Возрождение

Что же на самом деле сделали Элементы Гармонии с Найтмер Мун?..

Принцесса Луна ОС - пони

Spark

Твайлайт Спаркл вынуждена покинуть Понивилль, чтобы лично ухаживать за Принцессой Луной, когда та неожиданно заболевает. По мере того, как болезнь Луны становится все сильнее, а Твайлайт все более намерена помочь младшей принцессе, она открывает множество секретов про Элементы Гармонии, аликорнов, и собственное прошлое.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Совелий

История о сгоревшем человеке

Хотя смерть от огня – самая страшная и болезненная из всех, самые дикие муки когда-нибудь заканчиваются. Но что делать, если ты горишь почти всю жизнь? Эта история похожа на дурной сон в душный летний полдень. Если вы не боитесь дневных кошмаров, то перелистните страницу, чтобы узнать каково это – гореть заживо восемнадцать лет подряд, и при этом продолжать смеяться. Гореть, и сжигать тех, кто находится рядом…

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Дерпи Хувз Человеки

Луна делает тост

Одно ничем не примечательное утро, одна обычная принцесса, одна кухня и не более одной упаковки свежего ароматного пшеничного хлеба в нарезке... Что может пойти не так? Ваншот о том, как любимая многими принцесса Луна справляется с самыми обычными житейскими задачами.

Принцесса Селестия Принцесса Луна

Отблеск лезвия

Спитфаер устала жить ради следующего завтра, и, когда она узнала, что вся оставшаяся жизнь будет такой же, решилась на страшный шаг. Но помощь пришла с другой стороны пропасти от пони, который тоже решил пойти на это.

Спитфайр ОС - пони Вандерболты

Бракованные товары

Короткая история о том, как в жизни натуральных и синтетических разумных существ появляется счастье.

Принцесса Селестия Человеки

Изгнанная на Луну

Найтмер Мун пробыла в изгнании на Луне 1000 лет, а вновь стала принцессой Луной сравнительно недавно. Получается космонавты, высаживавшиеся на Луну, могли с ней встретиться? Нил Амстронг, Базз Олдрин и Майкл Коллинз узнают невероятную правду о том, каким образом их жизнь связанна с историей тысячелетней давности! Они расскажут всему миру о лунной пленнице, когда вернутся на Землю. Но кто сказал, что Лунная Кобыла их отпустит?

Принцесса Селестия ОС - пони Найтмэр Мун Человеки

Понивиль 84

Может ли утопический рай, в котором проповедуют любовь и понимание, сделать пони действительно счастливыми? Правда ли секрет всеобщего довольства заключается в общедоступном бесплатном здравоохранении и открытом правительстве? Твайлайт Спаркл намерена противиться этому счастливому миру из чистого принципа. Вскоре она знакомится с пони по имени Трикси, и они начинают украдкой встречаться, чтобы презирать и ненавидеть друг друга в тайне от всех. Как долго их "ненавистническое гнёздышко" будет оставаться незамеченным? Будут ли они вынуждены столкнуться лицом к лицу с опасностями Министерства Любви и таинственной Комнаты 101?

Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Трикси, Великая и Могучая Шайнинг Армор

Ночная кобыла.

Доброго времени суток, уважаемые читатели. Эта вьетка родилась внезапно. Под влиянием одной песни, Мельница - Ночная кобыла.

Радужный анабасис

Идущий за море меняет небо, но не душу. Я сомневался в правильности этого утверждения, пока на своём опыте не понял, что меняет не пункт назначения, а само путешествие и те, с кем ты в него отправляешься.

Рэйнбоу Дэш Человеки

Автор рисунка: aJVL
Бонусная история - Метконосцы-рассказчики страшных историй, йееей! История пятая - Настоящее чудовище

История четвёртая - Зеркала

Зеркала. Что есть зеркала? Просто ли это кусок стекла с отражающим слоем? Или нечто более глубокое и тонкое сокрыто во всём этом? Что если суть отражений, что мы видим в них, заключена в чём-то гораздо более загадочном и зловещем, нежели просто в игре света и тени? Что же можно сравнить с тонким слоем поверхности стекла, отделяющим наш мир от его брата-близнеца?

Просто задумайтесь... Наши предки всегда верили в некую "завесу", отделяющую наш мир от потустороннего, иного мира. Проведите простую аналогию... И быть может, вы поймёте, почему все эти суеверия насчёт зеркал так крепко укоренились в нашем обществе.

Особенно среди тех, кому по роду деятельности суждено было с ними работать. Ни для кого не секрет, что любая творческая личность — чаще всего суеверная личность. А среди тех, кто работает в моей сфере, есть свои, особые правила, которые нельзя нарушать, также к примеру, как и артистам никогда нельзя желать другу другу удачи перед выходом на сцену.

Да, есть множество разных суеверий, связанных с самыми разными аспектами жизни и работы модельера, дизайнера или стилиста, швеи. Но самые страшные и категоричные негласные правила касаются именно зеркал. Мы верим, что зеркало — не просто предмет, отражающий реальность максимально объективно (хотя многое зависит от освещения). Нет, прежде всего, зеркало это то, что позволяет нам взглянуть на себя своими же глазами со стороны. Оно позволяет нам сделать то, чего мы сами никогда бы не смогли. Более того, зеркало — наш первый судья, критик и помощник в нашем деле. Именно через него проходит всё то, что когда-либо появлялось или появится на подиуме или в бутиках. И даже то, чему уже не суждено будет увидеть свет.

Первое правило гласит: зеркало ни в коем случае не должно быть разбито. Помимо классического утверждения о грядущих неудачах, здесь есть ещё один важный момент. Разбитое зеркало равносильно разрушенной карьере, ибо все отражённые в нём наряды и образы теперь станут не востребованы. Все остальные неудачи меркнут по сравнению с этой.

Второе правило предписывает, что ни в коем случае нельзя смотреться в любое разбитое зеркало, не важно, кто его разбил. По крайней мере, задерживать на нём взгляд. Говорят, от этого морщины появляются раньше.

Третье правило запрещает смотреться в зеркало после полуночи в наряде, который не принадлежит или не предназначен тебе. Говорят, что можно изменить в худшую сторону свою судьбу или судьбу того, для кого этот наряд предназначен.

Самое ужасное — это нарушить сразу же все три правила. Никто не знает, что же тогда произойдёт. Поговаривают, что можно пробудить иные силы, что дремлют где-то на краю реальности...

Но очевидно одно — абсолютно ничем хорошим это не закончится.

Большая часть моих коллег соблюдает эти три основных постулата, в том числе и я. Не то, чтобы я была шибко суеверной, просто иметь лишнее беспокойство, даже на безосновательной почве, было бы неприятно. Но встречаются и те пони, которым абсолютно безразличны не то что всякие суеверия, но даже и общепринятые правила и моральные нормы, что подтвердилось во время нашего недавнего визита в Мэйнтхэттан...

Такие пони зачастую чёрствые и циничные в душе, не признающие ни рамок, ни законов. Для них весь мир — это уже не поле для безграничной свободы творчества, но огромная яма для их потребительских черт и эгоцентричных амбиций. И, к сожалению, они бывает часто многого добиваются благодаря своему скверному, но сильному характеру.

Такой была и единорожка Бьюти Шауэр, героиня этой истории. Она легенда среди модельеров, и если верить этой истории, то никто так и не превзошёл её лучшую работу. Но к сожалению, она была безвозвратно утеряна для мира моды, как и сама единорожка для общества. Несчастная пони по сей день пускает слюни в кантерлотской клинике для душевнобольных.

Бьюти была сильной духом железной леди, больше всего прославившейся за создание своей линии одежды для молодых матерей. Всего в своей жизни она добилась сама, и своего высокого статуса в "модных" кругах, и непомерного богатства. Мисс Шауэр так и не вышла замуж, ибо не всякий жеребец способен был выдержать и пяти минут общения с ней. Зато в свои неполные тридцать лет она уже была владелицей роскошного особняка в Троттингеме, и ещё одной резиденции на окраине Кантерлота. Но большую часть времени она проводила в своей мастерской в самом центре Мэйнтхэттана, где неустанно трудилась во благо идеалов красоты и совершенства, всех дам Эквестрии и не только. Там же были расположены офис и ателье известной модельерши.

Заказы поступали каждый день, каждая леди желала приобрести себе что-нибудь изысканное, а каждый джентлькольт стремился сделать самый лучший подарок для своей дамы. К слову, Бьюти Шауэр очень не любила серийное производство и при каждой возможности старалась создать совершенно неповторимый шедевр. В этом ей помогала преданная команда швей и портных, которая, не смотря на железный характер хозяйки ателье, всё же почитала и уважала её.

Снискавшая славу модельерша часто получала дорогие и роскошные подарки, и не редкостью были вещи созданные в единственном экземпляре, ибо каждый желал отплатить кобылке тем же: почтением и уникальностью.

Самым дорогим для её холодного сердца был подарок от жеребца, который почти смог растопить лёд в нём. Это было огромное, инкрустированное драгоценными камнями раритетное зеркало. Бьюти Шауэр повесила его в просторной примерочной здания, в котором располагались ателье, мастерская и её офис. К сожалению, с тем кавалером у неё так и не срослось ничего, то ли характерами не сошлись, что наиболее вероятно, то ли она к нему сама охладела... Но как бы там ни было, зеркало так и осталось висеть там, где его повесили.

Однажды, Бьюти получила очень важный заказ от высокопоставленного чиновника при кантерлотском дворце. То должно было быть платье для самой Принцессы, и Бьюти Шауэр была преисполнена гордости за то, что выбрали именно её для столь важного поручения.

Модельерша немедленно приступила к работе. Она пыталась не торопиться, создавая истинный шедевр для самой Принцессы. Она решила лично работать над ним, без посторонней помощи. Искусно водя копытом то тут, то там, она исправляла огрехи на полотне своего творчества, которые невозможно было прочувствовать одной лишь магией телекинеза: здесь нужно было именно чувствовать ткань, ощущать её телом, понимать её сущность.

Платье вышло воистину прекрасным. Говорят, в нём отразились и застыли лучи дневного светила, прекрасными переливами изображая все тонкие грани переходов цвета неба за день. Ткань была подобрана самая лучшая — белоснежное зачарованное полотно, секрет изготовления которого строго хранили троттингемские текстильные фабрики, и золотой шёлк, что завозился ограниченными партиями с востока. Белый и золотой — это были цвета, олицетворяющие мудрость и власть Солнечной Принцессы.

Когда шедевр был готов, время было уже далеко за полночь. Бьюти Шауэр настолько была горда и восхищена своей работой, что тотчас пожелала увидеть платье на пони, дабы оценить его в полной мере. Манекены для этого не подходили — она хотела видеть, как Принцесса пройдётся в нём и поразит всех своей божественной красотой на грядущем празднестве Летнего Солнцестояния, взлетит и поднимет светило, дав тем дорогу началу самого долгого дня в году. Единорожка желала видеть это платье на движущейся пони. Но, учитывая поздний час, вряд ли кто остался в здании кроме неё.

Вся на эмоциях, Бьюти Шауэр позволила себе даже взвизгнуть от восторга, ибо никто её не видел сейчас. Она примерила платье на себя и посмотрелась в ближайшее зеркало, что стояло посреди мастерской. Недостаточно большое, чтобы выразить всё великолепие наряда. Нужно было что-то побольше... Бьюти грациозно потопала в сторону примерочной, звеня копытцами в роскошных туфлях на манер роковой кобылицы, которой по сути и была.

К слову сказать, только при свете солнца особая магия, заложенная в великолепном наряде, могла явить себя полностью. Бьюти стоило бы отложить демонстрацию для себя до утра, но эмоции взяли своё. Обычно суровая и жёсткая модельерша, оставшись одна, полностью преобразилась.

Она, словно маленький жеребёнок, кокетливо смеясь и корча рожицы, бегала от зеркала к зеркалу, коих в примерочной было очень много. Шлейфом полы платья спешили за ней, создавая впечатление, будто пони оставляла за собой размытое пространство. Света от роскошной хрустальной люстры было достаточно, чтобы магия платья могла себя явить в некоторой мере.

Бьюти Шауэр остановилась перед тем самым зеркалом, что некогда ей подарил кавалер. Из всех зеркал, что были повсюду расставлены в просторном помещении примерочной, только оно могло в полной мере позволить оценить то великолепие, что представлял собой наряд для Принцессы Солнца.

Бьюти подошла поближе, её глаза сияли от восхищения. Определённо, это была её лучшая работа. Она посмотрела в свои голубые, как само небо глаза. Сейчас она превзошла саму себя. Это был пик её карьеры. Может, даже стоило бы уйти после этого, непревзойдённой. Единорожка удивилась этой мысли и прогнала её. Несмотря на подъём морального настроя, её тело требовало отдыха после нескольких суток напряжённого труда. Бьюти Шауэр устало зевнула и упёрлась правым копытом о край рамы зеркала, инкрустированного дорогими камнями.

Неожиданно, она почувствовала, что теряет опору. Правое копыто соскользнуло вместе с зеркалом вниз. Послышался громкий треск бьющегося стекла. Огромное зеркало упало со стены и разбилось. Крупные трещины пошли по некогда гладкой поверхности, а её большая половина превратилась во множество острых осколков. Единорожка чудом избежала порезов.

Бьюти расстроенно глянула на испещрённую трещинами уцелевшую часть зеркала. Это была одна из немногих вещей, что были для неё дороги. А теперь ещё и убираться. Расстроенная мордочка пони с той стороны выражала солидарность.

— Ну что, дорогуша, вот и повеселились. Пора снимать этот шедевр, как бы и его не испортить. Приберёмся пожалуй лучше с утра. — шутливо обратилась Бьюти Шауэр к своему искажённому отражению. Ей почему-то показалось, что оно ехидно улыбнулось в ответ, разобрать было трудно. Скорее всего, померещилось, ведь пони сильно устала.

Бьюти сняла с себя чудесное платье и магией облачила в него один из манекенов, что был рядом. Наряд был велик для него, впрочем, как и для самой единорожки, ибо шился он на аликорна. В помещении примерочной было очень чисто и ухоженно, в отличии от мастерской. Здесь не было и намёка на творческий беспорядок. Лишь манекены, одни в облачении, другие нет, да зеркала с ширмами.

Единорожка подправила свой шедевр, чтоб платье красиво выглядело и аккуратно сидело на манекене, а затем собралась уже пойти спать на койку в своём офисе. Но что-то привлекло внимание кобылки. В зеркале напротив отражалась она и только что оставленный манекен со свежим творением модельерши. Чудесное платье на нём было изодрано и местами словно выжжено. Бьюти в панике обернулась, но ничего такого она не увидела: её шедевр был в полном порядке. Кажется, нервишки начали пошаливать от переутомления. Пони дважды подумала, и решила забрать платье с собой от греха подальше — мало ли, чего там утром помощницы учинят при виде разбитого зеркала. Она воспользовалась шансом и вновь одела свой шедевр, так как нести его с помощью магии совсем уже не хотелось, умаялась.

Бьюти побрела дальше, стараясь не смотреться в зеркала по пути в офис. Дверь в него располагалась в другом конце примерочной. Пони шла, размышляя о том, что с утра теперь придётся выгребать осколки. Никто из её помощниц не стал бы этого делать, так как они до жути суеверны. Ждать же рабочих она не собиралась, ибо разбитое зеркало создаст далеко не творческий беспорядок вокруг себя и она не сможет нормально работать.

Суеверия. Пустой звук, призванный оправдать собственную наивность — именно так считала Бьюти Шауэр.

В тот же момент, когда она озвучила эту мысль в своей голове, вдруг послышался странный шёпот. Бьюти машинально оглянулась, но не увидела ничего, кроме собственного отражения в зеркале напротив. Она уже почти дошла до заветной двери. Бьюти Шауэр в отражении выглядела очень усталой и практически разбитой. Мешки под глазами, понурый взгляд, взъерошенная светло-синяя грива, скомканная кремовая шёрстка, измятые перья на крыльях...

Стоп. Что? Каких ещё крыльях? Бьюти Шауэр помотала головой и ещё раз пригляделась в своё отражение. Нет, теперь всё было в норме. Не надо было смотреться в зеркало. Всякое мерещиться...

Пони развернулась и собиралась продолжить свой путь, но внезапно уткнулась носом в ещё одно зеркало. Как оно, сено побери, оказалось здесь? Ведь она только что стояла...

Бьюти Шауэр оглянулась вокруг. Не могла же она настолько устать, что не заметила, как оказалась в центре круга из зеркал. Да и как они вообще могут перемещаться самостоятельно?

Единорожка замешкалась. Она попыталась убрать преградившее ей путь зеркало с помощью магии, но тут её взгляд упал на собственное отражение.

Вместо модельерши в нём отражалось существо, будто сплошь сотканное из чёрного дыма. Чертами оно напоминало пони, да вот только не веяло от него ни чем хорошим. Бьюти Шауэр отшатнулась от зеркала, желая уйти подальше от кошмарного видения. Сдавленный крик ужаса раздался в ночной тишине одинокого здания в центре Мэйнтхэттана. Со всех зеркал на неё глядели эти эфемерные существа, и казалось, что они вот-вот преодолеют ту грань, что разделяет мир пони и загадочное зазеркалье.

Завеса истончилась...

Неожиданно, существа преобразились. Чёрный дым рассеялся, и вместо них вновь появились отражения единорожки. Вот только были они... Иными. Злобный оскал вместо холодной улыбки модельерши скроил их лица. Бьюти Шауэр тряслась в страхе, надеясь, что всё это не более чем дурной сон. Её фантомы заговорили хором, и голоса их были как две капли воды схожи с голосом Бьюти, лишь отдавали злобой и холодной издёвкой.

— Ну что, дорогуша, вот и повеселились. Пора снимать этот шедевр, как бы и его не испортить. Приберёмся пожалуй лучше с утра.

А после этих слов, искажённые пародии на Бьюти Шауэр начали бегать по отражённому пространству, издевательски хохоча таким знакомым, но одновременно таким чужим и ужасным смехом. Зеркала отражали друг друга и теперь бесконечное количество жутких копий Бьюти Шауэр бесновались в зазеркалье. Время от времени фантомы подбегали вплотную к зеркалу с той стороны и корчили рожицы, что выглядели как жуткие звериные оскалы. Они в точности повторяли действия единорожки за пару часов до этого, но делали это искажённо, издевательски и со злобой.

Но самым чудовищным испытанием для единорожки было созерцание потусторонней версии чудесного наряда, что она с таким усердием шила для Принцессы. Ибо теперь, вместо солнечных лучей в нём застыла тьма, что была чернее ночи, оставлявшая за собой шлейф из того самого чёрного дыма. Искажённая пародия, гротескная издёвка на прекрасный шедевр — вот что это было.

Казалось, это должно было сломить волю несчастной пони, оказавшейся в ловушке неведомых потусторонних сил. Жуткие фантомы начали ломится в этот мир через зеркала, норовя совершить нечто ужасное со своей жертвой...

Но единорожка была не робкого десятка. Издевательство над её шедевром стало последней каплей. Отважная пони из последних сил подняла магией в воздух злосчастные зеркала и резко отпустила их. Послышался звон бьющегося стекла и жалобное шипение потусторонних сущностей...

Однако кошмар на этом не закончился. Тысячи осколков разлетелись со страшной скоростью по всему помещению, многие пронзили тело несчастной единорожки. Обессиленная, она упала на колени. Её взгляд упёрся вниз. Раздался истошный крик ужаса, но его уже никто не услышал...

Ибо в лежащих на полу мириадах маленьких зеркал всё так же отражалась единорожка Бьюти Шауэр. Или то, что приняло её облик.

Говорят, модельершу Бьюти Шауэр нашли истекающей кровью и обезумевшей. Её копытца напоминали больше кровавое месиво...

Чудесный наряд был изодран в клочья и теперь никак не мог быть отдан заказчику. Но казалось, Бьюти Шауэр это уже не заботило. Она лишь повторяла постоянно фразу "Ну что, дорогуша, вот и повеселились. Пора снимать этот шедевр, как бы и его не испортить. Приберёмся пожалуй лучше с утра." и издавала нервные смешки. Она сидела поодаль от наваленной груды осколков от зеркал, накрытых ценной тканью, что она использовала для своего нового шедевра. Бьюти не пропустила ни одного осколка.

Говорят, она утверждала, что только магия солнечного света, заключенная в зачарованной ткани, могла удержать ужасное зло.

И по сей день, она панически боится зеркал и большинства отражающих поверхностей.


Сдавленный писк Флаттершай оповестил о том, что та пересилила себя и прослушала историю до конца. На что-либо большее она сейчас была неспособна.

Рейнбоу Дэш с недоверием посмотрела на маленькое зеркальце, что дала ей до этого Рэрити, и с опаской отложила его подальше.

— Вот и сказочке конец! — театрально похлопав копытцами, белая единорожка грациозно спрыгнула вниз, в свою перину.

— Потрясная история! Хочу ещё! — Пинки Пай задорно попрыгала мячиком на месте. Снова на её мордашке не было и тени страха.

— Суеверия. Хах. Вот уж чего я от тебя не ожидала, Рэрити. — Твайлайт состряпала скептическую мину, что особенно выделялось на фоне слабого освещения и витающей в библиотеке ауре мистики.

— Твай, ну не будь ты такой занудой, сахарок. Мы все в курсе, что все эти истории по большей части лишь байки. Не надо так серьёзно ко всему относится. — ЭйДжей примирительно улыбнулась, посмотрев на аликорна и единорожку.

— Хорошо-хорошо, девочки. Ох, я так понимаю, настала моя очередь рассказать историю? Ну, если конечно Флаттершай... — Твайлайт бросила взгляд в сторону подруги, но лишь жёлтые ушки пегасочки, мило торчащие из-под груды подушек выдавали её присутствие, — Захочет что-либо расска... Ох, ладно слушайте. Есть у меня история, и пожалуй, она может сойти за вполне себе здоровскую страшилку. Итааак...

Лавандовая пони вспарила над полом и вскоре приземлилась на вершину подушечного форта, именованного в её честь. Слегка потоптавшись на вершине, Твай уселась поудобнее и улыбнулась хитрой и тонкой улыбочкой. Подруги прекратили свои занятия и обратили всё своё внимание на аликорна.

Твайлайт Спаркл начала свою историю.