Преступление и наказание

Не надо избивать пони!

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Трикси, Великая и Могучая Принцесса Миаморе Каденца Шайнинг Армор

Гнозис

Жизнь в Кантерлотском замке не вертится вокруг одних лишь принцесс. Дни и ночи напролёт многие пони трудятся в его стенах, задавая рутине ритм, пускай даже их подвиги никем невоспеты. Сегодня принцессе Селестии слегка нездоровится. Взгляни на это их глазами, читатель, и вглядывайся внимательнее. Ты обретёшь понимание, но помни: некоторые двери ведут в одну сторону, и открыв раз — обратно уже не закроешь.

Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони Стража Дворца

Луна и любовь

В этой любовной истории снова присутствует старая как мир дилема - выбор между любовью и долгом. Правда, обычно, проблема в том, что отец против брака дочери, но здесь проблема в сестре. И дело не в том, что она не желает счастья дочери, просто она знает о любви немного больше. Надеюсь вам понравится.

Принцесса Селестия Принцесса Луна Биг Макинтош

Неотправленные письма Твайлайт Спаркл

Твайлайт пишет письма Селестии. Только вот далеко не всегда они полны оптимизма и счастья.

Твайлайт Спаркл

Дружба это оптимум: Только не здесь, только не так

В конце времён мира людей, что делать человеку, у которого ничего и никого не осталось?

Принцесса Селестия Человеки

Цветок и грёзы

Раз в жизни самые отважные бризи отправляются в долгое и опасное путешествие — путешествие в большом, неприветливом мире. А летят они туда за тем, чтобы раздобыть пыльцу. Но, спросишь ты меня, зачем же надо покидать тёплый уютный дом ради горстки жёлтых былинок? О, эту историю нужно знать всем бризи, особенно самым юным…

Другие пони

Опера про Дэринг Ду

Отем Блейз приезжает в Понивилль, чтобы поставить там оперу о Дэринг Ду и среди множества пони решивших принять в ней участие оказывается Даймонд Тиара. Но все не так просто, ведь по слухам в местном театре живет привидение. Однако Тиару так просто не испугаешь, и она готова дать решительный отпор любому, кто осмелится помешать ей стать актрисой.

Эплблум Скуталу Свити Белл Диамонд Тиара Другие пони

Дитя вселенной

История, происходящая в будущей Эквестрии, рассказывающая нам о неком проекте под названием "дитя вселенной", где искусственно выращивали новых жителей сей прекрасной страны. Кто стоит за всем этим? Знает ли кто-то об этом? Рассказ нас знакомит с несколькими героями, с их непростыми судьбами.

Другие пони

Песочница

Пытаясь сосредоточиться на своей учёбе, Сансет Шиммер обнаруживает себя нянчащийся с маленькой кобылкой, которая не даёт ей возможности учиться.

Твайлайт Спаркл Другие пони Принцесса Миаморе Каденца

Вопросы генеалогии

Принцесса Луна вернулась, понаделав немало шума. Когда месяцы спустя все улеглось, Ночной Двор восстановился, а Луна приступила к своим обязанностям соправительницы, то все, казалось бы, будет спокойно. Или так думала Селестия... Что беспокоит ее младшую сестру, тайно проникающую в Архивы?

Принцесса Селестия Принцесса Луна

Автор рисунка: Siansaar
В чем дело, милая? Игр много, жизнь одна

Non, je ne regrette rien

Оглядываясь на прожитые годы, я думала, что избавилась от своего прошлого. Я вспоминаю о родителях, о Понивиле, но лишь на миг и при случае. Однако бывают моменты, когда мы снова сталкиваемся с прошлым лицом к лицу, и, когда подводит память, выбор делает сердце.


Наступил канун “Дня Прощения” – этот праздник отмечают все пони. Он популярнее даже “Ночи Кошмаров”, это день, когда двое братьев, которые не разговаривали друг с другом больше шестидесяти лет, могут помириться, заклятые школьные враги – стать супругами. В этот день пони собираются семьями за накрытым столом и разрешают все возникшие разногласия, говоря друг другу такое важное и нужное слово – “прости”.

Сейчас я иду с семьей в магазин, конечно стоило закупиться заранее, но как обычно отложили на последний день.

– Быстрее, а то не успеем, – поторапливала я остальных.

– Мама, а мы не могли бы доехать до супермаркета на метро? Я уже устала идти, – пожаловалась Пресли.

– Ерунда, вы с братом вечно сидите дома, а так хоть прогуляетесь, – сказала я.

– Ууу… но у нас осенние каникулы, и мы никуда не хотим, – единорожка уселась на землю. Меркьюри подошел к ней и, легко подняв, посадил на свою спину.

– Вот так, милая, отдохни, – ласково сказал он. – Дэш, она права, может не стоило их брать, там будет давка и суматоха.

– Да ладно тебе, они с нами каждый год ходят, и все нормально. – Мы вошли в супермаркет, повсюду толкотня, пони буквально дерутся за батон и ингредиенты для салата. Как не прискорбно, но придется лезть в эту драку или мы сидим на “День Прощения” с пустым столом. – Так, дети. – Пресли и Хенк подошли ко мне.

Я дала им по мешочку. – В каждом мешочке по пятьдесят бит, на это вы можете себе что-то купить, желательно, чтобы это было что-то из еды, а не игрушки.

– Ясно, мама, – сказала Пресли.

– Хорошо, – ответил Хенк.

– Будьте аккуратны, с чужими никуда не ходите, Прес… ты за старшую, смотри, чтобы Хенк не взял себе ничего с орехами.

– Да мама, мы знаем, – вздохнула она. – Я пригляжу за ним.

– Не надо за мной приглядывать, я сам о себе позабочусь, – тут же возмутился Хенк.

– Ути-пути, какие мы серьезные, – с издевкой протянула Пресли.

– Я не маленький!

– Пресли, прекрати, а ты, Хенк, не кричи на весь павильон, – я поцеловала своих детей. – А теперь бегите по своим делам и будьте осторожны, – только я это сказала, как моих детей и след простыл.

– Ну вот мы и одни, – любимый приобнял меня.

– Ты это сказал так, как будто мы их отправили к твоим родителям и решили устроить секс марафон, – пошутила я.

– Хех… ну мы можем зайти в твою любимую примерочную в том отделе женского белья, – он полез целоваться, но поцелуй попал в список покупок.

– Я пойду за овощами, а ты купи банку бобов, зеленый горошек и сыр.


– Слушай меня, радужная стерва! Я не знаю кто ты, но этот початок кукурузы я увидела, еще когда зашла в этот магазин! Так что он мой, понятно!? – объясняла мне толстая кобыла.

– Значит так, толстозадая корова, мне плевать, что ты ее тут увидела, хоть обмочи ее, я подошла к ней первая, я взяла ее в свою корзинку. Она моя, так что жди, пока не принесут еще со склада, – я развернулась и пошла искать мужа и детей, чтобы вместе встать на кассу, хотя дети могли бы уже ждать нас снаружи.

– Я еще не закончила, – толстуха схватила меня за гриву и потянула к себе. – Это мой початок.

– Пусти, сука жирная! – заорала я. Но она решила не останавливаться и в придачу порвать мое выходное платье. Я дотянулась до стеллажа, где лежали помидоры, и схватив один, размазала его по наглой кобыльей морде. Пока дезориентированная жируха вытирала остатки помидора, я нацепила на ее голову корзинку и убежала.

Я бы могла набить ей морду, но очень уж не хочется потом торчать тут и объяснять ситуацию администрации магазина, а затем и полиции, лучше вернуться домой и приняться за готовку, чтобы завтра оставалось только приготовить закуски и накрыть стол.


Вчерашнего дня не хватило, пришлось готовить всю ночь до утра. Дети с мужем ушли на парад где-то два часа назад, я хотела пойти с ними, но предпочла остаться и продолжить кулинарный вояж. Сегодня придет очень много гостей… эх, опять свекровь будет мне указывать и всячески “учить жизни”. Но придется терпеть, все же она мать Мерка и бабушка моих детей.

Хотела бы я, чтобы и мои родители были тут. Я не помню, как мы отмечали этот праздник в моей семье, разве что с папой, но он не мастер-повар, да и семья у нас была небольшая, не часто я видела своих дальних родственников.

– Танк, нет! – бывает ощущение, что у меня не черепаха дома, а кот, вот сейчас эта рептилия тянет меня за хвост и просит, чтобы я дала ему лист капусты. – Танк, я сказала нет!

Он не остановился и продолжил меня донимать.

– Аааххх… твоя взяла, хладнокровное, на, – я дала ему лист, он медленно взял его в рот и принялся задумчиво жевать.

Раздался скрип открывающейся двери и топот копыт.

– Мама! – в кухню вбежали Пресли и Хенк, оба были в майках с надписями “Я люблю Мэинхеттан”, с сахарной ватой и с седельными сумками, набитыми сувенирами и шариками “Пауэр пони”.

– Мам, ты не поверишь! – восторженно начал Хенк. – Там были большие шары с братьями Гарио и Сверхзвуковой Ёж, затем… – его перебила Пресли.

– Там были принцессы, все четыре, Селестия, Луна, Каденс и Твайлайт, – единорожка нахмурилась. – Я хотела удивить ее своей магией, создав фейерверки, но она не обратила на меня внимания.

Я погладила Пресли по головке. – Не расстраивайся, она тебя еще заметит, не одна ты хотела привлечь внимание принцессы.

– Правда? Расскажи.

– Эм… как-нибудь потом, – зря я это ляпнула.

– Ну мам… прошу, – принялась умолять меня единорожка.

– Пресли, – строго сказала я.

– Ладно, – смирилась дочка.

– А покажи мне то, что хотела показать принцессам, – попросил ее Хенк.

– Давай, – тут же оживилась Прес, и они поскакали на задний двор.

– Только без каскадного резонанса! – прокричала я вслед и вернулась к кастрюлям.

Мерк подошел ко мне и стал резать редиску. – Скажи, ты не пошла на парад только из-за Твайлайт?

– Что? Нет, делать мне нечего, она там с визитом на ежегодном мега-концерте в спорткомплексе. Будет улыбаться и махать, и заниматься прочими королевскими обязанностями. А я занята, я твою маму буду встречать.

– Ты же знаешь, моя мама – не та пони, которая оценит твой добрый порыв. К тому же тебя все время приглашают на этот “мега-концерт” выступать, то ведущей, то какая-нибудь роль, вот сегодня, кем ты должна быть?

– Никем, просто выйти и спеть, но я не пойду.

– Только потому, что там Твайлайт?

– Да! Только поэтому, я не желаю ее видеть! – бросила я, хотя в глубине души желала, чтобы меня посадили рядом с ней. Мы бы начали разговор с простого “как дела?” и “что нового?”, и вот мы уже общаемся, как двенадцать лет назад. Но я предпочту, чтобы это осталось мечтой, никто не знает, как все повернется. – Я не пойду туда, у меня полно дел и точка.

– Тебя кстати тоже приглашали туда, как-никак звезда Мэинхетенна, почему ты не идешь?

– Я пойду, но думал, что мы вместе сходим.

– Можешь взять свою маму с детьми, я за это время все приготовлю.

– Может пора прекратить эти обиды и все же попытаться помириться? – Он был прав, проблема в том, что я не могла переступить через себя.

– Зеленый горошек закончился, схожу к соседям, попрошу, может у них есть.

Я сняла фартук и направилась к выходу, открыв дверь, я остолбенела. А как тут не обомлеть, когда у порога твоего дома стоит белоснежный аликорн? Она посмотрела на меня и одарила своей теплой улыбкой, как обычно Она это делала.

– Привет, Рэинбоу Дэш. – Я пала к ее ногам.

– Принцесса Селестия, ваше высочество, я…

– Встань, Дэши, тебе ни к чему кланяться, – спокойно сказала принцесса. – Ты так изменилась, но все же выглядишь не так, как изображена в газетах и на рекламных щитах.

Мне не нашлось, что ей ответить.

– Могу я войти? – спросила она. Я осознала, что принцесса стоит у порога моего дома, сейчас была осень, и, хоть это ее любимое время года, не думаю, что ей будет уютно торчать тут. – Можешь не выглядывать, Твайлайт занята конференцией по магии, а Луна… скажем так, ей очень понравился игровой автомат, где маленькая желтая голова ест точки.

Я отошла от прохода, позволив принцессе войти. Ей пришлось согнуться, чтобы пройти в дверной проем, думаю, когда конструировали дом не рассчитывали, что тут будут разгуливать высокорослые принцессы. Селестия с интересом изучила фотографии, которые висят в прихожей.

– У тебя очень красивые дети, у девочки твои глаза.

– Спасибо, – пробормотала я.

– Расскажи, как ты тут… – из кухни вышел Мерк, перед собой он левитировал миску салата оливье.

– Дэши, у тебя все хорошо? Я слышал… – он увидел принцессу и взгляд его напоминал застуканного за чем-то очень плохим сына, затем он грохнулся на пол, лицом в миску.

– Мерк... – я приложила копыто к лицу. – Простите его, он просто…

– Я понимаю, – сказала Селестия. – Не каждый день пони может увидеть принцессу у себя дома.

– Хе… это уж точно, – я помогла мужу подняться на ноги. – Милый, приготовь-ка нам чаю, а я пока устрою нашу гостью.

Он молча отправился на кухню, его еще немного трясло, бедолага.

Мы расположились в гостиной, я предложила Селестии лечь на наш диван, чтобы ей было комфортней, (говорила я мужу, надо было брать диван побольше), сама я села на кресло.

– Чем обязаны вашему визиту? – не думаю, что мы с принцессой были такими близкими друзьями, она – наставница Твайлайт, а мы просто находились в ее обществе.

– Хм… разве я не могу просто так навестить тебя? Я знаю про твою с девочками ссору, когда я была с визитом в Понивиле, я поинтересовалась, почему тебя нет, и Твайлайт мне все рассказала.

– И что вы?

– Ваш чай, – Меркюри вошел в гостиную, неся поднос с чайником, кружками и печеньками.

– А тортика нету или бананов? – поинтересовалась Селестия.

– Увы, нет, – ответил Мерк.

– Так что вы сказали Твайлайт?

Она налила себе чаю и отпила. – Я сказала, что очень недовольна этим, маленькая Скуталу вступилась тогда за тебя. Я сказала, что не этому учила ее, и что она не извлекла некоторых уроков из дружбы. Я не стала слишком уж сильно отчитывать ее, но она осознала свою вину, все они осознали, – принцесса откусила печеньку и запила ее чаем.

– Позже я увидела твое изображение на главной станице Кантерлотской газеты и была удивлена тем, как ты изменилась. Это очень большой прорыв для тебя, и я горжусь тобой, ты стала другой, ты обрела себя в этом мире, нашла свой собственный лучик света.

– Хех… спасибо конечно. Но вы ведь не поэтому сюда пришли?

– Ты будешь пить чай? – спросила она меня.

– Принцесса, я спросила почему вы тут?

Она вздохнула. – Я пришла поэтому, – достала конверт очень старый желтый и потертый и дала его мне.

– Что это?

– Ты не помнишь? Прочти. – Он уже был открыт, я развернула его.

“Дорогая принцесса Селестия. Меня зовут Рэинбоу Дэш. Год назад у меня умерла мама, и мой папа очень расстроен, он выпивает, плачет и делает глупости, он думает, что я этого не вижу, но я знаю, папе плохо без мамы.

Я хотела вас попросить об этом на Вечер Согревающего Очага, но я думаю, дальше папе будет только хуже.

Дорогая Принцесса, не могли бы вы вернуть мне маму, я знаю, у вас много забот, но я прошу вас, я очень по ней скучаю, и папа тоже, я сделаю все что хотите, только верните мне ее. Пожалуйста, прошу.

Я хочу, чтобы она была рядом, чтобы укладывала меня спать, как тогда, пела колыбельные, играла со мной…”

Я подняла взгляд и посмотрела на принцессу, в ее глазах были грусть и понимание.

– Это мое старое письмо, я написала его, когда мне было семь… я еще не отошла от смерти мамы и надеялась, что вы поможете мне и папе. Поэтому я написала его и вместе с Флаттершай отправила вам, я не знала дойдет оно или нет, но я надеялась.

– И как видишь дошло, с опозданием на тридцать лет. Я получила его на днях, когда мы с сестрой собирались в Мэинхеттан.

– И вы пришли сюда, чтобы отдать его мне?

Она кивнула. – И не только поэтому. Прочитав его, я поняла, что все то время, когда ты была рядом, со мной стояла пони, которая надеялась на меня, просила вернуть ей того, кто дороже самого мира – ее маму, даже если бы я получила это письмо тогда, я не смогла бы вернуть тебе маму, а ты все это время рисковала, пыталась защитить меня и моих подданных. Я очень сожалею, что не могу вернуть ее.

Тридцать лет, за это время я уже и забыла об этом клочке бумаги, я испытала много переживаний, новые встречи и горечь разлук, я нашла себя, завела семью, а письмо с моим заветным желанием дошло только сейчас.

– Вы...это, не берите в голову, я была маленькой кобылкой и верила в чудеса, до чего только не доведет отчаяние, – усмехнулась я.

– Но все же я не могла жить с таким грузом, поэтому пришла сюда, чтобы попросить у тебя прощения.

– Я вас простила.

Она улыбнулась. – А где твои дети?

– Во дворе играют.

– Ты рада, что они у тебя есть?

– Глупый вопрос, какая мать не будет рада своим детям? Бывает, они доставляют немало хлопот, но сейчас я не представляю жизни без них. Старшая любит колдовать, она очень талантлива, вот только мало кто это замечает. Младший пока не нашел в себе таланта, он часто сидит в своей комнате с видеоигрой.

– Мама! – прокричала маленькая единорожка.

Шум приблизился, и дети вбежали в гостиную. Увидев принцессу, они поступили так же, как и их папаша – стали кланяться.

– Дети, встаньте, – сказала я. – Подойдите и представьтесь.

– Я Пресли.

– А я Хенк, – монотонно пробубнили они.

– Очень приятно, – улыбнулась Селестия. Она обратила внимание на рог Пресли. – А ты колдуешь?

– Да, – радостно ответила дочка.

– Можешь показать, что умеешь?

Счастью дочки не было предела, ее рог засветился, и она мигом создала несколько щитов вокруг себя. После демонстрации защиты она превратила печенья в непонятные кристаллы.

– Я впечатлена, – принцесса наклонилась к Пресли. – Любишь темную магию?

Единорожка кивнула в ответ. – Да, она получается у меня очень хорошо, я самая лучшая в классе по магии, но только…

– Что такое, моя маленькая? – спросила ее принцесса, приобняв крылом.

– Я хотела поступить в школу талантливых единорогов Твайлайт, но меня не приняли, – расстроено пожаловалась Пресли.

Принцесса немного подумала и ответила. – Да, школа Твайлайт хороша, но не думаю, что тебе было бы там уютно, у тебя характер и нрав твоей мамы, а в ее школе это неприемлемо. – Пресли еще сильнее поникла. – Но Луна с радостью взяла бы тебя в ученицы, у вас найдется много общего, особенно по части темной магии.

– Правда? Вы можете меня туда устроить? – малышка посмотрела на меня, надеясь на одобрение. Я лишь кивнула, показав, что не против. – Я согласна.

– Вот и славно, я поговорю об этом с сестрой, скоро тебе придет особое письмо.

– Но мне тогда придется уехать от мамы?

– Не волнуйся, ты будешь приезжать сюда каждые две недели, уверена, ты не успеешь соскучиться.

– Ура! Спасибо вам, принцесса, – Пресли накинулась на нее и обняла.

Было приятно видеть счастливое личико дочери, все же хоть чью-то мечту принцесса смогла исполнить.

– Хенк, представляешь, я еду в Кантерлот! – радостно вопила Пресли.

– Поздравляю, сестренка!

– Пап! – она побежала на кухню, брат побежал за ней.

Принцесса допила свой чай и посмотрела на часы. – Скоро начнется Мега-концерт. Я слышала, ты должна была там выступать?

– Да, но я передумала, думаю, вы догадаетесь почему.

– Тебе стоит появиться, я не прошу тебя говорить с ней, просто покажи, что у тебя все хорошо. Твайлайт была удивлена, когда сюда приехала, ты здесь буквально повсюду, она слышала о тебе от Рэрити, но не представляла насколько ты сроднилась с этим городом.

Может принцесса права, и мне стоит выступить, выйти и показать ей, как Рэрити тогда, какой я стала.


– ...Шоу должно продолжаться,

Шоу должно продолжаться.

Моё сердце разбивается на части,

Мой грим, наверное, уже испорчен,

Но я продолжаю улыбаться.

Моя душа раскрашена, как крылья бабочек.

Вчерашние сказки повзрослеют, но никогда не умрут.

Я могу летать, друзья мои!

Я стояла за сценой, ожидая своего выхода, пока мой муж заканчивал петь. Я все же согласилась пойти, мы дождались пока придут родители Мерка и все вместе отправились на стадион. В очереди на выступление нас поставили друг за другом, возможно чтобы подчеркнуть, что мы пара.

Трибуны были забиты пони, они махали флажками Эквестрии и ликовали, приветствуя очередного исполнителя.

Принцесса вернулась к своей сестре, Твайлайт и Каденс, сейчас они сидят в королевской ложе, даже отсюда их видно, они смотрели, как группа во главе с моим мужем танцует и поет. О чем-то перешептывались. Вон сидит Твай, она постарела, впрочем как и я… хи-хи… она решила завивать гриву, забавно выглядит.

Шоу должно продолжаться,

Шоу должно продолжаться.

Я на всё смотрю с усмешкой,

Я никогда не сдамся,

И шоу будет продолжаться.

Я произведу фурор, я выложусь на все сто.

Я должен найти в себе силы, чтобы идти дальше,

Чтобы продолжать,

Продолжать шоу.

Шоу должно продолжаться!

Он закончил, поблагодарил всех, в честь праздника попросил у зрителей прощения и собрал цветы, которые накидали на сцену фанатки.

Это мой выход, и я не стала ждать, когда муж уйдет со сцены, я подошла к нему и, поцеловав, отобрала микрофон.

– Ни пуха ни пера, милая, – ласково сказал он мне.

– К черту, любовь моя.

Я встала посреди сцены, пони радостно аплодировали, кричали мое имя. Я посмотрела на ложу принцесс, Твайлайт поерзала, видимо мое появление заставило ее понервничать, не знаю почему. Но она мне помахала. Может это знак к нашему примирению.

– Добрый день, я, как и мой муж, очень рада находиться тут, в лучах вашей любви. Перед тем как начать, я прошу у всех вас прощения, может я кого-то обидела, случайно нанесла вред, просто знайте, – я посмотрела на Твайлайт. – Я очень сожалею о содеянном, простите меня. – Зал наполнился топотом копыт. – Спасибо вам за все, а теперь не буду вас томить, у меня дома ужин стынет.

Стадион расхохотался.

– Эта песня, называется “Нет! Я ни о чем не сожалею”.

Заиграла мелодичная музыка, я прочистила горло и, медленно шагая по сцене, запела.

Нет! Ни о чем…

Нет! Я ни о чем не сожалею…

Ни о хорошем, что у меня было,

Ни о плохом. Мне все безразлично!

Нет! Ни о чем…

Нет! Я ни о чем не сожалею…

За это заплачено, это уничтожено, это забыто.

Я обезумела от прошлого!

Вместе с моими воспоминаниями

Я разожгла огонь.

Мои печали, мои радости,

Я в них больше не нуждаюсь!

Уничтожены мои страсти

Вместе с волнением в голосе,

Уничтожены навсегда,

Я начинаю с нуля…

Нет! Ни о чем…

Нет! Я ни о чем не сожалею…

Ни о хорошем, что у меня было,

Ни о плохом. Мне все безразлично!

Нет! Ни о чем…

Нет! Я ни о чем не сожалею…

Потому что моя жизнь, мои радости -
Сегодня всё это начинается с тобой!

Я закончила и пыталась восстановить дыхание, пока зал ликовал.

– Спасибо вам огромное, я это очень ценю, счастливых праздников! – я ушла со сцены, кинув последний взгляд на Твайлайт, она тоже хлопала и махала мне. Может стоит к ней подойти? Я уже почти направилась к ней, но тут...

– Вот как ты изменилась, Рэинбоу Дэш. – Я обернулась и увидела перед собой грифониху.

– Гильда?

– Вот так сюрприз, клянусь, если бы тебя не объявили перед выходом и не твоя радужная грива, то я бы в жизни не подумала, что это ты. Что заставило тебя стать такой?

– Жизнь заставила, мы меняемся, Гильда, я остепенилась.

– То есть ты забросила всю эту шнягу с Вондерболтами и пошла в певички и сценаристки в театре? Пфф… ты стала еще более “некрутой” с момента нашей последней встречи. Ты стала еще слабее.

Она как обычно “кусается”, не знаю, как я раньше выдерживала все ее оскорбления и насмешки.

– Зато я хоть чего-то достигла.

– Что? – она вскинула бровь.

– С того дня как ты ушла, я многое пережила, я потеряла отца, мои друзья утратили веру в меня, я потеряла дом. Но я многое и приобрела за это время, любимого пони, от которого я родила двух прекрасных детей, его семья стала моей, у меня появилась верная подруга. Я получила то, что хотела – стала знаменитой, пусть немного не так, как желала. А чего добилась ты? – Она молча потерла лапу. – Вот в чем разница, я стала не слабее, но старше, а ты, видимо, по-прежнему хватаешься за детские обиды, – я развернулась и пошла, бросив за спину: – А сейчас я иду домой, где со своей семьей буду сидеть за столом на праздничном ужине.

– Да? Знаешь, я тоже многого добилась, даже столько, что тебе не снилось я….я… А кого я обманываю.

Я развернулась к ней. И увидела поникшую растрепанную Гильду, вовсе не ту гордую, надменную грифину к которой я привыкла.

– Что тебе до меня? За эти годы я ничего не добилась, у меня нет таких друзей, и я все еще живу одна, вот так вот, – она повернулась ко мне спиной и села. В ее голосе послышалась горечь, как будто она плачет. – Иди же, тебя ждет семья, зачем тебе думать обо мне?

Я хотела уйти, все же я планировала встретить Твайлайт и поговорить с ней, но не смогла. Гильда сейчас была похожа на меня в то время, когда все рухнуло, одинокая и беспомощная. Я помню дни, когда мы были вместе, она никогда не была таким другом, как Флаттершай, но с ней было приятно зависать. И я решила поступить правильно.

– Гильда? – Она обернулась. – Я тут подумала, а не хочешь ли ты отужинать с моей семьей, думаю, у нас найдется за столом свободное место и лишняя тарелка для тебя.


– Расскажите еще о том, как вы с мамой хулиганили? Пожалуйста, тетя Гильда, – умолял ее Хенк.

– Хех…думаю, твоей маме не понравится история, которую я расскажу, – неловко ответила Гильда.

– Ты о том случае, когда я залезла в раздевалку для мальчиков? – я накладывала салат в тарелку Коко.

– О том самом.

– Вау, Дэш, ты так чудачила? – удивилась Коко.

– Да, только ты ни о чем таком не думай, я налила в шампунь одного жеребца скипидар.

– Ну Дэш, ты испортила весь смак истории, – шутливо заныла Гильда.

– Ой, прости. Вам чего-нибудь положить, Фиона, а вам, мистер Фландерс? – обратилась я к родителям Меркьюри.

То, о чем я всегда мечтала, идеальный “День Прощения”, близкие, друзья. Мы сидим в гостиной у горящего камина, на столе лежит еда, мы общаемся, чего еще желать?

Я не встретилась с Твайлайт и не помирилась с ней, но я увидела ее и знаю, что у нее все хорошо. Мир тесен, и, думаю, мы с ней еще увидимся.

Я смотрела, как Гильда общается с моими детьми, старается не ляпнуть ничего лишнего и при этом полностью завладеть их вниманием. Я сделала правильный выбор, когда решила простить ее. Этот день многому меня научил. Прощайте друг друга, ведь искренние извинения всегда заслуживают второго шанса.