ней просто слишком сложно было достучаться. И, конечно же, её разум пытался помочь ей вспомнить, да и книга говорила, что подобные сны зависят от подсознания.

«Мог ли весь сон быть просто намёком на… вчерашний день?» — она нахмурилась. Подобная идея не казалась ей такой уже правдоподобной. — «Нет, нет, всё проще. Он был о Твайлайт. И обо мне. И о Луне».

«Это было моё неосознанное… восприятие их. Да». Селестия закусила губу. Она была так напугана этим чудовищем в шипах, но вместе с тем ей было больно видеть его страдания. «Неужели я чувствую стыд? Вину? В этом сне есть ключ, я уверена в этом». Селестия решила достать книгу о магии снов так быстро, как только сможет.

Её прервал быстрый, торопливый стук в дверь. Она не узнала в нём ни один из знакомых ей сигналов. Селестия села на кровать и сосредоточила внимание на двери; крылья были распущены по бокам, готовые к немедленному действию. Однако её опасения оказались безосновательными, когда раздался второй стук, на этот раз верно поставленный, а за ним последовал неловкий смешок.

— Входите! — с любопытством позвала она.

Дверь открылась, и на мгновения Селестия будто бы вновь вернулась назад в свой сон.

Твайлайт, с улыбкой на лице, вошла в комнату, а за ней плыли цветы, дюжины и дюжины их, всех видов и оттенков. Они кружили вокруг неё в розоватом магическом свете, следуя за ней в комнату в будто бы бесконечном марше, наполняя покои своим ароматом.

Селестия не обратила на них почти никакого внимания. Они мелькали где-то в её боковом зрении, пока взгляд принцессы был прикован к Твайлайт, а сердце глухо билось у неё в груди.

— О, богини… — прошептала она. В своей ученице она почти могла разглядеть кобылку из её сна.

Нет. Селестия поняла, что перед ней действительно была кобылка из её сна.

— Они милые, не правда ли? — спросила Твайлайт и, гордо улыбнувшись, принялась украшать цветами комнату.

Селестия, пусть и не совсем до конца, вернулась от своих мыслей к действительности.

— Откуда всё это? — спросила она, с любопытством глядя на столь огромное множество цветов.

— Это всё от доброжелателей с пожеланиями скорейшего выздоровления, — раздался другой голос, и только сейчас Селестия заметила, что за Твайлайт проследовало несколько помощников-единорогов, каждый из них нёс за собой целые тучи цветов. — Они начали приходить поздно ночью, и с тех пор всё прибывают и прибывают. Утренний Зал уже окончательно полон – мы начинаем подумывать о том, чтобы переносить их в банкетный зал.

Селестия раскрыла глаза от изумления.

— Полон? Как много там букетов?

— Вероятно, от каждого пони в Кантерлоте, — сказала Твайлайт.

Селестия задумалась. Скольких же пони она заставила волноваться? Но всё же, ей грело сердце, что её благополучие волновало столь многих. Однако с этим возникала новая проблема.

— У нас ведь недостаточно ваз, чтобы поставить их всех в воду? — спросила она одну из служанок.

Та хихикнула, откидывая за ухо розовую прядь своей гривы.

— Боюсь, что так, ваше высочество. Но сейчас как раз время завтрака, так что, с вашего позволения…

— Конечно, конечно, — рассмеялась Селестия. — Пусть каждый выбирает, что ему больше нравится. И если кто-то отнесёт немного охранникам, они будут очень благодарны.

Слуги почтительно поклонились и покинули комнату, закрыв за собой двери. Твайлайт всё ещё блуждала по комнате, стараясь расположить цветы в каком-то порядке – вероятно, по типу или питательной ценности. Селестия почувствовала, как что-то потянуло за край простыни, и увидела взбирающегося на кровать Спайка. В руке у него была корзина, полная драгоценных камней. Она улыбнулась ему и подтолкнула в его сторону одну из подушек.

— Не хочешь помочь нам съесть все эти цветы? — спросила она.

— Неа, — ответил дракончик, удобно усаживаясь на предложенную подушку. Он достал из корзины рубин, подкинул его в воздух и, подхватив на полпути языком, ловко отправил себе в рот. — Я тосько сто собиался итти спась, — пояснил он, пережёвывая камень. — Но Тфайлайт скафала… — Спайк остановился, чтобы проглотить самоцвет. — Твайлайт сказала, что сначала мы должны позавтракать, а потом я могу поспать. Вы беспокоились за меня?

— Немного, — сказала Селестия.

Он недоумённо почесал за ухом.

— Но почему? Вы единственная, кто пострадали.

Селестия улыбнулась:

— Даже с бинтами на голове я всё ещё принцесса. Это мой долг – беспокоиться о благополучии своих подданных.

— Кто тут о ком беспокоится? — спросила Твайлайт, только сейчас присоединяясь к разговору. Она взобралась на кровать и села между принцессой и дракончиков, так что они образовывали круг.

— Все беспокоятся обо всех! — сказал Спайк. — Принцесса Селестия беспокоится обо мне, ты беспокоишься о Принцессе Селестии, и я беспокоюсь о тебе.

— Ох, Спайк. Почему обо мне?

Он наградил её суровым пристальным взглядом.

— Потому что ты ведёшь себя странно… — сказал он, потянувшись за новым самоцветом. — Не знаю, что с тобой в последнее время творится.

Твайлайт побледнела, когда Селестия повернулась к ней.

— Оу? — спросила аликорн. — Что-то не так?

Единорожка нервно рассмеялась.

— Всё в порядке, правда. Я просто… Вчерашний день был не из приятных, так что я сейчас немного на взводе. Ну, как обычно, — она опустила голову, пристально рассматривая букет жёлтых нарциссов, который она выбрала для себя.

Селестия улыбнулась. Твайлайт была так мила, что столь сильно волновалась о ней. Принцесса откусила пару цветков от ближайшего букета и поняла, что это были маки – её любимые. Чувствуя разливающуюся теплоту в сердце, Селестия наслаждалась ею, наслаждалась вместе со вкусом цветов на языке и умиротворяющим присутствием дракона и её единорожки.

Пусть она и не выбирала обстоятельства, но не смотря на это она вынуждена была признать, что всё было не так уж плохо, особенно когда за тобой присматривает такая прекрасная кобылка как Твайлайт.

Аликорн закрыла глаза. «Опасные мысли, Селестия».

Но отрицать их было невозможно. Она выросла очень красивой. Не то чтобы она выглядела как-то иначе, чем раньше – да, стала немного выше, но никаких разительных перемен, и грива уложена всё так же.

И всё же, каждое её движение отдавало эхом бессонных ночей за книгами и учёбой, множеством приключений, которые ей довелось пережить, и испытаний, которые она прошла вместе со своими друзьями… она носила эти годы, как носила бы плащ, и это чувствовалось в каждом её шаге. Она уже могла обходиться без Селестии. Но вместе с тем, Селестия всё ещё была ей нужна.

Заклинания снов… книга говорила, что они не заставляют видеть какие-то конкретные образы. Вспомнив это, Селестия понемногу начала понимать. Та Твайлайт, которую она видела в своём сне… неопытную ученицу, одарённого мага, первопроходца… всё это были её собственные восприятия Твайлайт, следы на песке, которые оставляла единорожка, шагая по своему жизненному пути. Это было всё, что принцесса знала о ней, всё, что она… всё, что она чувствовала к ней.

«И она была прекрасна…» — наконец призналась она самой себе. — «Что ж, в конце концов, нельзя отрицать, что почти весь этот сон был...»

Селестия открыла глаза и посмотрела в окно, наслаждаясь игрой пробивавшегося сквозь далёкие облака света. Она чувствовала, что что-то менялось, или, возможно, она поняла, что это что-то уже изменилось. Сегодня её сестра, лунная принцесса, направляла солнце. Это было время больших перемен, пусть и мирных. Гармония торжествовала, но песнь мира немного изменилась. Это было хорошо — тысячи лет правления позволили ей наблюдать множество великих изменений в гармонии, и она научилась принимать их, погружаться в великолепную мелодию перемен.

И учитывая это, Селестию больше не удивляло, что центром всего была Твайлайт. Она просто не ожидала, что ей выпадет место рядом с ней. Не ожидала, что захочет этого.

«Это…»

Нечто иное.

Ничего, с чем ей стоило бороться, и ничего, что ей стоило отвергать.

«Да, это…»

Её внимание привлёк голос Твайлайт.

— Селестия? — Принцесса медленно повернула голову, чтобы увидеть единорожку, окружённую цветами, которая смотрела на неё с выражением заботы на лице. — Кажется, вас снова куда-то унесло. Как вы себя чувствуете?

Какую-то секунду Селестия молчала, но затем, улыбаясь, наклонилась ближе, чтобы обнять свою ученицу.

— Просто прекрасно, моя дорогая, — прошептала она. — Просто прекрасно.