FO:E: Пустая душа.

История о пони, пытающегося раскрыть тайны огромного, мёртвого города.

ОС - пони

Fallout: Equestria. Заблудшие души

Рассказ о синем пегасе, чья жизнь была скучна и бессмысленна в постапокалиптическом мире, где все пони живут в закрытых от всего мира убежищах и совершенно не знающих, что творится снаружи.

Другие пони ОС - пони

Пух и перья

Житие аликорнов полно сюрпризов...

Твайлайт Спаркл Спайк

Дым и Дождь

Попаданец? Не думаю.

Зекора

Переплетённые сердца

Прошло два года с возвращения Луны и год с тех пор, как сёстры познали истинные глубины своей любви. На первую годовщину пара получает письмо от Твайлайт Спаркл, в котором та, по простоте душевной, интересуется насчёт подарка Луны её сестре. После небольшого пинка от Селестии, Луна соглашается встретиться с Твайлайт в её замке, дабы обсудить этот вопрос, а также множество других, накопившихся у Принцессы Дружбы за долгие годы. Когда одна встреча превращается в две, в три, а затем и вовсе становится неотъемлемой частью их жизни, разве удивительно, что две пони сближаются?

Твайлайт Спаркл Рэрити Принцесса Селестия Принцесса Луна Принцесса Миаморе Каденца

А на улице зима...

Накануне праздника принцесса Луна являет миру свою самую лучшую ночь...

Рэрити Свити Белл

Fall in Love

Что способна сделать дружба, когда случаются неприятности в жизни? Насколько могут быть верными друзья и к чему приводят некоторые жертвы и неожиданные поступки.

ОС - пони

Свалка ценностей

Капитан со своей командой терпят крушение,на казалось бы необитаемой планете.

Тортокрадка

Принцесса Селестия стала замечать,что кто-то крадет и ест её тортики.Полна подозрений,она идет к спальне Ночной Принцессы...

Принцесса Селестия Принцесса Луна

Маленький секрет Флаттершай

Мирная понивилльская жизнь. Один день сменяет другой, без драм и сюрпризов. И все бы шло как обычно, если бы у малютки Шай не появился один маленький... Секрет. Нечто такое, из-за чего пегаска вынуждена незаметно выбираться по ночам, скрываясь от посторонних взглядов. В чем причина подобного поведения, и что за тайну она боится открыть миру?

Флаттершай

Автор рисунка: MurDareik
В горе и в радости. К лучшей жизни в любви и заботе.

Сюрпризы и подарки

– Мама, а можно мне это? – Хенк крутил передо мной игрушечным летающим городом.

Мы сейчас были в магазине игрушек, оставалось несколько дней до Вечера Согревающего Очага, и я решила сводить Хенка, чтобы он выбрал себе подарок.

– Ну не знаю… а он тебе точно нужен?

– Это же классно, он будет парить у меня в комнате, ребята придут ко мне в гости и очумеют, – восторженно сказал он. – Мама, пожалуйста, купи.

– Ты же знаешь, Хенк, мы ничего не будем покупать в канун праздника, жди утра.

Он поник. – Но я хочу его сейчас.

– Хе-енк.

– Ладно, – он отпустил парящий город, и тот поднялся наверх к другим летающим игрушкам.

Не люблю видеть сына расстроенным, но и баловать его нельзя. – Поможешь мне выбрать подарок сестре?

– Конечно, мам.


Вечер Согревающего Очага стал для нас больше, чем праздником, скорее сборником наших традиций.

Меркьюри рассказывает древние баллады под гитару, в то время как я готовлю на ужин праздничные блюда, затем любимая часть детей – подарки, а после этого мы выходим на крышу и запускаем фейерверки.

Ну а потом? Сидим у камина, смотрим, как прыгают искры огня и танцуют языки пламени, мы беседуем, а может и молчим, и думаем о своем. И так было из года в год.

– Мам, а мы купили ракеты для фейерверков? – спросил Хенк, нагруженный сумкой с овощами.

– О да, конечно… сейчас. Ты помнишь, где находится тот магазин взрывчатки, в котором закупается твой отец?

– Это на метро надо, до Брайона-битча.

– На метро? А может по воздуху, мы все же пегасы, – я демонстративно взмахнула крыльями.

Он посмотрел на свои крылья, потом на сумки с продуктами. – Может лучше на метро?

– Ну ладно, – согласилась я.

Мы подошли ко входу и спустились под землю.

– Мама, а Пресли приедет на этот Вечер Согревающего Очага?

– Конечно, милый, она знает, как это для нас важно, и постарается приехать как можно скорее. И, думаю, она привезет тебе какой-нибудь классный подарок из Кантерлота.

– Я не про это… просто... она как-то говорила, что у нее появится особенный пони.

– Ну и?

Он замялся. – Ну я подумал, а что если она выйдет замуж и уедет далеко-далеко? И мы с ней больше никогда не увидимся?

– Солнышко, не переживай по этому поводу. Я знаю, что никакое расстояние не помешает вашей дружбе. Ведь вы брат и сестра, а это самое хорошее, что есть на свете.

Он немного повеселел. – А можно мы купим тот фейерверк, от которого в позапрошлом году выбило окна у нас в районе?

– Ну уж нет, мы до сих пор не купили окна миссис Пауэрс.


– Ну как, нашел их?! – спрашивала я у мужа, стоя у входа на чердак.

– Нет… ты точно складывала елочные игрушки туда?!

– Да, я складывала их в коробку из под игрушечного замка для принцессы!

– Там где изображена жуткая морда принцессы Каденс?

– Ага.

Несколько минут молчания, затем:

– Ух ты ж епт! – Раздался глухой удар.

– Я посчитаю эти звуки знаком, что ты нашел ее, – я спустилась вниз, готовить праздничный ужин.

Праздник уже завтра, так что надо все успеть, Пресли приедет ближе к вечеру, надеюсь, она не обидится, что мы не встретим ее у вокзала.

Надо поменять постель у нее в комнате.


Пресли должна была прибыть с минуты на минуту. А у нас тут полный бардак: Хенк с Мерком еще украшают елку, я не приготовила свое фирменное блюдо, и мы еще не одеты к празднику...

*стук в дверь*

Ну блин! Я сняла фартук и пошла открывать. Распахнув дверь, я немного удивилась – помимо моей родной дочери на пороге стоял темно-синий жеребец с сероватой гривой, он улыбался во все зубы, так, что было видно его клыки, и состроил свои кошачьи глазки, как будто просил, чтобы я подкинула ему рыбки.

– Привет, мам! – первое, что сказала Пресли. Она не стала заходить в дом, а просто стояла на пороге. Прикусив нижнюю губу.

– Привет, – коротко кивнула я.

Она посмотрела на своего спутника. – Мам, это Джек, мой парень.

– Эм… здрасти, – неловко выдавил он.

– Здрасти, – я отошла от входа. – Проходите, – я все еще не понимала, что происходит. Пресли пришла и привела парня… этот жеребец бэт-пони, и они встречаются… вот так подарок на Вечер Согревающего Очага.


Пресли и ее парень сидели в гостиной, Хенк быстро нашел с ним общий язык, и они беседовали. Признаться, он тоже мне стал нравиться, поначалу я подумала, что он будет вести себя нахально и нагло, но он был подчеркнуто вежлив. Мой муж, напротив, был не в восторге от него и первое, что он хотел сделать, это наорать на Джека, чтобы тот проваливал.

Но я быстро оттащила мужа за уши наверх, чтобы поговорить.

– Не, Дэш, ты видела? Это все… сбылось то, чего так боялись мы. Наша Пресли в плохой компании, – возмущался Меркьюри. – Видела его клыки? Я готов поспорить, что скоро он похитит ее и принесет в жертву, и со своими клыкастыми приятелями сожрут ее, а перед этим всей группой изнасилуют.

Я засмеялась. – О Селестия, Мерк, где ты таких ужасов начитался? Он вполне нормальный жеребец, и, к тому же, я говорила тебе, что у Пресли появился особенный пони.

– Да говорила, но не сказала, что это клыкастый кожано-крылатый пони-вампир, – яростно сказал он. – И… почему она не предупредила, что у нас будет гость?

– Она хотела сделать нам сюрприз. Мэри, успокойся, ты ведешь себя как твоя мама, когда она встретила меня. Ну привела она его сюда, и что с этого? Мир рухнул? Было бы хуже, если бы мы вообще ничего о нем не знали, а так у нас есть шанс с ним пообщаться, узнать поближе, – я пыталась успокоить мужа, но это было не так легко, сейчас в нем бушевал заботливый папаша с бейсбольной битой в копытах, готовый убить любого, кто посмотрит на круп его маленькой доченьки. Прям как мой отец. – Давай с ним просто поговорим.

– Ну уж нет, я с ним разговаривать не буду и сидеть за одним столом, – отрезал он.

– Мерк, не веди себя как ребенок, – я обняла его, чтобы он размяк. – Помнишь, что ты нам говорил, не суди о книге по обложке, дай ему шанс.

– Я немного выхожу из себя, когда такие книги гуляют с моей дочерью.

– Ч..ч..ч… Давай не будем затевать скандалы, – я ласково шептала ему на ушко. – Ты же не хочешь испортить праздник всем нам и Пресли?

– Ну а испортить жизнь дочери? – спросил он.

– Просто не бычься и поговори с ним как мужик с мужиком. Что ты как кобыла ведешь себя? Мой отец прежде чем дать люлей моему “бойфренду” сначала говорил с ним, и если тот ему нравился, он давал ему подзатыльник и позволял вести меня в кино, а если нет, то доставал из шкафа биту и говорил: “даю тебе фору в пять секунд, пока я не погнался за тобой, чтобы выбить мозги, и две уже прошли”.


Мы вышли из спальни и направились к счастливой парочке.

– Вот и вы. Папа, ты так и не познакомился с Джеком. Джек, это мой отец Фридом Меркьюри.

– Очень приятно, – Джек протянул копыто.

Мерк посмотрел на него свысока, усмехнулся и, сделав грудь колесом, схватил его копыто и стал трясти, как будто это домкрат. – Очень приятно.

Что он делает?

– Знай, Джек, обидишь мою малышку – считай, что ты уже инвалид. Пресли не рассказывала, какой я влиятельный жеребец в этом городе? У меня очень много связей.

Я треснула себе копытом по лицу. Вот балбес.

– Эм… хорошо, мистер Меркьюри, – жеребцу стало не по себе.

– А сейчас пойдем за стол, – скомандовал Мерк и пошел.

– Мам, а что такое с папой? – спросила Пресли.

– Ничего, просто твой отец решил показать, кто в дома альфа-самец перед твоим парнем.

– А, ну ладно.

– Мерк, ужин еще не готов, так что подожди чуток.


Меркьюри заперся у себя в кабинете и дуется, а я вернулась обратно к готовке праздничного ужина. Дочка со своим партнером пошли наверх в ее комнату. Я немного переживала, как бы праздник не испортили. Меркьюри начнет скандал, Джек уйдет, а Прели возненавидит отца.

– Можно? – Я обернулась на голос. – У входа в кухню стоял Джек, я еще шарахалась его кошачьих глаз, казалось, что передо мной стоит хищник готовый наброситься.

– О… это вы, что «можно»? – переспросила я.

– Помочь вам с готовкой, Пресли ушла в душ, а она по часу моется.

– А, да конечно, вы умеете готовить? – Он кивнул в знак согласия.

– Можете нарезать лук? – я показала ему на доску. Он подошел к ней и стал быстро резать лук как настоящий повар. – Довольно неплохо, где вы научились так?

– Пожалуйста, давайте на «ты». Научился я у мамы еще с ранних лет, просто помогал ей готовить и так пошло-поехало.

– Хих… вижу вы… то есть ты очень хозяйственный.

– Да, Пресли бывает неряшливой, когда мы стали парой, мы договорились снимать вместе домик, и, признаюсь, я иногда устаю за ней убирать. Как-то раз я уехал на учения и оставил дом на ее попечении. Когда я вернулся, там были два метра немытой посуды, где-то шесть пакетов с мусором и вонь, как будто там кто-то сдох.

– Это она в меня, я тоже была жуткой грязнулей. Когда она появилась у нас, я то и дело убирала за ней, это было невыносимо. Но не волнуйся, надо лишь постараться, и она изменится.

– Я стараюсь, она уже начала понемногу исправляться. – Закончив с луком, он перешел на другие овощи, я была удивлена тем, как ловко у него все получается. Джек спросил, может ли он что-то приготовить для стола, и я разрешила ему. Теперь не он мне помогает с готовкой, а я. Бэт-пони оказался хорошим мальчиком, бережливый, заботливый, его семья служила в армии далеко не в первом поколении. Узнав его поближе, я не боюсь отдать мою девочку, зная, что она будет под сильным крылом.

– Расскажи мне о себе, ты сказал, что готовил с мамой, у этого была причина или ты просто любил помогать?

– И то и другое. Помимо меня в семье росли еще семь моих сестер, и пока папа был на службе, я помогал ей с уборкой и готовкой. Вы не представляете, каково это – готовить на десяток голодных ртов.

– Хех... да, вы правы, не представляю, я тут со своими двумя уматывалась. – Вот если бы Меркьюри поговорил с ним так же, как и я, то он бы резко поменял свое мнение.

– Миссис Дэш, можно вопрос?

– Пожалуйста, зови меня просто Дэш или Дэши.

– Хорошо. Эм… я наверное не понравился вашему мужу, когда он увидел меня, мне показалось, что он хочет меня убить.

– Мерк? Не переживай, он просто нервничает, его мозг захватили стереотипы и предрассудки о твоем виде.

– Он переживает, что я бэт-пони?

Я кивнула в знак согласия. – Он боится, что ты выпьешь кровь его дочери, да и то, что ты парень, и, как бы это мягко сказать… ну ты посмел лишить невинности его маленькую кобылку.

– А… ну тогда все нормально, мой отец тоже стоит на стреме невинности моих сестер. Просто я жутко фанатею от его песен, я вырос на них, с восьми лет я собираю все его альбомы. И когда Пресли сказала, что ведет меня знакомиться с родителями, и ее отец – это великий и всемогущий Меркьюри, я был на седьмом небе от счастья. Но когда я увидел его лично, и он стал сулить мне будущее инвалида, мне как-то захотелось сжечь все альбомы и плакаты.

– Ну да, он бывает нетактичен, но не волнуйся, я надеюсь, он успокоится, просто не обращай внимания на его выходки.

– Хорошо, Дэш, хотите, я научу вас делать особый соус моей бабушки?

– Я не против.


Вскоре ужин был готов, и мы уселись за стол. У всех было праздничное настроение: Хенк радовался новой игрушке, которую привезла Пресли, сама кобылка терлась носом о нос своего избранника. Все были счастливы, все, кроме Меркьюри, он сидел за столом, насупившись, как будто я собиралась кормить его навозом.

– Пресли, а как вы с Джеком познакомились? – спросил Хенк.

Они переглянулись. – Это было довольно давно, нас тогда связывала ролевая игра.

*Кхехе* – Ролевая? – Мерк чуть не подавился.

– Да, Подземелья и Драконы, члены игры собираются в секретном месте, освещенном лишь свечами и…

– Дальше участницу связывают? – спросил Мерк.

– Что? Нет, мы просто играем, придумываем историю и идем по ней, каждый из нас берет роль, к примеру доктора, сильного мага, воина или вора.

Я пнула ногой Мерка и укоризненно посмотрела на него.

– Эм… а давайте выпьем за то, чтобы этот год прошел без происшествий и чтобы в нем было много радости и веселья, – я налила в бокалы мартини.

– Нет, мам, я не буду мартини, – заявила Пресли.

– Почему? Ты же так его любишь.

– Ну… просто не хочу, хочется побыть на празднике трезвой.

– Ну как скажешь, – я отставила бокал дочки.

– Ну так вот… – продолжила Пресли. – Сначала мы были просто друзьями, играли в ролевые игры, читали комиксы и прочее… ну а затем наша дружба переросла в нечто большее, – она посмотрела на своего возлюбленного. – И я нисколечко не жалею об этом. Мы даже придумали себе клички. Я зову его Красавчик Джек, а он меня...

Джек сначала промолчал, а затем, улыбнувшись, ответил:

– Я, бывает, кликаю ее Жопец.

– Так! – Мерк стукнул копытами об стол. – Все, довольно! Я терпел все это, но сейчас с меня хватит. Ты! – указал он на бэт-пони. – Не смей даже крылом трогать мою дочь! А ты даже на метр к нему не подходи!

– Мерк, успокойся, – я попыталась вразумить его.

– Молчи, женщина, я защищаю честь нашей дочери. Давай выйдем. – Меркьюри вызывал кадета королевской стражи на поединок.

– Я… я не буду с вами драться, – испуганно говорил Джек.

– А придется! Пошли во двор!


– Ааа! Как больно! – кричал Меркьюри, лежа на снегу, схватившись за ногу.

– Что произошло? – спросила я.

– Он просто поскользнулся на ступеньке и упал, – ответил Джек.

– Дай-ка, – я осмотрела повреждения. – Ну… уси-пусик, это всего лишь синяк, чего ты так ревешь?

– Ууу… больно! – заревел он пуще прежнего.

– Ух, рева-корова, Джек, помоги мне затащить мою жену домой. – Он подошел ко мне, и, вместе подхватив Мерка, мы занесли его в дом.


Наш защитник сидел в своем кресле возле камина, разглядывая перевязанную ногу, я еще не видела его таким расстроенным.

– Мама, все нормально? – заботливо спросила Пресли.

Я обняла ее. – Да, милая, просто папа стал взрослее, – и поцеловала в носик. – Иди к ребятам, я поговорю с ним.

И я пошла к своему любимому.

Он сидел и молча смотрел на танцующие языки пламени в камине.

– Мерк, я…

– Не надо мне ничего говорить, Дэши, я вел себя как полный идиот, прикидывался главой Сталлионградской мафии, я… я не смог уберечь собственную дочь…

– От чего, Мерк? От чего? От хорошего заботливого жеребца, который в ней души не чает? Ты говорил детям, не судите о книге по обложке, хотя сам этому правилу не следуешь, прочти эту книгу и узнай о ней побольше, может она тебе понравится.

Он ничего не ответил.

– Ты всегда был рядом со своей дочерью и всегда поддерживал ее, но надо отпускать птенчика на волю, чтобы он смог свить свое гнездышко.

В гостиную зашел Джек.

– Пресли отправила меня, чтобы я убедился, что все в порядке, – промолвил он.

– Да, все нормально, – я подвела его к Мерку. – Думаю, у вас есть шанс начать все сначала. Давай, милый, покажи, какой ты открытый. Знаешь, Джек с ранних лет является поклонником твоей музыки, у него есть коллекция виниловых пластинок с твоими песнями.

– Правда? – спросил Меркьюри, оживляясь.

– Да, у меня даже есть редкий альбом под названием “Темная сторона луны”.

– О да, мой любимый… эм… хочешь посмотреть мой кабинет? У меня есть эксклюзивные издания.

Лицо Джека просияло.


Вот и наступил праздник, о котором я мечтала, семейная утопия, Меркьюри так разговорился Джеком, что теперь они лучшие друзья, Пресли довольна. Хенк… ему не терпится открыть подарки.

Ну а я? Я всегда чувствую себя счастливой, если вижу, что у моей семьи все хорошо.


Затем мы сели открывать подарки.

Хенк первым сорвал бумагу с коробки.

– Летающий город! Вы купили его! – восторженно вскричал он.

– Ну конечно, – под предлогом отсутствия зеленого горошка, мы с Меркьюри прошлись по магазинам и купили все подарки.

– А это тебе, милая, – Мерк протянул мне коробку.

– А что там? – я открыла ее. – Ух ты… золотая брошь. Мери… – я поцеловала его.

– Ну вот и настала моя очередь, – сказала Пресли, это будет подарком для всех вас, и, надеюсь, вы его примете…

– Подожди, – ее перебил Джек. – Прежде чем ты подаришь свой подарок, я бы хотел подарить свой, и чтобы все были свидетелями, – он присел перед ней. – Пресли, с того дня, как мы вместе, мы многое прошли, ты была для меня больше чем другом и девушкой, мы стали почти семьей, и поэтому... – он достал маленькую коробочку и открыл ее, внутри лежало красивое кольцо. – Пресли, будь моей женой.

В комнате повисла тишина, Пресли прикрыла мордочку копытами, ее щеки пылали алым цветом. Я, открыв рот, выронила подарок мужа. Мерк побледнел и, закатив глаза, упал в обморок.

– И если ты ответишь “нет”, то разобьешь мне сердце.

Меркьюри стал приходить в себя.

– Ну это замечательно, – промолвила я. – Пресли, ты ответишь ему? – я уже представила, как буду сидеть в первом ряду возле алтаря и смотреть, как моя дочь вся в белом говорит: “Согласна”. Селестия, я так взволнована.

Пресли решила ответить, она убрала копыта от лица, взяла кольцо, посмотрела Джеку в глаза и сказала:

– Я беременна.

Тут земля ушла из под моих ног.

– Мама… мам… ты в порядке?! – слух вернулся, и я стала видеть очертания моих близких.

– Я… я в порядке. – До сих пор не укладывается в голове, моя дочь беременна… это значит, я буду бабушкой, вот блин, какая я уже старая.

– Но как? Пресли, – спрашивал Джек. – Мы же предохранялись.

– Да, я же выдала тебе сумку презервативов и противозачаточных.

– Ну, противозачаточные я не принимала, а презервативы эффективны лишь в девяносто трех процентах случаев, – ответила она.

– Что!? – Меркьюри убежал наверх, видимо проверять нашу пачку презервативов на наличие подобного предупреждения.

Джек сел на кресло. – Так я буду папой? – Знакомая ситуация.

– Ты не готов к этому? – спросила Пресли.

– Нет, готов, просто я боюсь, смогу ли стать для ребенка лучшим отцом.

– Жеребенку не нужен лучший отец, ему лишь нужен папа, который поддержит его, – сказала Пресли и обняла своего будущего мужа, на ее копыте уже красовалось обручальное кольцо.

– Она права, Джек, ребенку нужен только отец и мать, не надо делать каких-то выкрутасов. Я поняла это на своей шкуре. Если что, мы с Меркьюри вам поможем. Верно, милый?

Он наконец-то вернулся. – Они должны писать подобное крупным текстом! – кричал он.

– Я знаю! – согласился с ним Джек.

– Это безобразие, я…

– Да успокойся ты, ты стал дедушкой и тестем в один день, поздравь зятя с таким подарком. – Мерк подошел к Джеку.

– Джек, я знаю, у нас было не очень приятное начало, но я надеюсь, что ты будешь доверять мне, как своему отцу, и я безумно рад, что ты берешь мою дочь в жены, и у вас будет жеребенок. – Они обнялись.

– Спасибо… папа, – сказал Джек.

– Ну а теперь пойдемте на крышу, запускать фейерверки, – предложила я.


Вечер Согревающего Очага – это праздник чудес, когда родные встречаются, соединяются любящие сердца и преподносятся маленькие сюрпризы. Все это я получила в один день. О чем еще можно мечтать?