Яндерпи

Шепчет: «Я не пожалею Даже то, что так люблю,— Или будь совсем моею, Или я тебя убью». — Анна Ахматова

Дерпи Хувз Кэррот Топ Человеки

Что такое ненависть и с чем её едят.

Небольшая зарисовка - один вечер из жизни Луны, до того как она превратилась в Найтмер Мун.

Принцесса Луна

Восхождение Тьмы

Эра гармонии ушла. Времена единства остались в прошлом и в будущем есть только война. То было кровавое, но легендарное время. Настала эпоха новых героев и новых свершений. Великий Объединительный Поход несет свет единства и гармонии заблудшим душам, объединяя вновь разрозненные земли Эквестрии, погрязшие в ереси и отступничестве и стирая неисчислимых врагов королевства с лица земли. По воле древних Диархов, решивших отойти от ратных дел, бразды правления этой беспримерной и грандиозной кампанией были вручены Твайлайт Спаркл, принцессе Магии и ученице Принцессы Селестии, командующей Орденом. Защитнице Королевства. Так говорят летописи, скрытые в глубинах архивов, но ни в одной из них нет ответа на вопрос – когда и где были посеяны первые семена Великого Раздора, который привел к возрождению зла куда более древнего чем сам народ пони. Может быть, обратный отсчет тех страшных событий был дан в тот день, когда Защитница убила Гармонию…

Твайлайт Спаркл Другие пони ОС - пони

Все будет по-другому

"В его жизни все было по-другому, по-новому. И он чувствовал, что только сейчас начинает жить так, как был должен всегда. Честно перед самим собой." Зарисовка о Гранд Пэа, дедушке Эпплджек. Его мысли, чувства и страхи накануне самого важного поступка в его долгой жизни - воссоединения с семьей.

Другие пони

Навеки верная

В результате несчастного случая, произошедшего по вине погодной команды Клаудсдейла, Твайлайт погибает от удара молнии. Но завеса смерти относительно тонка…

Твайлайт Спаркл

Утро на кухне

Мало что сможет сравниться со старинными семейными рецептами. Когда мы готовим по ним, то вспоминаем былые времена, тех, кто их создал, и тех, кто угощался — друзей, родственников и даже случайных гостей. И вот настало утро, когда Эпплджек пришлось вспомнить все семейные рецепты, которые она знала. На то была особая причина.

Рэйнбоу Дэш Эплджек Грэнни Смит

Царство тёплого снега

Отдохни немного в этом мире, где зима подарит сказку, тепло и уют, которого многим так не хватает

Принцесса Луна ОС - пони

Закат кровавой луны

Атака чейнджлингов успешно отбита, демон вернулся в своё заточение, принц нашёл свою любовь...Всё бы ничего, но последние слова злодея заставляют задумываться. Будет ли Эквестрия в безопасности?

Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони

Трикси: Перезагрузка

Небольшой рассказ о том, как Великая и Могучая Трикси решилась на выполнение одного опасного, но хорошо оплачиваемого задания в непривычной для себя роли. Роли хакера. И о том, чья воля направила ее.

Трикси, Великая и Могучая Другие пони ОС - пони

Сретение

На расстоянии сотен световых лет средь звёздный мглы, чтобы оплакать былое, сойтись и дать рождение новой жизни, собираются аликорны. Чрез галактики они зовут своих сестёр, и Селестия слышит их. А Доттид Лайн тем временем хочет, чтобы принцесса рассмотрела заявки на налоговые льготы.

Принцесса Селестия ОС - пони

Автор рисунка: MurDareik
Глава 5: От сердца к сердцу Глава 7: Королевский визит

Глава 6: Родительское собрание

Первый том
Второй том
Третий том
Оригинал: An Affliction of the Heart: Volume Three
Автор: Anonymous_Pegasus
Переводчик: Kaze_no_Saga
Редакторы: Pifon, Dblmec
Версия Google Docs
(Не забудьте вернуться и оставить комментарий!)

by Pifon: Я ленивая жопа, так что на гдоки и фикбук выложу... скорее всего завтра. Так что у вас уникальная возможность почитать раньше других)) Лан, всем приятного чтения))

Куно сидела на крыльце перед домом, когда школьная карета остановилась перед тропинкой и наружу выскочила Сварм. За молодым полу-ченджлингом из кареты вышла ее учитель, Спарклинг Акьюмен. Сварм моментально подбежала к матери и спряталась у нее за спиной, осторожно выглядывая из-под хвоста. Акьюмен смерила Куно строгим взглядом и обменялась с водителем парой слов. Карета тронулась и скрылась из виду. Старая пони осторожно подошла поближе.

— Вы, я так понимаю, Куно?

Куно сдержанно кивнула.

— Меня зовут Спарклинг Акьюмен, я — учитель вашей дочери. Варден сейчас здесь? Я бы хотела побеседовать с вами, — она огляделась по сторонам, будто бы ожидая увидеть притаившегося в кустах белого пегаса.

— Нет, он сейчас занят на плантации, но скоро должен вернуться... Может, пройдем в дом? — предложила Куно, шагнув назад, и, распахнув копытом дверь, пригласила учительницу внутрь. Акьюмен шагнула было вперед, но замерла на месте.

— Я, м-м... после вас! — отозвалась она со слабой улыбкой.

Куно закатила глаза и устало вздохнула.

— Закройте за собой дверь, — ченджлинг развернулась и вошла в дом, — Сварм, иди приведи себя в порядок.

Кротко кивнув, маленькая пони моментально скрылась в недрах дома, бросив осторожный взгляд на Спарклинг Акьюмен. Куно прошагала по коридору на кухню, отодвинула стул и уселась, опустив подбородок на скрещенные копыта. Акьюмен неловко проследовала за ней и остановилась в дверном проеме.

— Я присяду?

— Конечно, — Куно отодвинула второй стул.

Учительница отодвинула стул к противоположной части стола, уселась и хмуро осмотрела нее сверху донизу.

— Я так понимаю, вы — тот самый ченджлинг?

— Просто ченджлинг, — поправила Куно, неопределенно помахав копытом в воздухе, —

вы говорите "тот самый", как будто я — единственный ченджлинг в мире.

— Совет школы сообщил, что в этом году у нас будет учиться ребенок ченджлинга, но они не вдавались в детали. Тем более в детали про родителей, — мягко начала Акьюмен, — Исключительно чтобы избежать предвзятого отношения, конечно же.

— То есть предрассудков, издевательств и оскорблений? — сухо уточнила Куно.

— Ну-у, да, в том числе, — признала Акьюмен с неловкой улыбкой, — Не могу не заметить, впрочем что крылья и рог выдали ее с головой.

— А что не так с моими крыльями и рогом? — выглянула из-за угла Сварм, — Почему только у меня есть и то, и другое?

Куно обернулась и махнула дочери копытом, чтобы та подошла поближе. Сварм уселась на стуле перед матерью, положила подбородок на стол и пристально уставилась на учителя.

— Видимо, потому, что ты наполовину ченджлинг, — Куно нежно погладила дочь по голове.

Сварм презрительно фыркнула.

— Тогда я больше не хочу быть наполовину ченджлингом!

— Боюсь, у тебя нет выбора, милая, — тихо усмехнулась Куно.

— Так не честно! — возмущенно простонала Сварм, — Я хочу быть как все!

— Ты никогда не будешь как все, — подала голос Спарклинг Акьюмен, до этого молча наблюдавшая за сценой, — Простите мою прямолинейность, Куно, но я хотела бы увидеть вас... м-м…

— В истинном облике? — Куно приподняла бровь.

— Д-да. Именно так, — учительница поджала губы.

Куно пожала плечами, затем задрожала всем телом.

Ее накрыла волна зеленого пламени, и через секунду на стуле сидела Куно-ченджлинг. Сварм довольно хмыкнула и с удовольствием прижалась спиной к прохладной хитиновой груди. Акьюмен наклонилась вперед, внимательно разглядывая ченджлинга.

— Оч-чень... интересно.

— Ладно, будем считать, что с любезностями покончено. Что вам тут нужно? — осведомилась Куно.

Учительница внимательно посмотрела на Куно, затем на Сварм, затем снова на Куно, и тяжело вздохнула.

— Я, конечно, хотела, чтобы и Варден тоже присутствовал, но... Ваша дочь сегодня утром сообщила мне, что считает принцессу "злой". Я хотела бы обсудить это с вами, с ней и с ее отцом, пока об этом не узнала вся школа.

Куно задумчиво сжала губы, наклонила голову и посмотрела на Сварм. Та ответила ей довольной, но неискренней улыбкой. Ченджлинг покачала головой и тихо усмехнулась.

— На меня твое милое личико не действует, Сварм. Отвечай, почему ты считаешь принцессу злой?

Сварм поморщилась и исподлобья посмотрела на мать.

— Потому что она злая!

— Кто тебе такое сказал? — удивленно спросила Куно.

— Никто.

— Тогда... почему ты считаешь, что она злая? — в глазах Куно разгоралось любопытство.

Сварм поежилась и передернула крыльями.

— Ну... она делает злые вещи. Например... она приказала ловить и казнить ченджлингов! Вы просто хотели любви, а она объявила вам войну!

Куно закусила губу и нахмурилась.

— А еще она допустила, чтобы пони вроде Даггертейла покалечили папу, — мрачно добавила Сварм.

Ченджлинг напряглась.

— Откуда ты знаешь? — тихо спросила она.

Сварм хмыкнула.

— Я слышала, как вы с папой это обсуждали. Мне не спалось.

— Селестия тут ни при чем, — неуверенно начала Куно.

— Она же защитник всей Эквестрии, так?

— Ну-у, да, но...

— И она очень-очень могущественная и очень-очень мудрая, так?

— В каком то смысле...

— Значит, она злая, потому что знала про Даггертейла и не остановила его! А еще они поймали тебя и сделали тебе больно, а ты очень хороший ченджлинг!

Куно вздохнула и уткнулась лбом в копыта.

— Сварм... Все гораздо сложнее, чем тебе кажется. Селестия хочет, чтобы все ее подданные были счастливы, но она не всесильна.

— Не всесильна? Что это значит? — Сварм удивленно наклонила голову.

— Может все, знает все, — встряла Спарклинг Акьюмен.

Сварм бросила взгляд на учительницу, поморщилась и прижалась щекой к лежащему на столе копыту матери.

— Ну-у… И все равно! Она должна была знать о Даггертейле, она должна была остановить его, и тогда папа мог бы летать и бегать и играть, а не... — она закусила губу и отвернулась, — Я чувствую, когда папе больно... А папе больно все время, и мне все время грустно и хочется плакать… А еще мне хочется сделать так же больно Даггертейлу. Так же больно, как больно он сделал папе.

— Я уже сделала ему больно, — успокаивающе прошептала Куно и потерлась носом о гриву дочери.

Спарклинг Акьюмен сидела напротив, распахнув рот и не в силах пошевелиться.

— Сварм, милая, иди к себе и поиграй. Взрослым надо поговорить.

Сварм надулась и хотела было возмутиться, но строгий взгляд Куно вынудил ее передумать. Повесив голову, она сползла со стула и отправилась в свою комнату. Спарклинг Акьюмен дождалась, пока шаги Сварм стихли, затем уставилась на Куно и медленно покачала головой.

— Ты... убила Даггертейла?!

Куно молча кивнула.

— И ты так просто в этом признаёшься? Ты настолько бессердечное чудовище? — Спарклинг Акьюмен почти срывалась на крик.

— Даггертейл был преступником, вором, вымогателем и бельмом на глазу Эквестрии. Прикончив его, я оказала огромную услугу всем пони от Кантерлота до Понивилля, — Куно тоже постепенно начинала выходить из себя.

— Даггертейл был выдающимся членом нашего общества! — ядовито прошипела Акьюмен, — Как ты смеешь клеветать на него? Я сейчас позову стражу!

По лицу Куно медленно расплылась хищная улыбка.

— Твое право, Акьюмен. Стража об этом знает. У них нет доказательств, и они не особо озабочены их поиском.

— П-принцесса Селестия сегодня же услышит об этом! — Спарклинг Акьюмен слезла со стула и обошла стол вокруг, сверля ченджлинга глазами.

— Я верила, что даже ченджлинг может быть... пони. Что даже ченджлинг может быть нормальным. Теперь я вижу, что ты — просто... убийца.

Куно прищурилась, медленно наклонилась вперед и резко щелкнула зубами. Спарклинг Акьюмен в ужасе взвизгнула, отшатнулась, опрокинулась на пол, вскочила и, спотыкаясь, вылетела в коридор. Вскоре панические вопли несущейся по тропинке от дома и постоянно в ужасе оглядывающейся через плечо пони стихли. Куно кисло улыбнулась.


Варден распахнул плечом входную дверь, опустил на пол ведро и со стоном размял больное копыто. Всхлипнув и слегка отдышавшись, он принял нормальный вид и как ни в чем не бывало прошагал на кухню. Куно с невинным видом размазывала по клыкам очередной кусок свежего бананового торта. Сварм нигде не было видно. Обернувшись на звук шагов, ченджлинг протянула пегасу большой треугольный кусок.

— Я добавила корицу. Вышло неплохо.

Варден принялся пережевывать угощение, задумчиво глядя в пространство между ченджлингом и кухонным столом.

— Я ничего интересного не пропустил?

— О, всего лишь как очередной эпизод драмы про мать-недоучку, — тихо отозвалась Куно.

Помрачнев, пегас облизал остатки торта с копыта и успокаивающе прижал жену к себе.

— Что случилось?

— Сварм считает принцессу злой, — мрачно сказала Куно и с тяжелым вздохом опустила подбородок на теплое плечо.

— А в чем тут, собственно... проблема?

— Она на полном серьезе считает ее злой, — Куно спрятала лицо в копыта, — Она думает, что Селестия должна была защитить тебя от Даггертейла, и... и еще она говорит, что чувствует твою боль.

— Чувствует? Как? — ошарашенно спросил пегас.

— Это особенность ченджлингов. Мы... как сказать... очень чуткие в этом плане существа, — пояснила Куно и уткнулась носом в шею Вардена в поисках утешения, — Мы все чувствуем любовь... но в молодости ченджлинги чувствуют и все остальное. Любовь, ненависть, боль… В этом одна из причин, почему я тогда не осталась с тобой в больнице. Я так настроилась на тебя, и я так любила тебя, что твоя боль раскаленным свинцом жгла меня через эту связь. Так что у меня есть причины заботиться о том, чтобы тебе никогда не было больно.

Варден замер и нахмурился.

— Ну-у… Прости, конечно, но… Связь?

— Чем дольше мы вместе — тем больше я настроена на твои эмоции. Мы с тобой постоянно чувствуем себя практически одинаково, и это не такое уж и совпадение. Ты ведь замечал?

— Действительно, ты постоянно буквально отражаешь мое настроение, — с мягкой улыбкой согласился Варден.

— Твои эмоции переливаются через край, и я ничего не могу сделать, кроме как тоже погрузиться в них, — пояснила ченджлинг.

Варден замер и стремительно помрачнел.

— Куно... Ты понимаешь, в чем ты только что мне призналась?

Куно моргнула и удивленно наклонила голову.

— В том, что твои эмоции на меня влияют?

— Да. Что, если... — пегас замолк и закусил губу, — Что, если ты любишь меня только потому, что я люблю тебя, и моя любовь переливается через край, и…

Куно задумалась, затем пожала плечами.

— Никогда об этом не думала. Может быть. Однако я раньше не влюблялась в тех, кем кормилась... Но я никогда не проводила с ними столько времени...

Варден хмуро водил копытом по полу.

— И тебя это... совсем не беспокоит?

Куно приподняла бровь.

— Не-а.

— Точно? — он удивленно уставился на свою жену.

— Варден, я люблю тебя, — ченджлинг обхватила пегаса за шею и прижала к себе, —

Может, это мое сердце любит тебя, может, я просто резонирую твою любовь... Для любви бывают причины гораздо хуже. С тобой я счастлива.

— Но это все может оказаться неправдой! — Варден озабоченно прижал уши.

Куно тихонько хихикнула, покачала головой и медленно потерлась носом о щеку пегаса.

— Я счастлива, Варден. У меня дочь от тебя. Я вернулась к тебе, проблуждав почти год. Даже год спустя я продолжала любить тебя.

Варден облегченно вздохнул и горячо обнял ченджлинга.

— Так вот… Сварм чувствует твою боль. И она сказала... что хочет причинить такую же боль Даггертейлу, — Куно закусила губу.

— Откуда она знает про Даггертейла?

— Однажды услышала, как мы об этом говорили... Мы никогда особо этого не скрывали, в принципе, — признала ченджлинг с тяжелым вздохом.

— Ты сказала ей, что Даггертейл мертв? — тихо уточнил пегас.

— Я сказала, что причинила ему достаточно боли за то, что он с тобой сделал. Спарклинг Акьюмен это заявление не очень-то понравилось.

— Спарклинг Акьюмен? Учительнице Сварм?

— Ага.

Варден пристально уставился на свою жену.

— Что она тут делала?

— Сварм сказала ей, что Селестия злая.

Пегас поморщился.

— Ну, я надеюсь, вы все обсудили и разошлись с миром?

— Не совсем. Я сообщила ей, что лично прикончила Даггертейла, — заявила Куно с ноткой гордости в голосе.

— Ей это не очень понравилось? — нахмурился Варден.

— Думаю, у них был роман или что-то вроде того. Она, похоже, до сих пор считает его "хорошим пони", а меня — бессердечным холоднокровным чудовищем, убившим ее возлюбленного, — прорычала ченджлинг, скрипя зубами, — Она угрожала натравить на меня стражу, представляешь?

— Ты же ее... не провоцировала? — осторожно осведомился пегас.

— Ну, щелкнула разок зубами перед носом — ее и след простыл, — небрежно отозвалась она.

— Не самая лучшая идея, — Варден снова поморщился.

Куно открыла рот, собираясь возразить, но тут в дверь застучали — сильно, громко, уверенно.

— Именем Селестии, открывайте!

Варден вздохнул и прижал копыто к лицу.

— Отлично! Только проблем со стражей нам сейчас не хватало, — тяжело вздохнув, пегас слез со стула, вышел в прихожую и распахнул дверь. И остолбенел. Перед ним с копьями наготове стояли шестеро пегасов в броне Королевской Стражи. За ними на фоне высокой открытой кареты стояла принцесса Селестия собственной персоной.

—П-принцесса?! — пролепетал Варден.

Куно выглянула из кухни в коридор. При виде сияюще-белого аликорна она в ужасе распахнула глаза. Сварм высунулась из своей комнаты, бросила взгляд на принцессу, оглянулась на мать и нахмурилась.

— Если Селестия совсем не злая, тогда почему ты так боишься ее?