S03E05

От Издателя:

Вниманию читателей представляется интересный и, более того, уникальный документ из далёкой Эквестрии. Некоторое время назад мы смогли получить доступ к нескольким книгам, отражающим разнообразие мира Эквус (который, вопреки мнениям некоторых, не из одной Эквестрии состоит). Среди этих книг было несколько сборников мифов и фольклора (речь, заметим, о вполне академических изданиях), в частности, сборник “Мифы и предания народов Юго-Восточной Грифоники” под редакцией выдающегося эквестрийского учёного д-ра Фэйри Спэйна. Но это ещё не всё: данные издания происходят непосредственно из библиотеки принцессы Твайлайт Спаркл, выдающейся пони, которая, вероятно, не нуждается в представление. Потому во многих местах в книгах можно увидеть пометки и примечания, сделанные самой принцессой, либо её верным соратником драконом Спайком, а также другими известными лицами (но конкретно в этом сборнике таких нет). Сначала в наши планы входило перевести и представить читателям этот сборник целиком, однако очень скоро нам стало ясно, что эта задача в обозримом будущем невыполнима. Тогда возникла идея сделать подборку наиболее интересных сюжетов из каждого раздела. Но в конце мы всё-таки решили перевести один конкретный раздел и представить его с комментариями редактора сборника, а так же пометками Твайлайт Спаркл и Спайка. Наши собственные комментарии решено было свести к минимуму (все примечания проставлены в квадратных скобках). Для ряда оригинальных понятий, использованных в эквестрийском переводе, подобраны более или менее подходящие аналоги. Мы выражаем надежду, что этот слабый перевод будет интересен читателям и раздвинет их представление о мире Эквус и населяющих его народах. Благодарим за внимание!

Мифология каланнов и ланчи.

Представленные в этом разделе мифы принадлежат народу грифонов, именующихся себя “каланн”, и, в свою очередь, разделённого на несколько отдельных этносов, среди которых наиболее заметны горные каланн, лесные каланн, и речные каланн (или ланчи). Язык их принадлежит к ветви т.н. сихо-каланнских языков, и, по мнению большинства исследователей, его носители обитают на этой территории не менее двух тысячелетий. Большинство каланнов живет в горах и лесах, окружающих верховья Шаваймуит (или Шавакха на местном языке), Золотой реки, или на берегу самой реки (сами каланн называют её так же Великой рекой), либо её притоков. Так же как у хуо [мифы и предания народа хуо в оригинале содержались в предшествующем этому разделе Изд.], общество каланнов и ланчи даже в наше время стоит на низком уровне развития. Однако в сравнение с теми же хуо, эти народы достаточно давно миновали этап распада родовых и родо-племенных общин; в прошлом из их среды выделялись харизматичные военные лидеры (“владыки гор”), время от времени создававшие протогосударственные образование (подробнее см. работы Губерта фон Швайнштейна [первый исследователь, серьёзно занимавшийся изучением каланнов и ланчи — Изд.] и его последователей, или (на эквестрийском) ”Государствобразующие процессы у сихо-каланнских народов” Голден Хэй)  На протяжение веков разные племена каланн воевали друг с другом и с соседями. Разумеется, своим цивилизованным соседям каланны редко могли нанести серьёзный урон, ограничиваясь набегами, хотя около 800 лет назад речные и горные каланны под началом своего военного вождя Боу Чхи (вероятно, самого знаменитого героя народа каланн) взяли и разграбили богатый город Канукэмая. Традиционно каланн занимаются земледелием на горных склонах или на расчищенных участках в лесу (даже в наши дни преобладает подсека и перелог), охотой и собирательством, а у ланчи высоко развито рыболовство, кроме того, они уже достаточно давно начали заниматься разведением скота, в первую очередь, свиней. У ланчи и части горных каланн куда и более развито земледелие, кроме того, у ланчи уже несколько веков существуют настоящие города (впрочем, и у них большинство населения обитает в небольших деревнях). Мифология каланнов и ланчи достаточно примитивна и не структурирована, и мифы ещё четко существуют отдельным пластом, а не в виде приложения к волшебной сказке, как у более высокоразвитых народов. Что касается собственно сказок, то среди них преобладают этиологические, либо простейшие бытовые (например, про конфликт жены и сестры героя, по нарушенное табу, ссору между братьями, и т.п.). Особенностью фольклора ланчи является наличие в нём довольно большого объёма плутовских сказок, явно возникших под влиянием соседних народов. Но примечательно, что сюжеты в них часто не развиты, а герой-плут оказывается вовсе не хитроумным обманщиком, изящно оставляющим в дураках соперников, а недалёким, и попросту глупым персонажем, который подчас не выигрывает даже в силу счастливого стечения обстоятельств. У ланчи есть и собственный стихотворный эпос, посвященный подвигам культурного героя Кай Хо, а так же уже упомянутого вполне исторического полководца Боу Чхи (в каланнской среде отдельные сюжеты этих эпосов известны в виде преданий; учёные, однако, не пришли ещё к единому мнению относительно того, идёт ли речь о заимствование фрагментов эпоса, либо же, напротив, эпос возник из разрозненных прозаических преданий). Из специфически реалий, свойственных фольклору этих народов, можно отметить частое упоминание гор и большой реки, а так же рыб. Зато сюжетов, связанных с морем, а так же городской культурой (если речь не идёт о завоеваниях) практически нет (у ланчи, с некоторых пор начавших возводить города, они могут выступать местом действия бытовых сказок — но город там ничем не отличен от деревни).    

1. О возникновение мира.

Прежде чем возник мир, земля и вода еще не имели определенной формы. Свет и тьма были перемешаны, и в пустоте клубились облака тумана и дыма. Но вот Великий Предок Уди проснулся от сна и породил сам от себя двенадцать сыновей и двенадцать дочерей — Великих натов [т.е. духов или божеств; строго говоря, термин не каланнский, однако часто используется в преводах (Прим. Ред.)]. Первейшим из них был Владыка Неба Таджа [Обратите внимание, что, хотя традиционного для многих грифоньих культур Вселенского Яйца в этом мифе нет, ссылка на него сохранилась, т.к. само имя “Уди” на языке каланнов означает буквально “яйцо”. (Прим. Ред.)] Дети Уди начали обустраивать мир. Но сперва он был пуст и безжизненен. Так прошло много лет. Постепенно на земле, на самых лучших местах, выросли травы и деревья, но чахлые и маленькие, ведь света совсем не было. Потом в мире появились птицы. Сперва птицам нелегко жилось, ведь им приходилось добывать себе пищу в темноте. Тогда Великие наты решили облегчить их судьбу. Подумав, он создал Солнце и Луну, и пустил их ходить по небу по кругу. И когда близиться рассвет, птицы поют, прославляя Небесных владык, даровавших им свет. Ну, а затем расплодились по миру всевозможные звери, гады и рыбы.

2. Как Великий Предок и его дети обустроили мир.

[Если первый миф записан у горных каланнов, то этот у ланчи. (Прим. Ред.)]

Прежде, чем возник мир, Великий Предок Уди дремал в пустоте, в которой только клочья тумана плавали. Когда же Уди проснулся, то он начал сгущать туман, так что тот со временем стал затвердевать. Сперва не было ни земли, ни воды, а всё было вперемежку, но Уди разделил их. Потом он породил мужское и женское начало, небо и землю. Эти первые дети Уди совокупились, и породили других натов и прочих духов, а их сын Таджа сделался  Небесным владыкой. Владыка окончательно отделил море от суши, а небо от подземного мира, сотворил Солнце, Луну и звёзды. Потом он породил свободные народы и выстроил дворец на вершине мира. Сначала никто из них не умирал: состарившись, они поднимались во дворец владыки, и вновь делались молодыми. Но потом один глупый юноша из озорства взлетел ко дворцу владыки, и тот страшно разгневался. В гневе Таджа навсегда запретил смертным подниматься в его дворец, и больше уже ничто не защищало их от смерти. Так что с тех пор они начали умирать, состарившись.  

3. Как появились Солнце, Луна и звёзды.

Когда-то не было на свете ни Солнца, ни Луны. Свет был только на небесах, но и там его было немного. И те звери и птицы, что жили тогда на земле, а было немного, страдали без света. И не было огромных лесов, ведь деревья вырастали маленькие и чахлые, точно трава теперь. Однажды три сестры, дочери ната неба, из озорства спустились на землю. А как спустились, то с ужасом поняли,  что не смогут подняться назад. В страхе они заметались, от тумана их крылья совсем отказались им служить, так что они не могли вернуться даже и тогда, когда их отец их разыскал. Тогда он спусти с неба золотую лодку, и поднял на неё старшую сестру. Для средней он спустил серебряную. Но для младшей ничего не осталось, и отец опустил её глиняный горшок. Горшок не выдержал подъёма и лопнул, младшая сестра упала, но поскольку падать было очень далеко, то она не долетела до земли, а рассыпалась множеством искр. Опечаленный отец сказал двум оставшимся дочерям:

— Видите теперь, до чего довела вас ваша глупость?

Они же в слезах молили простить и позволить искупить вину каким-нибудь делом. Тогда нат сказл:

— Отныне пусть старшая плывёт по небу в золотой лодке, а средняя — в серебряной, и освещают землю. Вот это будет вашим наказаниям.

И с тех пор сёстры, ставшие Солнцем и Луной, нескончаемо плывут по небу. Но говорят, что из-за того, что серебряная лодка всё-таки не такая прочная, Луна и убывает время от времени. А ещё говорят,  что если даже не будет в небе ни Солнца, ни Луны, то светить будут звёзды, что возникли, когда разлетелась искрами младшая сестра.

[В целом, миф носит следы заимствования из среды соседей; некоторые моменты слабо мотивированны, возможно, из-за искажения первоначального смысла. Срав. со сказкой “Солнце и Луна” народа чатан из соответствующего места нашего сборника. (Прим. Ред.)

Вкратце, сюжет, на который ссылается редактор сборника, таков: три сестры-грифины, дочери некой вдовы, идут в лес за пальмовым вином. На них внезапно нападают тигры, младшей удаётся улететь, а двум старшим звери помяли крылья и они вынуждены спасаться на дереве. Видя это с облаков, небесный дух сжалился над сёстрами, и спустил им свою золотую бадью; тиграм же он опустил старую бадью на гнилой веревки, и звери падают и разбиваются. Однако грифины не могут вернуться на землю, и духи превращают одну в Солнце, а другую в Луну. (Прим. Изд.)]

[Они бы уж определились, откуда у них там Солнце взялось! А то тут одно, там другое. Непонятно! (Прим. Спайка.)]

[Спайк! Ты что, опять пропустил предисловие? В любом случае, я тебе сто раз говорила — стройными и непротиворечивыми мифы бывают только в сборниках для жеребят! (Прим. Твайлайт Спаркл.)]

[Ну спасибо, Твайлайт! (Прим. Спайка.)]

4. Откуда пошли на свете разные народы.

Однажды Владыка небес Таджа смотрел на воды Золотой реки, восседая на террасе своего золотого дворца. Вдруг что-то сверкающие привлекло его взгляд. Быстро взвился он в воздух, и, слетев к реке, отыскал в воде волос, сиявший ярче, чем золотые стены дворца. Прозрев своим ясным взором находку, он понял, что это был волос из хвоста неведомой ему прекрасной богини. Тогда Владыка призвал своих слуг.

— Немедля летите к реке, — повелел он, — и разыщите, а потом приведите в мой золотой дворец ту чудесную женщину, что обронила этот волос. Я на ней женюсь.

Слуги, захлопав крыльями, взвились в небо и без устали искали три дня, пока, наконец, не нашли богиню Мю Ми, что была прекраснее солнечного света. Таджа женился на ней. Но оказалось, что даже Мю Ми не способна принять семя Владыки и большая часть его вырвалась наружу и расплескалось по миру. В свой срок Мю Ми произвела на свет Небесный народ [“Небесный народ”— грифоны. (Прим. Ред.)], который и поселился на горе Майя под крылом небесного владыки. А из того семени, что расплескалось по миру, родились иные народы ослы, кони, и прочие.  [В этой версии речь идёт именно о разумных существах.  Известны, однако, аналогичные сюжеты, в которых из разбрызганного семени рождаются и неразумные животные. (Прим. Ред.)]

[А про драконов ни слова! Но это даже к лучшему. (Прим. Спайка.)]

5. Как небесный народ сделался смертным.

Прежде народ небес, живя на горе Майя в центре мира, был избавлен от смерти. Если один из грифонов старился, то он взлетал на небо, и вновь делался молодым. Но однажды один грифон, умелый охотник, отправился в лес промышлять зверем. А двух дочерей оставил дома готовить обед. Но легкомысленные грифины ушли к подругам, да и забыли про всё. Отец их, вернувшись, не нашёл дома ни обеда, ни дочерей. Узнав, как вышло дело, он рассердился и полетел на небо. А небесные наты, узнав, что он не по старости к ним взлетел, тоже рассердились, и стали зверолова гнать прочь. Завязалась схватка, таким ловким оказался грифон воином, что даже и наты не могли его одолеть. Потом всё-таки стали брать верх, но с небес не скинули: бежал он от них и они его так и не поймали. В гневе Владыка небес запретил грифонам подниматься на небо вовсе, и больше не могут они туда взлетать.  И с той поры стали они умирать от старости. А тот зверолов, что подрался с натами, так и летает где-то в небе. Старики говорят, будто это он своими стрелами и копьями отбивает куски у Луны.

[А принцесса Луна в курсе? (Прим. Спайка.)]

6. Как появилась Золотая река.

Когда мир был ещё молод, там не существовало Великой реки, а на том месте, где он протекает, громоздились непреступные горы и шумели дремучие леса. Как-то могучий сын Небесного владыки Таджина Баяман повстречал в горах прекрасную богиню Кё Синг и возжелал её. Но Кё Синг, так же могучая и огромная, что и Бияман, была ещё и столь же упряма и своевольна, и отвечала ему, что согласиться выйти за него только если он докажет, что по праву зовётся сильнейшим из натов. Вскипела кровь Баямана, он принялся за работу. Могучими лапами он сокрушал скалы, крыльями валил вековые деревья. День за днём, год за годом трудился он, покуда там, где прежде высились горы, не протекла могучая река, какой нет равным в мире. Гордая красавица долго была недовольна трудами Биямана, но всё-таки пришёл день, когда она опустилась на землю рядом с Бияманом, когда тот отдыхал, закончив править русло одного из притоков, неподалёку от места впадения в Великую реку Жемчужной [самый большой приток Золотой реки; вероятно, название связано с речным жемчугом, который именно там добывают с древности в больших объёмах (Прим. Ред.)], и сказала Бияману, что он выполнил её волю и может взять её в жены. И так могучий Бияман и непреступная Кё Синг поженились. Среди их детей были и могучие духи, но были и смертные, ведь от них пошёл народ каланнов. А ещё рассказывают, что когда Кё Синг сказала Бияману, что согласна, тот так обрадовался, что выплюнул весь бетель, что был в его клюве. Бетель этот попал на скалы на другом берегу реки, вот потому-то Красные скалы сделались красными [действительно, в этом месте существуют внушительные утёсы, красно-бурые из-за выходов железа (Прим. Ред.)].

7. Почему поссорились наты Лам Ун и Суо Нга.

В прежние времена наты Лам Ун и Суо Нга [духи-покровители, соответственно, лесных каланн и ланчи (Прим. Ред.)] были большими друзьями. Они жили недалеко друг от друга, на разных берегах Великой реки. Часто вместе летали на охоту или в деревни, где им устраивали обильные приношения. И случилось однажды, что в деревне за рекой была свадьба, могучий вождь, владыка окрестных гор выдавал замуж дочь, и его односельчане готовили пышный праздник.

И Лам Ун позвал друга в деревню, сказав:

 — Друг мой! Я хочу лететь в такую-то деревню на свадьбу. Полетишь со мной?

 — С радостью, друг! — ответил тот, и они полетели.

Праздник начался, грифоны пили и если, пели песни, плясали и кувыркались. Вдоволь повеселился горный нат на пиру, и хотел уже отправляться домой, но видит, что друг куда-то пропал. Вот уже и ночь наступила, вот уже и полночь прошла, а его всё нет.  Пошёл искать и наконец разыскал равнинного ната в одном доме, где он лежал у большой ступы, до бесчувствия упившись хмельным казо [алкогольный напиток из толчённого риса (Прим. Ред.)] в луже своей и чужой блевотины.

— И неужто не совестно тебе! — упрекнул его  Лам Ун — Ну в каком виде ты здесь валяешься — в чужих плевках да своей блевотине! Смех, да и только!

А Суо Нга очнулся и страшно рассердилсь.

 — Ну, погоди! — грозил он — Ты ещё пожалеешь о своих словах!

 С трудом он поднялся в воздух и улетел, продолжая изрыгать проклятия. И с  той поры дружбы у них как не бывало. Сначала Суо Нга взбаламутил воду в реке и смыл берег, на котором Лам Ун ловил рыбу. Потом Лам Ун поднял с гор дождевые тучи и пролил дождь на Суо Нга, когда тот устроился отдохнуть на солнце; и с той поры начали наты пакостить друг другу. И окрестные жители страдали от их ссоры. А потом и вовсе, каждый нат призвал жителей своей области, и внушил им, что они не будут иметь покоя, пока не победят соседей. Вот с той-то поры и не ладят друг с другом каланны с гор и ланчи с приречных равнин.   

[Правильно, с пьяных глаз ещё и не то учудишь! Вот и у нас была жуткая ссора, когда Бэрри Панч, упившись до ловли Дискорда, поругалась с Кэррот Топ (та тоже сильно не трезвая была). Вот уж они учудили, ещё и похлеще, чем в этом самом мифе! И почему Твайлайт сделала фэйсхуф, когда я ей это сказал? (Прим. Спайка.)]

8. О том, как Боу Чхи завладел городом Канукэмая.

С тех пор, как Боу Чхи убил вождя, который посягал на его огурцы [широко распространённый в регионе сюжет; у многих народов в разных вариациях приписывается историческим лицам (Прим. Ред.)], он вошёл в большую силу. Сто горных владык летали под его крылом [число, несомненно, условно, однако не вызывает сомнений, что Боу Чхи имел множество союзников (Прим. Ред.)], а воины могли закрыть крыльями небо. И принялся он со своими воинами нападать на соседей. А как было войско у Боу Чхи сильным, то и побеждал он всех, убивал и прогонял побеждённых прочь, и забирал просо, рис, кур, свиней, таро и всё прочие, а деревни побеждённых сжигал. Но со временем ему это наскучило, и он решил пойти войной на могучий город Канукэмая, что лежал к югу от земли каланнов в излучине Великой реки [на самом деле, Канукэмая была ближе к морскому берегу, но не на нём; у города был отдельный порт в нескольких милях от него (Прим. Ред.)]. Сначала воины Боу Чхи испугались и удивились: никогда прежде каланны не захватывали города. Но Боу Чхи их успокоил. Собрал он могучее войско и отправился к городу, по пути захватывая встречные деревни. Вот подошли каланы к городу, и видят, что стены у него почти до неба, и все ворота на запоре, а защитники наготове. Но Боу Чхи не растерялся и сказал своим:

— Пусть они и закрылись от нас стенами, будто устрица в раковину. Ничего! Мы знаем, что не раскрыв раковины, устрицу не съешь! [Это известная у каланнов и ланчи пословица. Но здесь ещё и отсылка к названию “Канукэмая”, что можно понять как “Устричное место”  (Прим. Ред.).]

Воодушевлённые речью вождя, воины смело бросились в атаку. Завязалась битва. Кровь текла рекой, ведь защитники города, что грифоны, что копытные, подняли в небо тучи стрел и копий, а их пушки нанесли страшный урон нападающим своими разрывными снарядами [само упоминание огнестрельное оружия — очевидный анахронизм, однако ещё больший анахронизм — разрывные снаряды, появившиеся только в прошлом веке (Прим. Ред.)], но сердца воинов Боу Чхи не дрогнули. Они ворвались в город, и перебили или обратили в бегство его защитников, а после захватили богатую добычу — золото и серебро, вино, дорогие ткани, расписную посуду, самую лучшую пищу и тысячи рабынь и рабов. Сам король этого города [на само деле, своего короля в Канукэмаи не было, этот город входил в державу Сугранимана III; однако в хрониках есть упоминание о том, что наместник  Канукэмаи действительно погиб в бою (Прим. Ред.)] не избежал смерти: Боу Чхи сразил его в поединке своим огромным копьём. Три дня пировали победители, а потом сожгли город и вернулись в свою землю.

В оригинале были приведены ещё несколько бытовых (“Коварная сестра”, “Братоубийца”, “Как бедный сын вдовы стал правителем”) и “животных” (“Почему у кролика длинные уши”, “Как лягушка осталась без хвоста”, “Кошка, собака и свинья”) сказок. Они, в целом, довольно типичны для этих жанров, и, соответственно, не столь интересны. Потому, к сожалению, их мы не приводим.

Июль 2020.

Комментарии (5)

0

А Суо Нга очнулся и страшно рассердилась
рассердился.
Только вот, я честно, говоря, не помню, а разве в Эквестрии не всегда полнолуние? Впрочем, может, я ошибаюсь.

Artur
#1
0

Натягивать реальные мифы про светила на управляемую понями эквестрию вообще неблагодарно.

SMT5015
#2
0

Натягивать реальные мифы про светила на управляемую понями эквестрию вообще неблагодарно.

Ну... кто-то верит, что солнце катает по небу Селестия, а кто-то — во что-то другое;).

Redstar72
#5
0

Интересный вопрос... не задумывался об этом прежде.)))

Peter_88
#4
0

Сохранил.

Агриппина
Агриппина
#3
Авторизуйтесь для отправки комментария.