Автор рисунка: aJVL
Глава 22. Чужаки. Глава 24. Дикий гонг.

Глава 23. “И тогда с потухшей елки тихо спрыгнул желтый Ангел”.

Ну попробуйте проникнуться что ли, няши :3 Как говаривал Фрейд "Иногда сигара — это просто сигара". о не всегда молния — просто молния...

Тар-таррр. Молния за окном ударила очередной, ни в чем неповинный шпиль. День медленно приближался к вечеру, переворачивая стрелки часов, наваливаясь угнетением и затхлостью воздуха на постояльцев уличных баров. Громкий шорох листвы.

— Каррр! – бусинки-глаза пялились на несвежий сэндвич.

— Пффф. Я его честно своровал! Даже не смотри – он тебе никогда не достанется.– бродяга, с одеждой вымазанной в дегте и сомнительными талантами, скрывающими под мешковатыми штанами, зачем то ответил птице.

— Каррр! – ворон развел крыльями и нахохлился.

— Скажал фе, нифогда!

— Карррр‼!

— Никогда! – бродяга прожевал и злобно уставился на ворона.

— Каррррр.

Черные крылья разрезали густеющий воздух. Когда-нибудь, в другой раз.

***

— Подкинь дров в ка… — Роттериан поднял голову от тарелки, но замер, не в силах продолжить фразу. Угасающие угли бросали неловкие блики на розовую гриву – Флаттершай задумчиво смотрела в окно. Отвернулась – уж больно тихо. Виноватые глаза пегаса.

— И не стыдно тебе есть на кровати? – грозно спросила пегасочка.

— Эээ… — явно не ожидая такого от Флаттершай, Роттериан выронил картошку на простыню. Флаттершай тихо хихикнула.

— Ах ты маленькая зас… — Роттериан отпихнул остывающий ужин и повалил сидящую на краю кровати Флатти на спину, смотря на нее сверху. Двумя трепещущими полукругами нервно взлетели крылья, но уже через секунду Ротт валялся на спине рядом, и поглаживал волосы Флатти.

— Я… я скучала Ротти – потупила взгляд Флаттершай.

— Я то…

— Молчи.

Удивленный взгляд. Серьезное выражение лица.

— Ты знаешь, каково это – думать, что ты больше никогда не обнимешь к-крылом? – прошептала Флаттершай, задумчиво водя кончиком копыта по роттериановскому. Рядом с ее, оно казалось большим и неопрятным, но Флаттершай упорно продолжала поглаживать ворсинки на нем, под тихое трещание камина. – Каково это, понимать, что ты рядом, но в любую секунду тебя может не стать? – продолжала пегаска. Роттериан перевернулся на бок и посмотрел ей в глаза.

— Я всю неделю думала только о том, как скажу это тебе…

— Скажешь что? – рассмеялся Рот, смотря на желтые перышки, просвечивающие на фоне камина.

— Ну вот это… Все. – Флатти растерялась и неловко помотала копытом. – Порой ты думаешь это не так важно, а важно абсолютно все! И камин, и вся эта комната, обязательно с тобой рядом, и походы в магазины за продуктами…

— Поход за продуктами?

— Ну… да.

— Понимаю

— Ничего не понимаешь! – Флаттершай легонько ударила по копыту, и посмотрела широко раскрытыми глазами, на удивленного Рота. – Извини… Просто я не знала, что одной быть так… невозможно-странно? Раньше я жила в Понивилле… И делала все тоже самое. Одна. А теперь не могу. Почему?

— Я не знаю – Рот распластался по кровати, раскинув крылья. Чуть привстав, поднялась Флаттершай.

— Я очень скучала… Правда.

— Правда-правда? – легкая улыбка гуляла по лицу Роттериана.

— Да! А ты… Ты мне не веришь?.. – в голосе Флаттершай словно что-то оборвалось.

Роттериан в очередной раз протянул копыто и свалил пегасочку обратно. Копна розовых волос накрыла его дурманящим ароматом и не хотелось ничего, только лежать и сжимать, сжимать это чудо, которое сейчас лежало рядом и большими синими глаза непонимающе смотрело него.

— Так значит веришь?

— Глупая, конечно верю! Думаешь, я о тебе не думал?

— Правда думал?..

— Ага.

— Правда-правда думал?..

— Правда-правда! – засмеялся Роттериан и обвил ее крыльями. После всех этих сумасшедших недель он совсем забыл, что Флаттершай совсем не понимает сарказма. Голова желтой пегаски опять оказалась на черном полотне крыла. Флатти провела копытом.

— У тебя крылья, как подушка.

— Еще бы, каждый день взбиваю – улыбнулся Рот.

— Йей – улыбнулась Флатти, поведя крыльями.

Начинался осторожный дождь. Еле касаясь окна каплями, он оставлял короткие черточки-следы на стекле. Беспорядочные водяные штрихи. Все больше и больше, чаще и чаще, и вот они уже сплетались в какой-то узор, путались в водяной чехарде и вырисовывали какой-то хитрый сюжет, из прозрачных красок и случайных движений. За переплетением линий, все сильнее и сильнее завязывались в один неразрывный узел стекло и вода – и все казалось мутной иллюзией, чем-то невозможно волшебным, рассеянным в воздухе и оплетающим этот акт воссоединения. Сгущались тучи, а время как будто нарочно растянулось – хотело подольше продлить этот яркий момент. А дождь все сильнее стучал по запотевшему стеклу, и узор складывался в целую картину, полотно, охватывающее все сущее и развенчивающее его своим совершенством – и сейчас, в этот момент не имело значение ничего, абсолютно ничего! Только усиливающий дождь, хлещущий по подрагивающему стеклу, окрыляющий его своими водяными перьями, только картина, которую они оба пытались нарисовать и потом провалится в получившийся шедевр и долго-долго смотреть на нечаянные мазки, без которых ничего бы и не случилось… Молния! И пронзительные грохоты грома в вечереющем небе.

***

Внезапная гроза улеглась, и теперь за окном была напряженная тишина.

— Знаешь… Если тебя еще раз кто-нибудь попробует у меня отнять… Я… Я возьму ту штуку, которую ты носишь на работу и сделаю им вот так – паф!

— Что-то мне это напоминает. — Роттериан перекатился на бок, улыбаясь. — Нет, не сделаешь. Ты не такая.

— Нет сделаю!..

— Нет, не сделаешь.

— Нет! Сделаю!..

На кровати лежала парочка пегасов и о чем-то яростно спорили. Одна, желтая, с растрепанной гривой и наивными глазами, силилась что-то доказать черному кольту. Но говорила так тихо и несмело, что казалось не верила даже самой себе. В очередной раз, она вскинула копыта, но другой тут же перехватил их с теплой улыбкой. Она насупившись отдула с мордочки нависшую гриву.

— Нет, сделаю…

— Какая же ты…

— Какая?

— У меня все лицо избито и в крови, а тебе все равно, ты все так же смотришь...

— А что, я должна по другому смотреть? — удивилась Флаттершай.

— Вот-вот! — засмеялся Роттериан. — Поэтому ты и такая...

— Ну какая?

— Не знаю. – Роттериан посмотрел в светящиеся глаза. – Не знаю.

— Ну хотя бы хорошая?..

— Да – невольно рассмеялся Рот. – Хотя бы хорошая…

Молния. Пронзительные грохоты грома. Молния. Пронзительные грохоты грома.

Молния.