Автор рисунка: Stinkehund
Потери и приобретения. Заветные слова.

Движение вперед.

Зачем, как и почему.

— Простите меня, но я просто больше так не могу – покачала головой Флаттершай – теперь, когда Элементы Гармонии стали бесполезны…

— Забудь ты об Элементах! – закричала Рейнбоу – неужели ты думаешь, что нужна нам только из-за них?

— Ничего я не думаю! – в глазах желтой пегасочки застыли слезы – но я просто отказываюсь смотреть на весь этот ужас. Вся эта кровь, мертвые тела, погибшие животные. Пинки. Вся эта война. Я не могу…

Слезы все-таки полились и она выпорхнула из палатки. Радужная задира хотела было остановить ее, но была схвачена за хвост Эпплджек.

— Она имеет право уйти – заявила земная пони, выпустив ее – и я тоже ухожу.

— Что?! – вскочили все.

— Не навсегда – поспешила успокоить их оранжевая пони – просто вы же сейчас отправляетесь в Кантерлот, готовится к новой битве, правильно?

— Конечно – этот монстр не успокоится, пока…- попыталась вновь объяснить Твайлайт, но ее прервали.

— Я все понимаю, но мне там просто нет места – меня ждет ферма и семья – она сняла шляпу – сейчас такое время, что никто не знает, будет ли завтра. Когда вы позовете меня – я приду, но до тех пор, постараюсь провести со своей семьей столько времени, сколько возможно.

Эпплджек вышла.

— Итак, нас осталось трое – горестно прошептала Рэрити.

— Четверо – Спайк все еще на связи в Кантерлоте – невеселым тоном поправила ее фиолетовая волшебница.

— Не против, если я присоединюсь к вашей компании? – вошла внутрь земная кобылка.

— А вы, простите, кто такая? – поинтересовалась мгновенно посуровевшая белая единорожка.

— Доброжелатель – произнесла Диана, превращаясь – итак, что дальше?

— Хорошо, что ты пришла – мгновенно оживилась Твайлайт – Принцесса собирается запросить войска у сопредельных государств и твоя помощь будет просто неоценима…

-
— Вот и все – он подошел к голове замотанного чудовища – вы проиграли.

Дракон снова рванулся, но слизь держала крепко.

— Вы думали, что можете спокойно прийти сюда и уничтожить существо несравненно более прекрасное, чем вы можете вообразить – Силин посмотрел на поверженного врага с сочувствием – но вы не смогли. Мы были здесь. Теперь вы и ваша кровь послужите Высшему Благу.

Дети уже расчистили проход.

Он вышел наружу.

Остальные также были схвачены, благодаря Сили.

Хотя они бы не справились без братьев.

И некоторые отдали ради этого жизнь.

Нужно будет распределить остатки восьмерки Ставроса.

Пересмотреть систему.

Восстановить. Использовать. Стать совершенней.

А затем? – грустно спросил внутренний голос.

Эквестрия – Силин почувствовал сожаление и сочувствие к своей пленнице и добавил – я дам им шанс.

Сомневаюсь, что они им воспользуются – Селестия вновь ушла вглубь.

-
— Ну что ж, раз вы переходите в мое подчинение, то думаю, что стоит формально познакомится – он вернулся в свой истинный облик – я прежде был Лентусом Унлехрером, полковником армии Принца. Можете меня так и называть.

Они переглянулись и правый вышел вперед.

— Честно говоря, не думал, что еще придется так представляться, но тебе виднее, Второй – было исполнено нечто вроде воинского приветствия – раньше меня называли Гро Стейник, лейтенант под руководством Верховного Главнокомандующего, а после…

— Глава Университета, который тогда был госпиталем – закончил за него дырявый аликорн – я часто интересовался тамошними делами и должен сказать, что ты проявил себя с лучшей стороны. В конце у вас вышла размолвка с Принцем из-за кобылки.

— Да – кивнул Гро – он отнял у меня Вериту. Как же я его тогда возненавидел – в его тоне мелькнула мечтательность – потом, кстати, из-за этого долго сопротивлялся «внутреннему голосу» — аж весь одеревенел. Но Силин – не Принц, да и я уже не просто сын старика Стейника, но часть Семьи и строитель нового мира…

— А в каком смысле «одеревенел»? — перебил его Лентус.

Молчание. Недоуменное переглядывание. Затем он, наконец, произнес:

— Ну, понимаешь, нас ведь не спрашивали, хотим ли мы быть такими – крылья показательно раскрылись – и почти всем поначалу это не понравилось. Чем больше мы сопротивлялись, тем меньше себя контролировали. Какое-то время у нас и мыслей-то собственных почти не было — одни инстинкты плюс безусловное подчинение. Однако в итоге мы поняли, что и Силина тоже освободили от выбора и поставили перед фактом.

— Каким? – поднял брови бывший полковник.

— Что мы изменились – пожал плечами аликорн – и никогда уже не сможем ни стать прежними ни порвать связь. Мы перестали бороться и приняли то, чем стали. И поняли, как слепы мы были, меряя новое себя старым мерилом. А ведь это еще до Семьи.

— И что же изменила она? – заинтригованно поинтересовался «единорог».

— Это не передать словами – настолько многое. Но я постараюсь – улыбнулся собеседник – если прежде мы были подобны группе узников, скованными одной цепью, то теперь она сделана из наших нервов. Мы чувствуем друг друга как члены в теле. Мы единое целое. Поэтому, кстати, и имена нам ни к чему – нога ногу не перепутает, а нос и без буквенного идентификатора знает, что такое печень и где она находится.

— Но вы все еще индивиды? У вас ведь есть свобода личности? – напряженным тоном спросил бывший полковник.

— Кто знает? – ответил левый – у нас есть свои мысли и идеи, мы даже можем спорить друг с другом и Силином. Но рано или поздно мы приходим к консенсусу. И избранная мысль становится правильной для всех нас. Впрочем, есть и оборотная сторона: мы взаимно дополняем друг друга и всегда можем не только ощутить то, что чувствует другой, но и узнать то, что знает он. Когда-то я был обычным солдатом, а до этого вовсе — каменщиком и не мог даже представить себе всего этого. Кстати, выражался тоже иначе.

— Но единое мнение вырабатывается только по общим вопросам – вставил Гро – в посторонних делах мы вполне свободны. К примеру, я всегда был и остаюсь Последователем Единого, а мой брат сомневается. Мы вместе, но при этом свободны.

— Да, признаю, мне не понятно – кивнул Лентус – скажите, а вы бы хотели что-нибудь изменить? Хотя бы теоретически?

— Мир – как нечто само собой разумеющееся, сказал правый – этим мы и занимаемся. Но я понимаю, о чем ты. Долгое время я печалился о Верите. Даже думал, что и ее кровь была в озере. Но она оказалась жива и здорова – я ее теперь чуть ли не каждый день навещаю, когда представится минутка. И мечтаю о том моменте, когда смогу дать ей ощутить то же, что чувствую сам.

— За исключением всей той истории, что была до превращения – ничего – дал свой ответ левый – мы – надежда на новый мир, где не будет всей той боли, крови и междоусобицы. Где все будут единым целым, трудящимся ради общего блага.

— Значит так – улыбнулся Лентус – что ж, приятно это осознавать. Все-таки, раз уж я пока не часть чего-то большего, не мог бы ты сказать, как мне тебя называть?

— Сержант – я все равно продолжал так думать о себе, даже когда уже стал капитаном…

-
— Мы предоставим вам войска – произнес орденоносный пони.

Началось обсуждение деталей.

Твайлайт это уже было не интересно, тем более, что одна из местных придворных дам сделала ей условный знак и отправилась вниз по коридору.

Она отпросилась «припудрить носик».

Спайк возвел очи к небу.

Войдя в уборную, волшебница осмотрелась.

Чисто.

Рог засветился. Преграда поставлена.

Пусть думают о стеснительной иностранке, не доверяющей местным дверям.

— Ну как я тебе? – с ожидающей усмешкой обратилась к ней преобразившаяся Диана.

— Неподражаема, как и в прошлый раз – ответила на улыбку фиолетовая единорожка – они дадут армию. Кто на этот раз?

— Как и рекомендовала — невеста кронпринца. У них тут дикая монархия, что хотят, то и творят, не то, что в наших цивилизованных государствах – чэйнджлинг повертелась перед зеркалом, любуясь платьем – но шьют они очень даже неплохо.

— Надеюсь, объект надежно обезврежен? – Твайлайт тоже немного отвлеклась на ее внешний вид. Красный неожиданно хорошо смотрелся на темной Диане.

— Ваши порошки отлично работают, а прятать тела меня учили еще в детстве – она расправила крылья – надеюсь, что и последний состав будет безупречен. Когда и куда дальше?

— Пару дней еще подожди – на всякий случай – волшебница не удержалась и дотронулась до роскошного радужного пера – столь удобных целей не осталось. Следующая на очереди горная страна с Советом кантонов.

— Фу, Советы – пренебрежительно отмахнулась собеседница – там никогда не знаешь, кто на самом деле главный.

— Тебе все расскажут. Я теперь считаюсь непревзойденным дипломатом и мне дают всю информацию, какую не попрошу – усмехнулась Твайлайт – только все-таки: будь осторожней — если тебя обнаружат, то все пойдет прахом.

— Какая трогательная забота – Диана обернулась и неожиданно серьезно посмотрела ей в глаза – но я ведь знаю, что ты волнуешься не только поэтому. Тебе действительно не все равно. Пусть нас объединила только ненависть к монстру, но я хочу сказать, что рада встречи с тобой.

— Неужели наш коварный шпион раскис? – слегка смущенно поддразнила волшебница – но если говорить откровенно, то да – я тоже рада и считаю тебя подругой.

— Спасибо – просто ответила чэйнджлинг – мне было приятно это услышать. Жаль, что остальные твои друзья не так хорошо ко мне относятся.

— Они думают, что ты плохо на меня влияешь – виновато потупилась единорожка.

— Наверное, просто кто-то рассказал им, что после встречи со мной ты стала часто запираться с незнакомыми пони в уборных – ее лицо прямо-таки лучилось ехидством – причем не только там и чаще всего — с кобылками…

-
— Считай, что просто зашел похвастаться новым рогом – ответил Унвер, демонстрируя упомянутый «придаток» — преобразование не только вернуло мне его, но и, кажется, даже утолстило.

— Ага, и радости у тебя теперь полны карманы – мягко улыбнулся Лентус, отпуская бумагу – ну давай, говори, что случилось.

— Вижу, тебя все еще не проведешь – ухмыльнулся аликорн – ладно, на деле мне просто хотелось поговорить.

— Части Семьи вдруг понадобился собеседник со стороны? – удивился «единорог» — с ней что-то не так?

— И вновь ты проявляешь свою проницательность – он уставился в окно – сперва все было просто великолепно. Искренне желаю тебе тоже поскорее почувствовать эту всепоглощающую любовь…

— Увы – сам знаешь, какие у колосса сейчас «клиенты» — мне придется подождать – перебил его бывший полковник.

— Помню. Сейчас не о том речь – Унвер переминался с ноги на ногу – но вот когда Волькен со своими присоединились…стало намного хуже. Я знаю – им это было нужно. Силин пытался спасти их. Но…не помогло. Хорошо, что ты всего этого не чувствуешь. Ненависть. Она как волна. Причем кажется, что ее все больше. И мне ведь еще не так много достается. Не могу даже представить, как это выдерживают Первый и Малыш.

— И что? – осторожно спросил Лентус – ты ведь не просто так это говоришь. Неужели ты хочешь предложить…

— Нет! – вскинулся посетитель – нет, что ты. Я никогда бы не совершил такого предательства по отношению к родной крови. Просто…хотел с кем-то поделится, а ты единственный, кто не чувствует, но может понять. Я искренне желаю Волькену исцеления. Почувствовать ту радость и единство, которую до сих пор, несмотря ни на что, ощущаем мы. Однако…

Наступило молчание. Он явно хотел что-то добавить. Но не решался.

— Забудь – наконец махнул копытом бывший Старейшина – в конце концов, у нас теперь есть Пира Пинкдрагон или как там она теперь себя называет. Рядом с ней ты просто не замечаешь такую мелочь как ненависть ко всему живому и стремление его уничтожить. К тому же, скоро выступать.

— Ну-ну, могу поверить насчет Пинки — он многозначительно подвигал бровями – а чем тебе радует скорая война?

— Скажу прямо, как бы плохо ты после этого обо не стал думать — на войне погибают. А со смертью рвутся и связи…

-
Неужели Принц тоже чувствовал подобное?

Также стоял на краю безумия и ненависти, пытаясь удержать то, чем дорожил?

Как он выдерживал это без Семьи?

Хотя она, как бы кощунственно это ни звучало, и была главной причиной тяжести.

Связь, что объединяет нас, передала и яд ненависти и сироп радости.

Но что я могу сделать?

Удалить гнилое звено?

Убить свою плоть и кровь?

Тогда мы ничем не лучше мира и наше существование также бессмысленно.

Нам остается только идти вперед.

На Эквестрию.

Скоро будут первые Старшие.

Больше ждать нельзя.

Необходимо освободить ресурсы ради главного.

Малыш доверяет мне.

Братья надеются на меня.

Семья и мир ждут.

Я не подведу.

-
— Это правда происходит? – спросил лейтенант у взводного – чудовища действительно показывают цирковые номера?

— Да, сэр – спокойно отозвался тот – по мне так все лучше, чем, если бы они уже наших рвали.

— Ясно, а этот монстр правда розовый в зеленый горошек? – задал следующий вопрос молодой офицер – и эти странные штуки, похожие на шарики, шевелящееся конфетти и прочие?

— Ну, как минимум, похоже – осторожно ответил флегматичный пони – лучше послушайте, о чем они говорят.

— В это еще сложней поверить – отозвался начальник – или ты хочешь сказать, что тебя не удивляет подобная метаморфоза? Ну, земной пони в аликорна?

— От этих тварей всего можно ждать – тут дрожь по его телу – вспомните хотя бы тех, что тогда из-под земли полезли. До сих пор мне кошмары снятся. Чего ради мы вообще в этот город пошли?

— Не глупи – поморщился лейтенант – ты же отлично знаешь, что они убили Принцессу и хотят уничтожить Эквестрию.

— Ну-ну, только их до той экспедиции и в глаза не видели, а в итоге править стала Найт…- он заткнулся.

— То-то же – погрозили ему копытом – совсем мозги потерял – такое говорить.

— Простите, действительно я что-то маху дал – покраснел взводный – теперь-то уж никакой разницы – они сами за нами пришли.

— Я ничего не слышал – кивнул лейтенант – хотя она неплохо рассказывает об этой «семье». Только ей все равно никто не поверит…

-
-…не дрейфь и главное помни – в панцирь им бить бесполезно – закончил ветеран.

— А может и не будет ничего? – дрожа, предположил новенький – вдруг договорятся?

— Да как с чудовищами-то договорится? – пожал плечами другой пехотинец – они ведь только одного хотят – сожрать нас всех, ну, кроме «достойных». Мы или они – иначе никак.

— Ну, представление-то очень даже ничего было и ее рассказы…- но его перебили:

— Тихо. Это кажись их главный.

Забавное разноцветное существо, которое стоящие впереди пони называли «Пинки Пай» отлетело назад, вместе со своими дрессированными зверями. Вместо них из лесу вылетело нечто куда более угрожающее. Раздался голос, похожий на гром:

— Я предложил вам лучшее, что есть в этом мире – Семью. Вы отказались. Пусть. Все рано или поздно придут к ней.

От одного вида этой твари у многих затряслись колени.

— Мы победим в битве, но при этом может пострадать Семья. Я предлагаю мир.

По строю разнёсся вздох удивления.

— Но на том условии, что Эквестрия не будет более мешать нам или тем, кто захочет присоединится к нам.

Начали появляться улыбки. В сердцах зажглась надежда.

— А также отдаст мне Твайлйт Спаркл.

— Кто это? – сразу пристал новичок – зачем она ему?

— Да, вроде какая-то шишка из шта…- наморщил было лоб ветеран, но тут произошло нечто, заставившее его потерять дар речи.

Фиолетовый луч ударил в противника. С их стороны.

— Все…щас начнется – упавшим голосом пробормотал пехотинец и перехватил оружие.

-
Семья уже начала вытягивать боль и кровотечение остановилось.

Второго выстрела не последовала – волшебницу схватили.

Какой-то жеребец пытается ее успокоить.

Армия готова к бою.

Ты видишь – спокойно сказал себе Силин. Я дал им шанс.

Селестия не ответила. Но в этом молчании была мольба.

Хорошо.

Он вновь взлетел и произнес:

— Продолжим переговоры. Сейчас будет демонстрация силы.

Мысленный приказ – и из леса вышли самые новые члены Семьи.

От орды пони повеяло страхом.

Что ж, даже ему драконы казались внушительными.

— Я приношу извинения за действия моей подданной – Принцесса наконец соизволила выйти вперед – почему вас так интересует Твайлайт Спаркл?

— Она живет ненавистью и пока не устранена – нам не будет покоя – ответил Силин, не снижая громкости – я бы мог удовлетворится ее казнью, но убивать такой потенциал – преступление против мира.

— Что же с ней произойдет? – спокойно спросила Луна.

— Она станет частью Семьи – неужели они до сих пор не поняли? – если вы откажетесь – умрут очень многие.

Она задумалась, а со стороны армии уже слышались выкрики, в том ключе, что «пусть забирает» и «мы не хотим умирать ни за что».

Единорожка тоже это слышала. Сперва пыталась что-то кричать в ответ, а потом просто легла на траву и сжалась в клубок.

Внезапно Силину даже стало жаль ее.

Ничего, сейчас Принцесса сделает верный выбор и Твайлайт найдет мир в Семье.

Собеседница подняла голову:

— Я…

Зеленый луч прилетел со стороны леса и поразил ее в грудь.

Эквестрийцы ударили в ответ…