Трикси: Перезагрузка

Небольшой рассказ о том, как Великая и Могучая Трикси решилась на выполнение одного опасного, но хорошо оплачиваемого задания в непривычной для себя роли. Роли хакера. И о том, чья воля направила ее.

Трикси, Великая и Могучая Другие пони ОС - пони

Твайлайт, ты любишь своего С.Б.Л.Д.Н.?

Что ты скажешь своей младшей сестре? Как ты справишься с этими чувствами? Я не знаю. Клянусь, я никогда не хотел причинить ей боль. [Sad][Dark]

Твайлайт Спаркл Шайнинг Армор

Самый лучший день

Грустная история о весёлой кудряшке

Пинки Пай

Сказанное мимоходом

Obiter dicta - сказанное мимоходом. Сборник коротких историй, виньеток и удаленных сцен, большей частью происходящих во вселенной Гражданской службы Эквестрии и являющихся либо описанием повседневности, либо комедией. Также содержит конкурсные работы, включая написанные для конкурса FanOfMostEverything "Волевые суверены".

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони Человеки Принцесса Миаморе Каденца

Кобыла, что когда-то жила на луне

В мире бронзы и пара Твайлайт Спаркл думала, что с изобретением новой модели телескопа она сделала открытие, изменившее ее жизнь. К добру или к худу, но она была права. Ее открытие изменило не только ее жизнь, но и жизни тех, кого она нашла в своей отчаянной попытке связаться с единственным существом, таким же одиноким, как сама Твайлайт. Все было бы гораздо проще, окажись это кто-нибудь другой, а не та, кого Твайлайт могла назвать лишь Кобылой на луне. Значит, это определенно не в пределах пешей досягаемости.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна

Кобылка на приеме у Дэйбрейкер

Что будет, если однажды маленькая единорожка встретится с могущественной и всесильной Королевой Пламени? Смогут ли они найти общий язык? Или даже стать друзьями? Твайлайт Спаркл пришлось узнать это на собственном опыте, когда она пыталась поступить в школу для одаренных единорогов принцессы Селестии и случайно создала портал в другое измерение, где вместо великодушной и доброй принцессы всем правит ее темная копия – Дэйбрейкер.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Другие пони

Удача и проницательность

Небольшой рассказ про приключения двух хороших друзей в одном маленьком северном городе.

Другие пони

Очередной день из жизни Хувсов

Проснулись, помыли Тардис, чаёк попили, поубегали от Далеков, ещё чаёк, потеряли Вортекс, испекли маффины, нашли Вортекс, перекусили маффинами с чаем, подорвали планету. Самый обыкновенный день из жизни семьи Хувсов. … И да, Кэррот Топ ничегошеньки не знает. Но это так, чтобы знали.

Дерпи Хувз Другие пони Доктор Хувз

Киберпони

Прогресс - вещь необратимая. Он стирает любые преграды, давая разумным существам, сумевшим его обуздать, невероятную мощь. Он способен в мгновение ока изменять то, что годами создавалось природой. Будущее подкрадывается незаметно... Добро пожаловать в новую Эквестрию.

Утро — время учеников

Трое жеребят из Понивилля, называющие себя Меткоискателями, подросли. Судьба дала им таких наставников, о которых многие могли бы только мечтать… но подобное везение нужно отрабатывать. И они это сделают, ведь наступило их время — время учеников.

Твайлайт Спаркл Эплблум Скуталу Свити Белл Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони

Автор рисунка: BonesWolbach
Глава 6: Родительское собрание Глава 8: Потомство

Глава 7: Королевский визит

Первый том
Второй том
Третий том
Оригинал: An Affliction of the Heart: Volume Three
Автор: Anonymous_Pegasus
Переводчик: Kaze_no_Saga
Редакторы: Pifon, Dblmec
Версия Google Docs
(Не забудьте вернуться и оставить комментарий!)

Глава 7: Королевский визит

Пегас стоял, распахнув рот. И стоял. И стоял.

— Варден?.. — Селестия медленно помахала копытом у него перед носом.

Пегас моргнул, пришел в себя и затряс головой.

— Эм-м, принцесса Селестия! Ч-чт… М-мм… Что вы здесь делаете?

Селестия, прищурившись, посмотрела в глаза пегасу и медленно приподняла бровь.

— До меня дошел слух, что некто из обитателей этого дома называет меня... "злой". Это гнусная, омерзительная клевета, и я лично явилась сюда, чтобы вершить возмездие.

Стражники угрожающе шагнули вперед, готовые в случае чего пустить в ход оружие. Варден с трудом сглотнул и в панике прижал уши.

— Она еще жеребенок! — в отчаянии воскликнул он, чувствуя, как в ужасе сжимается его сердце, — Она не понимает, о чем говорит!

Принцесса негромко усмехнулась и покачала головой.

— Варден, Варден... Ты действительно поверил, что я могу придти сюда с целью "покарать" маленького жеребенка за то, что она высказывает вслух свои мысли?

Варден прижал уши еще сильнее и ужасно покраснел. Он медленно покачал головой.

— Н-нет…

— Я здесь, потому что некто обвиняет Куно в убийстве. В соответствии с Пятой Статьей Конституции Эквестрии я провожу расследование, — невозмутимо продолжила Селестия,

— Можно войти?

Варден громко сглотнул, с комком в горле глядя на принцессу несколько долгих секунд. Он не слишком разбирался в законах, но там, вроде как, действительно было что-то о праве принцесс лично вмешиваться в юридические вопросы и решать их исход самостоятельно. Это право применялось очень редко и в основном в случаях, когда было жизненно важно отправить какого-нибудь злодея за решетку, но суд обещал слишком затянуться. И теперь Пятая Статья касалась лично Вардена и его семьи. Пегас шагнул назад, слегка наклонил голову, пристально глядя на принцессу, затем кивнул.

— К-конечно.

Ничего не ответив, Селестия плотно прижала крылья и, наклонившись, не без труда протиснулась в дверной проем. Она кивнула страже через плечо, и те выстроились перед домом. Варден тем временем рванул на кухню. Там он обнаружил Куно в облике пегаса, каменным изваянием стоящую у дальнего конца стола и не отрывающую обеспокоенного взгляда от двери. Селестия остановилась на входе в кухню, огляделась, подошла к столу и, магией отодвинув стулья, уселась на пол.

— Могу я попросить чашечку чаю? — вежливо осведомилась принцесса.

Куно вздрогнула, резко кивнула и рванулась к раковине, чтобы набрать в чайник воду. Селестия подняла копыто. Куно застыла.

— Нет. Варден и сам справится. Я бы хотела с тобой побеседовать.

— Но Варден... — начала Куно.

Пегас покачал головой, взмахом копыта успокаивая жену, и шагнул к раковине.

— Все будет хорошо, милая.

Куно все еще стояла посреди комнаты, прижав уши и не решаясь сдвинуться с места. Она, было, повернулась к столу, но снова замерла, встретившись взглядом с принцессой.

— Присаживайся, — Селестия, слегка нахмурившись, магией подвинула ченджлингу стул.

Куно неуверенно добралась до стола, осторожно устроилась на стуле и обхватила себя крыльями, стараясь стать очень маленькой и незаметной.

— Сегодня, прямо посреди важного совещания по вопросам иммиграции, в тронный зал вломилась очень взволнованная немолодая особа, заявившая, что ты — убийца и пыталась ее покалечить. Что ты можешь сказать в свое оправдание? — спокойно произнесла Селестия, не отводя взгляда от Куно.

— Мне приходилось убивать... но я бы ее и пером не тронула, — хмуро ответила она.

Варден напрягся, вслушиваясь в каждое слово.

— Честность, — Селестия слегка наклонила голову набок, — Я уважаю честность.

— У меня такое чувство, что лгать вам — себе дороже, — признала Куно, не отводя взгляд от собственных копыт.

— Совершенно правильное чувство, Куно. Итак, ты признаешь, что убила Даггертейла? — открыто осведомилась принцесса.

Куно кивнула и, подняв голову, с вызовом встретила взгляд принцессы.

— Я нарисовала ему вторую улыбку под подбородком его же кинжалом.

— Какая гадость, — Селестия и бровью не повела.

Варден опустил на стол перед ней чашку чая, затем подошел к жене и обнял ее крылом, готовый защищать ее даже от собственной принцессы.

— Она пошла на это ради меня, — пегас закусил губу, — Вина за это должна быть на мне.

— Мне решать, на ком должна быть вина, — холодно сказала Селестия, буравя Куно ледяным взглядом, — Почему ты убила Даггертейла?

— Он покалечил Вардена, — тихо отозвалась Куно, нервно облизав губы.

— И тот факт, что он был главой преступного синдиката, тут совершенно ни при чем?

Куно нахмурилась, опустила глаза, затем подняла голову и со сталью в голосе ответила:

— Тем легче было прикончить ублюдка.

— Очень хорошо, — без тени эмоций на лице Селестия подняла чашку, вдохнула аромат свежезаваренного чая и сделала крошечный глоток, — И ты не пытаешься скрыть, что убила его? Ты не чувствуешь себя виноватой?

— Некоторые пони не заслуживают ходить по этой земле, — тихо ответила Куно сквозь зубы.

— И что, ты предлагаешь убивать их с рождения?

— Я предлагаю убивать их, когда их склонность ко злу становится необратимой, — Куно злобно отвернулась.

— Очень хороший ответ, — Селестия еле слышно хмыкнула, — И очень хороший чай, Варден.

— Семейный рецепт, — Варден еще сильнее прижал жену к себе.

— Сколько можно ходить вокруг да около? — сухо спросила Куно, — Хочешь отправить меня в тюрьму за то, что я спасла своего мужа и избавила мир от этой твари — действуй! Не тяни!

Селестия ответила Куно долгим, очень долгим взглядом из-под опущенных ресниц. Та дерзко уставилась в ответ, но нервы ченджлинга не выдержали, и она отвернулась. Варден обнадеживающе погладил ее по спине.

— Когда ты убила Даггертейла, Варден еще не был твоим мужем, — осторожно отметила принцесса.

Куно прижала уши и скрипнула зубами.

— А потом ты скрылась неизвестно где, пока Варден отправился, один, в дикие северные пустоши, в окрестности Кристальной Империи. Так? — невозмутимо продолжила Селестия.

Ченджлинг молча кивнула.

— Тогда я спрошу еще раз. Почему ты убила Даггертейла? Потому что он был плохим пони? Потому что он угрожал тому, кого ты любишь? Или потому, что он мешал тебе достичь твоих собственных целей? — Селестия не мигая смотрела в глаза ченджлинга.

Куно, оскалившись, уставилась в ответ.

— Какая разница?

— Большая.

— Я убила его, потому что он был ужасным, невыносимо ужасным пони, и потому что он причинил столько зла тому, кого я так люблю. И я бы убила его еще раз без задней мысли.

Селестия кивнула и, сдвинув брови, сделала очередной глоток.

— Ты панически боишься меня, но все равно остаешься честной. Это достойно уважения.

— Боюсь? Я? — Куно нервно усмехнулась, еще сильнее прижимаясь к пегасу.

Селестия снова кивнула.

— Да. Я не думаю, что ты лжешь. Я знаю, чем занимался Даггертейл. Я знаю, что он из себя представлял. И, Куно, поверь мне, я тебе благодарна.

Куно остолбенело уставилась на принцессу.

— Т-вы согласны со мной?

— Всем сердцем, — Селестия сделала еще один крошечный глоток, — Даггертейл был ужасным пони. Однако он ужасно хорошо скрывал это от Кантерлотского общества. Многие пони все еще считают его выдающейся личностью, примером для подражания.

— Я заметила, — Куно горько усмехнулась.

— Спарклинг Акьюмен скоро приведут сюда, и мы сможем разрешить это прискорбное взаимонедопонимание. Итак, ты не собиралась на нее нападать? — Селестия, прищурившись, посмотрела ченджлингу в глаза.

Ченджлинг медленно покачала головой.

— Она начала вопить на весь дом о том, каким прекрасным пони был Даггертейл, и я щелкнула на нее зубами.

— Понимаю твои чувства, — Селестия мягко улыбнулась, — Расскажи мне... Как вы с Варденом оказались вместе?

— Зачем вам это знать? — Куно неловко поежилась.

Принцесса приподняла бровь.

— Мне любопытно. Вы двое — представители совершенно разных видов. Враги с рождения, по сути. И все-таки вы влюбились друг в друга. Это как минимум любопытно.

— Ну-у… Варден — просто-напросто совершенно невероятный пони, — Куно в очередной раз нервно облизала губы.

— А Куно — лучше любой представительницы моего вида, что я когда-либо встречал, — подал голос пегас.

Селестия кивнула и тепло улыбнулась.

— Я понимаю. Сердечные дела непросто передать словами.

— Он дошел до Кантерлота со сломанной ногой и крылом — ради меня, — тихо ответила Куно, — Такие вещи невозможно передать словами.

— А она приняла меня таким, какой я есть, со всеми слабостями и недостатками, — отозвался пегас и прижал жену к себе, — Она помогла мне смириться с потерей моей первой жены... и это слова выразить не в силах.

— Я понимаю, — нежно сказала Селестия, — А ваша дочь? Сварм, так?

Куно кивнула.

— Она... гибрид?

Куно кивнула еще раз.

— У нее есть и рог, и крылья. И она без труда меняет свой цвет и форму гривы.

— Значит, латентная магия ченджлингов?.. — задумчиво уточнила Селестия.

Куно снова кивнула.

— Сварм? — негромко позвала принцесса, — Я знаю, что ты подслушиваешь. Может, выйдешь к нам?

Из коридора раздался удивленный писк, звук удара, негромкий шорох, и на пороге кухни показалась очень раздосадованная маленькая пони. Она медленно подошла к матери, забралась под крыло и, надувшись, уставилась на принцессу.

— Я — принцесса Селестия... но ты это и так знаешь, правда? — аликорн тепло улыбнулась.

— Я знаю, кто ты, — кивнула Сварм.

— И почему ты считаешь, что я — злая? — осведомилась принцесса.

Сварм хмуро уставилась на нее.

— Потому что ты позволяешь злым пони делать злые вещи!

Селестия удивленно моргнула и наклонила голову.

— Что ты имеешь в виду?

— Ты знала, что Даггертейл плохой и злой, и ты его не остановила, — злобно ответила Сварм.

— Боюсь, в этом мире все работает немного иначе, — принцесса печально вздохнула.

— Когда плохие пони делают плохие вещи — добрые пони их останавливают, — авторитетно заявила Сварм.

— Но если бы я была судьей, присяжными и палачом в одном лице — я была бы тираном, — терпеливо пояснила Селестия, — Чем больше сила, тем больше ответственность, а я, увы, не могу назвать себя непогрешимой.

Сварм задумчиво почесала подбородок копытом.

— Это значит, что даже если принцесса считает кого-то злым и плохим — она не может просто взять и посадить его в тюрьму, — пояснила Куно и нежно потерлась носом о щеку дочери.

Сварм помрачнела еще больше.

— Но тогда злые пони и дальше будут делать злые вещи!

— Только если у меня не останется иного выбора, — ответила Селестия, явно начиная чувствовать себя не в своей тарелке.

— У тебя всегда есть выбор!

— Я... боюсь, у меня не получится объяснить тебе все это. Ты еще слишком маленькая, чтобы понять, — принцесса тяжело вздохнула.

Сварм недовольно скрипнула зубами.

— Вечно все говорят, что я еще слишком маленькая! Зло есть зло! Объясни! Я пойму, обещаю!

Селестия задумчиво хмыкнула, затем кивнула.

— Очень хорошо. Если бы я отправила Даггертейла в тюрьму только за то, что он злой — безо всяких доказательств — я бы поставила себя выше остальных пони, выше закона. Конечно, я принцесса, но и я могу ошибаться. Если бы я осудила Даггертейла — то я должна была бы осудить и всех остальных пони, которых считаю злыми. Имею ли я право судить каждого преступника во всей Эквестрии? Если бы я приговорила его — от меня бы ждали того же в отношении всех остальных. Я была бы всемогущим правителем и олицетворением закона. Своего закона. Я участвовала в составлении наших законов, я следила, чтобы они были одинаково честны для каждого. Каждый волен думать что пожелает, но закон относится ко всем одинаково. Если бы я осудила Даггертейла — я бы предала собственный народ и законы, которые сама же и составляла. Чем больше сила — тем больше ответственность, моя маленькая пони. В Эквестрии нет никого сильнее меня, и, следовательно, самая большая ответственность лежит на мне. Я должна применять свою силу как можно реже, потому что недооценить эту силу — значит принести много больше вреда, чем пользы.

Сварм мрачно дослушала монолог, затем, прижав уши, спрыгнула со стула и поплелась в свою комнату.

— Ты куда? — удивленно спросил Варден?

— Спать, — хмыкнула Сварм.

— Почему? — не менее удивленно спросила Куно.

Сварм остановилась, оглянулась, мотнула головой и продолжила путь.

— Потому что я еще слишком маленькая, чтобы понять.


Ченджлинг, пегас и аликорн в неловкой тишине сидели за столом и ждали появления Спарклинг Акьюмен.

— И-и... почему вы ничего не спрашиваете о моем улье?

Селестия оглядела Куно поверх очередной чашки чаю.

— Я думала, оно распалось после исчезновения королевы.

Куно тихо кивнула.

— Вы, я вижу, в курсе всего происходящего.

— Работа у меня такая, — усмехнулась Селестия, — А ты, кстати, ничего не спрашивала о королеве.

— Ну, это же я ее туда посадила, по сути, — Куно неловко потерла копыта друг о друга.

— С ней все в порядке, разве что любви не хватает.

Куно хмуро кивнула.

— Спасибо, что дали мне знать.

В дверь постучали. Селестия обернулась на звук.

— Входите!

Через пару секунд на пороге кухни появилась Спарклинг Акьюмен, явно очень нервничающая. Селестия ей приветливо кивнула. Акьюмен медленно подошла к столу и встала напротив Куно.

— Присаживайтесь, — принцесса спокойно указала на стул рядом с собой, — Она не кусается. Я об этом позаботилась.

Куно открыла было рот, чтобы возразить, но Варден остановил ее, нежно прижав крылом к себе. Единорог уселась, нерешительно переводя взгляд с принцессы на двух пони и обратно.

— Госпожа Акьюмен, я пригласила вас сюда, чтобы кое-что прояснить, — нежным голосом начала Селестия.

Акьюмен неуверенно посмотрела на Селестию, на Куно, опять на Селестию, затем кивнула.

— Хорошо.

— Куно действительно убила Даггертейла, но Даггертейл был очень, очень плохим пони.

— Даггертейл был выдающимся членом нашего сообщества! — запротестовала она, отчаянно мотая головой.

— Он был наркоторговцем, вором и многократным убийцей, — сухо отозвалась принцесса, — И, будь у меня доказательства, я бы лично разорвала его на мелкие кусочки.

Единорог продолжала остолбенело мотать головой.

— Я вам не верю.

— Вы с ним трахались? — внезапно спросила Куно.

И Селестия, и Спарклинг Акьюмен пораженно уставились на нее.

— Я... ну... — Акьюмен отвернулась, закусив губу.

— Даже Сварм бы поняла, когда вы лжете, — ченджлинг медленно покачала головой.

— Я все слышу и я считаю это оскорблением! — раздался голос из комнаты Сварм.

— Хватит подслушивать! — прокричала Куно в ответ.

— Я… Ну… Мы были… Мы были близки... один раз... — призналась она.

— До или после его свадьбы? — по лицу Куно расплылась холодная ухмылка.

Спарклинг Акьюмен оскорбленно втянула воздух.

— Как ты сме...

— Это простой вопрос, — тихо встряла Селестия.

— ...после, — она пристыженно повесила голову, — Он был так любезен и интеллигентен… Кто бы мог подумать, что он... он... преступник...

— Его пони раздробили моему мужу крыло, — отметила Куно.

— И копыто, — добавил Варден, поморщившись от воспоминания.

— И они заставляли его выращивать для них Аврору, — завершила Селестия.

— Н-но...

— У нас есть причины лгать вам? — спросила принцесса.

— Нет… Просто... преступник?..

— Худший в своем роде, — Селестия заметно поморщилась.

Спарклинг Акьюмен тяжело вздохнула, опуская уши.

— Более того, Куно не нападала на вас, как вы заявили. Это была... естественная реакция на ваши слова, — тактично добавила принцесса.

— Она бросилась на меня!

— Просто щелкнула зубами. Это не нападение, — Селестия махнула копытом.

— Ты мне не нравишься, — заявила Спарклинг Акьюмен, пристально глядя на Куно, — Но… Но Сварм мне нравится. Я прослежу за тем, чтобы мое личное мнение не влияло на мои обязательства как учителя.

— Да уж проследи! — холодно отозвалась Куно.

Единорог поднялась со стула.

— Полагаю, я могу идти?

— Конечно, — Селестия мягко кивнула.

Они проводили глазами единорога, торопливо удаляющегося по коридору.

— Ну что ж, я сделала все, ради чего пришла, — Селестия тоже поднялась с пола, — Варден, спасибо за чай.

— Всегда пожалуйста, принцесса, — Варден склонил голову в вежливом поклоне.

— Куно, будь добра, впредь держи свои преступления при себе. Я могу понять, и я могу простить, но отнюдь не все вокруг разделяют мои благодетели, — принцесса покачала головой.

— Постараюсь, — Куно неловко пригладила гриву копытом.

Селестия развернулась к дверям, но пегас остановил ее.

— М-м...Принцесса? Я могу вас кое о чем попросить?


Поздним вечером раздался стук в дверь. Варден, ворча, поднялся с кровати и поплелся открывать. Куно осталась лежать под одеялом, полностью погруженная в очередной журнал о дизайне интерьеров. Уже стемнело, и они сегодня никого не ждали. Грин Хуф, нервно переступающая с копыта на копыто, облегченно вздохнула, увидев в дверях знакомое лицо.

— О, слава Селестии! Я так заблудилась, пока вас искала!

Варден облегченно рассмеялся.

— О, это ты! Надо было, наверное, дать тебе более подробные инструкции. Сейчас уже слишком поздно, чтобы идти показывать плантацию.

— Ничего страшного, — Грин Хуф покосилась на приоткрытую дверь, — Просто проводи меня до дороги, и я пойду обратно.

Варден кивнул и скрылся в прихожей, через секунду возвращаясь с горящей лампой.

— Куно! Грин Хуф пришла, я покажу ей дорогу! Скоро вернусь!

Из дома донеслось что-то неразличимое, но утвердительное. Развернувшись, он передал лампу Грин Хуф.

— Все еще так же плохо? — спросила земная пони, косясь на хромающего пегаса.

— Разве что хуже, — с горькой улыбкой отозвался он, продолжая ковылять к дороге.

— Ну, по крайней мере, ты кое-как справляешься, — ответила она, останавливаясь в конце тропинки.

— Ну что, когда планируешь выйти на работу?

— Послезавтра тебя устроит? Завтра я хотела бы узнать дорогу, что к чему и все такое.

Варден кивнул.

— Хорошо. Вот здесь и надо поворачивать. Надо, кстати, повесить тут какую-нибудь ленточку, чтобы ты не пропустила тропинку в следующий раз.

— Отличная идея, — согласилась Грин Хуф, — Я обошла три дома, пока добралась до сюда.

Пегас вышел на дорогу и остановился.

— Просто иди на юг, и скоро доберешься до Понивилля, — указал он копытом.

— Спасибо, Варден. Ну что ж, увидимся через два дня, — она протянула ему лампу.

Варден покачал головой.

— Оставь себе. Я уж точно не потеряюсь.

Грин Хуф нервно переступила с ноги на ногу, затем кивнула.

— Хорошо, верну в следующий раз. До встречи!

Варден улыбнулся и кивнул, развернулся и отправился обратно.

— Варден... подожди!— неуверенно окликнула его она.

Пегас остановился и оглянулся через плечо.

— Мне...

— Мне от тебя ничего не надо, Варден. Я не хочу давить на тебя. Я не хочу... ну... ни к чему тебя принуждать, или рушить ваши отношения с Куно... — земная пони буквально приплясывала на месте от избытка эмоций.

— Варден удивленно моргнул.

— Что ты имеешь в виду?

Грин Хуф остановилась, провела копытом по лицу и тяжело вздохнула.

— Минт Грин… Он — твой сын.