Бессмертие - это ад

Бессмертие... Так ли это хорошо? Страдания бессмертных после конца всего живого.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна

Солярис

Солярис. Все пони Эквестрии знают это слово. Но не для всех оно означает одно и то же. Кантарлот, Понивиль, Мейнхеттен, Клаудсдейл... большинство жителей крупных городов Эквестрии видят в этом слове радость и комфорт, безопасность и благополучие. Компания Солярис подарила Эквестрии практически все возможные блага, но у каждой медали есть и обратная сторона... и даже на первый взгляд самое светлое добро может оказаться главной тьмой в истории пони. Старлайт, молодая кобыла-единорог оказывается втянута в тайны Солярис. Сможет ли она противостоять самой сильной компании в мире? Компании, которую поддерживает сама Селестия? Компании, что именует себе "солнцем, всегда озаряющим Эквестрию"?

Другие пони ОС - пони

Служить и защищать. (To protect and to serve)

Никогда не задумывались, кто хранит сон жителей Эквестрии по ночам? Нет? Этот парень вам сейчас всё расскажет...

ОС - пони

Паутинка

Жара, усталость и противная железяка на боку.

Дерпи Хувз

Вы п(в)р(ы)о(играли)

Очень короткий рассказ о том, как в магической стране Эквестрия появился новый пони. Нет, это не попаданец. Попаданец подчиняется обстоятельствам. Здесь подчинятся обстоятельства.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Человеки

Прогулка в лесу

Вечнозеленый лес, более древний, чем сама Эквестрия, более загадочный чем помыслы Пинки Пай. Какие ужасы таит он в себе? Какие пугающие соблазны из года в год манят тысячи пони в его дебри? Тайны леса, настолько чудовищные, что должны быть навсегда похоронены в самом лесу. Но хотят ли этого сами тайны?

Зекора

Бюрократ

Скоропостижно скончавшийся чиновник среднего звена и подумать не мог, что вместо пресловутого света в конце туннеля в загробном мире его ждет новый работодатель. Да не простой, а заправляющий делами всех душ, попадающих в Тартар. Новому сотруднику потустороннего департамента предстоит узнать, что работа в подобной организации непроста сама по себе, а уж во время проводящихся реформ – и подавно.

Другие пони ОС - пони

Практикум

Всё пошло немного не так. Сначала Найтмэр Мун победила, а потом… Потом она удивила Твайлайт ещё больше. А потом уже стало не до удивлений.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони Найтмэр Мун Кризалис

Дитя вселенной

История, происходящая в будущей Эквестрии, рассказывающая нам о неком проекте под названием "дитя вселенной", где искусственно выращивали новых жителей сей прекрасной страны. Кто стоит за всем этим? Знает ли кто-то об этом? Рассказ нас знакомит с несколькими героями, с их непростыми судьбами.

Другие пони

Чёрные и белые полосы

Небольшая история о перевозе зебринской рабыни на дирижабле, на который внезапно напали пираты

ОС - пони

Автор рисунка: aJVL

Дождь

— Ты уверен, что это хорошая идея?

— Абсолютно.

Я улыбнулся: Твайлайт спрашивала одно и то же у меня уже в четвертый, наверное, раз. И каждый раз мой ответ оставался неизменным.

Рядом с моим домом был лес — в получасе ходьбы, если не торопиться. Настоящий сосновый лес: с высокими и стройными деревьями, непременным запахом хвои и чего-то прелого и постоянной полутьмой. Но этот лес был примерно на двадцать процентов круче, чем любой другой: ранг природного заповедника давал ему неоспоримые преимущества перед простым лесным массивом. С одной стороны, он был достаточно облагорожен: широкие грунтовые тропинки, канавы для стока воды с обеих сторон от них — все это превращало прогулку из пародии на преодоление полосы препятствий в настоящее удовольствие. С другой стороны, пришедшая цивилизация ничуть не испортила облик леса: нигде не было видно мусора, поломанных деревьев и прочих неприятных следов присутствия человека — за порчу «природных ресурсов» следовали существенные штрафы.

И самое главное, за что я обожал этот лес: его насквозь пересекало несколько небольших речушек, сходившихся в невероятной красоты озере посередине. Из озера же вел только один канал: спускаясь несколькими красивыми искусственными порогами он уходил дальше на север — в сторону Финского залива.

И мосты... Да, в этом заповеднике над речками и над озером были построены мосты! Нету для меня вещи на свете прекрасней, чем мост, протянутый над неспешно движущейся водной гладью. А теперь добавьте к этому более чем прелестному зрелищу окружающий лесной пейзаж, чудесный букет природных ароматов и практически полное отсутствие людей... Красота этих мест вряд ли поддается описанию.

Я частенько отправлялся туда гулять, доходил до озера и садился на широкие каменные перила моста, созерцая зеркальную гладь воды перед собой. Перед моими глазами представала чудесная картина: светло-серая — в цвет неба — поверхность озера, изгиб речки с крутыми берегами, впадающей в это озеро, и высокие темные сосны, каждая продублированная зеркалом воды...

Я мог сидеть там часами, любоваться красотами природы, размышлять о чем-то своем, сокровенном. Как я говорил, людей там почти не было, так что никто не нарушал нашего уединения — меня, озера и леса.

И когда в моей жизни появилась Твайлайт, я конечно же привел ее туда: она была в полнейшем восторге. С тех пор мы всегда ходили туда вдвоем. Нигде мы так не наслаждались обществом друг друга как там: мы сидели бок о бок и негромко разговаривали на важные темы, или же просто молчали, каждый думая о своем, но при этом об одном и том же.

Но была у меня одна идея, которую я непременно хотел воплотить в жизнь...

Дождь.

Да, я хотел прийти на это место во время дождя, чтобы увидеть, как оно меняется, когда вода не только спокойно течет передо мной, но еще и стремительно падает сверху, когда сосны слегка качаются от ветра и сбрасывают с веток тяжелые, гулкие капли... Мое воображение рисовало прекрасные картины, но я был уверен: они несравнимы с реальностью.

Именно поэтому мы с Твайлайт сейчас шагали по небольшой лесной тропинке, подталкиваемые в спину резкими порывами ветра, под нарастающий гул дождя — темное небо на западе не оставляло никаких сомнений: дождь будет и еще какой.

— Ну вот мы и пришли. — констатировал я очевидный факт.

Мы преодолели последний поворот тропы и перед нашими глазами предстало большое озеро с длинным каменным мостом, пересекающим его от одной стороны до другой.

По обыкновению мы дошли до середины моста и уселись на невысокий каменный парапет: я — свесив ноги над водой, Твайлайт — просто села справа от меня.

— Нормальные люди наоборот идут домой, когда надвигается дождь, а не убегают на прогулку. — неуверенно проговорила Твайлайт.

Я посмотрел на нее: она определенно была рада, что мы в очередной раз выбрались куда-то вместе, но предстоящая перспектива попасть под дождь определенно ее смущала, поэтому я видел сейчас на ее мордочке весьма противоречивые чувства. Тем более, что, в отличие от меня, экипировавшегося в свою «вечную» черную куртку, довольно надежно защищавшую меня от непогоды, она так ничего и не надела — махнула копытом, мол, «нет надобности».

— А я — ненормальный человек. — улыбнулся я. — Тебе ли не знать!

Твайлайт не выдержала и тоже улыбнулась. Действительно, кому это знать как ни ей... Как ни ей...

— Хорошо. Если честно, мне тоже интересно, как это будет выглядеть. — призналась Твайлайт. — Осталось только дождаться дож... Ой!

Ее фраза была прервана каплей, звонко приземлившейся ей на нос. Я рассмеялся: такой ситуации скорее место в каком-то мультфильме, чем в реальной жизни, но меня это мало волновало. Твайлайт пару секунд обиженно созерцала место приземления капли, после чего перестала ломать комедию и присоединилась к моему веселью.

Я стащил с головы капюшон и задрал голову к небу: огромная черная туча была уже прямо над нами. Пара упавших мне на лицо капель заставили зажмуриться, несмотря на надетые очки — этот рефлекс, кажется, невозможно победить.

— Ну вот и дождь. — я опустил голову. — Осталось только смотреть...

А смотреть было на что: падающие, пока что редкие, капли дождя оставляли на поверхности озера круги, быстро разбегающиеся в разные стороны. Дождь нарастал, капель становилось все больше и больше, кругов, соответственно, тоже. Я оторвал взгляд от воды и посмотрел на деревья: несмотря на довольно сильный ветер, сосны лишь слегка покачивались, их могучие стволы тихонько поскрипывали, и ни одной хвоинки не упало с веток. Это были старые, могучие деревья, и они не собирались нарушать свою гордую, прямую осанку, или расставаться с нарядом из-за какого-то там дождя, нет!

— Это невероятно... — проговорила Твайлайт.

Я перевел взор на лавандового аликорна: она восторженно смотрела на представшую перед ее глазами картину, на маленький праздник жизни, бессмысленной и прекрасной, на специальное представление озера, леса и дождя — всего для двух зрителей, замерших в благоговейном трепете...

Она почувствовала, что я смотрю на нее, и посмотрела на меня в ответ: в ее глазах сияла радость и неподдельное восхищение. Да, ради такого не жалко промокнуть до нитки!

А дождь все усиливался. Уже нельзя было различить отдельных капель, падающих на воду — все озеро превратилось в одну плещущую, бурлящую поверхность. Стена дождя скрыла от наших взоров дальний берег, придавая происходящему таинственности. Казалось, что все в этом мире остановилось, замерло, прекратило свой бег — кроме дождя. Прекрасной и неумолимой силы, изменяющей картину мира согласно своим желаниям...

Мы просто сидели и наслаждались происходящей феерией дождя вокруг нас.

— Эм... Семен? — мою экзальтацию прервал неуверенный голос.

Я вздрогнул и резко повернул голову: я так успел погрузиться в происходящее, что забыл обо всем на свете:

— Что случилось?

— Этот дождь, кажется, не собирается заканчиваться в ближайшее время... Пойдем домой? — Твайлайт жалобно глядела на меня из-под опустившейся на глаза намокшей челки.

Только в этот момент я осознал, что тоже промок насквозь и чертовски замерз. Я с сомнением поглядел на небо: темной грозовой туче не было видно конца — Твай была права, дождь закончится еще нескоро.

— Нет. — медленно проговорил я. — Идти нам довольно далеко, к тому же, когда мы выйдем из леса, вдобавок к сильному дождю получим еще и сильный ветер....

— И что ты предлагаешь? — пони зябко поежилась.

— Дождаться конца дождя здесь, в лесу. — я посмотрел по сторонам. — Здесь хотя бы нет такого сильного ветра, и если найти место, где деревья будут защищать нас от дождя...

— Хорошо, тогда пойдем. — Твай поднялась на ноги и соскочила с парапета.

Я перекинул ноги обратно на мост и неуверенно поднялся: затекшие и замерзшие нижние конечности отказывались повиноваться.

— Пойдем в ту сторону. — я указал в сторону, противоположной от той, с которой мы пришли. Я помню, там было несколько полянок...

Мы ушли с моста и углубились в лес: я внимательно смотрел по сторонам, пытаясь найти место, где мы можем остановиться, Твайлайт шагала рядом, бросая на меня обеспокоенные взгляды.

— Кажется, вот оно! — я приметил небольшую группу сосен, плотно стоявших рядом друг с другом практически полукругом. — Отличное место на мой взгляд.

Твай с сомнением поглядела на меня, но послушно свернула с тропинки следом за мной.

Эти сосны стояли всего в тридцати метрах от тропинки, так что преодолевать совсем уж буреломы нам не пришлось. Обогнуть пару кустиков, перешагнуть пару канав — которые сейчас превратились в бурные ручьи — и мы на месте.

Я с интересом огляделся: плотные, густые еловые лапы практически полностью закрывали небо над головой — вместо дождя до земли добирались только отдельные гигантские капли. Земля, на удивление была почти сухой и плотно устланной опавшей хвоей — здесь определенно можно переждать непогоду.

Я скинул с себя свою мокрую куртку и бросил ее на землю возле одного из стволов. Ничего, она — в смысле куртка — еще и не такого в своей жизни натерпелась. Вещь на все случаи жизни.

Я с удовольствием приземлился на импровизированную подстилку и оперся спиной на шершавый ствол дерева позади. Расправил свернувшуюся часть и жестом пригласил Твайлайт сесть рядом — лавандовая пони подошла и тоже опустилась на мою куртку. Мы немного помолчали.

— Знаешь... — тихо начала Твай. — Честно говоря, я страшно замерзла...

Я протянул руку и коснулся ее копыта: мягкая короткая шерстка была мокрой насквозь, а само тело — холодным как лед.

— О, господи! — я почувствовал, как у меня громко забилось сердце. — А сразу сказать было нельзя?

Я с ужасом и состраданием смотрел на нее — вот до чего доводят мои глупые затеи! Твай молча потупила взор.

— Иди сюда. — я взял ее за переднее копыто и мягко потянул к себе.

Твайлайт неуверенно повернулась ко мне и подвинулась чуть ближе. Я взял ее за второе копыто и опустил их себе на плечи — мордочка Твай оказалась прямо напротив моего лица.

— Ты должна была сказать мне с самого начала. — я смотрел ей прямо в глаза.

— Прости...

Я покачал головой и обнял Твайлайт. Она вся была мокрой и мелко дрожала от холода... Черт!

— Ты тоже весь промокнешь... — прошептала она.

— Плевать.

Она уткнулась носом мне в шею и плотнее прижалась ко мне, согреваясь теплом моего тела. Моя сухая толстовка, которую я надел под куртку, действительно быстро стала мокрой от ее шерсти, но меня это волновало меньше всего. Я должен был согреть ее, в конце концов, это была моя придурь — торчать на мосту под дождем.

Я чувствовал ее теплое размеренное дыхание, чувствовал, как ее тело постепенно согревается и успокаивается дрожь. Она подняла голову и посмотрела на меня — я поправил ее мокрую челку, сползавшую ей на глаза. Твайлайт улыбнулась и опустила голову мне на плечо. Я откинул голову назад, упершись затылком в древесный ствол, закрыл глаза и просто отдался чувству ее присутствия рядом — присутствия самого близкого мне существа на земле...

В какой-то момент она расправила свои крылья и обняла меня ими в ответ. Так мы и сидели в объятьях друг друга: согревая и защищая от реальности вокруг.

Дождь продолжал идти, периодически добираясь до нас отдельным крупными каплями или наоборот, мелкими брызгами. Ветер все крепчал, сильнее раскачивая деревья — его отдельные холодные порывы задували и на нашу полянку, минуя плотную преграду из сосен.

Но нам было все равно. Все то прекрасное и чудесное, чему мы были свидетелями до этого, все еще оставалось в нашей памяти, но гораздо более прекрасным и чудесным было происходящее сейчас. Настоящая жизнь, бессмысленная и прекрасная, продолжалась — не только в таких бурных и незабываемых проявлениях, как дождь, но и в таких простых, но замечательных вещах, как наши чувства...

Шел дождь...