Дар

Эх, что ж так плохо-то выходит эта зарисовка? Еле-еле набралось четыре сотни слов, но я должен рассказать вам эту версию истории о том, как Твайлайт стала аликорном и какую цену заплатила за это.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия

Последнее испытание

Вы - заключённый за убийство. Вы уже отсидели несколько лет, и вас скоро освободят, но освободят, если вы пройдёте несколько проверок и тестов. А в конце будет дан самый сложный тест - тест на человечность...

Другие пони

Звездной тропой

Когда-нибудь придет время каждому пройти между звезд

Другие пони

Черная книга Эквестрии

В одном из самых дальних уголков библиотеки Кантерлотского замка хранится книга. Простой деревянный переплет с металлическими заклепками, почерневший от времени, скрепляет старые пожелтевшие страницы. На первый взгляд, в книге нет ничего примечательного, но охраняют ее строже, чем сборники самых опасных заклинаний. И не зря. Эта книга хранят в себе тайны, о которых стараются не вспоминать, тайны, способные перевернуть все представления о знакомых вещах. Истина, записанная в ней, настолько неприглядна, что у слабого духом не хватит сил принять ее, и он в ужасе захлопнет книгу после первых же страниц. Но тот, кто осмелится прочесть книгу до конца, узнает истинное положение вещей, и после этого уже никогда не станет прежним…

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони Король Сомбра Шайнинг Армор

Ночная звезда

Небольшая зарисовка о том, как Луна научилась изменять ночное небо.

Принцесса Селестия Принцесса Луна

Легенда о Камнепаде, отважном бизоне

Давным-давно, когда на этой земле ещё не было пони, все племена жили в мире и согласии. В те дни бизоны без стеснения странствовали по холмам и равнинам, от гор до самого моря могло безбоязненно мчаться их стадо. То было время, когда обрёл легендарную славу храбрый воин, прозванный Камнепадом. Присядь же, послушай — я расскажу тебе о том, как избавлял он наш народ от бед!

Другие пони

Конец игры

Мир исчез, остались лишь две пони. Одна – сидит и смотрит. Другая – приходит и уходит. Не порознь, но и не вместе. Первая корпит над последней загадкой мироздания, вторая скитается во внешней тьме. Но они не покидают друг друга. Твайлайт Спаркл вершит невозможное. В бессчётный раз. И она непременно добьётся успеха, ведь он близок как никогда.

Твайлайт Спаркл ОС - пони

Что ж, будем честными!

Другая Вселенная, другие имена, другая жизнь... Но сущность осталась! Предупреждение: полная смена имен и пола!

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Дискорд

Судьба, связавшая миры

Некоторые верят в судьбу, что поделать. Верят в то, что где-то есть их вторая половинка, предназначенная им. И неважно, как далеко они находятся друг от друга, они всё равно встретятся, чтобы никогда больше не расставаться. Ну а что, если эти две личности живут в разных мирах?..

Другие пони Человеки

Рог

Твайлайт, занимаясь генетикой, обнаруживает нечто удивительное. Селестия посвящает её в ещё более удивительную тайну.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия

Автор рисунка: Noben
Проклятые Селестией билеты на Гала, явившиеся из глубин Тартара ч.1

Mio Amore, No Me Gusta

Первая глава

Даск Шайн несся со всех ног в Кантерлотскую Библиотеку. Ничто не могло задержать его на этом пути! Приглашения на вечеринки? Ни за что. Притормозить, чтобы поздороваться с кем-то? Не сегодня! Двери в библиотеку? ХА! ОН СМЕЕТСЯ НАД НИМИ!

— Спайк? СПААААЙК?! — крикнул Даск, оглядываясь в поисках своего помощника. — Куда ты делся? Это жизненно важно!

В данный момент Спайк как раз пытался прийти в себя после того, как его впечатало в стену той самой дверью, над которой смеялся Шайн, и маленький дракончик смог лишь простонать в ответ. Даск Шайн коротко извинился и продолжил:

— Быстрее, необходимо срочно найти «Предсказания и Пророчества»! — выпалил Даск.

— Зачем? — поинтересовался Спайк.

— Нет времени объяснять! Просто найди! — после такого неоспоримого аргумента от Даска, Спайк отыскал нужную книгу в рекордно короткие сроки. Единорог в спешке выхватил книгу из лапок дракончика и открыл ее на оглавлении.

— "Элементы Гармонии: см. Кобылица на Луне?" — вслух прочитал Даск. Спайк недоуменно приподнял бровь.

— И ты поднял меня из постели из-за какой-то сказки на ночь? Думаю, кое-кто тут перечитал «Эквестрийского Вестника», — усмехнулся Спайк. Даск Шайн пронзил своего помощника взглядом, полным негодования.

— Раз: я уже говорил тебе, что ту желтую газетенку читают лишь дураки, — произнес Даск, сохраняя серьезность. — Два: мои исследования основаны на задокументированных и проверенных событиях, что имели место быть тысячу лет назад. Три: от результата этого исследования может зависеть судьба всей Эквестрии, и мы не можем рисковать.

— То же самое ты говорил на прошлой неделе о человеках. — парировал Спайк, по прежнему не желая принимать слова названного брата всерьез.

— Судьба всей Эквестрии, — повторил Даск с нажимом.

— А в тот раз… — произнес он вполголоса, — меня во все это втянула Лира. Ну, ты ее знаешь...

Дракончик тяжело вздохнул:

— Ну, ты собираешься писать об этом Принцессе, или как?

— Отличная мысль, Спайк! — воскликнул Даск Шайн. — Всегда умеешь думать наперед. Вот почему ты мой неизменный ассистент номер один!

Единорог откашлялся и начал диктовать.

Дорогая Принцесса Селестия,

Хочу сообщить Вам, что, согласно моим ислледованиям, освобождение Найтмер Мун должно будет произойти в длиннейший день тысячного года, а именно — завтра, во время Праздника Летнего Солнцестояния. Учитывая общеизвестный факт о плотоядных наклонностях Найтмер Мун, считаю, что крайне важно незамедлительно принять меры.

Ваш преданный ученик,

Даск Шайн.

Не прошло и пары минут, как Спайк получил ответное письмо.

— Ну? — нетерпеливо спросил Даск, — Что она велит? Собрать войска? Эвакуировать Кантерлот? Призвать моего брата, чтобы он возглавил наши силы в великой битве добра и зла?

— Займись личной жизнью, — невозмутимо произнес дракончик.

— ...Чего?

Мой дорогой ученик,

Займись личной жизнью. Ты уже взрослый жеребец, и тебе давно пора перестать читать старые сказки. В жизни юного пони должно быть место не только для учебы и ночного просмотра порно на Поничане. (Да, я видела твою историю просмотров. Но сейчас не об этом.) Чтобы помочь тебе расширить круг общения, я направляю тебя и Спайка в Понивилль, чтобы вы проследили за приготовлениями к Празднику Летнего Солнцестояния.

Твой обеспокоенный учитель,

Принцесса Селестия

P.S. В этом задании есть скрытая цель: Заведи себе друзей!

Даск Шайн вздохнул. Никогда прежде он не испытывал такого унижения. Бывало, он сталкивался с трудностями. Даск относился к подобному спокойно и, как и следует настоящему ученому, он лишь принимался усерднее работать, чтобы достичь успеха. Но чтобы Селестия просто отмахнулась от него, как от чудака, одержимого теориями заговора?

...Вообще-то, такой опыт у него уже был, в восемь лет, когда Даск решил, что в его шкафу прячется Слендерпонь. Но сейчас... Принцесса Селестия, всегда с большим вниманием относившаяся к исследованиям и гипотезам Шайна! Селестия, вырастившая его практически с пеленок! Селестия, сделавшая Даска своим личным учеником, исполнив тем самым его мечту! Селестия, которая...

— Даск, мы на месте! Пойдем, познакомимся с народом, — прервал его размышления Спайк. Даск пару раз мигнул, пытаясь привести мысли в порядок и окинул Понивилль хмурым взглядом. Он вздохнул и потрусил к ближайшей пони — розовой кобылке с тремя воздушными шариками на кьютимарке.

Даск набрал воздуха в легкие и обратился к незнакомке:

— Привет! Не могли бы вы показать мне дорогу до «Сладкого яблока»? Мне нужно… — но прежде, чем он смог закончить приготовленную речь, розовая пони подпрыгнула высоко вверх с широко распахнутыми глазами размером с хорошую тарелку. Сумасшедшая кобыла испустила оглушительный вопль и стремительно унеслась одна-Селестия-знает-куда. (Для Даска было очевидно, что этой пони не помешало бы провести некоторое время в одной специфической больнице. Для нас же очевидно то, что мы с этой пони еще встретимся.)
Даск недоуменно хмыкнул, произнес про себя короткую молитву о том, чтобы встреча с этой психованной никогда не повторилась, и спросил о том, как добраться до фермы у другой пони.

Наконец, они со Спайком отыскали «Сладкое Яблоко». Когда они приближались к ферме, Даск услышал громкое «ИИ-ХА!» и увидел оранжевую кобылку в ковпоньской шляпе, пинающую яблоню. Он поспешил к ней, чтобы представиться.

— Здравствуйте, меня зовут Даск Шайн и я...

— Здрасьте, меня звать Эпплджек, гордый член семейства Эпплов, — сказала Эпплджек, с бешеной скоростью тряся его копыто. — Ну, што я могу для тебя сделать, сахарок?

Оставив его копыто в покое, она скрестила свои передние ноги и подмигнула. Чем несколько выбила Даска из колеи.
“Она что, флиртует со мной?” удивился Шайн. Постаравшись выбросить эту мысль из головы, он размышлял: “Нет, наверняка это простая вежливость. Стоит ответить ей тем же.” Даск слегка поклонился и поцеловал ее копыто.

— Я прибыл сюда, чтобы удостовериться, что подготовка банкета на Праздник Летнего Солнцестояния идет так, как надо, — учтиво произнес он.
“Опачки,” пронеслось в голове Эпплджек, “Этот городской франт пытается заигрывать?” Она автоматически отбросила гриву со своего лица. Нее, быть того не может.” Прогнав эту мысль, она подскакала к обеденному колоколу.

— ВСЕПОНИ! КОРМЕЖКА ГОТОВА! — прокричала кобылка капслоком.

— Удачно ты сюда заглянул, парень, — сказала Эпплджек. — Как раз попал на сходку семьи Эпплов!

Даск Шайн затряс головой.

— Ой, нененене, — попытался он отказаться от уготованной участи. — Просто расскажи мне, что вы здесь приготовили. Не надо знакомить меня со всей твоей семьей.

— У нас просто здоровская семья! — с гордостью произнесла Эпплджек.

— Могу сделать и то и другое одновременно! — она глубоко вдохнула, набирая побольше воздуха в легкие и приступила к неречислению.

— Эппл Кобблер, Эппл Штрудель, Карамел Эпплс, Эппл Пай, Эппл Сидр, Эппл Салад, кузен Брейбёрн Эпплс, Эппл Джус, тётя и дядя Оранжи вместе с Сквизед Оранжес, Оранж Крэш, и моя часть семьи: сестрёнка Эпплблум, Биг Макинтош и, наконец, Бабуля Смит! — ковпоньша указала на мирно спящую в кресле-качалке старушку.

— Давай-ка, Бабуля Смит, у нас гости! — разбуженная престарелая пони присоединилась к остальным.

— Думаю, ты им понравишься, — с уверенностью сказала Эпплджек. — Что ж, я бы даже сказала, что ты уже часть нашей семьи! А теперь как насчет попробовать все приготовленные угощения на вкус?

Даск Шайн с тоской оглядел гору еды, возвышающуюся на столе.

— Думаю, я пока не голоден, — ответил он. — Кроме того, у меня еще много дел на сегодня, подготовка к концу света и все такое.

Семейство Эпплов разочарованно выдохнуло. И применило свое секретное оружие. Перед Даском появилась маленькая кобылка по имени Эпплблум.

— Вы не останетесь на ланч? — спросила она, глядя на него большими, полными слез глазами. О, эти, трогающие даже самую черствую душу глаза, выражающие бескрайнюю грусть...
“Нет!” пытался сопротивляться Даск. “Я... должен... приготовиться... Найтмер Мун…”

Глупый Даск, никто не может противостоять всесокрушающей мощи расстроенного метконосца! Тебе придется остаться!
“Н-нет…”

ОСТАНЬСЯ. НА. ЛАНЧ.
“НИ ЗА ЧТО!”

Хорошо, если ты действительно не собираешься остаться, просто скажи это ей в лицо.
“Отлично, так и сделаю!”

Даск Шайн отважно взглянул в глаза Эпплблум и...
“Я не могу это вынести! Я останусь, останусь на ланч! Пожалуйста, ПОЖАЛУЙСТА, пусть она перестанет смотреть на меня ТАК!”

Хорошо, мой маленький раб, ты хорошо знаешь свое место.

Пока Даск вступал в безнадежную битву с едой, Бабуля Смит наклонилась к Эпплджек и шепнула:

— Симпатичный жеребчик, а?

— Бабуль! — возмутилась фермерша и покраснела.

Даск Шайн брел по улицам Понивилля. Его желудок был набит до такой степени, что Даск с трудом понимал, как он еще не лопнул.

— Что там дальше, Спайк? — простонал единорог.

— Погодный патруль, — ответил Спайк. — За него отвечает пони по имени Рейнбоу Дэш.

Даск окинул взглядом пасмурное небо.

— Мда-а. Очевидно, что она отлынивает от своих обязанностей, — проворчал Даск. — Вряд ли нам удастся разглядеть поднимающееся солнце за всеми этими облаками.

Внезапно перед ним мелькнуло что-то радужное, а затем пришла темнота.

Даск Шайн попытался сделать вдох. Он был полностью покрыт грязью. Мягкая, теплая тяжелая подушка утыкалась в его лицо. Через несколько секунд Даск понял, что этой «подушкой» был чей-то круп. Единорог попытался сказать: «Встань с меня!» но получилось что-то вроде: «Ффшыммф ш мммыммнф!». Впрочем, эта фраза оказалась достаточно информативна для пони, что сидела на его голове. Как Даск об этом догадался, спросите вы?

Потому что эта пони перестала сидеть на его лице и принялась вместо этого по этому лицу бить.

— Ай-й! — крикнул Даск, пытаясь уворачиваться от мелькающих копыт, — За что?!

— За то, что тыкал своей уродской мордой в мой круп! — воскликнула радужногривая сорвиголова. — Ты что, один из тех извращенцев, организовавших мой фан-клуб?

— Что? Нет! — запротестовал Даск. — Я только что из Кантерлота! Я тут еще никого не знаю!

— Кантерлот? — переспросила разноцветная пегаска. Ее тон в мгновение ока сменился с грубо-раздраженного на жеребячье-восторженный. — Это же у вас выступают Вандерболты! Ты их встречал? Ты знаком со Спитфайр? Какова она? Расскажи!

Внезапный поток вопросов заставил Даска попятиться. После короткого размышления, он решил продолжать разговор так, словно инцидента мордой-в-круп никогда не происходило.

— Ты — Рейнбоу Дэш?

— Единственная и неповторимая! — пегаска приняла эффектную позу. — Капитан погодного патруля, будущий Вандерболт и лучший летун всей Эквестрии!

— И порядочная лентяйка. — добавил Даск.

— ЧТО ТЫ СКАЗАЛ, ДЯТЕЛ?!! — яростно прорычала Рейнбоу Дэш, собираясь выдать единорогу вторую порцию тумаков.

— Если ты вдруг не заметила, небо нуждается в некоторой уборке, а ты вместо работы носишься по городу и выпендриваешься. — указал на облака Даск.

— Эй! Я могу разогнать все эти облака всего за десять секунд! — запальчиво воскликнула Рейнбоу Дэш. Даск скептически посмотрел на пегаску.

— Докажи! — ухмыльнулся он.

В следующее мгновение Рейнбоу превратилась в смазанную радужную линию. Здесь не было никого, кто мог бы засечь время и проверить хвастливое высказывание летуньи, но согласно запатентованным Дэш Законам Потрясности (которые, если верить Рейнбоу Дэш, на 20% круче законов физики) она очистила все небо ровно за десять секунд.

Даск Шайн застыл, словно статуя. Статуя с отвисшей челюстью.

— Как я и говорила! — усмехнулась пегаска. — Десять. Секунд. Ровно. И, в качестве возмещения за то, что отпинала твое лицо, я устрою тебе экспресс-очистку от грязи, в стиле торнадо!

Прежде, чем Даск успел возразить, он оказался в центре вихря, поднятого Рейнбоу Дэш, которая с бешеной скоростью летала вокруг единорога. Когда Рейнбоу-надо улеглось, Дэш уставилась на результат своей выходки.

— Чего? — спросил не до конца пришедший в себя Даск. — Что смешного?

На его вопрос ответил хихикающий Спайк.

— Твоя грива! — дракончик залился смехом. — Ты теперь похож на клоуна!

— Не-ет. — поправила его Дэш. — Он больше похож на воронье гнездо!

Они оба покатились от хохота.

— Ха-ха. О-очень смешно, — произнес Даск Шайн. — А теперь, с вашего позволения, мне нужно завершить проверку приготовлений к празднику, чтобы успеть приготовиться к приходу Найтмер Мун! Ты помнишь, Спайк? Жизненно важно и все такое?

— Ух ты! — воскликнула радужная пегаска. — Ты хочешь устроить драку с Найтмер Мун? Тем аликорном из бабушкиных сказок, которая ест пони?

Единорог нахмурился.

— Это не сказки, — ответил он Дэш.

— Это... просто... потрясно! — восторженно выдохнула Рейнбоу. — Я ДОЛЖНА присоединиться к этому веселью!
“Прибейте меня,” подумал Даск.

Даск Шайн зашел в здание мэрии. Следующим пунктом в списке шли декорации и украшения к празднику, которыми занималась некая Рарити, добровольный эксперт-дизайнер. Результат ее работы — колонны, увитые разноцветными лентами, свежие цветы, расставленные по периметру, флаги, слабо покачивающиеся на сквозняке, все говорило о том, что эта пони хорошо знала свое дело. “Отлично,” подумал Даск, “похоже, все в порядке. Проверка тут завершена и можно двигаться к последнему пункту, без лишних задержек и разговоров.”

— Само совершенство… — мечтательно протянул Спайк.

— Ага, — согласился Даск. — Украшения идеальны. Пойдем дальше.

— Эй! Я не про эти глупые ленточки говорил! — отмахнулся Спайк. — А о этой прекраснейшей и изумительнейшей принцессе, которую ты невесть как умудрился проглядеть!

Даск Шайн перевел взгляд на центральную сцену. На ней белоснежная единорожка с пурпурной гривой, уложенной в замысловатую прическу, выбирала, какую ленту повесить следующей.

— О ней? — недоуменно произнес Даск. И тут он осознал. — Спайк де Драко, ты что, втюрился?

Дракончик даже не пытался отрицать этого.

— Ты ОБЯЗАН мне помочь! — умоляюще произнес он. — Я буду готовить целый год, самостоятельно заправлять свою кровать до конца жизни! А еще никогда больше не буду рассказывать твоей матери, что ты читаешь «Плейкольт» и обещаю поверить в весь твой бред о «Кобылице на Луне»!

— Давай кое-что уточним, — сказал Даск. — Раз: у тебя с этой кобылкой не больше шансов, чем у снежка уцелеть в центре Тартара. Два: Ты и так уже все перечисленное делаешь. Три: Я тебе уже говорил, что это был не «Плейкольт», а выпуск журнала Вандерболтов со Спитфайр. Четыре: Каким, по твоему, образом, я должен тебе помочь? Пять: я уже упоминал, что у тебя с ней шансов не больше, чем у снежка в центре Тартара?

— Чуть не забыл. Еще я никому не буду рассказывать о том, что ты до сих пор спишь с этой самодельной куклой, — с коварной ухмылкой добавил Спайк.

— Не ввязывай в это дело Мисс Смартипентс! — воскликнул Даск возмущенно. Дракончик сохранял молчание.

— Ладно-ладно, — сдался Даск. — Попробую замолвить за тебя словечко на этот раз.

Он подошел к единорожке.

— Эй, крошка! — произнес он с наигранной бодростью. — Я Даск Шайн. А это — мой лучший друг Спа...

— Твоя ГРИВА!!! — завопила избранница Спайка. Даск ощупал свою шевелюру и отметил, что она нисколько не изменилась с тех пор, как пострадала от действий одной пегаски.

— Ну, я собирался ей заняться, когда доберусь до дома… — пробормотал он.

— Святая Селестия! Ты собираешься ходить с этим на голове по городу? Ты с ума сошел? Кто с тобой это сотворил? Кто посмел так надругаться над чувством прекрасного?

— Ее звали Рейнбоу Дэш, — машинально ответил Даск. После того, как слова сорвались с его губ, Шайн понял, что насколько бы хвастливой и безалаберной не была радужная пегаска, она определенно не заслуживает той участи, что ждет ее, если ему не удастся как-то успокоить эту единорожку. — Н-но это был несчастный случай!

— Хорошо, — холодным тоном произнесла кобылка с отметкой в виде трех алмазов. — Полагаю, мне придется немного... поговорить с маленькой Мисс Лихачкой.

Даск сглотнул ком в горле, прежде чем смог что-то произнести.

— Спайк? — шепнул он своему помощнику. — Ты уверен, что хочешь продолжать после этого?

— А? — отозвался витающий в облаках Спайк. — Прости, о чем ты говорил? Я отвлекся на созерцание самого красивого существа во вселенной.

— Хватит разговоров! — заявила психованная кобыла. — Мы должны разобраться с этим кошмаром на твоей голове!

Даск попытался отвертеться.

— Ну, вообще-то мы уже собирались...

— Я настаиваю, дорогуша! — отрезала она. — И ни за что не приму «нет» в качестве ответа. Ясно?

— Д-да, мэм. — пискнул Даск.

Пока «похитительница» Даска занималась его гривой, единорог успел узнать, что ее зовут Рарити, что она добровольно исполняет обязанности главного декоратора Праздника Летнего Солнцестояния и что она является владелицей магазина модной одежды, Бутик Карусель, где они и находились в данный момент. Еще оказалось, что Рарити и Рейнбоу Дэш — близкие друзья, что означало, что за судьбу радужной пегаски можно было не волноваться... Наверное.

— И как твое имя, дорогуша? — спросила Рарити, заканчивая с его прической.

— Даск Шайн. — повторно представился Даск.

— Даск Шайн? — ахнула единорожка. — Сам Даск Шайн? Протеже и личный ученик Принцессы Селестии?

— Ты обо мне слышала?

— О, дорогуша! — возбужденно произнесла Рарити. — Единорог, овладевший высшей магией в восемь лет, получивший кьютимарку за талант к магии, и ставший для Селестии, как она говорит «сыном, которого у нее никогда не было»? Естественно, я о тебе слышала. Ты, практически, принц!

Даск лишь вздохнул:

— Что не помогло мне найти пару на выпускной, — пробормотал он про себя.

— Ох, думаю, мне не следует говорить с незнакомцем о своих мечтах, — вздохнула Рарити.

— Мечты? — переспросил Даск. “Только не говорите мне, что эта кобылка хочет быть мной,” подумал он про себя.

— Знаешь, Даск, — мечтательно произнесла единорожка, примеряя на Шайна разнообразные наряды. — Я всегда мечтала встретить статного принца, мечтала о том, что мы полюбим друг друга с безумной силой, и что он заберет меня с собой в Кантерлот. Как свою принцессу, конечно.

У Даска мелькнула мысль, что это довольно примитивная мечта, но высказывать ее вслух он не стал. Спайк, тем временем, решил присоединиться к разговору.

— Кста-ати, — произнес Спайк с намеком. — Я и Даск практически братья. Так что, можно сказать, что я тоже практически принц.

Рарити приподняла бровь:

— А кто ты?

— Я Спайк! — представился дракончик с энтузиазмом. — Тот самый статный дракон, что помогает тебе менять наряды на Даске уже почти час.

Но единорожка уже переключила свое внимание обратно на Шайна.

— Дорогуша, думаю, мы могли бы узнать друг друга... поближе. — томно произнесла она с многообещающей улыбкой. Даск почувствовал, что его глаза полезли на лоб после такого заявления.

— Ой, толькопосмотритенавремявремябежатьСпайкмыужеопаздываем!

Когда Даск окончательно удостоверился, что их не преследует Рарити, наряженная в свадебное платье, он сменил свой сумасшедший галоп на легкую, нервную рысь.

— Как думаешь, она на меня запала? — спросил Спайк.

— Чего? — произнес Даск, пытаясь успокоить свое дыхание.

— Рарити на меня! — воскликнул дракончик.

— Думаю, она втрескалась в меня по уши. Ну, знаешь, кто может устоять против этого? — он гордо поиграл своими, большей частью воображаемыми, мышцами. Даск закатил глаза.

— Спайк, ты помог мне узнать кое-что важное сегодня, — заявил Даск.

— Что именно?

— Любовь любого способна сделать глупцом и слепцом, — серьезным голосом продолжил Даск. — И я решил не влюбляться ни в кого, пока мы хорошенько не познакомимся.

— Ни в кого? — озабоченно спросил Спайк. — А если это будет любовь с первого взгляда?

Даск лишь рассмеялся.

— Спайк, мой разум это неприступная крепость, — начал он объяснять. — И нет никаких шансов, что столь разумный и логичный пони, как я, совершит такую неразумную и бессмысленную вещь, как влюбится в кого-нибудь с первого-о-о-ООО ПРЕСВЯТАЯ МАТЬ СЕЛЕСТИИ, КТО ОНА???!!!!

И тут Даск Шайн встретил... её.

Она была изящной сливочно-желтой пегаской со струящейся почти до самой земли розовой гривой, подобной водопаду из сверкающего шелка, сотканного богинями на вершине Олимпа. Ее прекрасный голос, которым она управляла хором певчих птиц, был способен заставить ангелов плакать от стыда. Ее кьютимарка в виде трех чудесных бабочек гармонично украшала ее фланки. Такая...

...такая...

...О, всемогущая создательница Лорен Фауст, ЭТА КОБЫЛКА...

Тем временем в реальном мире...

— Даск, братан? Ты уже распугал всех ее птиц. Думаю, тебе стоит перед ней извиниться. И, э-э... у тебя слюна течет. — пытался достучаться до впавшего в транс единорога Спайк.

Возникла неловкая пауза. Желтая секс-богиня сделала попытку спрятаться за своей густой гривой. Это привело Даска в чувство. Немного.

— ПРИВЕТКАКТЕБЯЗОВУТ?ЯДАСКШАЙН!АТЫВЕРИШЬВЛЮБОВЬСПЕРВОГОВЗГЛЯДА?! — выпалил он, подскакав к прелестнейшей из живущих.

С растущим ужасом в голосе, любовь всей его жизни едва слышно ответила:

Флаттершай.

Даск Шайн навострил свои уши, твердо намереваясь не пропустить ни единого звука.

— Как ты сказала, любовь моя?

Флаттершай, — пробормотала она еще тише.

— В-вате-рай? — переспросил Даск, вплотную приближаясь к пегаске. С трудом преодолевая страх, Флаттершай наклонилась к его уху, чтобы прошептать свое имя.

Меня зовут-ДЕТЕНЫШ ДРАКОНА?!!

— ААА! — закричал Даск от боли в ушах. Внутри его черепа медленно затухал звон от прекрасного голоса его избранницы.

— Ох, прости пожалуйста! — произнесла Флаттершай с нормальной громкостью.

— Флаттершай, у тебя такой громкий голос, — укорила она саму себя. Затем пегаска перебежала к Спайку.

— Ой, я никогда раньше не видела настоящего живого дракона. Как тебя зовут? Хочешь быть моим питомцем? Прошу тебя, расскажи мне все-все-все, что знаешь о драконах!

— Ну-у-у… — замялся Спайк. — Зовут меня Спайк, и мне не то, чтобы много известно о драконах. Если честно, то я — единственный дракон, которого я знаю.

— Ох, бедняжка, — проворковала Флаттершай. — Ты никогда не видела никого из своих родичей? Ничего, Спайки-вайки, ты можешь рассказать мамочке обо всем.

Спайк и Даск переглянулись и оба мгновенно осознали две вещи. Во-первых, происходящее в точности повторяло ситуацию с Рарити, только парни поменялись ролями. Во-вторых, оба прекрасно понимали, что будет происходить в ближайшее время: Спайк будет рассказывать Флаттершай о себе, а та даже не посмотрит в сторону Даска. Дракончик собирался насладиться каждым мгновением и Даск Шайн ничего не мог с этим поделать.

— Ладно, — самодовольно начал Спайк, запрыгивая на спину единорога. — В начале было фиолетово-зеленое яйцо...

Это были худшие три часа в жизни Даска. Спайк не пропустил ни одной неприглядной детали из жизни единорога, начиная с тех пор, когда Даску пришлось носить эти ужасные брекеты. Дракончик проболтался даже о Мисс Смартипентс! ДА КАК ТЫ ПОСМЕЛ, СПАЙК?!!! ТЫ ПОКЛЯЛСЯ НИКОГДА ЭТОГО НЕ РАССКАЗЫВАТЬ!!! Наконец, трио достигло городской библиотеки.

— ...И так шла моя жизнь до этого дня. Хочешь, расскажу о том, что случилось сегодня?

— Все, мы на месте, — прервал его Даск.

— Думаю, тебе пора в постель, Спайк, — раздраженно произнес единорог сквозь зубы.

— Но еще слишком рано! — возмутился дракончик.

— Нонсенс, — ответил Даск, «по неосторожности» роняя Спайка со своей спины. — После этого утомительного дня ты даже не можешь сохранять свое маленькое равновесьице!

— Ох, — забеспокоилась Флаттершай. — Каждой подрастающей детке нужен сладкий сон. До свидания, мистер Даск, я сейчас ухожу, но вы должны пообещать, что будете давать Спайки-вайки побольше свежих овощей, чтобы она выросла большой и сильной. Ты ведь будешь хорошо кушать, Спайки?

— Пока, Флаттершай, обязательно буду, — Спайк попрощался с уходящей пегаской. И тут до него дошло. — Стоп. Она что, считает меня девчонкой?

Даск усмехнулся, и вошел внутрь неосвещенной библиотеки.

“Все, Даск Шайн, наконец-то ты разобрался со всем этим,” единорог мысленно поздравил сам себя. “Ты не упустил ни единого пункта в этом длинном списке и теперь можешь спокойно сосредоточиться на подготовке к приходу Найтмер Мун в тишине и-”

— СЮРПРИЗ!
“-одиночестве.” Фейсхуф. “Вечеринка-сюрприз. Вот только ее мне и не хватало. Дайте только мне найти того, кто это устроил и, клянусь, я не успокоюсь, пока не донесу до его ума все, что я по этому поводу думаю.”

— Приветики! — воскликнул высокий голос, который Даск немедленно возненавидел.

— Я — Пинки Пай и это я устроила для тебя эту приветственную ВЕЧЕРИНКУ!
“Опа, да это же та розовая сумасшедшая, которую я встретил утром.”

Немедленно. Возненавидел.

Пышногривая надоеда трещала не переставая все время, что Даск наливал себе заслуженную порцию выпивки.

— Я гуляла по улице и я еще не встречала тебя, понимаешь? А если я еще не встречала тебя, то значит это перезапуск или фанфик! Так что я стала думать: Перезапуск или фанфик? Перезапуск или фанфик? Перезапускилифанфикперезапускилифанфикперезапускилифанфик... вообщем, а потом показался ты! Ультра-супер-милый жеребец! А раз ты ультра-супер-милый жеребец, то это значит, что мы оказались в шипфике! А раз мы в шипфике и я решила, что ты ультра-супер-милый, значит я, как минимум, один из главных женских персонажей! А раз я одна из главных женских персонажей, и я встретила тебя раньше всех остальных, то значит я заполучу тебя в финале, потому что кто-успел-тот-и-съел кто-опоздал-тот-проиграл, верно? Ой, Даски?

— Чо? — отозвался совершенно сбитый с толку единорог.

— Ты пьешь острый соус.

— ...Лягать.

Даск Шайн зарылся в свою постель, засунув голову под подушку в попытке заглушить звуки вечеринки, доносящиеся снизу. В спальню зашел Спайк с абажуром от настольной лампы на голове.

— Хей, братан, так ты пропустишь все веселье, — начал дракончик. — Они приделали трамплин к чаше с пуншем и...

— Пойдем, Даск! — в комнату заявилась Пинки. — Я все еще не получила нужного развития, как персонаж!

— Оставьте меня одного, — проворчал Даск, еще сильнее натягивая подушку на голову.

— Но если я не получу достаточно времени повествования, мы можем не стать «Единственно Истинной Парой» по мнению читателей! — запротестовала розовая кобылка.

— Я сказал — уйдите.

Пинки разочарованно вздохнула:

— Могу я хотя бы поговорить с тобой о вещах, которые твой не-способный-сломать-четвертую-стену разум сможет воспринять?

Даск вздохнул в ответ:

— Ладно, валяй.

— Итак, ты ждал целый день, чтобы у тебя появилась возможность заняться поисками способа победить Принцессу Лун-н-Найтмер Мун, я права? Или лева? — спросила Пинки с неестественной для себя серьезностью.

— Откуда ты узнала о возвращении Найтмер Мун? — удивился единорог.

— Это же известная сказка на ночь, глупенький! — рассмеялась Пинки. — Всепони знают о Старой Темной Зазнайке! А теперь отвечай: права или лева?

— Права.

— И теперь что ты надеешься отыскать здесь, под твоей подушкой?

— ...Чего?

— Я сказала, что вместо того, чтобы завести друзей или найти способ остановить наступление вечной ночи, — разъясняла Пинки с нарастающим нетерпением, — ты засел тут один-одинешенек, надувшись на всех, как бука!

— Слушай, то что ты говоришь имеет смысл, Пинки! — вскочил с кровати Даск.

— Время утекает у нас между копыт! Вперед, время заняться исследованиями!

— Гмм, Даск? — заметила розовая кобылка. — Время, утекающее у нас между копыт уже утекло.

— О чем ты?

— Я о том, что праздник начинается! Мы опаздываем уже на десять минут!

У Даска все внутри оборвалось.

— Теперь вся надежда потеряна, — обреченно выдохнул он.

— Как насчет поднимающего дух поцелуйчика на удачу, сладкий? — жизнерадостно сказала Пинки, чмокая его в щеку. Даск отметил это как “не самое худшее из того, что с ним произошло за эти сутки”, и мысленно приготовился встретить худшее.

Вокруг мэрии собралось множество пони. Они тихонько переговаривались друг с другом и с нетерпением ожидали начала праздника. Если бы у Даска были пальцы, он скрестил бы их на удачу, все, сколько смог. Он мысленно молил принцессу Селестию о том, чтобы она хотя бы вызвала Шайнинг Армора, просто для перестраховки. Даск Шайн окинул взглядом группу королевских гвардейцев, охранявших порядок на праздновании. Старшего брата среди них не было. Похоже, что бы сегодня не произошло, Даску придется встретить это в одиночку...

— Эй! Спорю на десять бит, что Рарити согласится на свидание со мной этим вечером!

Поправка: Даску придется встретить это вместе со Спайком.

— Тыволнуешься?Тыточноволнуешьсяпотомучтоятаакволнуюськакещеникогда неволноваласьнукромепрошлогоразакогдатыпоявилсявгородеиятакая*АААА*нояобэтомужеговорила.

Поправка: Даску придется встретить это вместе со Спайком и Пинки Пай. Крепись, Даск Шайн. Даже перед лицом неизбежной гибели ты должен сохранять свой разум холодным и чистым, чтобы... О, только посмотри, Флаттершай привела тот хор певчих птиц, что ты видел вчера. Та-ак ми-ило!

Откашлявшись, мэр Понивилля начала свою речь:

— Леди и джентлькольты, позвольте мне с гордостью за оказанную нашему городу честь представить вам правительницу наших земель, каждый день поднимающую в небо солнце и каждую ночь — луну, Принцессу Селестию Эквестрийскую!

Кулисы разошлись и всепони ошеломленно ахнули. Жаркие чувства Даска, поднявшиеся при виде Флаттершай, оказались полностью смыты холодным душем страха. Гвардейцы-пегасы распахнули свои крылья, готовясь к сражению. А затем пришла паника.

— Отчего вы столь взволнованы? — со злобной ухмылкой спросила Найтмер Мун. — Вы мыслили узреть здесь кого-то иного?

— Что ты сделала с нашей Принцессой? — вскинулась Рейнбоу Дэш. — И почему ты так по-чудному говоришь?

Найтмер Мун расхохоталась.

— Ваша обожаемая Принцесса? — сказала она, отбрасывая попытавшихся атаковать гвардейцев разрядом молнии. — Мы поведаем вам о случившемся. Она сдалась мне без единой попытки сопротивления.

— Врешь ты все! — выкрикнула Эпплджек. — Да Принцесса никогда б не сдалась такой, как ты!
— МЫ ГОВОРИМ ЛИШЬ ИСТИННУЮ ПРАВДУ, НАШИ ПОДДАНЫЕ! — ответила Найтмер Мун Королевским Кантерлотским Гласом. Убедившись, что Глас заставил всех пони вокруг припасть к земле, она решила приберечь тяжелую артиллерию на тот случай, если пони-будь еще решится с ней спорить, и продолжила простым капслоком. — НО МЫ НЕ МОЖЕМ ДОВЕРЯТЬ ЕЙ ПОЛНОСТЬЮ, ТАК ЧТО ОНА БЫЛА ЗАТОЧЕНА! УЗРИТЕ!

Она подняла серебряное ожерелье с большим кристаллом, мерцающим теплым золотистым светом.
>— СЕЛЕСТИЯ КЛЯЛАСЬ ЧТО ХОТЬ И ИЗГНАЛА НАС, НО МЫ ВСЕГДА БЫЛИ БЛИЗКИ ЕЙ! И ТЕПЕРЬ… — она опустила ожерелье с самодовольной улыбкой. — ОНА ВСЕГДА БУДЕТ БЛИЗКА НАМ!

Даск Шайн не мог поверить своим ушам. Селестия сдалась? Как? Почему она отдала Эквестрию на милость такого монстра? Она совсем не думала об участи простых пони? Она не думала о том, что будет с ее учеником?

Увидев, что большая часть пони приняла горькую правду, Найтмер Мун обнажила свои острые зубы в довольной улыбке. Внезапно, наступившая тишина была нарушена чьим-то слабым голоском.

— П-п-пожалуйста, н-не ешьте м-меня, е-если в-вы н-не п-против! — пропищала Флаттершай, трясясь в ужасе. Найтмер Мун с недоумением посмотрела на нее.

— У нас нет желания пировать на твоих внутренностях, друид, — мягко произнесла Кобылица с Луны.

— Д-действительно?

— Да. Мы вполне удовлетворены тем, что ЭТА НОЧЬ БУДЕТ ДЛИТЬСЯ ВЕЧНО! АХАХАХАХАХА!!!

Флаттершай смогла лишь тихо пискнуть от страха. Тем временем, Найтмер Мун превратилась в облако темного дыма и улетела в сторону Вечнодикого Леса. Попытка Рейнбоу Деш последовать за злодейкой окончилась ничем, к сожалению быстрейшая летунья Эквестрии не смогла догнать бесформенное облако магического тумана. На пути обратно в мэрию, чтобы хотя бы попытаться успокоить Флаттершай и сообщить ей, что «страшная королева ушла и теперь можно спокойно пойти посмотреть, как дела у Энджела,» разноцветная пегаска заметила, как новый единорог заходит в городскую библиотеку вместе со своей ручной ящерицей. Увиденное просто заставило ее вломиться туда через окно.

— Так, яйцеголовый, давай рассказывай! — заявила Рейнбоу. — Мне, конечно, далеко до рогатых умников, вроде тебя, но и я могу приметить пару вещей. А ну отвечай: ты шпион?

— Чего? — недоуменно спросил Даск. — С чего это ты взяла, что я шпион?

— Прекрасный вопрос! Для начала, пока всепони спешили к своим близким, ты зачем-то рванул в библиотеку.

— Все мои близкие сейчас находятся в Кантерлоте, — ответил Даск. — Я только вчера сюда приехал!

— Неплохо. А что ты скажешь на это: стоило тебе прибыть в наш город, и тут же заявляется эта Найтмер Мун. Я прекрасно слышала, как ты о ней болтал!

— Потому что я как раз пытался предотвратить ее приход!

— Хорошенькая история. Только вот ты забыл об одной вещи. Если я чему и научилась из фильмов, так это тому, что все шпионы обязательно до чертиков привлекательны. А ты, парень, обладаешь просто скопытсшибательной привлекательностью!

— Э-э... Это было обвинение или комплимент?

— Вот! Опять ты это делаешь! — выпалила пегаска, заливаясь краской.

— Никакой он не шпион, Дэш, — Эпплджек вошла в библиотеку во главе остальных пони, с которыми Даск вчера успел познакомиться. — Но, думаю, он могёт знать, что за сено тут творится, а Даск?

Единорог вздохнул.

— Я собирался посмотреть, есть ли тут какая-нибудь информация о Элементах Гармонии.

— Нашла! — радостно воскликнула Пинки Пай, вытаскивая с полки тяжелую книгу. — ”Элементы Гармонии для чайников”. Была под буквой «Э», как обычно.

Даск начал зачитывать книгу вслух:

— «Существует шесть Элементов, но известны только пять из них: Честность, Доброта, Смех, Щедрость и Верность. Сущность шестого элемента сохраняется в тайне, чтобы никто не смог использовать мощь Элементов для злого дела. После того, как Селестия использовала их против Найтмер Мун, она спрятала Элементы в замке Царственных Сестер, который расположен в местности, ныне известной, как...»

— ...Вечнодикий Лес! — шесть пони выдохнули в унисон. Они стояли на опушке темного и полного опасностей леса. Спайк остался отсыпаться в библиотеке, дракончик уже валился с ног после бессонной вечериночной ночи.

Даск Шайн глубоко вдохнул и с решимостью заявил:

— Дальше я пойду один.

— Что? — выразили свое недоумение остальные.

— Я благодарен вам за то, что проводили меня до этого места, но здесь наши пути расходятся. Я знал о приходе Найтмер Мун, но не смог его предотвратить. И теперь попытаться остановить ее — мой и только мой долг. Я не хочу, чтобы при этом пострадал пони-будь еще.

— Хорошие слова, сахарок, — ответила Эпплджек. — Вот только Эквестрия и наш дом тоже. Плюс, ты кое-что забыл: ты собираешься влезть в самое опасное место на тыщу миль вокруг, чтобы найти древнее магическое оружие (которое, вообще говоря, могёт и не сработать, потому что мы понятия не имеем, что там за шестой элемент) для того, чтобы схватиться с бессмертной демоницей, устроившей вечную ночь во всем мире.

— И?

— Тебе пригодится пони-будь, чтобы присмотреть за твоим крупом! — уверенно продолжила фермерша.

— Ага, и мы не позволим тебе захапать всю славу себе одному! — добавила Рейнбоу Дэш. — Это МОЯ работа!

— Хорошо, — вздохнул Даск, вступая в лес в компании пяти кобылок. — Думаю, поддержка может мне пригодиться.

Шесть маленьких пони пробирались через погруженный в непроглядную тьму лес.

— Кстати, — приглушенным голосом произнес Даск, — что же делает Вечнодикий Лес таким опасным?

— Т-ты г-говоришь т-так, б-будто не б-боишься, — Флаттершай была перепугана до дрожжи и лишь присутствие друзей удерживало желтую пегаску от панического бегства.

— Честно говоря, — признался Даск Шайн, — это самое жуткое место, в какое я только попадал. Но мне интересно, из-за чего этот лес стал таким... противоестественным? Почему животные в нем поедают друг друга? Почему облака над ним движутся сами по себе?

— Никто не знает, — ответила Рейнбоу Дэш самым жутким голосом, на какой была способна. — А знаешь почему? Потому что все, кто заходил сюда пропадали... НАВЕЧНО!

Стоило ей это выкрикнуть, как земля вокруг затряслась и часть тропинки поползла куда-то вниз. От неожиданности Даск потерял равновесие и полетел кубарем, собирая своей шкурой камни и кусты. В следующее мгновение он пришел в себя висящим на краю пропасти, от падения в которою его удерживали лишь копыта Эпплджек.

— Эпплджек! — в панике закричал единорог. — Что мне делать?

Фермерша серьезно посмотрела в глаза Даска.

— Отпускай, — коротко посоветовала она.

— ЧТО?! ТЫ РЕХНУЛАСЬ?!

— Не буду врать, с твоей стороны такое кажется безумием, но смекни, на кой мне желать, чтоб пони-будь вроде тебя пострадал? — сказала она, и на самом открытом и честном лице, что Даск только видел, появилась улыбка. Двое не отрываясь смотрели друг другу в глаза. Это были самые длинные секунды в жизни Даска. В конце концов, он сумел заставить себя говорить.

— Это все из-за твоих прекрасных глаз, — шепнул он и отпустил копыта Эпплджек. Ковпоньша ошеломленно замерла, осознавая услышанное. “Опа,” думала она, “никогда не слыхала ничего подобного. Похоже, он все таки со мной заигрывал.”

Даск, между тем, думал о совсем других, более приземленных вещах: “АААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААА *Ыть* охтыжславаСелестияяживживДэшиФлаттипоймалименяиябудужить!”

После того, как Даска поставили обратно на такую замечательную и твердую землю, наши герои продолжили свой путь. Пока Рейнбоу Дэш в 75-ый раз хвасталась тем, как она спасла круп Даска самым крутым способом из возможных, Даск потихоньку приблизился к Эпплджек.

— Эмм... О том, что я тогда сказал… — попытался он объясниться.

— Ага?

— Просто хочу сказать, что это был такой момент, когда я не был способен думать о чем-либо, кроме того, что сейчас упаду и расшибусь в лепешку. И, ну, я просто не осознавал, что говорю, — Даск помахал копытом, подбирая слова. — Понимаешь, я вовсе ничего такого о тебе не думаю.

— Конечно, партнер! — кивнула фермерша. — Прекрасно понимаю.

— Ох, слава богине! — он облегченно выдохнул. — Я уж опасался, что ты могла меня не так пон-
И тут Даск открыл для себя, что Эпплджек может пнуть куда сильнее, чем Рейнбоу Дэш.

Даск потирал свой новоприобретенный фингал. Пока пони спускались вниз по узкому проходу, все сохраняли молчание. Конечно, все видели удар ковпоньши, но даже неугомонная Рейнбоу Дэш не решалась расспрашивать Эпплджек о произошедшем. (Правда, Рарити то и дело бросала убийственные взгляды на деревенщину, которая посмела поднять копыто на ее «прекрасного принца».) Внезапно опустившаяся тишина была разрушена яростным рыком рассерженного зверя, выпрыгнувшего из кустов перед ними.

— Мантикора! — испуганно закричали наши герои. Как ни странно, но первой, кто встретил чудовище хорошим пинком по носу, оказалась Рарити. Возмущенная подобным приветствием, мантикора взревела еще громче и яростней. Взвизгнув от страха, Рарити бросилась со всех ног прочь от последовавшего за ней зверя, под защиту своих товарищей.

Мантикора почти уже настигла белоснежную единорожку, когда ей на загривок запрыгнула Эпплджек. Чудовище принялось скакать, словно на родео, и через несколько секунд ему удалось сбросить с себя фермершу. Но тут мантикоре пришлось отвлекаться на Рейнбоу Дэш. Разноцветная пегаска все быстрее и быстрее описывала круги вокруг чудовища, создавая небольшой радужный смерч. Подловив момент, мантикора махнула своим хвостом и с громким *БАЦ* Рейнбоу кувырком улетела в сторону. Впрочем, пегаска почти сразу же пришла в себя и, поднявшись на ноги, она присоединилась к своим друзьям, собирающимся снова атаковать мантикору.

— СТОООООЙТЕ!!! — крик Флаттершай заставил всех замереть. Желтая пегаска осторожно прошла мимо своих друзей и приблизилась к мантикоре, обратившись к ней мягким спокойным голосом:

— Ну-ну, тише, большая мягколапка. Что тут у нас стряслось?

Даск помотал головой, пытаясь прогнать бредовое видение.

— Э-э? Что ты делаешь? Беги, Флаттершай, мы ее отвлечем! Беги, пока она не проглотила тебя в один присест!

Мантикора медленно протянула Флаттершай переднюю лапу, и стало видно, что там засел длинный черный шип.

— Ах ты бедняжка, не бойся, сейчас я тебе помогу. Потерпи пару секундочек, будет немножечко бо-бо, словно комарик...
— РРРРРРААААААОООООРРРРРР!

— ...укусил. Вот и все, и совсем-совсем не страшно, правда? А теперь, если ты не против, то мы с друзьями пойдем дальше.

Мантикора принялась благодарно вылизывать гриву Флаттершай, методично превращая ее прическу в обслюнявленный кошмар. Пегаска лишь хихикала и веселилась.

— ...Что это сейчас было? — спросил полностью сбитый с толку Даск.

— Теперь ты знаешь, что даже кто-то большой и страшный может нуждаться в капельке доброты, — ответила Флаттершай. — И ты еще не видел, как иногда ведет себя мой кролик. Поверь, этому пушистику далеко до Энджела.

— Ага. Напомни мне об этом, если я вдруг захочу познакомиться с твоим питомцем, — нервно сглотнул Даск, пытаясь представить, из каких глубин Тартара должен был явиться этот Энджел.

Наши герои все глубже и глубже заходили в лес, постепенно приближаясь к руинам старого замка. Окружающие деревья становились все больше, скрюченные ветви закрыли небосвод так, что и тусклый лунный свет уже не освещал тропу. Вскоре Даск Шайн в опустившейся темноте не мог разглядеть даже свой собственный рог. Конечно, проблема могла быть решена простеньким осветительным заклинанием, но в этот момент внимание от дыры в сюжете было отвлечено чвакающим звуком.

— Ухх, — раздосадованно сказала Эпплджек. — Кажись, я на что-то наступила.

В следующий миг Флаттершай взвыла от ужаса.

— Эт, должно быть, просто грязь, Флатти, — фыркнула ковпоньша, — тебе не стоит об этом так беспоко-о-ООООААААИИИИИ!!!! ДРЕВОДЕМОНЫ! КАЖДЫЙ САМ ЗА СЕБЯ!!!!

И на всех деревьях появились светящиеся лица, и были они ужасны, и кричали всепони в страхе, и хоть деревья ничего не делали, а просто стояли на своих местах, но это был Вечнодикий Лес, где все, что угодно могло таить в себе смертельную опасность, и лица на стволах деревьев были действительно очень-очень страшными.
…Ну, вы знаете, чем все закончилось.

Один музыкальный номер спустя, демоны были изгнаны силой смеха и шесть маленьких пони вскоре вышли на берег реки. Ее поверхность была покрыта большими волнами, а ниже по течению слышались какие-то странные звуки.

— И как нам попасть на тот берег? — задумался Даск Шайн.

Рейнбоу Дэш через мгновение предложила:

— Флаттершай и я могли бы перенести вас туда по одному.

— Но я никогда не поднимала ничего, тяжелее кролика! — возразила Флаттершай.

— Ой, да ладно тебе, Флатти! — радужногривая пегаска закатила глаза. — Недавно мы с тобой спасли Даска. Вместе мы сможем это сделать. Готова поспорить, если мы объединим усилия, то сможем перенести телегу, набитую пони, через идущий поезд!

— Ну, я все же не уверена… — промямлила Флаттершай. Но прежде, чем история пошла по другому пути, странные звуки усилились и стало возможным различить в них чьи-то стенания. Двинувшись в их сторону, наши герои вскоре увидели рыдающего морского змея с вычурной прической.

— Что у вас случилось, сэр? — учтиво поинтересовался Даск.

— Ну, я не знаю. Я сидел тут, занимаясь своими делами, — ответил морской змей, (чье имя, кстати, было Стивен Магнет) — и тут это гадкое облачко пурпурного дыма ВЖИК! пролетело мимо и отрезало половину моего эйлегантного уса! И теперь я выгляжу просто ужасно!

Он рухнул обратно в реку, подняв большую волну, с головой накрывшую шестерых пони на берегу.

— Гм, мистер Магнет? — заметила Пинки Пай. — Произносится «элегантные», а не «эйлегантные».

— Я так и сказал, — кивнул Стивен. — Мои когда-то-эйлегантные усы!

— Элегантные, — поправила Пинки с нажимом.

— Эйлегантные! — всхлипнул Стивен Магнет.

— Элегантные! — повторила Пинки с нарастающим раздражением.

— Эйлегантные!

— Элегантные!

— Эйлегантные!

— Элегантные!

— Эйлегантные!

Тем временем внимание Даска Шайна было полностью поглощено одной вещью. Он только что совершил величайшее открытие в истории Эквестрии:

Рарити с мокрой гривой становится самой сексуальной кобылкой, какую только видели глаза смертных.

Она выглядела как русалка из затонувшей Атлантиды. Мокрая грива сверкала в лунном свете, словно была покрыта алмазной пылью, влажные волосы струились с изящной шеи по белоснежной шерстке и облегали тело единорожки, словно вторая кожа.

Он перевел взгляд на Флаттершай. Не-ет, Рарити определенно выглядела в тысячу раз лучше. Обратно к ней.

Капли воды, похожие на ртуть, стекали по ее фланкам, стемились к ее хвосту...

...ее хвосту...

...ее хвосту, который она только что зачем-то обрезала. Хах.

— Благодарю за то, что вернули моим эйлегантным-«ЭЛЕГАНТНЫМ!»-усам их красоту и изысканность, мадемуазель Рарити! — горячо благодарил единорожку Стивен Магнет со слезами счастья, текущими по его лицу. — Что я могу сделать, чтобы отплатить вам за это?

— Для начала, можешь помочь нам переправиться через эту реку, дорогуша, — ответила Рарити. — И, кроме этого, было бы любезно с твоей стороны предоставить нам сухие полотенца и расчески. Моя грива в ужасном, просто кошмарном состоянии!

Даск Шайн открыл было рот, чтобы возразить на последнее заявление единорожки, но тут ему в голову пришла мысль, что одного подбитого глаза на сегодня будет вполне достаточно, и он закрыл свой рот обратно.

Вскоре Даск с друзьями приблизились к замку Царственных Сестер и только одно отделяло их от цели: веревочный мост через окружающую руины замка пропасть был оборван.

— И как нам перебраться? — спросила Эпплджек. — Эта пропасть глубже, чем наш погреб для сидра особой выдержки!

— Ах, что же нам делать? — саркастично произнесла Дэш. — Вот если бы среди нас была одна крутая ПЕГАСКА с КРЫЛЬЯМИ, она бы могла просто ПЕРЕЛЕТЕТЬ на другую сторону и починить мост.

— Рейнбоу Дэш, ты до сих пор сердишься из-за того, что случилось на реке? — виновато спросила Флаттершай.

— Забудь, — проворчала Рейнбоу. — Элементы сами себя не отыщут.

С этими словами она перелетела на другую сторону пропасти и приступила к починке моста. Оставалось закрепить последний канат, когда разноцветная пегаска услышала, как кто-то зовет ее по имени.

— Рейнбоу Дэш...

— Кто здесь? А ну покажись! Откуда ты узнал, как меня зовут? — Дэш принялась обеспокоенно осматриваться вокруг себя.

— Твои слава и известность дошли и до этих мест, Рейнбоу Дэш. Мы слышали, что ты — самая одаренная летунья во всей Эквестрии!

— Ах, стойте, вы меня смущаете! — сказала Рейнбоу Дэш. Она воспользовалась возникшей паузой, чтобы поправить гриву и принять эффектную позу.

— Впрочем, я, пожалуй, смогу это пережить. Продолжайте!
"Еще нам известно, что ты — единственная, кому удалось выполнить легендарный Радужный Удар."
Ага, чистая правда, — с гордостью сказала Дэш. Она посмотрела на щедрых на похвалу незнакомцев. — Но кто вы?

— Мы — Шедоуболты, — ответила пегаска. — Мы быстрейшая команда в Вечнодиком Лесу и скоро станем лучшими во всей Эквестрии!

— Если вы в этом так уверены, то почему вы все еще не так известны, как Вандерболты? — поинтересовалась Рейнбоу Дэш, защищая своих кумиров.

— Пока они существуют, никто другой не сможет стать лучшим во всей Эквестрии.

— М-мы с легкостью сможем превзойти Вандерболтов! — лидер Шедоуболтов сделала шаг назад.

— Все, что нам нужно... капитан, — сымпровизировала она.

— И что, есть кто-то на примете? — Рейнбоу понимающе улыбнулась.

Тем временем с другой стороны недопочиненного моста Даск Шайн наблюдал за тем, как Рейнбоу Дэш беседует с Шедоуболтами.

— Не делай этого, Дэш! Это ловушка! — выкрикнул он, но сгустившийся над пропастью туман заглушил его слова.

— Нам нужен кто-то быстрый, — сказала теневая пегаска.

— Есть… — отметила Рейнбоу Дэш, смакуя момент.

— Кто-то ловкий, — продолжила лидер Шедоуболтов.
— Есть...

— Но самое важное — кто-то неимоверно крутой и непередаваемо потрясный!

— Еще бы!

— Нам нужна... ты, — последние слова приблизившаяся вплотную пегаска прошептала Рейнбоу на ухо.

— Подруга, думаю, мы договоримся! — усмехнулась Рейнбоу Дэш. — Подожди, пока я закончу с этим мостом, и мы продолжим.

— НЕТ! — резко воскликнула теневая пони. — Ты должна идти с нами СЕЙЧАС! Выбирай, мы или они!

Рейнбоу задумалась над вариантами. Стоит ли ей выбрать славу и почет, о которых она мечтала всю свою жизнь, или остаться с друзьями, которые поддерживали ее, указывали на ее ошибки, постоянно критиковали и учили как ей жить...

— Парни, вы же из команды Найтмер Мун, так? — предположила радужногривая пегаска.
— ЧТО?! — оторопело выкрикнули Шедоуболты, превращаясь в Найтмер Мун. — КАК СМОГЛА ТЫ РАСПОЗНАТЬ НАШУ ИЛЛЮЗИЮ? МЫ ДАЖЕ ПОЛЬЗОВАЛИСЬ ВАШЕЙ МАНЕРОЙ РЕЧИ!

— Ну, — сказала удивленная Рейнбоу Дэш. — Я понятия не имела, что передо мной сама Найтмер Мун, но ради сена, «Шедоуболты»? Серьезно? Вы что, не могли придумать что-нибудь получше?
— “ШЕДОУБОЛТЫ” — ПРЕКРАСНОЕ...ЗАБУДЬ, — лунной принцессе в голову пришла другая идея. — ТО, ЧТО МЫ ПРЕДЛАГАЛИ ТЕБЕ ВСЕ ЕЩЕ В СИЛЕ. И ТЕПЕРЬ МЫ МОЖЕМ ПРЕДЛОЖИТЬ ТЕБЕ МНОГО БОЛЬШЕ!

— Что?..
— СТАНОВИСЬ НА НАШУ СТОРОНУ, — продолжала она, — И МЫ ДАДИМ ТЕБЕ ТАКУЮ СИЛУ, ЧТО ТЫ И ВООБРАЗИТЬ СЕБЕ НЕ МОЖЕШЬ!

— Хмм... Как насчет «нет»? — ответила Дэш. — Я более чем уверена, что заключение контракта с порождением Тартара плохо отразится на моей репутации.

Найтмер Мун лихорадочно раздумывала над тем, что бы могло склонить Рейнбоу Дэш на ее сторону.
— ПРИСОЕДИНЯЙСЯ К НАМ... ВЕДЬ МЫ... ТВОЙ ОТЕЦ!

— НЕТ! — выдохнула пегаска. — Не может быть!
— ЗАГЛЯНИ В СВОЕ СЕРДЦЕ И ТЫ УЗНАЕШЬ ПРАВДУ!

— Действительно, нет, — сказала Дэш. — Этого буквально не может быть. Я по себе знаю, пыталась как-то раз стать отцом для Скуталу. И ты определенно не захочешь знать, чем это закончилось.

Найтмер Мун пристально посмотрела на пегаску.

— Послушай, — Кобылица с Луны сказала с привычной обычному уху громкостью. — Твои умения заслуживают уважения. Подумай о том, что ты можешь получить. Мы можем предложить тебе все, что только пожелаешь!

— Да сколько раз мне повторять «НЕТ»?! — выкрикнула рассерженная Рейнбоу Дэш.

— Да лучше пусть мне оторвут крылья, а мой круп пустят на кексики, чем я присоединюсь к тебе! Я лучше собственнокопытно сделаю себе лоботомию и проведу остаток жизни овощем под присмотром Флаттершай! Я лучше начну перемалывать сирот на радугу заживо! ДА Я ЛУЧШЕ РАСТЕРЯЮ ОСТАТКИ СВОЕЙ ГОРДОСТИ И НАЧНУ НАРЯЖАТЬСЯ В ТЕ РАСФУФЫРЕННЫЕ ПЛАТЬЯ, КОТОРЫМИ ТОРГУЕТ РАРИТИ, ЧЕМ ПОДЧИНЮСЬ ТЕБЕ!!!

Найтмер Мун наградила пегаску взглядом, способным заставить кокатрикса окаменеть от зависти, и наклонилась к Рейнбоу Дэш, понизив голос до шепота.

— Хорошшшо, — прошипела лунная принцесса таким тоном, что у летуньи кровь застыла в жилах. — Мы будем ждать в замке. Знаешь, Рейнбоу Дэш, сегодня ты приобрела могущественного врага. Тебе предстоит познать тысячи пыток, одна хуже другой. Сразу после того, как я закончу с последним из твоих драгоценных друзей.

Превратившись в пурпурный туман, Найтмер Мун исчезла в ночной темноте. Придя в себя, пегаска встряхнулась, сделала глубокий вдох, успокаивая дыхание и бормоча про себя “Ты не можешь сегодня умереть, Дэш. Ты слишком крута, чтобы просто так сдохнуть. Тебе еще предстоит прожить долгую жизнь в славе и известности в составе Вандерболтов. Да и кроме того, ты еще не успела заполучить того гика.” принялась за починку моста. Как только она закрепила последний канат, ее друзья перебежали пропасть и присоединились к ней.

— Дэш, ты вернулась! — радостно воскликнул Даск Шайн.

— Конечно, я вернулась! — гордо ответила летунья. — Я бы ни за что вас не бросила!

Наши герои вошли внутрь полуразрушенного замка и вскоре отыскали большой замысловатый пьедестал, на котором лежало несколько идеально круглых камней.

— Элементы! — общий крик разрушил тишину. После того, как они спустили камни вниз с постамента, Рарити пересчитала найденные Элементы.

— Здесь всего пять! — разочарованно сказала она. — И мы даже не знаем, как понять, какой Элемент какой! Они отличаются друг от друга только непонятными символами. Дурацкие камни!

Она пнула один из элементов.

— Нам не нужно их различать, — объяснил Даск. — Все равно они работают только все вместе. Когда пять будут собраны вместе, должно возникнуть что-то вроде искры и тогда проявится шестой. По крайней мере, именно так говорилось в книге.

Он наклонился к Элементам и его рог засветился.

— Отойдите подальше, я собираюсь заставить работать древние артефакты неимоверной силы, и при этом совершенно не представляю, как это сделать.

— Пойдем, дамы, — сказала Эпплджек. — Лучше посторожим снаружи, на случай если Найтмер Мун захочет пробраться внутрь.

Кобылки покинули комнату, оставив Даска в полном одиночестве. План Эпплджек по охране входа был почти идеален. Но она забыла одну важную деталь: Найтмер Мун могла просто телепортировать Даска и Элементы в другую часть замка, где ей никто не мешал бы делать с ними все, что только захочется.

Что, собственно, она и сделала.

Даск очутился в длинной комнате, похожей на коридор. Найтмер Мун стояла между ним и Элементами и торжествующе смеялась. Отчаяние затопило сознание единорога, но тут его взгляд упал на ожерелье ночной принцессы, в котором мягким светом мерцал камень, ставший тюрьмой для его учительницы.
“Нет!” подумал он. “Это не то, чего бы ты хотела, Селестия. Я добьюсь того, что солнце встанет вновь!” Даск угрожающе всхрапнул, несколько раз ударил копытом в пол и поскакал на своего врага.
— ДА ТЫ СМЕЕШЬСЯ?! — вскричала Найтмер Мун. Опустив свой длинный острый рог, она ринулась навстречу маленькому единорогу. Они стремительно приближались друг к другу.

Ближе...

Ближе...

Ближе...

...СЕЙЧАС!

В последний момент, Даск телепортировался к Элементам, избежав удара Найтмер Мун. Оказавшись рядом с артефактами, он направил на них всю свою магическую силу. В насыщенном магическом поле внезапно появилась сверкающая искра, которая принялась танцевать вокруг Элементов.
— ЧТО? ЭТО НЕВОЗМОЖНО! — завопила Найтмер Мун. Даск видел, как искра разделилась на тысячи маленьких разрядов магической энергии. Элементы медленно поднялись в воздух и....

...Ничего больше не произошло.
— АХАХАХАХАХАХА!!! — облегченно расхохоталась Найтмер Мун, телекинезом притягивая к себе бесполезные артефакты. — МЫ ОДЕРЖАЛИ ПОБЕДУ! ВАМ НИКОГДА БОЛЬШЕ НЕ УВИДЕТЬ НИ ВАШУ ЖАЛКУЮ ПРИНЦЕССУ, НИ ЕЕ СОЛНЦЕ!

Парализованный ужасом, Даск Шайн мог только наблюдать за тем, как новая правительница Эквестрии разбивает Элементы один за другим. В его горле встал ком, стоило единорогу подумать о том, что теперь его ожидает. Найтмер Мун прекратила смеяться и повернулась к Даску, словно прочитав его мысли.

— Ч-что будет со мной? — заикаясь спросил Даск.

— Не стоит бояться, юный маг, — ответила Найтмер Мун, сменив Королевский Кантерлотский Глас на обычный голос. — Нам нет нужды убивать тебя.

— Стоп, что? Действительно? — переспросил он с надеждой.

— Да. Такого интересного и статного пони с боольшим рогом мы найдем более интересное... применение, — произнесла она со странным огнем в глазах. Рог ночной принцессы засветился от используемой магии и комната мгновенно преобразилась. Блестящий красный шелк закрыл потрескавшиеся, поросшие мхом стены и колонны. Найтмер Мун медленно приближалась к единорогу, медленно снимая с себя части доспехов. Серьезно беспокоясь насчет «интересного применения», Даск отступал от аликорна, пока не почувствовал, как холодный камень пола сменился чем-то мягким. Оглянувшись, он увидел, что находится на шикарной кровати в виде сердца, окруженной горящими свечами.

— Первое задание для моего личного любимца, — прошептала ему на ухо полностью обнаженная Найтмер Мун. — Ты должен удовлетворить твою принцессу.

— МНЕ НУЖНА ПОДХОДЯЩЕГО ВОЗРАСТА!!! — завопил в ужасе Даск, пытаясь унести ноги от сумасшедшей кобылы.
— ЧТО НЕ ТАК С НАШИМ ВОЗРАСТОМ?! — Королевский Кантерлотский Глас заставил древние стены содрогнуться. Живая магическая грива лунной принцессы с легкостью опутала Даска, лишая его возможности передвигаться. — ГОВОРИ, ЖЕЛАЕШЬ ТЫ БЫТЬ СВЕРХУ, СНИЗУ, ИЛИ ПРЕДПОЧТЕШЬ КАК-ТО ЕЩЕ?

Единорог был готов расплакаться и начать звать мамочку, но в этот момент в комнату ворвалось пять знакомых кобылок.

— Ой! — пискнула Флаттершай, стремительно краснея. — Мы вам помешали? Прошу прощения, мы зайдем немного позже.

— Думаю, «помешали» как раз то, о чем Даск щас мечтает, сахарок, — ответила ей Эпплджек.

— УБЕРИ СВОИ ГРЯЗНЫЕ КОПЫТА ОТ МОЕГО ПРИНЦА, ТЫ, СТАРАЯ КОБЫЛА! — прорычала Рарити.

— ДЫАА! — поддержала ее Пинки Пай. — НИКАКИХ КЛОП-СЦЕН, ПОМНИШЬ?

— Дамочка, — угрожающе произнесла Рейнбоу Дэш. — У тебя есть десять секунд, чтобы свалить отсюда и не заполучить в башку тактический радужный удар!

Тем временем шестеренки в голове Даска закрутились с утроенной скоростью. Единорог готов был поклясться, что явственно слышал щелчок, с которым в его голову пришла мысль. С торжествующей улыбкой он обратился к Найтмер Мун.

— Думаешь, Элементы можно было уничтожить так просто?

— Элементы были уничтожены? — перебила его Эпплджек.

— Нет! Ну, да... Не то, чтобы совсем… — замялся Даск. — Сейчас объясню. Элементы заключены в каждой из вас.

Осколки Элементов медленно поднялись в воздух.

— На самом деле, каждая пони, последовавшая за мной сюда представляет один из Элементов!

— Даск, ты в курсе, что несешь полную чушь? — спросила Рейнбоу Дэш.

— Девочки, просто выслушайте меня, хорошо? — раздраженно сказал Даск.

— Начнем. Эпплджек, убедившая меня отпустить ее копыта на краю пропасти (и наградившая отменным фингалом, но сейчас не об этом), представляет... Честность!

С этими словами части Элемента Честности подлетели к фермерше и закружились вокруг нее.

— Флаттершай, укротившая свирепую мантикору, представляет... Доброту!

Желтая пегаска вздрогнула, когда острые осколки Элемента замерцали в опасной близости от ее шкурки.

— Пинки Пай, смеявшаяся в лицо ужасным древодемонам, представляет... Веселье!

Пинки широко улыбнулась, встречая свой Элемент.

— Рарити… — Даск на мгновение запнулся. — ...сделавшая с тем змеем-метросексуалом то, что она сделала, представляет... Щедрость!

— Лягать меня сильно, — буркнула себе под нос Эпплджек. — Да она в своем бутике-шмутике ни единого раза никому даже бит не скинула.

— И Рейнбоу Дэш, оставшаяся с нами, не смотря на все посулы Найтмер Мун, представляет... Верность!

Части Элемента радужногривой пегаски подлетели к ней.

— И теперь, когда пять собраны вместе, пришло время для последнего Элемента... и это — Дружба!

— Магия, — поправила Пинки.

— Чего? — недоуменно спросил Даск. — Но Пинки, Принцесса Селестия послала меня в Понивилль, чтобы я приобрел друзей, вы все стали моими друзьями, когда я прибыл туда, хоть я и осознал это только когда вы спасли мою девственность от свихнувшейся демонопринцессы, и я почувствовал искру внутри себя и...

— Неа, — ответила Пинки с абсолютно серьезным видом. — Поверь мне, это Магия.

— Но...

— Слушай, я не могу позволить кому-либо из нас застрять в этой «френдзоне», без единого шанса на что-то большее. Так что последний Элемент это Магия, и закончим на этом! — выкрикнула Пинки. После ее слов осколки камней преобразовались в инкрустированные кристаллами украшения и шесть пони поднялись над полом. Сверкающая радужная спираль ударила прямо в Найтмер Мун.

Они успели услышать отчаянный крик «НЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕТ!!!», перед тем, как потерять сознание.

Даск Шайн постепенно приходил в себя. “Наверно, так и ощущается настоящий оргазм,” подумал он. Остальные уже очнулись и с интересом рассматривали новоприобретенные украшения.

— С пробуждением, Даск, — произнесла Рарити. — Ты просто скопытсшибателен в этой диадеме!

— Чего? — переспросил еще не до конца пришедший в себя Даск. Он медленно поднял копыто к своей голове и обнаружил, что его Элемент выглядит, как часть костюма исполнительницы танца живота.

— Выглядишь довольно девочково, — хихикнула Дэш.

— Сказала пони с девочковыми бусиками! — огрызнулся Даск.

— Ага, — кивнула пегаска. — Но на моем ожерелье есть крутая молния. А вот у тебя на голове просто миленькая корона принцессы.

— Проехали, — махнул копытом на подколки Даск. — Надо посмотреть, смогу ли я освободить Принцессу Селестию из этого магического кристалла.

Внезапно, упомянутый кристалл на ожерелье, принадлежавшем Найтмер Мун, ослепительно вспыхнул и с громким *ТРЕСК* в комнате появилась Селестия.

— Кто-то произнес мое имя? — спросила солнечная Принцесса.

— Селестия! Я боялся, что больше никогда вас не увижу! — Даск бросился к ней в объятия. — У меня столько вопросов! Как вы узнали, что Найтмер Мун существует? Почему вы не сопротивлялись ей? Откуда вы знали, что все носители Элементов будут в Понивилле? Это должно было занять десятилетия...

— Тише, мой ученик, — произнесла Селестия полным добра и понимания голосом. — Если ты внимательно изучал легенды о Найтмер Мун, то знаешь, что она — моя сестра. И я никогда бы не причинила ей вреда, пусть даже она и была одержима злом.

— Ох, — выдохнул ее протеже, ощущая себя полным идиотом.

— И теперь, — продолжала солнечная Принцесса, — Я должна попросить прощения.

Она развернулась и подошла к Найтмер Мун, преобразившейся обратно в Принцессу Луну, чье лицо было закрыто длинными, неподвижными светло-голубыми волосами.

— Луна, всю тысячу лет, что ты, самое близкое мне существо, провела в изгнании, я ненавидела и винила себя, пытаясь смягчить эти чувства, я поедала тортики и мороженое каждую ночь, просматривая слезливые мыльные оперы...

— Немного перестарались с подробностями, Ваше Высочество, — прервала ее Рарити.

— ...Прошу прощения. Суть в том, что я скучала по тебе больше, чем ты можешь себе представить. И я готова отдать все, что угодно, лишь бы ты простила меня и согласилась снова править вместе со мной.

Луна подняла на Селестию свои глаза, полные слез. Зарыдав, лунная принцесса обняла старшую сестру.

— М-мы т-тоже скучали по т-тебе, сестра, — с трудом произнесла Луна между всхлипываниями. На этом самый трогательный и милый момент в истории Эквестрии был завершен.

Когда они все вместе вернулись из Вечнодикого Леса, их встречали всеобщим ликованием и грандиозной вечеринкой (организованная Пинки Пай, которой нисколько не помешал тот факт, что она все это время принимала участие в приключении). Увидев, что Даск Шайн грустит во время праздника, Селестия подошла к нему.

— Что случилось, Даск? Ты совершил настоящее чудо и вскоре ты вернешься домой в Кантерлот, — произнесла она.

— В этом-то и дело, Принцесса, — отозвался Даск. — Стоило мне только узнать, что значит иметь друзей, как я расстаюсь с ними.

Селестия мягко улыбнулась.

— Спайк, записывай, — произнесла она. Спайк достал из воздуха перо и свиток и приготовился записывать.

— Я, Принцесса Селестия, повелеваю, чтобы Даск Шайн поселился в Понивилле для изучения Магии Дружбы. Он будет присылать мне отчет о своих исследованиях каждую неделю через драко-факс, — Она на секунду замолчала, а потом продолжила.

— Указ номер 2: Я объявляю «Магию Дружбы» официальным и законным объектом для научного изучения.

Всепони затопали в знак одобрения.

Даск никогда еще так не веселился. Он остается жить в Понивилле. УРААА!!! Просто не терпится рассказать обо всем брату. Шайн не чувствовал себя таким счастливым с тех пор, как...

О, Принцесса Луна хочет о чем-то с ним поговорить.

— Что занимает ваши мысли, Ваше Высочество? — спросил он подошедшую принцессу.

— Мы... не знаем, как правильно сказать, Даск Шайн, — несколько смущенно начала Луна. — Но мы просим прощения за то... как мы обращались с вами.

Даск почувствовал, как его лицо краснеет.

— Ненене, не стоит извиняться, в конце концов вы в то время были... немного одержимой, — пробормотал он.

— Что приводит нас ко второй причине, по которой мы желали поговорить с тобой, — продолжила ночная Принцесса.

— Какой? — недоуменно спросил единорог.

— Мы хотим поблагодарить тебя за то, что освободил нас от темного безумия, — прошептала она, вплотную приближаясь к Даску.

И прежде чем тот сумел хоть что-то сообразить, его губы оказались вовлечены в страстный поцелуй.

Когда Луна ушла, стоявшая в стороне Селестия тихонько усмехнулась, украдкой наблюдая за застывшим, словно статуя, Даском. “Похоже, у него действительно маловато опыта общения с кобылками,” подумала солнечная Принцесса. “Надо будет провернуть с ним тот старый трюк с билетами на Гала, который я опробовала на Кловер Умной VII…”