Автор рисунка: MurDareik
Праздник. То, чего все ждали.

Опаздывают.

Невежливо заставлять себя ждать.

— Видно там что-то действительно интересное – он опять не прореагировал – не против, если я присоединюсь?

Бон-Бон встала рядом и старательно сымитировала его позу: копыто на ящик, плечи немного назад, голова прямо, морда – кирпичом. Ну и, главное, безмерно суровый и совершенно беспощадный взгляд вдаль. Они простояли так минут пять.

— Все, надоело – кобылка расслабилась и выгнула спину. В ней что-то хрустнуло – как тебе только удается часами стоять таким образом?

Вновь никакого ответа.

— Знаешь, твое игнорирование слегка раздражает – действительно чувствуя первые ростки этого недостойного чувства, заметила медсестра. Всего-навсего – учитывая, сколько времени это уже продолжается, даже не слегка. Ты ведешь себя просто не прилично. Стоишь тут, символизируешь…

Неужели этот наглый жеребец правда надеется, что она и на этот раз уйдет?

Ну что, жестко или мягко?

Кобылка пару секунд подумала и решила все-таки начать с последнего.

Бон-Бон подошла вплотную, дала ему последний шанс, помахав перед глазом Макинтоша копытом и видя серьёзность ситуации, сняла с него шлем. А затем потерлась щекой о его лицо.

Раздался шумный выдох.

— Сдаюсь, ты победила – Биг Мак попытался отодвинуться. Понял, что его ждет.

— Я только начала – кобылка клацнула зубами и потянулась к своей жертве.

— Говорю же, что признаю свое поражение – отскочил жеребец – чего тебе нужно, о настойчивейшая из моих знакомых?

— Мир во всем мире – твердо ответила Бон-Бон, слегка жалея, что продолжить не удастся.

— Именно над этим я сейчас и работаю – с раздражением кивнул главный по безопасности – и предпочел бы, чтобы мне не мешали. Передай, пожалуйста, шлем.

— Держи свою кастрюлю — просьба была выполнена несколько резче, чем ей хотелось. Хорошо хоть он смог-таки его поймать — только сомневаюсь, что сваренное в ней придется нам по вкусу.

— А я никого и не приглашаю лезть в мое варево – грубовато ответил Биг Мак исам этого устыдился – прости. Так в чем состоит твое дело? Давай только быстро…

— Что с тобой происходит? – в голос прорвались тревожные нотки — ты уже которую неделю с каждым днем все мрачнее и мрачнее. У тебя же нет какого-нибудь смертельно опасного заболевания, которое превратит твой мозг в кашу через пару дней?

— Надеюсь, что нет – правильно оценив ее последнее предположение, как шутку, слегка улыбнулся заместитель мэра – хотя твои понеедские намеки касательно содержания моего шлема начинают слегка беспокоить. Впрочем, забудь. Насчет вопроса…скажи, тебе не кажется, будто в последнее время происходит что-то странное?

Кобылка задумалась.

— Честно говоря, мне показалось подозрительным, сколь часто я вижу рядом с мэрией Страшилу – наконец ответила она – причем его явно интересует не здание, а некая высокопоставленная персона – тон сменился на нечто более приличествующие Лире — неужели ты имеешь в виду, что наш Понивилль становится декорациями для новой интерпретации «Красавицы и чудовища»?

Взгляд, полный удивления, которое быстро перешло в раздражение.

— Неа – разбил Макинтош только начавшие формироваться надежды – он ходит к ней, дабы мэр своим авторитетом надавила на Вэт и та занялась-таки его драной кошкой.

— А ты почем знаешь? – не пожелала так быстро расстаться с иллюзией Бон-Бон.

— Потому, что они и меня втянули в эту свару – видя, что таким простым ответом ему не ограничиться, главный по безопасности решил рассказать всю историю – псих попытался отнести своего зверя к нашему ветеринару, худо-бедно передав суть проблемы. Впрочем, она и так очевидна любому с глазами. Вот только Вэт отказалась помочь.

— Чего это она? – решила кобылка заполнить появившуюся паузу соответствующим моменту вопросом.

— Во-первых: мне этот тип совершенно не нравится и ты сам знаешь, почему – вечный кондитер с трудом поверила своим ушам: чтобы Биг Мак кого-то передразнивал? Вернее, пытался. Видно он действительно не в своей тарелке – и если тебе этого еще не достаточно, то во-вторых: животное практически не приручено, а мои врачебные навыки в чем-либо, кроме вскрытия сильно заржавели. Ну и в-третьих: ты сам-то видел эту тварь? Дело времени не стоит.

— Жестко, конечно – покивала медсестра – но в целом, оспорить вряд ли получится.

— Агась, вот только Страшила не согласен и судя по всему, из принципа не понимает слова «нет» – тяжело вздохнул рассказчик – поэтому вместо того, чтобы принять хороший совет и сменить кошку, он начал доставать путешественницу. Даже поймал Фрути и заставил его изложить Вэт основное понивилльское правило. Ну, «ты должен работать, чтобы жить здесь». У них из-за этого когда-то драка была…

— Ну а причем здесь мэр? – поторопила события Бон-Бон. Ее никогда не радовали подобного рода сплетни. Впрочем, она вообще их недолюбливала, однако слушала, так как в Понивилле они были чуть ли не единственным путем распространения новостей и темой для большинства разговоров.

— Ну, в итоге ветеринару это надоело. Она заявила, будто будет лечить его кошку только при условии, что он ей заплатит – видя непонимающие выражение на лице слушательницы, Биг Мак уточнил – деньгами.

— Пф – фыркнула медсестра — А зачем они ей? Собирается куда-то уходить? Да и разве это для Страшилы проблема: ведь он кого-то там убил для города?

— Я в любой момент готов дать ему кругленькую сумму. Все равно здесь ее тратить не на что – пожал плечами жеребец – вот только мать солдата Арчер потребовала, чтобы эти средства не были выведены из городского бюджета. Что-то там «я часть города и если заплатят деньгами города, то получится, что я заплатила сама себе».

— Что за бред? – недовольно нахмурилась собеседница.

— Ну, вот такой вот – Макинтош явно разделял ее воззрение. Раздражение в его тоне только нарастало – не знаю уж, как они там договорились, вернее, каким образом Вэт удалось запудрить ему мозги, но после этого Страшила долго донимал меня какими-то совсем уж непонятными ребусами, а теперь только ходит к мэру и пытается что-то объяснить уже ей. Все остальное, не занятое патрулированием время, наш псих посвящает тренировкам.

Он замолчал, видимо знаменуя конец истории. Его брови вновь угрожающе нахмурились, а копыто опустилось на ящик,

— Что ж, вынуждена признать: постоянно тренирующийся солдат — это действительно весомый повод для беспокойства – Бон-Бон поняла, что нужно спешить – но все же не настолько, чтобы из-за этого становится…

— Да мне вообще на это плевать! – неожиданно выкрикнул Биг Мак, ударив по несчастной подставке. Брызнули щепки – ты что не понимаешь!? Сезон уже скоро кончится, а твари как сквозь землю провалились! Одна мелочевка и та едва шевелится. Хоть какая завалящая собачка…

— Ну и зачем так орать? – прервала внезапное безобразие Бон-Бон – подумай, что о тебе пони скажут: ты же как-никак заместитель мэра. Хотя бы о ее авторитете позаботься.

Пожалуй, с копытом на губы она погорячилась. По счастью, Макинтош просто отодвинулся от нее и какое-то время боролся с самим собой, яростно раздувая ноздри и периодически похрапывая.

— Агась – наконец произнес он, после чего закрыл глаз и глубоко вдохнул – спасибо.

— Если надо будет еще когда тебя заткнуть – обращайся, с радостью помогу – примиряющим тоном предложила кобылка – честно говоря, не вижу ничего плохого в нежелании лесных чудовищ заходить на огонек.

Главный по безопасности задышал намного чаще – видно она сморозила глупость.

– То есть, помнишь, как тебе не понравилась та, первая, гусеница? – попыталась исправить положение медсестра — чем же тебя не устраивает нынешнее спокойствие?

— Именно ее наличием за недели ДО сезона и полным отсутствие тварей во время – заместитель мэра наконец взял себя в копыта – неужели тебе не понятно, насколько это НЕПРАВИЛЬНО? Наш рейд за яйцами, сколь бы странно он не прошел, доказывает наличие чудовищ в лесу. Допускаю даже, что их там куда меньше, чем раньше, но монстры там есть и это именно те чудища, что каждый год нападали на город именно в это время года. Не говоря уже об оставшемся генерале.

— А что с ним? – решила воспрепятствовать монологу кобылка – ты же вроде сказал, будто он двинется навстречу своей любви?

— Я ПРЕДПОЛОЖИЛ, что чудовище отправится на поиски нового партнера – он все-таки не сдержался и улыбнулся представившейся картинке, а затем почти сразу скривился. Огромные летающие существа, состоящие наполовину из щупалец. В любовном объятии. Мощный образ – не важно. Эта тварь может быть где-то рядом. Планировать массированную атаку, выбирать время, собирать войска…

— Не будь параноиком – совет как никогда в тему – но даже если так, то разве Понивиллю поможет неустанное стояние на стене и смотрение вдаль? Помимо недвусмысленно выражения твоего мнения о профессионализме дежурящих, что безусловно соответствующим образом повлияет на их боевой дух – она помахала копытом как раз проходящей по соседней стене Арчер – ты еще в итоге изведешь себя до такой степени, что в момент атаки скорее упадешь на врага, чем бросишься.

Какое-то время он обдумывал очевидный аргумент. Судя по недовольному выражению лица, способа его оспорить найдено не было. Как и планировалось.

— Агась – признал поражение жеребец – ты, конечно, права, но…я просто не могу иначе. Это тишина, когда повсюду должны быть твари сводит меня с ума, бездействие — убивает, а в каждой тени видится враг. Однако все правильно – мне необходимо отдыхать, чтобы драться и, что куда важнее, руководить обороной. Завтра же вернусь к обычному режиму.

— Сегодня – она сурово стукнула копытом – более того: прямо сейчас. А то вдруг гости пожалуют уже к вечеру?

— Как прикажешь – покорно улыбнулся Биг Мак и, в последний раз глянув на лес за стеной, направился было к лестнице, но Бон-Бон снова преградила ему путь.

— Кстати, у меня на уме есть еще одно занятие, которое никак не поможет нашему родному городку, а именно – твое постоянно нехождение ко мне в гости – она состроила жалобную мордочку – ты уж дней десять не заходишь, кроме как в госпиталь, да и то только, чтобы с Доком поболтать. Обидно, знаешь ли.

— Агась – жеребец постарался повторить ее гримасу со всем понятным результатом – но, во-первых: ты сама меня навещаешь чуть ли не каждый день и беспокоить тебя на работе кажется мне излишеством.

— За такое можно и по носу получить – полушутливо пригрозила Бон-Бон.

— А во-вторых – бесстрашно продолжил жеребец – ты в последнее время слишком мало готовишь.

Пришлось-таки воплотить угрозу в жизнь. Легонько, естественно. Он, разумеется, этого ждал и поймал ее копыто своим. На какое-то время они застыли – копыто к копыто, глаза к глазу. В его взгляде и появившейся спустя минуту улыбке было нечто такое, что заставило кобылку покраснеть и отвернуться.

— Кое-кому нужно чаще ездить на ярмарку – пробурчала она, с чего-то внутренне млея – или хотя бы привозить больше сахару и всего остального. Сам понимаешь – мой тортик не из воздуха сделан был.

— Кстати об этом – Макинтош галантно пропустил ее к лестнице первой – это было все-таки одно изделие или четыре, поставленные друг на друга?

— Зависит от перспективы – с удовольствием поддержала любимую тему вечный кондитер – в принципе, по легенде — одно, однако мы готовили, резали и конструировали его как четыре, иначе бы он просто в дверь не пролез. Не говоря уже о том, что будь шедевр однороден, то на него не хватило бы спецэлементов, благодаря чему, кстати, моя прелесть получила еще одно преимущество – все-таки далеко не всякое произведение кулинарного мастерства способно обладать настолько разнообразным вкусом…

— Не говоря уже о тех «сюрпризах» — поддакнул жеребец.

— Ой, ну кто ж знал, что ты такой везучий? – слегка смущенно отозвалась кобылка – и вообще, не будь размазней – тебе всего-то четыре раза посчастливилось…

-
— Подожди! – Лира тронула ее за плечо.

Она с некоторым трудом развернулась – видно дождь так действует. Да и усталость давит.

— Ну что тебе? – сказала Бон-Бон недовольным тоном – жаждешь еще немного помыться?

До чего же плотная серая стена – дальше десятка шагов уже ничего не видно.

— Посмотри – зеленое копыто указала куда-то вправо.

— Какая-то очередная глупость? Лягушки забавно прыгают?

— Нет – нечто странное в голосе подруги все-таки заставило устремить взгляд в указанном направлении.

Один из их «благодетелей», как вещали надутого вида пони в пивной. В то время как безбашенные парни из так называемого «Сопротивления» обычно именовали подобных ему «Оккупантами» или «монстрами». Вот только борьба с ними не мешает этим негодяям грабить излишне доверчивых кобылок, да и в подворотнях они небось не брезгуют бывать.

«Минидракон», по версии Лиры.

«Урод», с точки зрения Бон-Бон.

Но независимо от названия, это существо сейчас валялось в луже грязи под проливным дождем и даже несмотря на эту серую стену было заметно, что ему плохо: гора размером больше пони, состоящая из панциря, когтей и зубов бессмысленно вращала здоровенными лапами и тонко, тоскливо вопила на одной ноте.

— Ему же больно! – изумрудная единорожка рванулась к своей игрушке.

А может и не к ней – кондитер, вынужденная ныне работать официанткой, никогда не могла отличить одного «благодетеля» от другого. Все они на одну морду, пусть и неожиданно полезную: там досок принести, тут яму разрыть или еще что-нибудь несложное для понимания. Причем ни огороды, ни домашние животные, ни, упаси Принцессы, сами пони от них не страдают. Что чудища в таком случае едят совершенно непонятно, хотя несколько местных клянутся будто видели как они лопали своих же гусениц, которые уже несколько месяцев деревья жрут.

Уж месяц как некоторые горожане, вдохновившись этими россказнями попытались тотчас избавить лес от незваных гостей, но клыкастые их в обиду не дали. Эксперимент дался ценой всего одного, чересчур упорного ненавистника насекомых – остальные успели на спину перевернутся и их пощадили. Им потом вообще ничего за экспедицию не было – чудища никак не напоминали об этой глупости и даже помогали так же, как и всем остальным.

Впрочем, а что они могли бы сделать? В конце концов это всего-навсего животные, пусть очень умные и, сколь бы не неприятно было это признавать, неожиданно доброжелательны для тех, кто совсем недавно оккупировал Эквестрию до того успев убить сотни тысяч пони.

Вот только кое-кто слишком быстро об этом забыл.

— Да оставь ты ее – пусть сами своими занимаются – осторожно подойдя к мгновенно промокшей Лире, Бон-Бон попыталась вытянуть ее из грязи – как будто ты что-то про них знаешь.

Единорожка захотела было возразить, но поняв правоту подруги, просто молча начала пытаться перевернуть «оккупанта» на живот.

— Вижу, ты просто хочешь немного поваляться в луже – недовольно произнесла кобылка с зонтом – мне подождать или все-таки домой пойти?

Никакого ответа, только пыхтение и та же тоскливая нота.

Земная пони постояла где-то с минуту, после чего развернулась и сделала пару демонстративных шагов в сторону видневшейся крыши. Там она остановилась, чтобы дать подруге еще один шанс.

Минута, две. Никакого ответа. Только звуков стало как-то больше.

Ну что ж, это ее выбор – мокнуть под дождем непонятно ради чего и когда она простудится Бон-Бон и бровью не пошевелит ради лечения, а…

Кобылка испустила тягостный, обреченный вздох и обернулась.

Отлично, их стало двое. Стоит нам только отвернуться на пару минут, как сумасшедшие тут же начнут размножаться с ужасающей скоростью.

Сейчас их станет трое.

Под чутким руководством официантки монстр был-таки перевернут на живот.

Перемазанная единорожка радостно улыбнулась подруге и уже хотела было поблагодарить, когда о монстр внезапно очнулся.

Как же долго открывается рот…