Автор рисунка: Noben
Движение вперед. Любовь и ненависть.

Заветные слова.

О том, что важно.

— Нас смяли – бежим! – паникер получил копытом в голову от капрала:

— Стоять на…- отвлекшегося солдата мгновенно настиг шип.

Потом налетела крылатая тварь.

От нее удалось отбиться, но она успела в судорогах снести голову напарнику.

Новобранец огляделся.

Битва уже на их склоне.

Госпиталь уезжает.

На него упала тень.

-
Голова лопнула как перезревшая ягода, обдав копыта волной крови.

НАСЛАЖДЕНИЕ.

Тонкое копьецо попыталось пронзить шкуру. Удар – и хвост превращает его в кровоточащий кусок мяса.

РАДОСТЬ.

Лицо глупца обугливается на глазах. Запах горелого мяса щекочет ноздри.

СМЫСЛ.

Ничтожные твари, как приятно отрывать им крылья и смотреть, как они беспомощно падают.

РАЙ.

Тысячи глаз.

Десятки тысяч челюстей, шипов, когтей.

РВАТЬ.

Смерть всему.

ВОЛЬКЕН!

Дракоаликорн зарычал и начал крутится в воздухе, пытаясь вырваться из-под контроля и продолжить феерию крови.

Но нет.

Зов услышан.

Ненависть уходит.

Наслаждение пропадает.

Рождается злоба.

Однако никто не может ослушаться.

Тот, кто прежде был полководцем, покидает битву, отдавая войска брату.

Они уже бегут.

-
Все. Конец.

Жуткое костяное копье поднялось…

…и остановилось.

Солдат не поверил своим глазам.

Потянулся к оружию.

Тварь зашипела.

Он застыл.

Она начала медленно пятится, а отойдя на десяток шагов – развернулась и убежала.

То же самое происходило по всему склону.

Пони схватил копье и бросился догонять товарищей.

Основная армия ушла уже далеко.

-
— Как видишь, я не зря отдала приказ эвакуировать Понивилль – произнесла Принцесса, смотря на аккуратные пустые домики. Просто чтобы что-то сказать.

— Жаль, что не все вам поверили – отозвалась Твайлайт, мысленно прощаясь с библиотекой, что так долго была ее домом — впрочем, мы все же успели их забрать.

— Твоя желтая подруга с ними? – она приложила копыто к повязке на груди.

— Нет. Флаттершай ушла еще пару месяцев назад и больше ее никто не видел – ровно ответила единорожка.

— Может, это и к лучшему – кивнула Луна – по крайней мере, она не увидела всего этого кошмара. И того, что еще будет…

— Не падайте духом – мы еще не проиграли – попыталась утешить ее волшебница – Кантерлот – прекрасное место для обороны и у нас еще…

— Да, вот только тот перевал был еще лучше – перебила ее ночная кобыла с горестным вздохом – конечно, там нас ждут отставшие части, но…впрочем, к чему это? Как будто у нас есть выбор. Жребий брошен.

— А если бы выбор был? Скажите, приняли бы вы его предложение? – вдруг выпалила Твайлайт терзавший ее вопрос – забыли бы о мести? Отдали бы меня Ему?

Наступило молчание. Аликорн повернулась к вытянувшейся кобылке.

— Я бы сделала все, чтобы предотвратить ту бойню – твердо ответила Владычица Эквестрии.

-
— Они отступили – доложил Лентус – сейчас бегут на север.

— Армия уходит к столице, Кантерлоту – сказал Силин через одного из братьев – захватить никого не удалось?

— Увы – покачал головой бывший полковник – после твоего…ранения, войска стали несколько неуправляемы. Мне и Унверу с трудом удалось удержать их от убийства достойных. В итоге столь интересующая вас единорожка, заодно с Принцессой и штабом сейчас отступают вместе с армией.

— Хорошо. Мои чувства поражены. Каковы наши потери? – разодранное тело зашевелилось.

— Успокойся – попросил дырявый аликорн – все-таки тебя буквально изрешетили. Тебе нужно срочно вернуться к колоссу…

— Нет – у брата вспыхнули глаза – мне известно, что произошло, когда я потерял контроль. Ненависть Волькена захлестнула всех. Если я сейчас уйду – погибнут все без разбора, а Семья еще больше пострадает.

— Как скажешь – пожал плечами Лентус, радуясь, что смог отвлечь внимание от потерь – приказы?

— Идти за ними. Быстрее закончим – скорее можно будет вернутся…

-
-…а потом были мухи, сжирающие тебя живьем, шипы, летящие со всех сторон, челюсти из-под земли, кровавый дождь и трупы с неба, пламя – дрожащий раненый начал плакать – ему откусили голову. Только что он был здесь, протягивал мне копыто, а потом на меня уже валится безголовое тело и кровь льется прямо в рот…

Бедолагу обняли и что-то зашептали на ухо.

— Это была настоящая мясорубка – подытожил солдат, у которого была небольшая рана на ноге – нас порвали как грелку. Даже все эти иностранцы не помогли. Если б твари ни с того ни с сего вдруг не сбежали – то…- характерный жест копытом.

— И что же теперь? – дрогнувшим голосом спросил беженец.

— А что остается? Мы уже в Кантерлоте – безнадежно отмахнулся он – будем стоять до последнего, раз штаб бежать отказался.

— Ну че ты такой мрачный-то? – спросил подошедший сержант – мы им тоже славно врезали – одного дракона и пару аликорнов-то точно сбили. А что отошли – так это Принцесса больших потерь пожалела да и дала приказ. Мы бы может и вовсе их расколошматили, особенно теперь, когда их главный-то помер – не просто же так они сбежали.

— Да ну? А как вы его? – заинтересовался беженец.

— Эта гнида пыталась Принцессу убить во время переговоров, ну его охрана и приголубила – одни ошметки остались – как-то чересчур быстро ответил он.

— Ну, правда перед этим и мы его…- попытался добавить раненый, но его прервали окриком:

— Все! Хватит об этом – он повернулся к гражданскому – короче: мы стоим тут – позиция отличная, солдат полно. Мы их остановим, не сомневайся.

Тот кивнул и счел за лучшее уйти.

— Все легкораненые должны быть в своих подразделениях через три часа…

-
ЧТО ЗНАЧИТ «СТОЯТЬ»?!

Столько мяса, крови.

Столько радости и наслаждения.

Еще один приказ.

Волькен завыл.

Рванулся в сторону трупа, что не дает жить живым.

Разверз пасть…

…и вдруг покачнулся.

Красное море выпустило аликорна.

Боль освободила его разум.

Она шла от Первого.

Еще мгновение – и ощущение прервалось.

Он осмотрелся.

Братья медленно расслаблялись.

Ярость чуть не убила его.

Вопль поднялся из глубины сердца.

ЗА ЧТО?!

ПОЧЕМУ Я?!

Что делать?

Успокоится – ответил Первый.

Я чуть не убил тебя.

Ты не виноват. Тебя испортили.

Это не важно. Из-за меня страдает Семья. Я должен умереть.

Нет.

Позволь мне покончить со всем этим.

Нет.

Ты не сможешь остановить меня.

Смогу. Я запрещаю тебе.

Почему ты так со мной поступаешь?

Разве не видишь, что ненависть делает со мной? Со всеми нами?

Вижу.

Она убивает Семью. Делает нас монстрами.

Мне нужна смерть.

Хотя бы дай выйти на бой.

Нет.

Почему?

Ты один из нас.

Семья любит тебя.

-
— Волькен и его братья останутся здесь, атаку возглавит Унвер – произнес «переводчик» — на тебя же возлагается главная задача: захват Принцессы и, по возможности, достойных. Мы закончим эту войну и я смогу вернуться к Малышу. Вместе мы все исправим.

— А наш полководец с этим согласен? Он что-то не выглядит довольным – заметил Лентус.

— Нет желания. Только воля Семьи – последовал ответ.

«Единорог» вздохнул. Все-таки, ему это не нравилось, хотя и допускать этого безумца до командования тоже никак не хотелось.

Он оглядел их войска. Тысячи существ: от крошечных разноцветных мух до дракона. Огромная разрушительная сила. Гнев самой природы. Тонны мозгов, управляемые общим разумом, готовым ради общего блага подавить любую девиацию. Если сможет, конечно.

Но при этом не согласном расстаться ни с одним из своих членов. Единое целое, каждая часть которого любит другую и заботится о ней. Каждый выполняет свой долг. Каждый готов умереть за другого.

Ни одно благо не является достаточно высоким, чтобы ради него можно было пожертвовать хоть кем-нибудь. Если же жертва необходимо, то каждый с радостью сам отдаст себя.

Дырявый аликорн снова посмотрел на «тело». Унвер рассказал ему, что почти перестал чувствовать его боль. Но раны и не думают заживать.

Он просто не отдает ее.

— Ты Первый. Приказ ясен.

-
— Как это могло произойти? – слезы текли из глаз Принцессы, когда она смотрела на кровь, текущую по еще утром белоснежным мостовым – за что?

— Ваше Величество – снова попытался отвлечь ее внимание раненый солдат ее охраны – нам пора уходить – город пал!

— Кантерлот не падет! – ее глаза на миг зажглись белым огнем. Несчастный единорог чуть не упал с балкона.

— Н-но в-вы ж-же с-сам-ми вид-д…- он не договорил, а просто указал на летящих в их сторону противниках.

Ночная кобыла устыдилась своей вспышки. И приняла бесполезность сопротивления:

— Мы уходим – крикнула она Твайлайт и Шайнингу, которые из последних сил держали поле перед дворцом, а затем повернулась к горнисту – трубите отступление.

Она спустилась на первый этаж, где встретилась с гвардейцами и остатками стрелков с крыши. Враг уже на площади. Было принято решение пробиваться, когда обнаружилось, что с ними нет фиолетовой единорожки:

— Где твоя сестра? – обратилась Луна к Шайнинг Армору.

— Она сказала что-то про сад и сбежала! – отрапортовал тот.

— И ты дал ей просто так уйти? Возьми треть отряда и немедленно за ней – ударила копытом Принцесса – будете прорываться самостоятельно – мне необходимо соединится с войском.

Он явно хотел возразить, даже открыл рот, но в итоге только отдал честь и кинулся выполнять.

Они пошли на прорыв.

-
— Твайлйт, что ты делаешь?! – завопил Шайнинг.

— А на что это похоже? – она снова попыталась поднять статую.

Сил не хватило и она упала на землю.

— Зачем? Не важно – он схватил ее за ногу – надо бежать.

— Без него – нет – уперлась сестра.

— Ты с ума сошла? – ему показалось, будто у входа мелькнула одна из мелких тварей – на что тебе этот кусок камня, когда…

— Он – последняя надежда Эквестрии – она снова попыталась, но даже не смогла приподнять ее – помоги мне!

— Ладно – капитан гвардии уже понял, насколько упертой стала Твайлайт за последнее время – взваливай…

Им удалось сбежать. Пусть и ценой нескольких жизней.

Уже будучи внизу, в импровизированном лагере, они услышали:

— Жители Эквестрии, бросайте оружие и сдавайтесь. Вас никто не тронет. Принцесса, подтвердите мои полномочия.

— Мои подданные и жители сопредельных государств – раздался голос Луны – с сожалением вынуждена сообщить, что несмотря на героическое сопротивление моей охраны, я была захвачена и официально предложила капитуляцию. Ее приняли. Эквестрия пала.

— Благодарю – вновь перехватил инициативу неизвестный – отныне эта страна находится под контролем Семьи и…

Пошло перечисление условий капитуляции. Не самых тяжелых. Еда, выдача отдельных лиц, включая сестру и ее подруг, установление «временного протектората», содержание Принцессы в заложниках. В обмен обещалась неприкосновенность и безопасность.

Окружающие пони по-разному это восприняли. Кто-то радовался, что бои закончились. Большинство были убиты горем.

Но в глазах Твайлайт зажглось пламя.

-
— Это было разумно, в кои-то веки – произнес «переводчик», обращаясь к Принцессе – вы понесете на себе тяжесть своей глупости и возместите ущерб Семье, но Эквестрия будет жить.

— Надеюсь, вы выполните свои обещания также, как я сдержу свои – с ледяным спокойствием ответила красавица.

— Не сомневайтесь. Лентус! – позвал его брат – на тебя возлагается забота о нашей гостей за все время ее пребывания в заключении. Также я надеюсь, что ты поможешь Унверу в наведении порядка.

— Разумеется – кивнул он – а ты, я надеюсь, наконец займешься собой?

— Да – ответил почти труп через живого – мы с Волькеном и его братьями возвращаемся к колоссу, чтобы исправить содеянное эквестрийцами.

— Подождите, вы уходите? – вмешалась в их разговор Принцесса – а вы можете гарантировать, что в ваше отсутствие эти…создания не нарушат условий капитуляции?

Что ж, опасение можно понять, особенно если вспомнить, ЧТО произошло в последний раз, когда Первый потерял контроль над ними.

— Не волнуйтесь, здесь остаются мои братья – был дан ответ – в дополнение я введу ряд безусловных императивов в сознание остающихся. Не убивать сдавшихся, не разорять огороды без приказа и прочее. Семья – не животные. Мы – новый рассвет для этого мира. Мы несем любовь и счастье…

— Мои наблюдения говорят об обратном – пленница вздернула подбородок.

Как же она очаровательна.

— Вы сами виноваты в произошедшем, от начала и до конца – ответил Силин – впрочем, когда указанные пони будут схвачены и введены в Семью, они сами расскажут о том, что вы столь поспешно отвергли. Разговор закончен.

Принцесса устремила на него ястребиный взор:

— Вы мой тюремщик? Тогда ведите. Надеюсь, в этот раз вы будете лучше заботиться о пленнице благородных кровей.

— Уверяю вас – предельно искренне ответил Лентус, прижимая копыто к груди – прежде я пойду под нож сам…

-
Ничего не сделать? Но ты же лечишь даже полумертвое?

Образы. Внутренние потоки энергии. Ярко-алое пятно, в том самом месте, куда попал...

Ее выстрел? Это заклинание не дает мне исцелится?

И Селестия ничем не может помочь.

Это какая-то новая разработка.

И уже слишком поздно, так? Мне надо было прийти раньше.

Что ж, слушайся Унвера и как можно скорее прими Лентуса.

Исцели Волькена – тогда Семья восстановится.

Что значит «нет»?

Есть другой путь?

Новые образы. Силин и Малыш. Потоки кружатся, сходятся, соединяются в единое целое.

Затем расходятся. Один затухает.

Нет. Я не могу этого принять.

Пусть все идет как идет. Отпусти меня.

Но лепестки напротив – еще крепче обхватили останки и начали затягивать вглубь.

Я приказываю тебе!

Братья! Братья, ко мне!

Ты отрезал меня? Зачем? Как ты смог это сделать?

Вновь образы, схемы, видения.

Сил нет. Магии нет.

Нет. Отпусти.

Малыш исчезнет.

Поправка. Отдельно показывает то, что останется.

Ну и что? Это все равно смерть для тебя.

Ты нужен Семье.

Больше, чем я.

А если не справлюсь?

Мне бы такую веру.

Ты же хочешь жить – я чувствую это.

Тогда зачем?

На этот раз воспоминания.

Рождение из зерна.

Одиночество.

Первые дети. Страж.

Затем пламя, боль, страх.

Обреченность.

Прости меня – я не хотел…

Смерть, обнимающая его.

Дарящая ему свою любовь.

Обещание.

Новое место.

Но больше не один.

Тот, кто любит и заботится.

Защищает и бережет.

Общается и дорожит.

Не командует, но просит.

Новые дети.

Потерянные родичи.

Он становится еще ближе.

Открывает себя и дает обнять в ответ.

Огнедышащие чудовища.

Убийцы.

Вечные враги Семьи.

Но не страшно.

Потому, что он со мной.

И вот – последний образ. Высокий колосс. Сильный, взрослый, окруженный детьми.

Выживший и достигший высот.

Ставший тем, чем должен.

Благодаря ему.

Они уже начали сливаться.

Ты ничего мне не должен – все долги уплачены сполна.

Тебе еще столького надо достичь.

Весь мир перед тобой и он жаждет Семьи.

Защитят и без меня, да тебе и не нужна больше защита.

Не надо.

Процесс не останавливается.

Малыш, прошу тебя.

Прекрати.

Ради себя, меня, Семьи.

Еще есть шанс.

Мгновение нерешительности – и порог пройден.

Пути назад нет.

Но почему?

Не образ. Только чувство. То самое.

Уже теряя связь со своим израненным телом, Силин улыбнулся.

И ответил, вложив в последнее послание все, что было в нем:

Я тоже

тебя

люблю.