Вещи, которые лучше не знать

Семья Эппл была одной из самых уважаемых в Понивилле, ибо именно её члены когда-то основали этот городок. Всё началось с яблочной фермы «Сладкое Яблочко» и вольт-яблочного джема, снискавшего особую популярность и привлёкшего в тогда ещё маленькое колониальное поселение поток народа. На этом Бабуля Смит обычно заканчивает свой рассказ. Но никогда она не бросит ни единого слова о матери и отце троих жеребят, что остались на её попечительство совсем одни, когда большинство членов семьи Эппл либо разъехалось, либо скончалось от старости. Ибо это запретная тема не только в их семье, но и во всём Понивилле... Однако любопытная и настырная кобылка Даймонд Тиара хочет провести собственное расследование. Но она ещё не ведает, что есть вещи, которые лучше не знать...

Эплджек Эплблум Биг Макинтош Грэнни Смит Диамонд Тиара Другие пони

Слабости тех, кто выше. А также все связанное и иже с ними

Каждый правитель, как и все смертные, имеет слабости... Вот о слабостях кое-какого известного правителя Эквестрии мы и поговорим...

Форка и багрепортов псто

Проверка работоспособности добавления рассказа.

Дискорд Человеки

Цвет звёзд

Великолепная Старлайт Глиммер, появившись в сериале три сезона назад, почти никого не оставила равнодушным. Её или любят, или ненавидят — другого не дано. Не остался в стороне и Cold in Gardez, весьма известный в фэндоме автор, чьи рассказы уже публиковались в Эквестрийских Историях. На этот раз он обратился к событиям, произошедшим после поражения Кризалис в конце шестого сезона. Рой разгромлен, его королева в бегах, Старлайт живёт в Замке Дружбы со своей наставницей, принцессой Твайлайт Спаркл. Почти ничего не нарушает безмятежного течения времени…

Твайлайт Спаркл Старлайт Глиммер

Меня зовут Хайвз

Доктор Хайвз, терапевт клиники Понивилля, одной из лучших клиник Эквестрии. Он не любит правила, не любит общение с пациентами, но очень любит свою работу - разгадывать загадки. Он - талантливый диагностик, и делает свою работу лучше всех. К нему направляют самых безнадежных пациентов - тех, поставить диагноз которым стандартными методами невозможно.

ОС - пони

Холод в сердце

В одном из королевств Эквестрии, где уже множество лет — мир и покой, из дворца необъяснимо исчезает золотое украшение. Расследование король поручает одному из магов, но уже с первых шагов становится ясно: не всё так, как кажется на первый взгляд.

ОС - пони

Ткачи Миров

Где начинается наш мир? Чем заканчивается? Кто сотворил его? Мы не знаем. А что если... это тоже пони? Маленькая зарисовка.

ОС - пони

Брони и их сны

Брони - фанаты мира "их маленьких пони". Они живут в обычном мире... Но что, если Луна сможет наладить связь с ними и Эквестрией? Хотя бы во сне?

Принцесса Луна Человеки

Incidamus

Может ли пони быть настолько подавлен, что его кьютимарка исчезнет? Или до такого ни один себя не доведёт? А если всё таки она пропадёт, то что будет дальше?

Другие пони

Мы, Эпплы

На что готова ЭпплДжек ради ответа на самый главный вопрос?...

Твайлайт Спаркл Эплджек Биг Макинтош ОС - пони

Автор рисунка: Stinkehund
Немезида Крушитель миров

Дьявол

Раздалась целая серия громких скрипов. Стиснув зубы, Трикси продолжила читать книгу. Этот противный скрип раздался ещё раз, но уже чуть ближе — из соседней комнаты. Трикси это уже начинало порядком бесить. Когда она уже была готова закричать, надоедливые звуки наконец затихли.

— Разве так не лучше смотрится?

Раздражённая кобыла отвернулась от книги и оглядела комнату. Все стёкла в её квартире теперь просто сияли чистотой. Нет, они были не просто чистыми. Они сияли. Буквально.

Трикси ничего не сказала. А что вообще ей следовало сделать? Просто сидеть... молча сидеть.

— Думаешь, так сойдёт? Я могла бы отчистить их ещё лучше, если хочешь.

Кипящая от гнева пони вздёрнула голову и так посмотрела на пегаску, что та аж отпрыгнула от неожиданности.

— Оу, ну или так сойдёт.

Она улыбнулась и ушла. Улыбнулась она... Было ли что-то такое в выражении лица Трикси, что могло вызвать улыбку? Или просто сам факт уборки заставлял её улыбаться?

Это просто не укладывалось в голове. Побеспокоенная единорожка попыталась вернуться к чтению, но услышала негромкое пение. Всё, хватит. Трикси взглянула поверх книги и обнаружила то, что она надеялась никогда больше не видеть. Конечно, это была опять она, жёлтая пони, что негромко напевала и... вытирала пыль. Вытирала пыль со шкафов Трикси. С бюстов Трикси. Вообще со всего.

Это ведь была квартира не “мисс-красотки”. Ведь она должна была убираться только в своей комнате. Всё остальное под ответственностью Трикси. В конце концов это были вещи Трикси, и она сама решала, когда их нужно вытирать. За что? Святая Селестия, ну за что?

Волшебница снова стиснула зубы и уставилась на убирающуюся пони. Хватит быть такой милой! Хватит быть такой милой! Хватит быть такой милой! ХВАТИТ БЫТЬ ТАК...

— Ох! — Флаттершай взглянула на настенные часы. — Уже время для “Все мои жеребята”?

Успокоив свои нервы, Трикси хрустнула шеей и кивнула. Она не собиралась испортить себе просмотр серии злобой, так что решила пока не обращать на это внимание. И то, что её новая соседка тоже любила это шоу — было весьма некстати. Сначала было забавно, ведь пегаску пугал телевизор, она совсем не понимала, как он работает, но вскоре она потеплела к нему. И тут началось странное. Она смотрела всё то, что смотрит Трикси и... ей нравилось. Ведь так не должно происходить, да?

Розовогривая кобылка положила щётку и села на диван рядом с Трикси. Единорожка взяла магией пульт и включила телевизор, быстро переключила на нужный канал и попала ровно на начало.

— ...Льюис Сорел в роли Августы Локридж, Николас Костер в роли Лионела Локриджа...

Едва зазвучал привычный джазовый мотив, единорожка села поудобнее, пытаясь игнорировать ощущение того, что рядом с ней сидит кто-то ещё.

— Барон Кэпвелл, я... Я не думаю, что мы сможем быть вместе.

— Чушь, Мисс Джулия Уэйнрайт. Мы рождены друг для друга.

Как обычно, на экране разворачивалась драма. Трикси внимательно следила за происходящим, как меняются сцены, и вскоре им показали типичный роман в старшей школе. Да, сценаристы у шоу были блестящими.

— Ну да, будто бы я стал гулять с тобой. Ты тут только потому, что родители забыли про защиту.

— Возьми свои слова обратно!

— Заставь меня!

Сцена быстро переросла в драку. Флаттершай напугано ахнула. Оба героя были разняты директором и оттащены каждый в свой угол.

— СиСи Кэпвелл! Я знал, что найду тебя здесь. С моей кобылой? Как я и думал.

— Так ты принадлежишь Лайонелу Локриджу? Мисс Джулия Уэйнрайт, когда ты собиралась рассказать мне?

— Она не сказала тебе, потому что я прогнал её, ведь так, дорогая?

— Так значит, она более не принадлежит тебе, Локридж!

— Нет, Кэпвелл, он слишком силён!

Флаттершай взвизгнула и спряталась за соседкой, испуганно наблюдая за разворачивающейся сценой.

— Ты думаешь это столь необходимо? — спросила Трикси. — Ведь это всё всего лишь шоу.

— Оу, они поранят Джулию, я уверена.

— Ну конечно они не сделают этого, — возразила Трикси. — СиСи Кэпвелл не позволит навредить ей. Он ведь далеко не простак. Скорее всего, он наложил на него чары, помнишь, когда он рано ушёл с работы... Пока магия Локриджа не работает, он вполне может убить его.

— Правда? — Флаттершай нахмурила брови. — Это звучит не очень хорошо.

— Кэпвелл просто одержим Джулией, — сказала Трикси. — Он не остановится ни перед чем, чтобы быть с ней. Включая её мужа.

— Я думаю, что ей лучше будет с Мейсоном. Он такой милый и романтичный.

— Мейсон? Ха! Он же педик. Вот почему он сейчас напивается в баре, а не дерётся с ними за право быть с ней.

Обсуждение остановилось, когда шоу продолжилось.

— Никто из вас не будет с ней. С ней буду я, Круз Кастильо!

У обоих кобыл буквально отвисли челюсти.

— А разве Круз Кастильо не умер?

— Они вернули его!

Потом была вспышка магии, крики, вопли, несколько ударов, сцена вскоре сменилась, и наконец заключительный поцелуй.

— Лучше любить и потерять, чем не любить вовсе. Но что до меня, я ничего не потерял. Конец.

Пошли титры. Две пони молча уставились на экран.

— Йей! — воскликнула Флаттершай. — Она выбрала Лайонела, и они выпнули Кастильо из города.

— Пфф. Ей всё равно нужно было остаться с СиСи.

— Но он ведь убийца!

— Он получает что захочет. А что бы ты сделала на его месте? — Трикси взглянула на свою соседку.

— Ну, я бы спокойно спросила Лайонела Локриджа, можно ли мирно решить этот вопрос.

— Ну конечно бы ты так и сделала. Почему, по-твоему, Трикси спросила? А СиСи Кэпвелл не тратит времени на глупые обсуждения. Мейсон же при малейшей угрозе бежит с поджатым хвостом.

— Ну, я не видела, чтобы он поджимал хв...

— А как по-твоему называть его нежелание драться? Он позволил СиСи смеяться над собой! — уже в полный голос кричала Трикси.

Флаттершай опустила взгляд.

— Извини, не хотела рассердить тебя.

Единорожка стиснула зубы.

— Нет, мы ещё не закончили.

— Но я тебя вывела из себя. Я, пожалуй, просто пойду и ещё приберусь.

— Нет! Трикси хочет спорить!

Но пегаска уже отступила, взяла щётку и принялась за работу.

Единорожка уже была готова вскипеть и отчаянно сопротивлялась желанию запустить чем-нибудь потяжелее в свою соседку. Каким-то чудом пегаска всё ещё оставалась нетронутой. Трикси раздражённо простонала:

— Трикси уходит. И может сегодня не прийти.

Флаттершай отложила щётку.

— Ну ладно, я м...

— Нет, Трикси не интересно, что ты собираешься сказать. Она всё равно уйдёт, и не важно, что ты скажешь.

— Но я собиралась...

— Трикси не хочет слышать и звука, пока она уходит.

С этими словами она ушла, громко хлопнув дверью. После того как она вышла, она вдруг поняла, что сначала стоило подумать, куда вообще пойти. Трикси решила было отправиться в свой любимый ресторан, но быстро передумала. Ведь есть ещё один вариант... Иви!

Кивнув, кобыла пошла по улицам Мэйнхеттена. Иви всегда была рада гостям, и Трикси считала её своей подругой. Почему-то другие пони раздражались, когда долго слушали Трикси. Видимо, они были не настолько дружелюбные как Иви.

Квартира Иви была не слишком далеко от Трикси, да и единорожка была не прочь насладиться прогулкой в этот погожий денёк. Настроение сразу поднялось, когда она дошла до дома своей подруги. Она постучалась, и вскоре дверь открылась, явив хозяйку квартиры — тёмно-зелёную земнопони в бигуди.

— О. — Иви стояла и смотрела на Трикси.

Это было не совсем тем ответом, который ожидала гостья.

— “О” что?

— Эм...что-то не так?

Волшебница выглядела озадаченной.

— Много чего не так, но ты, видимо, имеешь в виду что-то конкретное?

— Разве Флаттершай тебе не рассказала? — спросила Иви.

— Что она должна была рассказать Трикси?

— Она пригласила меня погулять с ней сегодня.

Шестерёнки в голове Трикси были рады повращаться от мыслительного процесса, а не от надоевшего им за эти дни выдумывания планов жестокой расправы, но вдруг они остановились, её мозг был готов излиться проклятиями. Да этого просто быть не могло.

— Странно, что Флаттершай не сказала тебе. Надеюсь, в планах всё осталось по-прежнему. Пожалуй, мне нужно позвонить ей.

— Иви, ты уверена, что хочешь заняться этим сегодня? Смотри, какой хороший сегодня день, стоит ли его портить? — Единорожка широко улыбнулась и сделала приглашающий жест копытом в сторону открытой двери.

— Ну, я уже договорилась, Трикси, кроме того, Флаттершай была так рада прогуляться.

Трикси прикусила язык, чтобы не прокричать всё, что она думает об этой пони.

Иви взяла трубку и набрала номер Трикси. Единорожка втайне молилась, чтобы Флаттершай не вспомнила, что такое телефон. Она закатила глаза, вспоминая, как ей пришлось объяснять, что такое телефон, когда тот зазвонил. Флаттершай подпрыгнула с дивана на добрых полметра и уставилась на него, будто он собирается её живьём слопать. Трикси объяснила устройство телефона, снова показав тем самым, насколько чудесной бывает магия в быту. Эта пегаска такая деревенщина.

— Привет, Флаттершай, это Иви. Мне просто интересно... наши планы остаются прежними? Да? О, отлично. Просто Трикси пришла ко мне, и это несколько обескуражило меня. Есть ли какая-то причина, по которой ты не рассказала ей? — Иви взглянула на Трикси. — Ты пыталась, но она не слушала? В её духе. Не хочет ли Трикси пойти с нами, говоришь? — Теперь Иви полностью обернулась к Трикси.

Несколько подавленная на протяжении всего разговора единорожка внезапно оживилась и решительно помотала головой.

— О, да, думаю, она будет не против. Скоро увидимся. Пока-пока. — Земнопони положила трубку.

— Если ты не заметила, Трикси ясно дала понять, что она не хочет этого. — Лицо фокусницы помрачнело.

Иви отправилась в ванную, поманив Трикси за собой. Она начала стаскивать бигуди, придирчиво смотря в зеркало.

— Не понимаю, чем тебе не нравится Флаттершай. Она хорошая пони.

— Она полнейшее бедствие. Она постоянно убирает квартиру Трикси. Она не хочет спорить с Трикси, когда Трикси этого хочет. Она постоянно готовит вкусную еду, которая соблазняет Трикси, когда та входит на кухню.

— Да, это похоже на огромную проблему.

— Это был сарказм? — Волшебница никогда не могла сказать точно, шутит ли Иви.

— Тебе просто нужно дать ей шанс.

Единорожка закатила глаза. Иви не пришлось жить с этим кошмаром, и она не понимала, что ею движет. Расстроенная кобыла ждала, пока её коллега закончит с причёской, чтобы снова отправиться в ту адскую дыру, из которой Трикси только что посчастливилось убежать.

Судя по состоянию квартиры Трикси, Флаттершай была гостеприимной пони. Она многое успела сделать во время отсутствия владелицы. Всё вокруг было чище, чем когда-либо. Её соседка открыла окна, впуская тёплый воздух, а ещё она пододвинула журнальный столик к дивану. На столике стояла пара тарелок с печенюшками и сэндвичами с огурцами. А ещё там был заварочный чайник. Но у Трикси-то не было заварочного чайника. Как будто кто-то вроде неё вообще мог такой иметь. Значит, Флаттершай постаралась. Интересно, пегаска привезла его с собой или купила здесь? Оба варианта казались глупыми. Но кобыла решила, что её это абсолютно не заботит.

Раздражённая пони сидела в соседнем кресле и хмуро наблюдала, как Иви и Флаттершай общаются и пьют чай. Изящно пьют чай. Они слегка прикладывались к чашке и вытирали уголки губ салфетками. Трикси могла поклясться, что попала на средневековый светский раут.

К удивлению единорожки, Иви, казалось, нравится общаться с мисс добродетель. С каких это пор Иви нравится такое? Разве эта не та кобыла, с которой они совсем недавно изрядно повеселились в паре баров? А теперь она сидит здесь и хихикает. Изящно хихикает.

В какой-то момент они даже пытались подключить Трикси к разговору, но это было сложно. Она быстро заканчивала все предложенные темы, и вскоре попытки просто прекратились. Единорожка молчаливо потягивала чай и смотрела на часы. Каждая минута была сущей пыткой, а когда прошёл час, Трикси еле сдержалась от того, чтобы закричать и швырнуть в них подушкой.

И не было этому конца-краю. Ну конечно она могла бы просто взять и уйти. Пойти бродить по улицам, пинать в гневе пустые банки, но нет. Это было бы признанием поражения. Она должна была сделать хоть что-то. Настало время дать бой жёлто-розовой бестии, вместо того чтобы отсиживаться в окопах. Потом пришло озарение, и дьявольская ухмылка сама собой появилась на лице. Настало время нарушить этот фестиваль изящества.

Трикси ушла в другую комнату, взяла телефон и магией набрала номер Хью.

— Хью у аппарата.

— Привет, Хью, это Трикси. Флаттершай устроила сбор в квартире Трикси, и Трикси интересуется, не желаешь ли ты присоединиться?

— Воу, погоди, Флаттершай всех собрала, а ты зовёшь меня только сейчас? Буду через пару минут.

— Чудесно, ждём.

Повесив трубку, фокусница с трудом удержалась от злобного смешка. Хью, конечно, добрый пони, но у него нет никаких манер. Трикси не сомневалась, что он испортит тихие посиделки, устроенные Флаттершай. Довольная кобылка пошла обратно в комнату и, жуя печенье, стала ждать начала шоу.

Хью даже не стал стучаться в дверь, когда пришёл, он вообще никогда не стучался, и выглядел он именно так, как и ожидала того Трикси — будто он только что из душа и еле-еле успел расчесаться. А ещё он принёс с собой чипсов. Видимо, тусовка у него ассоциируется именно с такой едой.

— Так, где туса-то? — насмешливо спросил Хью, оглядывая тихую комнату.

Две кобылы обернулись на вошедшего, у обеих на лице застыло выражение крайнего смятения. Иви заговорила первой:

— Хью... как твои дела?

— Спасибо, хорошо. Я что-то пропустил? Ты мне забыла что-то рассказать? — спросил Хью, повернувшись к Трикси.

— Так значит Трикси тебя пригласила. — Иви взглянула на ангельски невинную единорожку пристальным взглядом, но ничего не сказала. — Нет, ты ничего не пропустил. Присаживайся. Чем больше, тем веселее.

Он плюхнулся на кресло. Флаттершай чуть-чуть расстроилась тому, что новоприбывший нарушил тему, но, нервно улыбнувшись, подвинулась ближе к столику.

— Флаттершай, знакомься. Это Хью, наш менеджер по костюмам.

— Ха, “менеджер” звучит слишком напыщенно. Вообще, это означает, что я нахожу всякое тряпьё и накидываю его на пони. — Хью улыбнулся и крепко пожал протянутое копыто Флаттершай, а затем подмигнул ей и продолжил:

— Рад официально поприветствовать новенькую в нашем коллективе. Большому Босу нужно будет найти для тебя костюм пошикарнее, когда придёт время следующего представления с химерой. Так что будет повод почаще видеться.

Пегаска неуверенно взглянула на жеребца. Видимо, она подыскивала слова, чтобы сказать хоть что-то. Трикси ухмыльнулась. Будто Хью даст ей вставить хоть слово.

— Ну так... — начала было Флаттершай.

— А где еда? — быстро спросил жеребец, взглянув на стол. — Думаю, чипсы не подойдут к этому, ведь так? Хотя ладно.

Коричневый жеребец открыл упаковку и стал счастливо уминать чипсы за обе щёки.

Две кобылы слегка поморщились, но быстро восстановили самообладание.

— А это вкусно? — спросил Хью, указав на чайник.

— Хочешь попробовать? — предложила Флаттершай.

— Гулять так гулять! Жахай полную!

Она наполнила полную чашку и дала Хью. Он взял и громко отпил.

— О, вау. Эт шикарно. — Он принялся жадно пить, хлюпая и сопровождая глотки довольными стонами. Кобылы поморщились сильнее прежнего. Жеребец на сей раз заметил это. — Что?

— Ну, эм, есть более приличный способ, эм, пить чай. — Флаттершай робко опустила голову.

Жеребец улыбнулся.

— Правда? А какой?

— Ну, сначала нужно взять чашку вот так.

Хью терпеливо следил, как пегаска пошагово объясняет ему весь процесс. К удивлению Трикси, Флаттершай смогла говорить целую минуту подряд, без прерываний сальными анекдотами или ненужными комментариями.

А потом он попробовал сам... Глаза Трикси обманывают её? Единорожка потёрла глаза. Нет, это правда, Хью научился пить чай без громкого чавканья и лишних звуков. Она смотрела, как он улыбнулся, а потом и вовсе рассмеялся, с радостью принимая участие во всём, что бы ни предложила жёлтая мегера. Трикси внимательно изучала его взгляд. Нет. Быть не может. А хотя, может быть. Если взглянуть внимательнее, то всё становится на свои места. Глупый жеребец просто втюрился в новенькую.

Спустя пару минут пегаска научила его этикету. Он не смог уничтожить чаепитие. Он принял в нём участие. Трикси смотрела, как Хью, жестикулируя копытами, рассказывает очередную историю, а кобылы рядом смеются над ней. Он всё испортил, только дополнил чаепитие.

Это был ужасный спектакль, и единорожка отчаянно желала взять и бросить в них чайным сервизом, но, несмотря на начальное удовольствие, это привело бы к ещё большему раздражению в дальнейшем. Ей не победить в этой битве. Вся вселенная ополчилась против Трикси.

— Трикси уходит, — сказала она и быстро поскакала к двери, прежде чем кто-то смог бы её остановить.

Два её новых друга уже ушли, Флаттершай с ними распрощалась. Иви даже сказала, что у неё давненько не было таких приятных вечеров. Хью поблагодарил за уроки этикета, пообещал зайти как-нибудь ещё и озорно подмигнул при этом. Пегаска не совсем понимала, как на это реагировать, но ей приглянулся жеребец со странным чувством юмора, пусть порой он и был несколько громким. Да, эти двое были приятной компанией. Её подруги были правы — пони в Мэйнхеттене хорошие.

Тихо вздохнув, Флаттершай принялась мыть свой небольшой чайный сервиз, а потом расставила всё по тем местам, как оно и стояло до чаепития. Закончив с уборкой, кобыла села на диван. А что теперь делать-то? Спать ложиться было ещё рановато. Трикси ушла, а Флаттершай не знала чем себя занять. В Понивилле всегда было чем заняться: помочь своим маленьким друзьям, немного прибраться в саду или просто прогуляться по саду, наслаждаясь природой. А здесь, в квартире, не было особых дел. Но потом она вспомнила. Она ведь ещё ничего не писала подругам. Конечно, она была здесь всего неделю, но уже столько всего могла рассказать.

Просеменив в комнату, Флаттершай нашла перо, чернила и листок бумаги, что взяла с собой в дорогу. Она села у маленького столика в своей комнате и принялась писать.

Дорогие друзья, как у вас дела? Надеюсь, в Понивилле всё так же хорошо, как было, когда я уезжала, и надеюсь, что мой отъезд не причинил никому неудобств. Как мои животные? Вы ведь помните об инструкциях, что я оставила вам, правда? Конечно помните, но если что, то я могу выслать копию.

Итак, пока моя жизнь в Мэйнхеттене просто прекрасна. В первый же день мне удалось уговорить химеру исполнить пару простых трюков. О, и я заранее извиняюсь, если это будет звучать как хвастовство. Но это не так. Я уверена, что любой пони смог бы со временем найти подход. А ещё им нужно было дать ей имя. Пока я остановилась на Жозефине. Думаю оно подходит, ну или надеюсь, что оно подходит.

Ни за что не угадаете, с кем я теперь живу! Ну конечно, вы можете угадать. Возможно, вы даже уже угадали. Я не хотела сказать, что вы не в состоянии угадать. Это было бы очень грубо с моей стороны. Но если вы всё же не угадали, это Трикси! Помните единорожку, выступавшую в Понивилле? Она работает в “Гривставлении”, и у неё здесь главный номер. Она прекрасная соседка. Правда, я не знаю, что она думает обо мне. Я постаралась оставить лучшее впечатление. Сегодня я почти весь день убиралась. Не то чтобы тут слишком грязно, просто мне особо нечем было заняться.

А ещё я устроила чаепитие. С двумя хорошими пони, которые тоже работают на “Гривставлении”. Думаю, можно будет сделать это еженедельным. Кстати о еженедельном, думаю, я буду писать вам раз в неделю. Этого будет достаточно? Или слишком часто?

Расскажите мне, как у вас дела? Надеюсь на скорый ответ.

Искренне ваша,

Флаттершай.

Довольная письмом, Флаттершай запечатала его в конверт и пошла бросить в почтовый ящик на первом этаже. На обратном пути она напевала про себя веселую мелодию. Вернувшись назад, она заметила, что дверь её соседки осталась открытой. Сомневаясь, пегаска переминалась с ноги на ногу. Трикси всегда закрывала комнату, ей, казалось, это было важно, хотя Флаттершай и не понимала, почему. Но раз дверь открыта, значит можно взглянуть.

Когда любопытство стало непреодолимым, она засунула голову в дверь. И широко открыла глаза от увиденного. Все стены были заклеены постерами с “Гривставления”, на всех сияла “Великая и Могущественная Трикси”. Даже стены были знакомого голубого цвета, как шёрстка фокусницы, а на потолке красовалась огромная кьютимарка. На шкафах были сотни книг о магии, несколько зеркал, фотографии с шоу были раскиданы вокруг.

Да, тут царил жуткий беспорядок. Остальная часть квартиры по чистоте могла соперничать с лазаретом, а тут, да. Флаттершай подумала, что Трикси будет не против, если она здесь немного приберётся. Может быть, такой поступок наконец растопит сердце единорожки. Улыбнувшись, кобылка взялась за работу.

Коридор был почему-то немного наклонен. Трикси не помнила, чтобы он был наклонен налево, когда она уходила. Нет, направо. Нет, снова налево.

Единорожка покачала головой. Она подняла одну ногу, а за ней другую и маленькими шажками отправилась к заветной цели — к двери в свою квартиру. К великому удивлению Трикси, ей это удалось даже ни разу не упав.

— Кому нужна компания, чтобы весело провести время? — пробормотала про себя фокусница. Она остановилась обдумать полученный вопрос. А был ли кто-то с ней в баре? Вообще-то, она пыталась вспомнить, с кем же она флиртовала. Но просто выкинула это из головы и пожала плечами.

Сияние её рога отразилось на ручке, когда она потянулась к ней своей магической хваткой.

— Будто какой-то жеребец достоин меня. — Трикси улыбнулась и вспомнила бар. — Серьёзное же пойло они мне дали.

Дверной замок упорно сопротивлялся попыткам кобылы попасть внутрь.

— Может быть, слишком сильное.

Дверная ручка ещё сильнее засияла отражением облачка магии вокруг рожка Трикси.

— Дай мне войти, ты маленький чертёнок!

Но замок наотрез отказывался делать что-то, кроме противного скрипа от возросшего давления. Трикси удивлённо моргнула. Она положила копыто на дверь и толкнула. С тихим скрипом дверь открылась, дверь была не заперта. Единорожка заворчала и вошла.

Огни в гостиной засветили прямо в глаза Трикси, заставив её раздраженно взвизгнуть и судорожно протянуть копыто, выключая свет. Её голова сильно заболела, затем Трикси споткнулась и упала на пороге своей комнаты. Перед ней появилось жёлто-розовое смазанное пятно.

— Ты в порядке? — спросило пятно.

Трикси покосилась на говорящую штуку. Что это такое? Ах да... эта добрячка. Её мозг приготовил план яростной атаки существа перед собой с помощью шара негативной энергии, накопленной в ходе неравной борьбы с замком, но потом мозг решил, что пора баиньки, и Трикси зевнула. Пьяная единорожка похлопала жёлто-розовое пятно по голове.

— Хорошо. Ничего такого, чем нужно забивать твою головушку. Трикси пойдёт... спать. Я люблю спать.

Пятно подошло ближе явив на себе пару встревоженных голубых глаз.

— Ты уверена, что в порядке? Ты нехорошо выглядишь и говоришь... странно. Думаю, тебе нужно прилечь.

Пятно отвело Трикси в её комнату и уложило в кровать. Трикси удовлетворённо вздохнула и улеглась на самый уютный и мягкий в мире прямоугольник.

— Просто приляг. Пожалуй, мне нужно померить твою температуру. — Жёлтая штука, что, как полагала Трикси, была пони, вроде её соседкой, вышла из комнаты. Она пыталась вспомнить, но это было сложно. Она пила, чтобы забыть что-то. Кто вообще была эта пони?

— Посмотрим. — Пони вставила термометр в рот Трикси. — Хм... странно, температура в порядке. — Флаттершай приложила копыто ко лбу единорожки. — Не похоже, что ты простудилась. Это странно. Ладно, позволь мне хотя бы сделать для тебя суп. Хорошая добрая порция горяченького супа исцелит всё что угодно.

— Не, не нада супа. — Трикси остановилась и вгляделась в гриву пегаски. Она протянула копыто, чтобы потрогать её. — Знаешь, розовый — красивый цвет. Я люблю его. Хорошо бы его было побольше.

— О, ну спасибо. — Повисла пауза. — Так ты в порядке?

Мечтающая о кровати кобыла всё трогала гриву пегаски, смотря, как та колышется из стороны в сторону.

— Я... нормально.

— Ну, если ты так любишь розовый, это хорошая возможность. Я тут убиралась в комнате и обнаружила, что она плохо покрашена, особенно за мебелью. Я могла бы покрасить лучше, если ты хочешь. Думаю, я смогу достать розовой краски.

— Звучит хорошо. А теперь спать. — Трикси прижала голову к подушке.

— Ты уверена, что в порядке? — спросила Флаттершай.

— Да в порядке... в порядке. — Пьяненькая пони зевнула.

— Ну, завтра выходной, так что можешь хорошенько выспаться.

Но единорожка уже не слышала, она уснула.

Голова просто раскалывалась. Головная боль затаила ненависть на мозг и жаждала крови. У Трикси ушёл почти час, чтобы открыть глаза и не сжечь при этом мозг за ними. Когда она открыла их, начался привычный процесс фокусировки зрения. Пару раз моргнув, она досрочно завершила этот процесс. Но тут же пожалела об этом.

Розовый. Розовый повсюду.

Похмельная пони медленно поднялась. Стены, её стены стали розовыми. Даже дверь стала розовой. Даже её кьютимарка на потолке теперь была на розовом фоне. Её афиши были украшены бабочками, кроликами, цветочками и котятками. А ещё маленькими сердечками. Маленькими, розовыми сердечками.

Трикси моргнула. И ещё раз. А потом спряталась под одеяло и снова вылезла. Нет, это был сон. Больной пьяный бред. Голова раскалывалась как никогда прежде. Повинуясь боли, она положила пару подушек на голову. Её план был прост. Она просто подождёт, пока боль не утихнет, а потом снова вылезет, и всё перестанет быть таким розовым. Ведь это просто шутка её уставшего мозга. Через полторы вечности боль наконец поутихла и достигла переносимого уровня. Трикси выглянула из-под одеяла. Всё по-прежнему розовое. Единорожка почувствовала рвотный позыв и быстро побежала в ванную. Когда вчерашняя еда вышла на бис, пони с ужасом вернулась в комнату.

Что случилось? Она пыталась вспомнить события вчерашней ночи, но всё было будто в тумане. Кто это сделал? Нет. Нет. Это наверняка сделал какой-то злой демон. Точно, какая-то злая сущность проникла в квартиру, что-то ужасное, что-то, что смогло докопаться до самых её страшных кошмаров. Трикси вернулась в кровать и завернулась в одеяло наподобие кокона. Она дрожала и отчаянно пыталась взять себя в копыта.

Дверь в комнату Трикси зловеще скрипнула и медленно открылась. Трикси замерла. Это был он. Её мучитель. Единорожка осторожно натянула на себя одеяло. Её глаза выглядывали из-за шерстяного щита и смотрели на глаза предвестника ужаса.

— О, ты проснулась. Ты долго спала. Пока ты спала, я приготовила для тебя сюрприз. — С этими словами демон обвёл копытом стены. — Что думаешь?

Демон точно наслаждался её пыткой. Единорожка уставилась на него яростным взглядом, глаза буквально налились кровью. Дьявольское отродье дрогнуло под пристальным взглядом. Трикси продолжала смотреть. Взгляд с каждой секундой становился всё твёрже и твёрже. Демон нервно начал отступать, но нет, ему не отделаться так легко. Трикси сбросила одеяло и бросилась за демоном.