Автор рисунка: Noben

Прак­ти­чес­ки ник­то в Стой­ле Два не за­думы­вал­ся о том, от­ку­да бе­рет­ся тво­рог.

Впро­чем, это бы­ло не единс­твен­ным, о чем его оби­тате­ли прак­ти­чес­ки не за­думы­вались. У это­го бы­ло две при­чины. Во-пер­вых, лю­бое серь­ез­ное раз­мышле­ние о по­ложе­нии дел в Стой­ле бы­ло соп­ря­жено с рис­ком впасть в деп­рессию от осоз­на­ния ску­ки и од­но­об­ра­зия жиз­ни в нем. Да­же все мо­тиви­ру­ющие и приз­ванные под­нять дух ме­роп­ри­ятия, про­води­мые в Стой­ле, дав­но уже ста­ли частью ежед­невной ру­тины. Во-вто­рых, поч­ти все воп­ро­сы о том, от­ку­да что бе­рет­ся в Стой­ле, име­ли один из двух ва­ри­ан­тов от­ве­тов. А имен­но, "Все бла­года­ря сис­те­мам Стойл-Тек" или "Это де­ла­ет ма­гия". Или и то, и дру­гое од­новре­мен­но. Так что осо­бого лю­бопытс­тва жи­тели Стой­ла Два от­но­ситель­но его ус­трой­ства не ис­пы­тыва­ли.

Тем не ме­нее, не все его оби­тате­ли бы­ли столь пас­сивны. От­дель­ные по­ни все­реь­ез за­дава­лись раз­личны­ми воп­ро­сами, вро­де то­го, от­ку­да в Стой­ле бе­рет­ся тво­рог. Или шо­колад. Или во­об­ще лю­бая дру­гая еда, ко­торая не вы­ращи­валась в яб­ло­невом са­ду Стой­ла. Взять, к при­меру, обыч­ный яб­лочный пи­рог. Хо­тя ос­новным ин­гре­ди­ен­том в нем и бы­ли яб­ло­ки, его нель­зя бы­ло при­гото­вить из од­них толь­ко яб­лок. Нуж­но бы­ло еще тес­то, ко­торое ни­как нель­зя бы­ло при­гото­вить без му­ки, са­хара, и мо­лока. И ес­ли с дву­мя пер­вы­ми ин­гре­ди­ен­та­ми все бы­ло бо­лее-ме­нее по­нят­но — и пше­ницу, и са­хар­ную свек­лу, и да­же ка­као-бо­бы вы­ращи­вали на спе­ци­аль­но от­ве­ден­ных учас­тках яб­ло­нево­го са­да, то мо­локо ос­та­валось за­гад­кой. Из книг, имев­шихся в Стой­ле, мож­но бы­ло уз­нать, что рань­ше, еще до Кон­серва­ции Стой­ла Два, мо­локо да­вали ко­ровы. Од­на­ко ни­каких ко­ров в са­мом Стой­ле Два не бы­ло – тут бы­ли толь­ко по­ни и, у ко­го они бы­ли, их до­маш­ние пи­том­цы. Да­же ес­ли пред­по­ложить, что ка­кие-то за­пасы мо­лока и име­лись на мо­мент за­печа­тыва­ния Стой­ла, то за две сот­ни лет они дол­жны бы­ли пол­ностью ис­черпать­ся. И хо­тя всем ин­те­ресу­ющим­ся го­вори­ли, что мо­локо соз­да­ет­ся ма­ги­ей од­но­го из по­варов ка­фете­рия, это не ме­шало всем, ко­му не лень, при­думы­вать са­мые фан­тасти­чес­кие те­ории и по­том ис­кать им под­твержде­ние. По­жалуй, де­ло бы­ло да­же не в том, что в кни­гах по ма­гии не бы­ло та­кого зак­ли­нания — жизнь ста­новит­ся нам­но­го ин­те­рес­ней, ког­да пы­та­ешь­ся раз­га­дать ка­кую-ни­будь тай­ну. Те, кто ис­ка­ли раз­гадку, от­да­вали это­му де­лу прак­ти­чес­ки все свое сво­бод­ное вре­мя, и да­же прив­ле­кали к ней дру­гих по­ни. Да­же ор­га­низа­цию соб­ра­ли и наз­ва­лись "Ис­ка­теля­ми Ис­ти­ны". Но, как ни стран­но, из всех этих ис­ка­телей бли­же всех к раз­гадке уда­лось по­доб­рать­ся ни­чего об этом не по­доз­ре­ва­ющей еди­норож­ке по име­ни Лит­лпип.

Это про­изош­ло в ту по­ру, ког­да у нее еще не бы­ло кь­юти­мар­ки, и она от­ча­ян­но пы­талась най­ти свой осо­бый та­лант. Пос­ле то­го, как ее за­тея с изоб­ре­тени­ем но­вых ве­щей про­вали­лась, ее по­ис­ки све­лись к то­му, что она не­закон­но по­луча­ла дос­туп к лич­ным ве­щам по­ни, уже имев­ших кь­юти­мар­ку, в на­деж­де най­ти сре­ди них ка­кие-то "осо­бые сек­ре­ты". "Осо­бые" в смыс­ле то­го, что они име­ли от­но­шение к их осо­бому та­лан­ту. Нап­ри­мер, это мог­ло быть опи­сание си­ту­ации, ког­да бы­ла по­луче­на кь­юти­мар­ка, или ка­кой-то хит­рый спо­соб де­лать что-то всем из­вес­тное нам­но­го эф­фектив­нее. Нес­мотря на то, что ей по­рой уда­валось най­ти та­кие за­писи, ей это ни­как не по­мога­ло. Да­же на­обо­рот — не при­носи­ло ни­чего, кро­ме неп­ри­ят­ностей. Нес­коль­ко раз она по­пада­лась, что при­води­ло к дол­гим вос­пи­татель­ным бе­седам сна­чала со стой­лов­ским пси­холо­гом, а за­тем и на­чаль­ни­ком ох­ра­ны Стой­ла. Эти бе­седы, ко­неч­но, дей­ство­вали, но сов­сем не­дол­го — че­рез па­ру дней пос­ле оче­ред­ной по­им­ки Лит­лпип сно­ва ис­ка­ла под­сказ­ки о сво­ем осо­бом та­лан­те в чу­жих ве­щах. Нес­мотря на все за­вере­ния, что ее кь­юти­мар­ка обя­затель­но по­явит­ся, ког­да при­дет вре­мя, она ни­как не мог­ла сми­рить­ся с ее от­сутс­тви­ем, а дру­гого спо­соба быс­тро ее по­лучить она не ви­дела. Так что она пы­талась сно­ва и сно­ва, ста­ра­ясь при этом не по­падать­ся. Но пос­леднее у нее не очень хо­рошо по­луча­лось, и пос­ле то­го, как она по­палась на взло­ме ка­бине­та мис­те­ра Спаркл Сай­де­ра (где она рас­счи­тыва­ла най­ти сек­ретный ре­цепт мо­рожен­но­го), тер­пе­ние ох­ра­ны лоп­ну­ло и Лит­лпип от­ве­ли пря­мо к Смот­ри­тель­ни­це.

Выс­лу­шав суть де­ла и за­ез­женную от­мазку Лит­лпип в ду­хе "Я сде­лала это ра­ди кь­юти­мар­ки", Смот­ри­тель­ни­ца зак­лю­чила, что луч­шим вы­ходом из си­ту­ации бу­дет дать пус­то­бокой еди­норож­ке ка­кую-то ра­боту, что­бы она поп­ро­бова­ла свои си­лы. Что­бы иметь пред­став­ле­ние, с че­го на­чать, Смот­ри­тель­ни­ца от­пра­вила ее про­ходить Тест Со­от­ветс­твия Мет­ке, ко­торый был раз­ра­ботан, что­бы вы­явить силь­ные сто­роны по­ни, в ко­торых они пре­ус­пе­ют с на­иболь­шей ве­ро­ят­ностью. По ре­зуль­та­там Т.С.М. Лит­лпип пред­ла­галось стать или Пип­Бак-тех­ни­ком или ин­спек­то­ром вер­ности Стой­лу. Са­му Лит­лпип эти ре­зуль­та­ты не очень вдох­но­вили, но Смот­ри­тель­ни­ца бы­ла удов­летво­рена ва­ри­ан­том ра­боты ин­спек­то­ра. Рас­су­див, что бли­зость к ад­ми­нис­тра­ции Стой­ла да­ет боль­ше воз­можнос­тей для про­яв­ле­ния та­лан­та и, воз­можно, ско­рее вер­нет Лит­лпип на путь ис­тинный, Смот­ри­тель­ни­ца ре­шила дать ей сна­чала оп­ро­бовать свои си­лы на вто­рой дол­жнос­ти. По­лучив свой пер­вый Пип­Бак, без изоб­ра­жен­ной на нем кь­юти­мар­ки, Лит­лпип пог­ру­зилась в ра­боту ин­спек­то­ра.

Нес­мотря на то, что ей это бы­ло не очень ин­те­рес­но, она ста­ралась, как мог­ла. В кон­це кон­цов, это бы­ла пер­вая воз­можность поп­ро­бовать что-то за пре­дела­ми обыч­но дос­тупных ей за­нятий. По­нача­лу она убеж­да­ла се­бя, что все не так уж и пло­хо – нес­мотря на од­но­об­разность, по­ручен­ная ей ра­бота слож­ной не бы­ла, да и пла­тили за нее боль­ше, чем за лю­бую дру­гую ра­боту, пусть и сов­сем нем­но­го. Кро­ме то­го, Смот­ри­тель­ни­ца сде­лала для Лит­лпип ис­клю­чение, и вы­дава­ла ей зар­пла­ту не раз в не­делю, как это про­ис­хо­дило обыч­но, а в кон­це каж­до­го ра­боче­го дня. Она на­де­ялась, что та­кие не­боль­шие ре­гуляр­ные по­ощ­ре­ния мо­тиви­ру­ют Лит­лпип ра­ботать усер­днее, и вы­зовут у нее ин­те­рес к ее но­вой ра­боте. Что ж, в этом она не про­гада­ла – юная ко­был­ка дей­стви­тель­но пог­ру­зилась в ра­боту с го­ловой. И, как ни стран­но, имен­но это ста­ло при­чиной но­вых проб­лем.

Де­ло в том, что ей по­ручи­ли са­мую прос­тую и ба­зовую ра­боту, ко­торая вхо­дит в обя­зан­ности ин­спек­то­ра вер­ности Стой­лу — изу­чать и при­водить в по­рядок элек­трон­ный ар­хив с лич­ны­ми дан­ны­ми всех жи­телей Стой­ла Два. Хо­тя при­водить в по­рядок осо­бо бы­ло не­чего — Лит­лпип бы­ла не единс­твен­ным ин­спек­то­ром в Стой­ле, и ар­хив и так под­держи­вал­ся в над­ле­жащем сос­то­янии. Его нуж­но бы­ло толь­ко об­новлять, за­нося дан­ные о по­ни, по­лучив­ших кь­юти­мар­ку (и, со­от­ветс­твен­но, ра­боту в Стой­ле), и до­пол­нять лич­ные де­ла тех, кто уже был в ар­хи­ве. Как пра­вило, но­вого до­бав­лять всег­да бы­ло ма­ло, по­это­му Лит­лпип в ос­новном изу­чала на­ходя­щи­еся в нем дан­ные. Ну, как изу­чала. Сна­чала она прос­то чи­тала их — при на­селе­нии Стой­ла бо­лее, чем в ты­сячу по­ни, упом­нить все обо всех сра­зу прос­то не­воз­можно. Но чи­тала она вни­матель­но, на­де­ясь, что что-ни­будь в го­лове да ос­та­нет­ся. Тем бо­лее, что ин­форма­ции по каж­до­му от­дель­но взя­тому по­ни бы­ло нем­но­го — в элек­трон­ной фор­ме ука­зыва­лись толь­ко имя, фо­тог­ра­фия, изоб­ра­жение кь­юти­мар­ки, дол­жность и за­мет­ки ка­сатель­но ка­чес­тва ра­боты. Хо­тя Лит­лпип изу­чала ар­хив, в ос­новном, в ал­фа­вит­ном по­ряд­ке, она спер­ва ре­шила заг­ля­нуть в де­ла нес­коль­ких ее зна­комых. И, че­го уж та­ить, са­мой Смот­ри­тель­ни­цы. Ес­ли ин­форма­ция о ее зна­комых бы­ла до­воль­но пред­ска­зу­ема, то по­нача­лу Лит­лпип да­же не ду­мала, что лич­ное де­ло Смот­ри­тель­ни­цы бу­дет в ар­хи­ве. Од­на­ко оно там бы­ло, и дей­стви­тель­но со­дер­жа­ло ин­форма­цию о ней. Но в за­мет­ках бы­ло ука­зано лишь то, что эта Смот­ри­тель­ни­ца в Стой­ле Два седь­мая по сче­ту. При по­пыт­ке на­жать кноп­ку "Под­робнее", ко­торая бы­ла вни­зу каж­дой ан­ке­ты и от­кры­вала все лич­ное де­ло, тер­ми­нал со­об­щил Лит­лпип, что у нее нет дос­ту­па. По­лучив ана­логич­ный ре­зуль­тат с ан­ке­тами дру­гих важ­ных и/или из­вес­тных по­ни в Стой­ле (вклю­чая Вель­вет Ре­меди), еди­норож­ка по­няла, что прос­то так ин­форма­цию об осо­бых по­ни ник­то не уз­на­ет, и соч­ла та­кое по­ложе­ние дел впол­не ра­зум­ным, хоть и бы­ла нем­но­го расс­тро­ена. Удов­летво­рив свое лю­бопытс­тво, она вер­ну­лась к нор­маль­но­му изу­чению ар­хи­ва. Так она изу­чала его до тех пор, по­ка не дош­ла до по­ни по име­ни Чиз­кейк.

На пер­вый взгляд его ан­ке­та ни­чем осо­бо не от­ли­чалась от ан­кет дру­гих по­ни. Чиз­кейк был жел­то­вато-ко­рич­не­вым зем­ным по­ни с бе­лой гри­вой и кь­юти­мар­кой, по­хожей на ку­сок тво­рож­ной за­пекан­ки. В гра­фе "дол­жность" бы­ло ука­зано, что он яв­ля­ет­ся шеф-по­варом мо­лоч­ной кух­ни, но не это прив­лекло вни­мание Лит­лпип (по прав­де го­воря, она не сов­сем по­няла, что это зна­чит). Ее за­ин­те­ресо­вало зна­чение его кь­юти­мар­ки. По мне­нию Лит­лпип, она, ско­рее все­го, оз­на­чала, что осо­бый та­лант это­го по­ни — го­товить блю­да из тво­рога. В прин­ци­пе, это мог­ло бы и оз­на­чать, что у не­го прос­то та­лант по­вара, но тог­да Лит­лпип скон­цен­три­рова­лась имен­но на тво­роге. Это бы­ло выз­ва­но тем, что, как ни стран­но, тво­рог был са­мым лю­бимым ее ла­комс­твом в Стой­ле. Хо­тя ей нра­вились и дру­гие вкус­ности, ко­торые по праз­дни­кам по­яв­ля­лись в ка­фете­рии (тот же шо­колад, нап­ри­мер), тво­рог был пер­вым не­обыч­ным блю­дом в ее жиз­ни, и проч­но удер­жи­вал пер­венс­тво в спис­ке ее лю­бимой еды. По­это­му ее и за­ин­те­ресо­вал по­ни с кь­юти­мар­кой, име­ющей от­но­шение к ее лю­бимо­му блю­ду. Так что она ре­шила уз­нать про не­го под­робнее, и прос­мотреть бо­лее де­таль­ную вер­сию его досье. Од­на­ко удов­летво­рить свое лю­бопытс­тво у Лит­лпип не по­лучи­лось – при по­пыт­ке выз­вать раз­верну­тую ан­ке­ту сис­те­ма от­ка­зала ей в дос­ту­пе. Сна­чала Лит­лпип не по­няла про­изо­шед­ше­го. Она по­дума­ла, что слу­чай­но на­жала на ка­кую-то со­сед­нюю ан­ке­ту, и поп­ро­бова­ла сно­ва. Од­на­ко пос­ле нес­коль­ких по­пыток ей все же приш­лось сми­рить­ся с тем, что лич­ное де­ло Чиз­кей­ка за­сек­ре­чено. Ра­зоча­ровав­шись, что ни­чего уз­нать не вый­дет, Лит­лпип вздох­ну­ла и ста­ла изу­чать дру­гие ан­ке­ты. Но как бы она ни ста­ралась, мыс­ли ее то и де­ло воз­вра­щались к ан­ке­те шеф-по­вара. Он точ­но не за­нимал жиз­ненно важ­ной для Стой­ла Два дол­жнос­ти, и не был в чис­ле зна­мени­тос­тей, чьи лич­ные дан­ные име­ло бы смысл за­сек­ре­тить. По­это­му ог­ра­ниче­ние ин­форма­ции выг­ля­дело до­воль­но стран­но. Да­же по­доз­ри­тель­но. По не­кото­ром раз­мышле­нии Лит­лпип приш­ла к вы­воду, что он что-то зна­ет. Ка­кую-ни­будь тай­ну. Но ка­кую?

В го­лове Лит­лпип воз­ни­кали са­мые фан­тасти­чес­кие те­ории, по­ка она пы­талась дать прав­до­подоб­ный от­вет на этот воп­рос. В кон­це кон­цов, она приш­ла к то­му, что эта тай­на дол­жна быть свя­зана с тем, от­ку­да в Стой­ле бе­рет­ся мо­локо (и, со­от­ветс­твен­но, тво­рог). Она зна­ла от Ис­ка­телей Ис­ти­ны, пы­тав­шихся ког­да-то втя­нуть ее в свою де­ятель­ность, что с этим де­лом что-то не­чис­то. А раз Чиз­кейк имел де­ло с тво­рогом, то он неп­ре­мен­но дол­жен знать, от­ку­да он бе­рет­ся. Ре­шив для се­бя эту за­гад­ку, еди­норож­ка сно­ва по­пыта­лась сос­ре­дото­чить­ся на ра­боте. Но все ста­ло толь­ко ху­же. Те­перь ее под­мы­вало пой­ти и вы­ведать у Чиз­кей­ка ин­форма­цию о про­ис­хожде­нии тво­рога. Она изо всех сил соп­ро­тив­ля­лась, убеж­дая се­бя, что еще од­на по­пыт­ка за­лезть в чу­жие де­ла точ­но вый­дет ей бо­ком, но ма­лень­кая по­ни в ее го­лове с не­веро­ят­ной нас­той­чи­востью при­води­ла ей ар­гу­мен­ты, по­чему это сле­ду­ет сде­лать. Ее рас­сужде­ния бы­ли при­мер­но та­кие. Во-пер­вых, Лит­лпип си­дит в ар­хи­ве уже поч­ти что не­делю, а кь­юти­мар­ки у нее так и не по­яви­лось. И, как бы она ни ста­ралась, эта ра­бота ей не очень силь­но нра­вит­ся. Во-вто­рых, ка­ким бы об­ра­зом Чиз­кейк не до­бывал тво­рог, он точ­но де­ла­ет это без по­мощи ма­гии, по­тому что он зем­ной по­ни. Зна­чит, нес­мотря на прак­ти­чес­ки пол­ное от­сутс­твие ма­гичес­ких на­выков у Лит­лпип, она то­же смо­жет его до­бывать, как толь­ко уз­на­ет, как это де­ла­ет­ся. В-треть­их, она лю­бит тво­рог, а осо­бый та­лант, как пра­вило, свя­зан с тем, что лю­бишь. Впол­не воз­можно, что ее та­лант как-то свя­зан с ним! А не уз­нав, от­ку­да он бе­рет­ся, кь­юти­мар­ки ей не по­лучить. И, в-чет­вертых, вдруг все про­ис­хо­дящее — это и есть ее судь­ба? Не­удач­ные по­пыт­ки взло­ма, на­каза­ния, про­хож­де­ние Т.С.М, ан­ке­та Чиз­кей­ка — это не мо­жет быть прос­тым сов­па­дени­ем. Не­кая си­ла по­каза­ла Лит­лпип ан­ке­ту Чиз­кей­ка, яс­но дав по­нять, что он зна­ет свя­зан­ную с тво­рогом тай­ну. И те­перь эта си­ла тре­бу­ет, что­бы Лит­лпип вы­яс­ни­ла, в чем там де­ло.

На пос­леднем ар­гу­мен­те Лит­лпип сда­лась. Она ре­шила, что поп­ро­бу­ет вы­яс­нить, но за­кон­ным пу­тем. А имен­но – пря­мо спро­сив обо всем Чиз­кей­ка. Ес­ли судь­ба ей дей­стви­тель­но бла­гово­лит, то он ей все рас­ска­жет. Но сде­лать она смо­жет это толь­ко пос­ле то­го, как до­дела­ет свою ра­боту. Она сно­ва при­нялась за де­ло, но нес­мотря на все уси­лия, ей не уда­лось сде­лать все быс­тро. Из-за сво­их мыс­лей о сек­ре­тах Чиз­кей­ка, ко­торые все рав­но воз­вра­щались к ней, Лит­лпип до кон­ца дня бы­ла рас­се­ян­ной, и не ус­пе­ла вов­ре­мя до­делать вы­делен­ное ей за­дание. По­это­му это­го она за­сиде­лась в по­меще­нии ар­хи­ва до поз­дне­го ве­чера, и те­перь сом­не­валась, что ус­пе­ет расс­про­сить по­вара се­год­ня. Тем не ме­нее, она все рав­но нап­ра­вилась в сто­рону ка­фете­рия — ма­ло, ли, вдруг он за­дер­жался на кух­не. Од­на­ко она так и не доб­ра­лась ту­да — пе­ресе­кая вто­рой этаж Ат­ри­ума Стой­ла Два, Лит­лпип пря­мо под со­бой за­мети­ла Чиз­кей­ка. Сна­чала она об­ра­дова­лась и хо­тела прос­то дог­нать и обо всем расс­про­сить, но тут по­няла, что сов­сем не зна­ет, с че­го на­чать раз­го­вор. При­тор­мо­зив и за­думав­шись над этим, еди­норож­ка об­на­ружи­ла, что Чиз­кейк ве­дет се­бя как-то стран­но: же­ребец пос­то­ян­но ог­ля­дывал­ся, буд­то опа­са­ясь слеж­ки. Да и ид­ти он ста­рал­ся как мож­но ти­ше, слов­но не хо­тел, что­бы его об­на­ружи­ли. Лит­лпип это все по­каза­лось по­доз­ри­тель­ным, и она ре­шила прос­ле­дить за ним. В кон­це кон­цов, ей же все рав­но нуж­но бу­дет дог­нать его, что­бы спро­сить о тво­роге. И ес­ли зас­ту­кать его за чем-то, то он с боль­шей ве­ро­ят­ностью все рас­ска­жет. По­дож­дав нем­но­го, по­ка Чиз­кейк прой­дет, и убе­див­шись, что он ее не уви­дел, Лит­лпип от­пра­вилась вслед за ним.

Слеж­ка да­валась ей с тру­дом — нуж­но бы­ло дер­жать­ся дос­та­точ­но да­леко, что­бы он не за­метил ее, и при этом как-то не те­рять его из ви­ду. Ко­неч­но, бы­ло бы нам­но­го про­ще де­лать это, ис­поль­зуя Пип­Бак – сто­ило все­го зас­та­вить отоб­ра­жать­ся мет­ку Чиз­кей­ка на Л.У.М.е Лит­лпип, и она бы всег­да зна­ла, в ка­ком нап­равле­нии он на­ходит­ся. Од­на­ко, нес­мотря на то, что Пип­Бак у нее тог­да был, она не мог­ла сде­лать это­го – прос­то не зна­ла, что так мож­но. По­это­му ей приш­лось про­явить чу­деса скрыт­ности и ско­рос­ти. Ее ста­рания не прош­ли да­ром — Чиз­кейк так и не за­метил за со­бой "хвос­та". Так они спус­ти­лись на ниж­ние уров­ни Стой­ла, где на­ходи­лось раз­личное обо­рудо­вание жиз­не­обес­пе­чения Стой­ла. Ог­ля­нув­шись в пос­ледний раз, Чиз­кейк юр­кнул в од­ну из две­рей, сра­зу же зак­рыв ее за со­бой. Все еще ста­ра­ясь дви­гать­ся не­замет­но, Лит­лпип приб­ли­зилась к две­ри. Вы­вес­ка над ней гла­сила: "Кре­мато­рий: слу­жеб­ные по­меще­ния. Пос­то­рон­ним вход вос­пре­щен!".

"Очень стран­но", – по­дума­ла Лит­лпип. – "За­чем по­вару про­бирать­ся в кре­мато­рий?"

По­доб­равшись к две­ри вплот­ную, она прис­лу­шалась, ста­ра­ясь по­нять, что за ней про­ис­хо­дит. Но ей не уда­лось раз­ли­чить ни зву­ка – что бы ни про­ис­хо­дило в кре­мато­рии, оно бы­ло ти­ше гу­дения ламп в ко­ридо­ре. По­дож­дав не­кото­рое вре­мя, Лит­лпип наб­ра­лась сме­лос­ти заг­ля­нуть внутрь. По­пытав­шись от­крыть дверь она с удив­ле­ни­ем об­на­ружи­ла, что та за­пер­та. Это бы­ло по­доб­но крас­ной тряп­ке для бы­ка. Ес­ли рань­ше у нее и бы­ли сом­не­ния, то сей­час они пол­ностью ис­чезли – прос­то так в кре­мато­рии ник­то не за­пира­ет­ся. "Он оп­ре­делен­но что-то за­думал" – ре­шила еди­норож­ка, нап­рочь за­быв о сво­ем из­на­чаль­ном на­мере­нии. – "И Я неп­ре­мен­но дол­жна вы­яс­нить, что имен­но". Но бы­ла не­боль­шая проб­ле­ма — ей не­чем бы­ло от­крыть дверь. С мо­мен­та, как ее от­ве­ли к Смот­ри­тель­ни­це, она не но­сила с со­бой от­вер­тки с за­кол­ка­ми. Не най­дя поб­ли­зос­ти ни­чего, что мог­ло бы за­менить их, ей приш­лось быс­тро сбе­гать за ни­ми до­мой. И при этом не по­пасть­ся ох­ра­не – ина­че бы ее точ­но от­пра­вили в ее ком­на­ту, и убе­дились, что она ни­куда от­ту­да не де­нет­ся. К счастью, она ни­кому не по­палась по до­роге ту­да и об­ратно, а ее ма­мы до­ма по­ка не бы­ло – оче­вид­но, она про­води­ла вре­мя со сво­ими под­ру­гами. Схва­тив от­вер­тку и ко­роб­ку за­колок, Лит­лпип тем же пу­тем вер­ну­лась к кре­мато­рию и при­нялась за дверь. За ней бы­ло все так же ти­хо, и Лит­лпип на­чала вол­но­вать­ся, что Чиз­кейк ушел, по­ка она бе­гала за инс­тру­мен­та­ми. Из-за это­го она сло­мала нес­коль­ко за­колок, хо­тя за­мок и был прос­тым. Ког­да он на­конец-то сдал­ся, Лит­лпип быс­тро прош­мыгну­ла внутрь, зак­рыв за со­бой дверь как мож­но быс­трее. Она бо­ялась, что мо­жет стол­кнуть­ся ли­цом к ли­цу с Чиз­кей­ком (или дру­гими по­ни, ма­ло ли кто мог быть тут кро­ме не­го), но внут­ри ни­кого не бы­ло. И ни­чего то­же, за ис­клю­чени­ем до­воль­но вы­соко­го бе­лого пос­та­мен­та, на­ходя­щего­ся в цен­тре ком­на­ты. В даль­ней сте­не ком­на­ты на­ходи­лась еще од­на дверь. По­дой­дя к ней, Лит­лпип об­на­ружи­ла, что она то­же за­пер­та. И, ис­тра­тив все ос­таль­ные за­кол­ки, по­няла, что ее, по­хоже, не от­крыть. Это огор­чи­ло Лит­лпип, но от­сту­пать она не со­бира­лась. Вмес­то это­го она ре­шила по­ка ос­мотреть пос­та­мент, и вы­яс­нить, для че­го он был ну­жен.

Обой­дя вок­руг не­го, ей уда­лось уз­нать, что он име­ет пря­мо­уголь­ную фор­му. Но пред­назна­чение его ос­та­валось для нее за­гад­кой. Тог­да она по­пыта­лась заб­рать­ся на не­го, что­бы ос­мотреть его свер­ху — из-за сво­его ма­лень­ко­го рос­та она не мог­ла уви­деть, что бы­ло на­вер­ху, да­же ког­да сто­яла на зад­них но­гах, опи­ра­ясь пе­ред­ни­ми на од­ну из сто­рон пос­та­мен­та. Что­бы заб­рать­ся на не­го, ей приш­лось под­прыг­нуть, и, уце­пив­шись пе­ред­ни­ми ко­пыта­ми за вер­хний край, ле­вити­ровать свои зад­ние но­ги и под­тя­гивать­ся на пе­ред­них. Толь­ко пол­ностью ока­зав­шись на­вер­ху, Лит­лпип об­на­ружи­ла, что пос­та­мент на са­мом де­ле яв­ля­ет­ся, по-су­ти, не­боль­шим бас­сей­ном с тол­сты­ми (по­ряд­ка пят­надца­ти сан­ти­мет­ров) нем­но­го нак­ло­нен­ны­ми внутрь стен­ка­ми. И в нем сей­час ле­жала ка­кая-то по­ни.

Лит­лпип ни­ког­да рань­ше ее не ви­дела — ни вжи­вую, ни на фо­тог­ра­фи­ях из ар­хи­ва. По ви­ду она бы­ла стар­ше ее ма­мы лет на де­сять-пят­надцать. Смот­ря на то, как она уми­рот­во­рен­но ле­жит внут­ри, мож­но бы­ло по­думать, что она спит. Но толь­ко она не спа­ла, по­тому что ле­жала она под тол­щей жел­то­ватой суб­стан­ции, по ви­ду на­поми­на­ющей же­ле. После осоз­нания того, что пе­ред ней мер­твая по­ни, Лит­лпип ста­ло не по се­бе. Нер­вно сглот­нув, она по­дума­ла, что, на­вер­ное, ид­ти сю­да бы­ло не са­мой луч­шей иде­ей. И бы­ло бы неп­ло­хо уб­рать­ся от­сю­да пос­ко­рее, по­ка ее не за­мети­ли. Обер­нувшись, она ста­ла ис­кать спо­соб, как ей ти­хо спус­тить­ся об­ратно. Она так силь­но на этом сос­ре­дото­чилась, что не за­мети­ла, что ее пе­ред­ние ко­пыта по­тихонь­ку сколь­зят ко внут­ренне­му краю бас­сей­на. Она об­на­ружи­ла это толь­ко тог­да, ког­да на­конец пред­при­няла по­пыт­ку слезть от­сю­да — для сох­ра­нения рав­но­весия она по­далась впе­ред, и из-за это­го ее пе­ред­ние ко­пыта окон­ча­тель­но сос­коль­зну­ли. Ли­шен­ная опо­ры, Лит­лпип пос­ле­дова­ла за ни­ми и сва­лилась в бас­сейн. Все про­изош­ло так быс­тро, что она не ус­пе­ла из­дать ни зву­ка. Од­на­ко как толь­ко она ока­залась в суб­стан­ции бас­сей­на, то ин­стинктив­но на­чала ба­рах­тать­ся, пы­та­ясь не пой­ти ко дну. Хо­тя жид­кость бы­ла до­воль­но вяз­кая, Лит­лпип все рав­но на­чала мед­ленно то­нуть — как и все по­ни в Стой­ле, пла­вать она со­вер­шенно не уме­ла. Нес­мотря на сло­жив­шу­юся си­ту­ацию, ей по­ка уда­валось ка­ким-то об­ра­зом сох­ра­нять ос­татки са­мо­об­ла­дания и не кри­чать. Ка­кая-то часть ее соз­на­ния все еще на­де­ялась выб­рать­ся от­сю­да не­заме­чен­ной. И ей, на­вер­ное, это бы уда­лось, ес­ли бы во вре­мя сво­их ба­рах­та­ний она не кос­ну­лась ле­жащей на дне по­ни. Че­рез нее буд­то прош­ла вол­на чис­то­го ужа­са. За­быв обо всем, она за­вопи­ла, и тут же ста­ла зах­ле­бывать­ся от хлы­нув­шей ей в рот жи­жи, и ста­ла то­нуть еще быс­трее. На­вер­ное, на этом бы ее жизнь и за­кон­чи­лась, ес­ли бы в этот мо­мент кто-то не схва­тил ее за гри­ву и не на­чал вы­тас­ки­вать из бас­сей­на. Уже че­рез нес­коль­ко се­кунд пок­ры­тая слизью еди­норож­ка си­дела на по­лу, вы­каш­ли­вая по­пав­шую ей в рот жид­кость и про­тирая от нее гла­за.

– Ты как, в по­ряд­ке? – обес­по­ко­ен­но спро­сил го­лос молодого жеребца. Под­няв го­лову, Лит­лпип об­на­ружи­ла, что к ней об­ра­ща­ет­ся Чиз­кейк.

– В..вро­де да, – не­уве­рен­но от­ве­тила она. – Спа­сибо, что вы­тащи­ли ме­ня.

– Хо­рошо, – об­легчен­но вы­дох­нул он, но че­рез мгно­венье стал серь­езен. – Что ты тут де­лала во­об­ще? Как по­пала сю­да?

— Я... — на­чала Лит­лпип, су­дорож­но при­думы­вая ка­кую-ни­будь от­мазку, но не ус­пе­ла.

– Так, что тут про­ис­хо­дит? – вне­зап­но раз­дался го­лос со сто­роны вхо­да. Обер­нувшись, Лит­лпип уви­дела, что к ним приб­ли­жа­ет­ся од­на из ох­ранниц Стой­ла Два. — Я слы­шала, что кто-то кри­чал.

"Вот же черт" – по­дума­ла Лит­лпип.

– Эй, Я тут ни при чем! – от­ре­аги­ровал Чиз­кейк. — Я во­об­ще не знаю, кто она и как сю­да по­пала. Я точ­но пом­ню, как зак­ры­вал вход­ную дверь. Ее здесь во­об­ще не дол­жно быть!

– О, смот­ри­те, кто тут у нас, – про­иг­но­риро­вав сло­ва же­реб­ца, ох­ранни­ца нак­ло­нилась к Лит­лпип. — Что, и не­дели не мо­жешь про­дер­жать­ся, что­бы не со­вать нос, ку­да не сле­ду­ет? Я-то ду­мала, что хоть Смот­ри­тель­ни­ца те­бе смо­жет по­мочь, — нем­но­го ра­зоча­рован­но вздох­ну­ла она. — Лад­но, пой­дем, пос­лу­ша­ем, что она на это ска­жет. Ты, кста­ти, то­же, – она пос­мотре­ла на Чиз­кей­ка. – Рас­ска­жешь, что тут про­изош­ло.

***

– Те­бе есть, что ска­зать в свое оп­равда­ние? – ус­та­ло по­ин­те­ресо­валась Смот­ри­тель­ни­ца у Лит­лпип, ког­да ей из­ло­жили суть про­изо­шед­ше­го.

– Чиз­кейк вел се­бя как-то по­доз­ри­тель­но, – от­ве­тила Лит­лпип, опус­тив го­лову. – Я по­дума­ла, что нуж­но за ним прос­ле­дить.

– По­нят­но. Но по­чему ты ни­кому об этом не ска­зала? Ты чуть не по­гиб­ла из-за это­го.

– Я со­жалею.

Смот­ртель­ни­ца вздох­ну­ла.

– Пос­лу­шай, Лит­лпип, Я не ви­ню те­бя. Твоя ини­ци­ати­ва дей­стви­тель­но дос­той­на пох­ва­лы, но ты не дол­жна бы­ла дей­ство­вать в оди­ноч­ку. Ес­ли бы ты спро­сила, то уз­на­ла бы, что не­дав­но отец Чиз­кей­ка пов­ре­дил се­бе но­гу, и сей­час Чиз­кейк по­мога­ет ему с его ра­ботой в кре­мато­рии. И он не хо­тел, что­бы пос­то­рон­ние зна­ли, что он ра­бота­ет еще и с мер­твы­ми. Но вмес­то это­го ты ве­ла не­закон­ную слеж­ку и вло­милась на зак­ры­тую тер­ри­торию. Так что нес­мотря на твои бла­гие на­мере­ния, мне при­дет­ся те­бя отс­тра­нить от ра­боты ин­спек­то­ра на ка­кое-то вре­мя.

– И все? – уди­вилась Лит­лпип, впер­вые за вре­мя раз­го­вора пос­мотрев пря­мо на Смот­ри­тель­ни­цу.

– Не сов­сем. Ес­ли Я пра­виль­но пом­ню, твой Т.С.М. по­казы­вал, что ты мо­жешь быть так­же Пип­Бак тех­ни­ком. Так что по­ка поп­ро­буй свои си­лы на этой ра­боте. Ес­ли за две не­дели твой та­лант не про­явит­ся, ты смо­жешь вер­нуть­ся об­ратно и поп­ро­бовать сно­ва. Ду­маю, ес­ли ты на­учишь­ся сле­довать пра­вилам, то из те­бя вый­дет от­личный ин­спек­тор, – улыб­ну­лась Смот­ри­тель­ни­ца. – А сей­час, ду­маю, те­бе луч­ше при­нять душ и вер­нуть­ся до­мой.

Лит­лпип кив­ну­ла, и нап­ра­вилась к вы­ходу.

– Мне убе­дить­ся, что она дой­дет ку­да нуж­но? – по­ин­те­ресо­валась при­вед­шая Лит­лпип ох­ранни­ца.

– Не сто­ит, – мах­ну­ла ко­пытом Смот­ри­тель­ни­ца. – Ду­маю, она сей­час не ста­нет ку­да-ли­бо лезть еще. Воз­вра­щай­тесь на пост.

– Есть, мэм, – от­да­ла честь ох­ранни­ца и уда­лилась. В офи­се Смот­ри­тель­ни­цы ос­та­лись толь­ко она и Чиз­кейк.

– Лов­ко вы при­дума­ли ис­то­рию с по­мощью в кре­мато­рии, – на­чал Чиз­кейк как толь­ко за ох­ранни­цей зак­ры­лась дверь. – Я до та­кого бы точ­но не до­думал­ся.

– Я до­воль­но неп­ло­хо им­про­визи­рую, – по­жала пле­чами Смот­ри­тель­ни­ца. – Не мог­ла же Я ска­зать, что ты со­бира­ешь­ся из­влечь кос­тный мозг мер­твой по­ни для соз­да­ния сво­его мо­лоч­но­го та­лис­ма­на.

– Во­об­ще-то кро­вяно­го, – поп­ра­вил же­ребец. – Вы же зна­ете, что та­лис­ма­ны спо­соб­ны соз­да­вать толь­ко прос­тые хи­мичес­кие со­еди­нения. Мо­локо же очень слож­ная суб­стан­ция, ни од­но­му та­лис­ма­ну не под си­лу его вос­про­из­вести. Кро­вяной та­лис­ман — са­мое боль­шее, на что мы мо­жем рас­счи­тывать. И то, при ус­ло­вии, что кос­тный мозг не бу­дет пов­режден в про­цес­се соз­да­ния та­лис­ма­на.

— Да, да, Я это и име­ла вви­ду. Ты же все рав­но со­бира­ешь­ся вста­вить его в свой ап­па­рат, про­из­во­дящий мо­локо при по­мощи кро­ви, так что по су­ти это ни­чем не от­ли­ча­ет­ся от мо­лоч­но­го та­лис­ма­на. Ты мне луч­ше вот что ска­жи. Ка­кими мо­гут быть пос­ледс­твия то­го, что Лит­лпип упа­ла в твой рас­твор?

— Вы спра­шива­ете о пос­ледс­тви­ях для нее или для мо­его эк­спе­римен­та? — уточ­нил Чиз­кейк.

— И о том, и о том.

— Ну, Я ду­маю, что ни­чего пло­хого не дол­жно про­изой­ти в обо­их слу­ча­ях. Лит­лпип кон­такти­рова­ла с рас­тво­ром не­дол­го, и он не ус­пел на нее пов­ли­ять. Что ка­са­ет­ся те­ла Рэд­фрост, то оно ус­пе­ло про­питать­ся рас­тво­ром еще до то­го, как эта ко­был­ка в не­го упа­ла. Кста­ти, раз речь заш­ла о Лит­лпип, вы не бо­итесь то­го, что она мо­жет нас рас­крыть? Ма­ло ли, вдруг она еще за­хочет пош­пи­онить за мной.

– На этот счет не вол­нуй­ся, – за­вери­ла его Смот­ри­тель­ни­ца. – Пос­ле про­изо­шед­ше­го она вряд ли по­кажет­ся у кре­мато­рия без край­ней не­об­хо­димос­ти. Кро­ме то­го, Я на вся­кий слу­чай бу­ду наб­лю­дать за ней, по­ка она не по­лучит кь­юти­мар­ку. Но раз­ве се­год­ня твой эк­спе­римент не дол­жен был за­вер­шить­ся?

– Да, так и дол­жно быть, — удив­ленно мор­гнул же­ребец. — Как вы уз­на­ли?

– Я – Смот­ри­тель­ни­ца. Я знаю обо всем, что про­ис­хо­дит в мо­ем Стой­ле, — до­воль­но улыб­ну­лась она.

– По­нят­но, кто-то из по­мощ­ни­ков про­бол­тался, — мед­ленно кив­нул Чиз­кейк. — А Я бы­ло хо­тел сде­лать для вас сюр­приз. Лад­но, пой­ду тог­да, зай­мусь де­лом. Ес­ли Бо­гини бу­дут бла­гос­клон­ны, уже зав­тра Стой­ло два бу­дет об­ла­дать поч­ти не­ог­ра­ничен­ны­ми за­паса­ми мо­лока.

– Бу­дем на­де­ять­ся на это.

Поп­ро­щав­шись со Смот­ри­тель­ни­цей, Чиз­кейк от­пра­вил­ся об­ратно в кре­мато­рий. Смот­ри­тель­ни­ца же, удос­то­верив­шись, что все ос­таль­ное в по­ряд­ке, пош­ла спать.

Сле­ду­ющий день стал зна­мена­тель­ным для Стой­ла Два, прав­да, зна­ли об этом нем­но­гие. Эк­спе­римент Чиз­кей­ка по соз­да­нию кро­вяно­го та­лис­ма­на, про­дол­жавший­ся нес­коль­ко лет, увен­чался ус­пе­хом. С этим та­лис­ма­ном, соз­данная ког­да-то Чиз­кей­ком "ис­кусс­твен­ная ко­рова", ими­тиру­ющая ес­тес­твен­ный про­цесс соз­да­ния мо­лока, мог­ла про­из­во­дить его сот­ня­ми лит­ров в день. Осо­бые блю­да, вро­де шо­кола­да или тор­тов, ко­торые рань­ше го­тови­ли толь­ко по праз­дни­кам, те­перь ста­ли та­кими же пос­то­ян­ны­ми оби­тате­лями ка­фете­рия, как се­но и яб­ло­ки. И этим де­ло не ог­ра­ничи­лось — бла­года­ря кро­вяно­му та­лис­ма­ну, кли­ника Стой­ла Два смог­ла в из­бытке вос­полнить за­пасы до­нор­ской кро­ви, ко­торую до это­го ис­поль­зо­вали в "ис­кусс­твен­ной ко­рове". Что же ка­са­ет­ся ма­лень­кой се­рой еди­норож­ки, чуть не на­рушив­шей сек­ретность эк­спе­римен­та, то она так ни­ког­да и не вер­ну­лась к ра­боте ин­спек­то­ра. Она по­лучи­ла свою кь­юти­мар­ку на де­сятый день ста­жиров­ки у Пип­Бак тех­ни­ка, и все, ка­залось, за­были о ней. Так про­дол­жа­лось нес­коль­ко лет, ров­но до тех пор, по­ка ее судь­ба не со­вер­ши­ла но­вый не­ожи­дан­ный по­ворот.

Комментарии (18)

0

Один момент: как Смотрительница могла давать Пип зарплату, если в Стойлах нет денег и экономики? Об этом ещё Блэкджек говорила.

Александр1141 #1
0

Вряд ли утверждения Блэкджек можно считать справедливыми по отношению ко всем Стойлам, различия в их устройстве имели место быть. Даже если в Стойле Девять Девять экономика отсутствовала, то в Стойле Два она точно была, это подтверждается следующим отрывком из главы 34 оригинального Fo:E:

"Я остановилась, спохватившись. В Стойле все жизненные потребности предоставлялись Стойлом.
Необходимая еда, питьё, место для проживания, даже одежда. Кроме того, все обеспечивались
работой согласно особым талантам. Мы платили только за роскошь. Либо пособием, выдаваемым
Смотрительницей, либо деньгами, полученными от прибыльных хобби. Но то, что годилось для
Стойла Два, не годилось для Эквестрийской Пустоши. Тем не менее, я не могла не злиться на отказ
Стальных Рейнджеров" (Сцена, где Литлпип негодует из-за того, что Стальные Рейнджеры Брыклинского Креста не поставляют воду в Арбу.)

Dilmenoris Darkmenory #2
0

Ладно, тут я просчитался. Просто оригинальный Foe читал года три назад

Александр1141 #3
0

Бывает)Спасибо за отзыв)

Dilmenoris Darkmenory #4
+2

Уф, а я-то думал, что там мёртвые тела просто перерабатываются на творог (ну, или на другие редкие продукты) напрямую. Рад ошибиться:-)
Любопытная и даже в чём-то милая зарисовка. Только несколько маленьких деталей:
— Почему личные местоимения пишутся с большой буквы?
— "Осоз­нав, что пе­ред ней мер­твая по­ни, Лит­лпип ста­ло не по се­бе" — не очень удачное сопряжение. Лучше бы "После осоз­нания того, что пе­ред ней мер­твая по­ни, Лит­лпип ста­ло не по се­бе".
— "мо­лодой муж­ской го­лос" — жеребцовый тогда уж. Или "голос молодого жеребца".
— "Осо­бые блю­да, вро­де шо­кола­да или тор­тов, ко­торые рань­ше го­тови­ли толь­ко по праз­дни­кам, те­перь ста­ли та­кими же пос­то­ян­ны­ми оби­тате­лями ка­фете­рия, как се­но и яб­ло­ки." Торты — ладно, но какое отношение молоко имеет к шоколаду? Если это не конкретно молочный шоколад, разумеется.
А ещё — должен сообщить, что, с точки зрения биохимии, молоко устроено гораздо проще крови:-) Так что, если бы не необходимость костного мозга для талисмана, объяснение выглядело бы очень сомнительно: искусственный прибор, способный синтезировать кровь, с молоком справится и подавно.

Бёрнинг Брайт #5
0

Прежде всего, позвольте поблагодарить за такой развернутый и интересный комментарий) Теперь обо всем по порядку.

Уф, а я-то думал, что там мёртвые тела просто перерабатываются на творог

Тогда бы это была отсылка к "Фабрике Радуг";)

Почему личные местоимения пишутся с большой буквы?

Давно меня об этом не спрашивали) Видите ли, Я, кроме прочего, поклонник mr. Freeman'а, и, согласно одному из его монологов, местоимение "Я" пишется с большой буквы.

— "Осоз­нав, что пе­ред ней мер­твая по­ни, Лит­лпип ста­ло не по се­бе" — не очень удачное сопряжение. Лучше бы "После осоз­нания того, что пе­ред ней мер­твая по­ни, Лит­лпип ста­ло не по се­бе".
— "мо­лодой муж­ской го­лос" — жеребцовый тогда уж. Или "голос молодого жеребца".

Спасибо, подправлю)

Торты — ладно, но какое отношение молоко имеет к шоколаду?

Хороший вопрос. Мне казалось, что без него никак) Но Я тут провел быстрое исследование, и выяснил, что несмотря на то, что белый и молочный шоколад содержат молоко, его можно заменить растительным аналогом. Видимо, здесь Я недоглядел)

А ещё — должен сообщить, что, с точки зрения биохимии, молоко устроено гораздо проще крови

Что ж, впредь буду знать) Я в этом не специалист, так что просто ограничился тем, что написано в Википедии)

Dilmenoris Darkmenory #6
0

Прежде всего, позвольте поблагодарить за такой развернутый и интересный комментарий)

О, всегда пожалуйста:-)

А насчёт молока — тут ведь вот ещё что: в нём, в отличие от крови, нет клеточной составляющей. Кровь без клеток — это уже не кровь, а вот в молоке в норме клеток быть вообще не должно. Так что — молоко, действительно, химически очень сложный продукт, но кровь ещё сложнее.

Не собираетесь случаем ещё одну зарисовку-приквел про Литтлпип написать? Я бы с удовольствием почитал ещё что-нибудь в этом роде:-)

Бёрнинг Брайт #7
0

Не собираетесь случаем ещё одну зарисовку-приквел про Литтлпип написать? Я бы с удовольствием почитал ещё что-нибудь в этом роде:-)

В ближайшее время нет — попросту нет идей для сюжета. Если появятся — обязательно напишу) Что касается "чего-нибудь в этом роде", осмелюсь порекомендовать другой свой фанфик. Он, правда, не про Литлпип, но по "роду", думаю, они схожи)

Dilmenoris Darkmenory #8
0

Тогда бы это была отсылка к "Фабрике Радуг";)

Или классике Гаррисона "Зеленый сойлент"

Кайт Ши #13
0

Или к любому другому произведению с аналогичным смыслом)

Dilmenoris Darkmenory #16
Авторизуйтесь для отправки комментария.
...