Специалист

В теории грустная зарисовка, посвященная единственному в своей профессии пони.

ОС - пони

Живая книга Кантерлота

Далеко не все пегасы стремятся быть среди потоков ветра, свободы неба и освежающих прикосновений облаков. Находятся и те, что выбрали своим окружением пыль библиотеки, строки старых рукописей и историю, которая порой не имеет начала и точно не имеет своего завершения. Один из таких, Скорпи и его питомец Дрифтик, оказываются в центре событий, последствия которых сказались на ходе истории как камень брошенный в водную гладь.

Принцесса Селестия Другие пони ОС - пони Найтмэр Мун

Селестия тоже любит маффины

Селестия выкраивает час на отдых.

Принцесса Селестия

Неудавшийся эксперимент

Твайлайт приходит в себя после неудачного лабораторного эксперимента и совершенно не понимает, почему Старлайт Глиммер, спустившаяся в подвал не слышит её.

Твайлайт Спаркл Спайк Старлайт Глиммер

Принцесса Селестия лежит в твоей кровати

Принцесса Селестия лежит в твоей постели, но ты не знаешь, почему. Что же делать?

Принцесса Селестия Человеки

Cursed Street

Жители Понивилля внезапно стали замечать, что некоторые стали умирать во сне. Пони находили мертвым на утро. Горожане покинули город. Лишь Флаттершай, которая жила на окраине города, не знала о происходящих событиях. Однажды ночью она проснулась от стука в дверь...

Флаттершай Другие пони

Если память не изменяет

Забавно, как порой некоторые вещи задерживаются в памяти: какие-то места, знакомые, звуки и даже запахи. И стоит затронуть что-то из этого, как тебя затопят воспоминания. И также быстро исчезнут.

Рэрити Эплблум

Ярость

Молодой полиспони-стажёр приезжает на практику в Понивилль, а из самого Тартара вырывается древний словно мир дух. Как всё это связано? Узнаете из этого рассказа!

Твайлайт Спаркл Другие пони ОС - пони

Жучьи страсти

О культурных и бескультурных различиях между парой выпускников Школы Дружбы.

Другие пони

Семью не выбирают

Коротенькая зарисовочка о повседневных делах внучки Локи.

Принцесса Селестия

Автор рисунка: BonesWolbach

Ноктюрн на ржавом саксофоне

Глава 24. Дикий гонг.

Все более менее разруливается.

— Ты уверен, что ничего не пропустил? – Фрэнк лениво облокотился на стол.

— Да, черт, да!

Серви вот уже несколько минут копался в столе. Бумаги, документы, везде всегда четко указывалось – кто дал показания, кто видел происшествие. Отчеты и доклады свидетелей ставили жирную точку на теории Серва о виновности Фэта.

— Фальсификация. Просто и со вкусом.

— Тебе самому не надоело, Серв? – Френк перегнулся через стол и посмотрел в открытую полку – это же куча макулатуры! Подделать все, чтобы не запятнать копыта? Тут работы на месяц! Легче было бы убить или купить. – развел копытами единорог.

— Так он и убил! – глаза бешено скакали по последним обрывающимся ниточкам обвинения – нашел доклады из таверны.

«Пересечение улиц… слышали выстрелы… направлен патруль…», — бормотал Серв себе под нос. Фрэнку становилось не по себе.

— Дискордщина! – Серви устало откинулся на спинку стула. – У меня нет идей. Мне нужно поговорить с Фэтом. Не может быть все так гладко. Просто не может. Неужели, нет ну ты сам-то подумай, — затряс он копытами в воздухе, — Роттериан пошел бы на это? Съемная квартира, любимая пони, хорошая («Да уж, хорошая», — фыркнул Френк) работа. Зачем? Почему?!

— Серви, успокойся. Пойдем посидим где-нибудь, а? Ты перенапрягаешься.

— Посидим. – вскочил Серви. – Пошли в таверну.

— Нет уж, хватит расследований… — опешил Френк. Ему не улыбалось работать сверхурочные над этим странным делом. Убил и убил, шут с ними. То что Роттериан друг Серва, еще не значит, что нужно верить в его полную непогрешимость. Жалко, что Серву это так сложно объяснить…

— Да нет. – уклончиво протянул Серви. — Выпьем говорю, пошли?

— Ну давай, деньги-то есть?

— Есть-есть, — земной уже натягивал пальто, перекинув ключи из копыта в копыто. — Хотя кончаются. И куда я успел их просадить? Лови!

Фрэнк схватил ключи телекинезом в воздухе, под неодобрительный фырк Серви.

— Я на улице. Закроешь тут все и выходи.

«Вот стану я детективом, за меня тоже будут закрывать чертовы отделы…», — устало подумал Фрэнк и потащился проверять замки.


Фэт сидел в кресле, напротив элегантного силуэта в накидке и думал, когда и что пошло не так.

— Ладно. Как ты убежала я понял. Поразительно… И что, все зебры так умеют? Но…

Легкая улыбка. Фэт посмотрел в синие глаза. Кивок.

— Аррр! То есть ты говоришь, им нужен был от тебя не плотицин? Тебя выкрали не для этого. И Роттериан с этим как-то связан?

— Сначала он. Но как-то раз пришел невиданный заказ…

— М…

— Им нужно зелье пустоты, что в полночь разведет мосты,

Разделит личности на две и выйдет плоть в ночной траве.

Фэт устало поглядел на Зекору. Почему, когда говоришь с ней, надо столько думать? Зебры.

— Разделит личности на две?

— Когда убили Сатти Синс, под злобный блеск жерябьих линз,

Роттерин винил себя, и хмурым утром сентября

Он пришла из тени сна живой, какой вчера была.

— Это и есть те самые тульпы, о которых ты говорила?

Зебра с укором посмотрела на Фэта. Тот нахмурился и поерзал в кресле.

— Слушай, Зекора, я тебя конечно уважаю, но ни черта не понятно, что ты говоришь!

Зебра вдохнула и подняла глаза к потолку.

— Когда он был совсем один, она вернулась из глубин,

Вообразив ее себе — он оправдался перед ней.

Зекора откинулась на кресле и посмотрела на ноющее копыто. Травяная мазь делала свое дело и боли почти не чувствовалось.

— То есть… — Фрэнк вскочил с кресла и лихорадочно заходил по комнате – То есть Роттериан все-таки…


— С кем… Ты говорил в подвале?

Роттериан устало поднял голову с подушки и покосился на Флатти. Ладно уж…

— Слушай, пока я был один, я… Я понял что у меня крыша совсем съехала – улыбнулся пегас.

— Как это?

— Ну… — Роттериан вспомнил как Серви не смог разглядеть Сатти, вспомнил ее резкие появления и уходы, и, наконец, подвальный диалог. – В общем, кажется мой мозг придумал какую-то фигню, которая пытается из него вырваться.

— Как это?

— Помнишь, ту барменшу?

— Ну да…

— Так вот, после того как ее убили, я…


— И думал, что живых живей, и он помочь обязан ей,

Своей мечты возвел храма – на деле он сходил с ума.

— Минуточку… Он думал, что она жива, так? Почему никого не преду… Серви!

Бровь Зекоры взметнулась вверх.

Фэт размышлял вслух, что-то объясняя ей и сбиваясь на беспорядочные наборы слов.

— То есть он сходил с ума… А кто-то хотел окончательно разделить его сознание! Но кто? Он приходил к Серви, и по его рассказам выглядел и впрямь сумасшедшим, но… что произошло? Он видел столько смертей. Почему эта запала ему? Может он что-то знал?


— И ч-что было потом? – тихо уточнила Флаттершай.

— Она приходила еще несколько раз. – виновато вдохнул Роттериан. – Как живая. Я… Я не могу сказать почему, но тогда я действительно верил в это. А в подвале… Она рассказала… Точнее я сам понял…


— Да знал. А зелье разделив сознание на их двоих,

Воспоминание сотрет, и мысли заключит в нее.

Фэт дрожал всем телом, понимая что все, все что он расследовал в этой истории, сейчас шло прахом.

— Он… Хотел что-то забыть? Заключив все воспоминания связанные с ней, в ее образ, который хотел отделить зельем.

Вскинутая голова и улыбающиеся уголки глаз.

— А ты не глуп, хоть мог быстрей, проникнуть в сущности теней.

— Сущности теней, тьфу. Стоп, но это значит, что это он убивал!..


Роттериан закончил говорить, и приложился к кружке горячего кофе. Его подтрясывало, даже не смотря на ткнувшуюся мордочку Флаттершай ему в шею. Стиснув зубы, он пытался заставить себе продолжить.

Заправленная постель. Скрип качающейся люстры. Остывающий кофе.

— Я даже не задумывался до подвала, почему всякий раз, как мне что-то нужно было в участке, куда-то уйти и что-то найти, все всегда были заняты убийствами – словно это было мне на руку.

— Так это ты убивал их?..

Роттериан стукнул копытом по столу.

— НЕТ!

Флаттершай отшатнулась, глядя на подрагивающие крылья.

— То есть, нет, родная, нет, я просто, — черный пегас стиснул чашку в два раза сильнее, — я просто вообще не понимаю что произошло. Возможно…


— Нет. Он не убивал. Она… И то, там не ее вина.

Под ночи дышащий покров, искала тех, кто был готов…

— Убивать?

Зекора плавно кивнула головой.

— Стоп, стоп, стоп! Хватит! – у Фэта голова шла кругом от всей этой ереси. – Тебя украли под страхом смерти делать плотицин, что ты и делала судя по увеличивающимся поставкам. Затем, кто-то изменил заказ и тебя перенаправили в другое место – выпытывать рецепт этого.. Чего рецепт-то? Какое-то пойло, которое окончательно сводит с ума бедных пони, помогая им забыть темные пятна своей истории, так?

Кивок.

— А потом выясняется, что зелье это для Роттериана, а его сумасшедшая часть мозга (которую ты вообще называешь отдельным персонажем!) договаривалась об убийствах в разных частях города, чтобы добыть это зелье?

Отрицательное мотание головой.

— Эта сумасшедшая часть — не Роттериана?

Медленный, нерешительный кивок, под свет голубых глаз.


Роттериан только что договорил. Флаттершай испуганно смотрела на него.

— Т-ты… Сам ничего не знаешь?

— Да, я не знаю с кем она говорила, не знаю, что пыталась этим доказать, ничего не знаю. Знаю только…


— Но кто ее просил убить, немое прошлое забыть…


…что она очень хотелось встретиться…


— Но тот, кто встал на этот путь, сжигая всех моралей суть…


…с одним моим приятелем с работы…


— Тот был обоим близкий друг, его копыт неловкий стук,

Во снах мне бил, как дикий гонг, и это…


— Серви?.. – прошептала Флаттершай.


— ЧЕРТОВ СЕРВИ ТОНГ! – проорал Фэт, поспешно натягивая жилетку и вылетая на улицу.