Автор рисунка: Noben

Глава I

Тёплое весеннее солнце светило в окно, освещая влюблённую парочку, лежащую в постели. Птицы начали свою песню. Всю эту утреннюю идиллию нарушало только противное каркание вороны.

— Милая, просыпайся.

Он нежно гладил кобылку, которая никак не хотела покидать мир снов. Ей было просто приятно находиться в нежных, но в то же время сильных объятиях любимого, ощущать горячее дыхание на затылке, когда он зарылся носом в её гриву. Пони лишь заворочалась и простонала что-то невразумительное.

— Санни, ну так нельзя. – не унимался он. – В конце концов, я-то смог проснуться раньше тебя, приготовить завтрак на нас двоих, а ты просто вот так лежишь. Нехорошо, знаешь ли.

— И с чего это вдруг такой заряд трудолюбия с утра пораньше? – наконец выдавила из себя кобылка.

— Ты что, забыла? Ну даёшь…Сегодня же ровно три года с того момента, как мы встретились!

На Санни вдруг свалился огромный груз стыда и вины.

— Да, забыла…Прости, пожа-а-а-алуйста…- с этими словами она развернулась к нему мордочкой и состроила милые глазки.

— Ты дождёшься, у меня когда-нибудь сердце не выдержит, и я помру прямо у тебя на копытах после ещё одного такого извинения… Но всё же, как ты могла забыть то утро?

— Ну, его я не смогу забыть никогда… любимый…

Они соприкоснулись носами и прикрыли глаза. Некоторые могут назвать это единением душ или как-то ещё, но в памяти обоих почти одновременно возникла одна и та же картина.

* * *

Всё небо было застелено тучами. По окну барабанил дождь. Майк подошёл к подоконнику и глянул на улицу, допивая кофе. «Да уж, просто прекрасное начало дня. Хорошо хоть сегодня выходной, никуда по этой слякоти топать не надо» — пронеслось у него в мыслях. Настроение у парня было паршивым – всю ночь он не спал, пытаясь разобраться с чертежами. Работа в одной архитектурной конторе обязывала. Он был довольно трудолюбивым, даже где-то чересчур. Если что-то не сходилось даже на одну десятитысячную, руки сами выбрасывали неудачный экземпляр и переделывали всё заново.

Взгляд его упал на дно кружки. Бодрящего напитка оставалось совсем чуть-чуть. Майк вздохнул и снова посмотрел в окно. Всё же, было в этом дожде что-то необъяснимо красивое, даже романтичное. Повсюду сновали прохожие под зонтами, укрывающими их от серебристых капель. Все они пытались спрятаться от непогоды. Все, кроме той дурачащейся парочки. Девушка крутилась и танцевала под дождём, плескалась в своего возлюбленного, и потом они слились в поцелуе. Юный архитектор, увидев эту сцену, почти тут же вернулся к столу, на котором валялась кипа бумаг. Он ужасно ненавидел всех этих «воркующих голубков». Может, потому что ему самому довольно часто разбивали сердце?..

Но всё же, работа осталась неоконченной. Майк уселся за чертежи и после небольшой паузы начал водить по ним карандашом, иногда попадая в ритм дождя, бьющегося о стекло. Примерно через полчаса он сделал последний штрих и откинулся на спинку стула. Наконец-то, после трёх мусорных корзин предыдущих неудач, всё сошлось, что называется, «тютелька-в-тютельку». На лице парня появилась улыбка удовлетворения. Но только он попытался встать с места, как пол под ногами неожиданно затрясло, из-за чего Майк упал, сильно ударившись затылком о подоконник.

Очнулся он лишь спустя час. Хоть это и приносило всему телу боль, парень приподнялся. «Что это было? Землетрясение? Странно, в наших-то широтах…» — подумал он. Зрение медленно фокусировалось, и то, что он увидел перед собой, заставило Майка подпрыгнуть на месте и опять удариться головой. С другого конца комнаты на него большими красными глазами смотрело ярко-жёлтое нечто.

* * *

Будильник беспощадным и жестоким звоном мгновенно заставил кобылку проснуться, вышвырнув её из огромного поля одуванчиков, которое снилось ей. Копыто движением доведённым до автоматизма упало на источник зла, выключив его. «Итак, Санни, новый день встречает тебя с распростёртыми объятиями» — с этой мыслью она легла на спину, всё ещё не желая вставать. Единственным желанием её было вернуться туда, в луг, по желтизне сравнимый с её шёрсткой. Да уж, если бы в Эквестрии проводился чемпионат по сну, эта пони победила бы, причём с огромным отрывом.

Однако долго лежать и блаженствовать кобылке не пришлось. Из распахнутого настежь окна донеслась громкая радостная мелодия. Санни вздохнула, ибо эта безумная розовая кудрявая пони напомнила о том, что на сегодня есть куча дел. Нужно было прибраться в магазине, да и от местной модельерши поступил заказ на рубины и изумруды. Репутация одного из лучших ювелиров Понивилля работала за кобылку. С огромным трудом она встала с кровати и направилась к небольшому трюмо.

— Во имя Селестии, что за ужас. – вырвалось у Санни. С таким «гнездом» на голове идти куда-то было бы позором, поэтому она принялась расчёсывать и всячески приводить в порядок свою длинную огненно-рыжую гриву. Затем следовали вполне обычные водные процедуры, после которых последние следы сна как копытом сняло. Удивительно бодрая для заядлой сони, она лёгкой рысцой вышла из дома и направилась к своему магазинчику, который находился в двух шагах, по пути ответив взмахом копыта на приветствие вечно радостной Пинки. Кобылка почти достигла порога, но переступить его ей не было суждено.

— Сан. Джем. – донёсся строгий голос откуда-то из-за спины.- Вот уже в который раз ты забываешь, зачем нужны часы. Я тебя тут битый час жду. Мне кажется, тебя пора лечить от этой «сонной» зависимости.

Пони вжала голову в плечи. В очередной раз она радовалась, что её брат был очень сдержанным, хотя прекрасно понимала, что когда-нибудь и его терпение разобьётся о скалу полного отсутствия пунктуальности у кобылки.

— Ну прости… пожа-а-а-алуйста… — Санни развернулась и посмотрела на жеребца крайне жалостливыми глазами. – Обещаю, в следующий раз обязательно буду следить за временем.

Но несмотря на «щенячий» взгляд кобылки, её собеседник не изменил угрюмое выражение своей мордочки.

— Напомни мне, который раз ты так говоришь? Седьмой? Восьмой? Я уже запутался, если честно. Нет, это просто невозможно. Значит так. Теперь я каждое утро буду приходить к тебе и будить. Лично.

Единорог цвета потускневшего серебра прошёл мимо сестры и бросил как бы невзначай:

— И хватит так смотреть на меня. Не срабатывает уже давно.

Как только мордочка жёлтой пони скрылась из поля зрения жеребца, та быстро изменила выражение с милой и невинной на озлобленную, и что более того, показала язык спине брата. Да, вот так ссорились они часто, и почти всегда причиной была Санни. Но их всё же связывали крепкие родственные узы, и они могли ради друг друга начистить морду кому угодно.

Делать нечего, пришлось следовать за жеребцом. Его магия не раз выручала её, вот и сейчас она попросила его помочь с уборкой. Однако зайти в магазин ей так и не удалось. Из окон дерева-библиотеки во все стороны разлетелись фиолетовые лучи, и один из них попал в землю перед кобылкой, введя ту в состояние шока. Но «катастрофа» на этом не закончилась. Земля под копытами затряслась, образовывая трещину. Природное любопытство заставило Санни заглянуть туда, и произошло вполне предсказуемое – пони, издав громкий крик, свалилась туда. Единорог подбежал слишком поздно, и не смог спасти свою сестру.

Спустя некоторое время к кобылке вернулось сознание. Она открыла глаза, и её переполнили удивление и страх. Она находилась в каком-то огромном помещении, всё тело было ушиблено, очевидно после падения. Она начала судорожно оглядываться по сторонам, пока что-то, издававшее звуки, похожие на хрип, не пошевелилось в углу. Это зрелище приковало всё её внимание, от страха маленькое сердечко готово было выпрыгнуть из груди. Странное существо открыло глаза, и через несколько секунд почему-то подпрыгнуло, стукнувшись о подоконник (кстати, сами окна по размеру напоминали те, что стояли во дворце).

Довольно долго существо и кобылка смотрели друг на друга. Неизвестно, сколько ещё длилась бы эта пауза, пока…оно не начало двигаться в сторону пони, протягивая весьма странно копыто к ней. Ужас переполнил Санни – ещё бы, не каждый день к тебе подбирается огромное чудовище. Она сжалась и закрылась копытом, мысленно уже прощаясь с жизнью. Но всё, что она почувствовала — лишь несколько прикосновений, после чего монстр просто сел перед ней. Да, его глаза были направлены точно на неё, она чувствовала этот взгляд, но оно...будто её не видело.

— Ты...говорить умеешь? – после минутного молчания произнесло вдруг существо.

— А-ага… — говорить ей было тяжело, как будто комок в горле застрял. – Пожалуйста, не ешь меня…

* * *

Майк потёр затылок, ушибленный уже дважды. «Так», — подумал он, не сводя глаз со странного гостя. – «По порядку, что произошло? Землетрясение, и в моей комнате появился какой-то зверёк. Почему он напоминает лошадь? И побитый какой-то весь… Стоп. Я же башкой ударился, может, это просто мой глюк? Если так, то клянусь, буду каждый день засыпать до полуночи».

Спустя пару мгновений он решил всё же проверить реальность этого…существа. Медленно, но не из-за того, чтобы не напугать гостя, а из-за боли во всём теле, парень полуползком направился к нему. На секунду остановился, увидев, как съёжилась эта «лошадка», но продолжил путь. Остановившись на расстоянии вытянутой руки, он несколько раз тыкнул указательным пальцем в жёлтого зверька. Тактильные ощущения безошибочно показали, что объект вполне материален, и более того, шёрстка очень приятна на ощупь.

«Отлично. Хотя... может, я всего лишь валяюсь сейчас под окном без сознания, и это всё мне кажется? Если это мой бред, то можно попробовать выжать из него по максимуму».

— Ты... говорить умеешь? – спросил Майк, сам поражаясь «гениальности» своего вопроса.

— Ага.. – неожиданно отозвалось существо, но более неожиданно прозвучала следущая фраза. – Пожалуйста, не ешь меня…

«Господи, этот голос…Этот тонкий дрожащий голос… Да зверёк-то напуган не меньше моего…Хотя стойте. Жёлтый говорящий зверёк. Всё ясно. Либо я в сознании, но шандарахнулся так, что с катушек съехал, либо лежу как овощ и слюни пускаю».

Повисла неловкая пауза, которую нарушил шёпот существа.

— Не ешь меня, прошу…

— Да не буду я тебя есть, не волнуйся…что бы ты ни было. – человек попытался успокоить свой «глюк», но красноречия ему действительно не хватало. – Кстати говоря, что ты есть такое?

Зверёк убрал конечность, которая очень напоминало ногу лошади, от своего лица, и посмотрел на парня глазами, полными слёз.

— В-в смысле?

— Нуу… — начал Майк. – Я – человек.

С этими словами он указал на себя, но, по-видимому, слишком резко, ибо существо вздрогнуло и сжалось чуть сильнее, не отрывая взгляда от него.

— А ты кто? Ну, в биологическом смысле?

До «гостя» довольно долго доходил смысл вопроса, но тонкий и дребезжащий голос всё же ответил.

— П-пони…

«Пони? Нет, серьёзно, пони? Этот выродок моей фантазии называет себя карликовой лошадью, на которой детей в парке катают? Хотя, это объясняет странные конечности… Боже мой, похоже всё-таки пора ложиться спать вовремя…И вообще ложиться спать».

— Может и имя у тебя есть, пони? – человеку даже понравилось допрашивать свою иллюзию.

— Сан Джем…Для друзей просто Санни…

«Солнечная драгоценность?», — перевёл для себя парень. — «То есть у этого говорящего пони-мутанта ещё и имя как у какого-то индейца? Вот не думал я, что у меня с подсознанием всё настолько плохо»

— А... а вас как зовут? – тихим голосом спросила кобылка.

«Опа. Мой бред спрашивает у меня моё же имя. Ладно, давай поиграем. Всё равно я рано или поздно проснусь, и вся эта дребедень закончится».

— Майк. Майк Джонсон. Очень приятно. – и протянул руку, отчего пони опять вздрогнула. – И откуда же вы прибыли…Санни?

— Из…из Понивилля…

«Понивилль. Неужели моя фантазия начала иссякать, если придумывает настолько банальные названия?»

Неизвестно зачем, но парень собрал всё своё актёрское мастерство «в кулак» и спросил:

— Понивилль? Ни разу не слышал. Где это?

— В Эквестрии…

«Ух ты. Рановато я списал фантазию со счетов – вон какое слово изобрела. Эквестрия…»

— А где я нахожусь? – настал черёд «глюка» спрашивать.

— В моей квартире, в городе N, на планете Земля.

Неизвестно, как долго мог бы продолжаться разговор, но быстрая и жёсткая музыка с ревущими голосами, не на шутку испугавшая Санни, донеслась от тумбочки. Майк давно думал о смене рингтона, но руки как-то не доходили. Он подошёл к телефону и посмотрел на экран. Оттуда на него смотрела фотография густо заросшего бородой мужчины.

— Да, мистер Катарн. – парень ответил на звонок.

— Да, всё уже готово. – ответил он на вопрос своего начальника. – Завтра занесу. Вы же меня знаете…

Он совсем позабыл, что находится в бреду. Если бы помнил, то обязательно послал бы босса куда подальше, как он хотел сделать уже давно. Но сейчас по привычке, и подчиняясь натренированной субординации, как всегда сдержался и, попрщавшись, повесил трубку.

— Что… что это было? – прозвучал тихий голос.

— Да так, по работе звонили.

— Звонили? Куда звонили? – недоумевала кобылка.

— Как куда, сюда. – человек указал на телефон. – В этой вашей Эквестрии что, мобильных нет?

Пони лишь вопрошающе посмотрела на него. Да, в этом взгляде ещё был страх, но уже значительно меньше.

— Всё с тобой понятно…

Он почувствовал какое-то шевеление у ног и посмотрел туда. Кот любопытно смотрел на новоприбывшую зверушку, частично спрятавшись за хозяином.

— Знаешь, а я по нему до сих пор скучаю. – прошептал Майк, не разрывая прикосновения с любимой.

— По кому это?

— По Мистеру Флаффибутсу… Хороший был кот, жалко, через год после того умер…

— Да… Помню, как он меня постоянно обнюхивал…А потом и ревновал тебя ко мне. – хихикнула Санни. – Если хочешь, можем завести ещё котёнка.

— Нет…Я прекрасно помню ту боль, когда хоронил его…Поэтому я не хочу связывать свою жизнь ещё с каким-то существом…

Кобылка резко открыла глаза и посмотрела на него со злобой и обидой. Парень почувствовал на себе этот взгляд, и тяжесть вины свалилась теперь на него.

— Прости, я…Я не это имел в виду. В смысле…Тебя-то я люблю, и готов провести с тобой остаток своих дней, и…

Пони не дала ему договорить. Она прильнула своими губами к его, всего на несколько секунд, но и этот краткий поцелуй дал человеку понять, что он прощён. Влюблённые вновь соприкоснулись носами, чтобы вновь предаться воспоминаниям.

Музыка, прозвучавшая из «мобильника», как назвал эту штуковину новый знакомый кобылки, чуть ли не до смерти перепугала её. Она привыкла к классике, что играла пепельно-серая пони, жившая по соседству. И самое жёсткое, что Санни до этого слышала, была странная музыка, сделанная из каких-то скрежетаний и тому подобных звуков, доносившаяся, как ни странно, из того же дома. Но это…Если ад и существует, то эта... песня... определённо звучит там. Но тут, прервав размышления кобылки, у неё предательски громко заурчал живот. Ещё бы, он же так ничего и не поела с утра. Да и допрос, устроенный… как он там себя назвал, человеком?.. довольно сильно вымотал бедняжку.

— Есть, что ли, хочешь?

Голос его звучал грубо, но в то же время необъяснимо мягко и даже..нежно? Но это всё её сейчас мало волновало. Главное, что сама она обедом не станет. По крайней мере, тон его внушал доверие.

— Э-эй! Ты там заснул, что ли? – не унимался человек. – Так ты голодный?

Смущённо водя копытом по паркетному полу Санни кивнула.

— Только я не «голодный»…Я «голодная»…

— Оу. Прошу прощения, не знал.

Майк поднялся и направился, предположительно, на кухню. «Не знал он… Неужели он настолько глуп, что не знает не только Эквестрию, но и не может различить, кобылка я или жеребец?» — в мыслях возмущалась она.

Хотя всё её тело безумно ныло, любопытство было куда сильнее этого. Санни проследовала за человеком, стараясь ступать как можно тише и просунула голову в дверной проём, чтобы увидеть, как тот копается в каком-то огромном белом шкафу.

* * *

«Вот я идиот», — думал парень, открывая холодильник. – «Не смог различить пол плода своего воображения. Кстати говоря, если всё это – ненастоящее, может прикольнуться? А что? Всё равно об этом никто не узнает, и рано или поздно эта пони исчезнет, а я очнусь. Так-с, что тут у нас. Ага…»

Взяв хлеб и колбасу, Майк отошёл от агрегата, предварительно закрыв его. Из-за угла выглядывала жёлтая красноглазая мордашка, которая мгновенно скрылась после того, как парень мотнул головой, как бы спрашивая «Чего тебе?». Сделав нехитрый бутерброд, он отправился обратно к кобылке и протянул ей еду. Пони аккуратно взяла «сэндвич» в копыта и надкусила.

— Странный вкус…Что это?

С невозмутимым видом человек достал упаковку колбасы и начал читать состав вслух.

— Так, это не надо, это вообще непонятно что…В общем, свинина, говядина и тому подобное.

Кобылка изменилась в лице. И без того большие глаза открылись ещё шире, копытами она закрыла рот, но почти тут же выплюнула прожёванную пищу прямо на пол, под смех парня.

— Что...Что смешного? Зачем ты скормил мне трупы свиньи и коровы?

— А... А что такого? – сквозь хохот заявил Майк.

— Что такого? Что такого? – от ярости Санни перешла на крик. – Да ты…ты…

— Что я? Что я? Ты же всё равно не существуешь, вот я и решил…

— То есть как не существую? Я очень даже существую, и я в бешенстве!

— Да какое бешенство?! Ты – всего лишь моя галлюцинация! Ты…

Договорить он не смог. Действительно, тяжело продолжать тираду, когда тебе со всей силы в висок прилетело копыто.

— Твою мать! – в сердцах воскликнул человек, потирая место удара. – Как же больно…

«Чёрт, уже третий раз за день…Как-то сильно этот бред дерётся…А вдруг это и не бред вовсе?.. Да нет, не может этого быть».

— То-то же…Будешь знать, как пони зверушками кормить.

«Кормить зверушку другими зверушками. Мда».

Однако размышления прервал ещё один громкий спазм в животе кобылки.

— Ну ты это.. – начал извинения парень. – Прости…Я сейчас.

То ли из-за удара, то ли из-за вины, но он пулей рванулся обратно на кухню и заглянул в холодильник.

«Так, она пони. Что там эти непарнокопытные едят? Травку всякую, цветочки… О, а вот и салат пригодился. Слава акции в соседнем магазине, хех».

Взяв пару листьев он вернулся к Санни, которая так и сидела, обидчиво надувшись.

— В общем, вот. – Майк протянул зелень кобылке. Та подозрительно принюхалась и откусила крохотный кусочек. Разжевав и отбросив все подозрения на этот раз, она чуть ли не вырвала еду из рук человека и начала её жадно поглощать.

— Эмм…Надеюсь, это сойдёт за извинение?

«Господи, извиняюсь перед цветной лошадкой. Лучше бы всё это оказалось лишь моим больным бредом».

Пони доела салат и всё ещё обидчиво косилась на человека.

— Да. – коротко ответила она. – Спасибо.

Санни поднялась на все четыре копыта.

«Да она же мне до груди еле достаёт… Какая-то эта карликовая лошадь слишком уж карликовая».

Тем временем кобылка начала переминаться на месте.

— Эмм…А где у вас тут можно…ну…

«Ух ты ж ё…Подождите-подождите. Какой-то сказочный зверёк просится…в туалет? Так, чувак, спокойно. Просто думай, что это всё тебе кажется. Это всё лишь сон. Правда, болезненный и агрессивный сон…»

— Вообще вон там… – человек указал в сторону уборной

— Ага. – кивнула она и рысцой побежала туда. Майк тем временем плюхнулся на кровать и бесцельно уставился в потолок.

«Что. Твою налево. Тут происходит? Разумная пони оказалась в моём доме, заехала копытом по башке и отправилась справлять нужду в мой туалет. Уж лучше это всё окажется глюком, или я точно с ума сойду».

* * *

«О Селестия, какое же тут всё огромное!» — подумала Санни, провозившись тут около получаса. Кое-как спустив воду, она вышла и застала человека, лежащего на постели. Грустно вздыхающего человека.

— Что-то не так? – спросила кобылка.

— Да нет, всё в норме. Всё просто отлично. Ударился головой, вижу какую-то говорящую жёлтую пони, которая к тому же ещё и врезала мне…Всё просто зашибись.

Кобылка виновато опустила голову. Она медленно забралась к нему и легла рядом.

— Ты думаешь, мне хорошо? Попала неизвестно куда, мне насильно скормили бедных животных… А у меня же в Понивилле дом, работа, друзья…

— Да какая у тебя может быть работа. Ты же пони. Всего-навсего пони.

— Вот только не надо этого. Я – один из лучших ювелиров в городе. У меня куча заказов. Биты так и идут… Рэрити, наверно, в лютом бешенстве без своих камней…

Парень вздохнул.

— Как ты хоть попала сюда?

— Да сама не знаю. Эта полоумная библиотекарша опять проводила свои эксперименты с магией. Один заряд попал в передо мной. Началось землетрясение, я упала в трещину в земле. Очнулась уже здесь.

— Землетрясение, ха? Оно и тут было. Из-за этого я затылком и ударился. Именно поэтому я и вижу тебя.

Санни с характерным хлопком приложила копыто к мордочке.

— Да я вполне реальна, успокойся. Ты бы видел меня будь хоть трижды цел.

— Свежо придание, да, как говорится… Ну хоть ты тут, Флаффибутс. – Он погладил кота, присоединившегося к лежащей компании. – Один ты остался мне верен…

— Ты настолько одинок, что твой единственный друг – это кот? Хотя, с твоим-то чувством юмора, неудивительно.

— Если ты так хотела сострить, то поздравляю, задела за живое. С сестрой мы давно уже не общались, она уехала к жениху своему много лет назад. На работе я мало с кем контактирую кроме босса. А отношения с последней девушкой продлились не больше месяца…

— Ага. И конечно же виноват был не ты?

— Ну как сказать…Эй, ты вообще сказочное животное! Что ты вообще можешь знать о разбитом сердце?

— Поверь мне, многое. – Санни тяжело выдохнула. – Был один…жеребец. Поигрался и бросил. А я ведь его любила, всем своим сердцем…

— Что же, мне жаль. Прости, что заставил ворошить прошлое.

— Ничего. Я уже смирилась с тем, что только брату и нужна.

— Ну не стоит так принижаться…Ты симпатичная…Наверно. Ну, по понячьим меркам. Наверно.

Кобылка прыснула.

— Тоже мне, утешатель…

— Ну извините, как могу. Чёрт, а я же всю ночь не спал, этот грёбаный чертёж доделывал…

— И меня в сон чего-то клонит…

— Понятно, подожди.

Майк спрыгнул с кровати и куда-то ушёл. Вернулся с большой корзиной в руках.

— И…И что это? – спросила пони, изогнув бровь и переводя взгляд с человека на его ношу и обратно.

— Ну как… Я вот во сне пинаюсь и ворочаюсь, поэтому решил выделить тебе отдельное, так сказать, койко-место…во-о-от…

Санни хмыкнула и встала.

— Ну ладно. Только…можешь что-нибудь постелить?

— А, само собой.

Он взял в охапку одеяло и аккуратно поместил его в корзину. Кобылка забралась туда и легла, свернувшись калачиком, почти сразу же закрыв глаза. Парень решил последовать её примеру. Лёг на постель, повернулся на бок и провалился в царство Морфея, попутно вспоминая теорию о том, что если заснуть во сне, то проснёшься уже в реальности.

Продолжение следует...

Комментарии (7)

0

И почему до сих пор нет комментов?

По рассказу, идея уже затасканная так, что просто ужас, но сам текст вроде отвращения не вызывает, так что крепкий фанф выше среднего вполне может получиться.

Keller #1
0

Ну хоть в попаданцах кто-то не из М6 и заезженных фоновых пони. Пока не плохо и выкинуть монитор не хочется. Что будет дальше и так ясно, но посмотрю как это распишет автор. Имело ли смысл писать в самом начале "...Сегодня же ровно три года..."?

Может стоило в попаданцы суть кого-то из чейнджлингов, типа с целью поработить всех человеков? :))

Favalov #2
0

всё тело было ушиблено – диагноз; ушиб всей бабки ))) Чот вспомнилось )))
– Пожалуйста, не ешь меня… — ну почему в всех поголовно начписав пони орут чтобы их не жрали люди … такое чувство что вокруг них одни пониеды.

в городе N – Городов что-ль мало на матушке земле?

В целом пока неплохо, надеюсь традиционного для подобного жанра ошибок ты недопустиш.

И Keller, читатели штука такая, когда комментируют, когда просто лень. Второе чаще. А тут еще и недописанное чтобы определиться.

Muscat #3
0

С сожалением вынужден сообщить, что автор скончался от рака (так мне писали, по крайней мере, несколько раз) и продолжения, увы, не будет.

Xilihard #4
0

ох как печально. Соболезную всем кто знал автора.

Keller #5
0

автор таки жив, но времени у него катастрофически не хватает.

trandossian #6
0

Автор таки мёртв, увы, а начало было хорошим. #оплакиваниеещёодногоинтересногоумершегофанфика

GORynytch #7
Авторизуйтесь для отправки комментария.
...