S03E05
Глава 23. “И тогда с потухшей елки тихо спрыгнул желтый Ангел”. Глава 25. Кончается.

Глава 24. Дикий гонг.

Все более менее разруливается.

— Ты уверен, что ничего не пропустил? – Фрэнк лениво облокотился на стол.

— Да, черт, да!

Серви вот уже несколько минут копался в столе. Бумаги, документы, везде всегда четко указывалось – кто дал показания, кто видел происшествие. Отчеты и доклады свидетелей ставили жирную точку на теории Серва о виновности Фэта.

— Фальсификация. Просто и со вкусом.

— Тебе самому не надоело, Серв? – Френк перегнулся через стол и посмотрел в открытую полку – это же куча макулатуры! Подделать все, чтобы не запятнать копыта? Тут работы на месяц! Легче было бы убить или купить. – развел копытами единорог.

— Так он и убил! – глаза бешено скакали по последним обрывающимся ниточкам обвинения – нашел доклады из таверны.

«Пересечение улиц… слышали выстрелы… направлен патруль…», — бормотал Серв себе под нос. Фрэнку становилось не по себе.

— Дискордщина! – Серви устало откинулся на спинку стула. – У меня нет идей. Мне нужно поговорить с Фэтом. Не может быть все так гладко. Просто не может. Неужели, нет ну ты сам-то подумай, — затряс он копытами в воздухе, — Роттериан пошел бы на это? Съемная квартира, любимая пони, хорошая («Да уж, хорошая», — фыркнул Френк) работа. Зачем? Почему?!

— Серви, успокойся. Пойдем посидим где-нибудь, а? Ты перенапрягаешься.

— Посидим. – вскочил Серви. – Пошли в таверну.

— Нет уж, хватит расследований… — опешил Френк. Ему не улыбалось работать сверхурочные над этим странным делом. Убил и убил, шут с ними. То что Роттериан друг Серва, еще не значит, что нужно верить в его полную непогрешимость. Жалко, что Серву это так сложно объяснить…

— Да нет. – уклончиво протянул Серви. — Выпьем говорю, пошли?

— Ну давай, деньги-то есть?

— Есть-есть, — земной уже натягивал пальто, перекинув ключи из копыта в копыто. — Хотя кончаются. И куда я успел их просадить? Лови!

Фрэнк схватил ключи телекинезом в воздухе, под неодобрительный фырк Серви.

— Я на улице. Закроешь тут все и выходи.

«Вот стану я детективом, за меня тоже будут закрывать чертовы отделы…», — устало подумал Фрэнк и потащился проверять замки.

***

Фэт сидел в кресле, напротив элегантного силуэта в накидке и думал, когда и что пошло не так.

— Ладно. Как ты убежала я понял. Поразительно… И что, все зебры так умеют? Но…

Легкая улыбка. Фэт посмотрел в синие глаза. Кивок.

— Аррр! То есть ты говоришь, им нужен был от тебя не плотицин? Тебя выкрали не для этого. И Роттериан с этим как-то связан?

— Сначала он. Но как-то раз пришел невиданный заказ…

— М…

— Им нужно зелье пустоты, что в полночь разведет мосты,

Разделит личности на две и выйдет плоть в ночной траве.

Фэт устало поглядел на Зекору. Почему, когда говоришь с ней, надо столько думать? Зебры.

— Разделит личности на две?

— Когда убили Сатти Синс, под злобный блеск жерябьих линз,

Роттерин винил себя, и хмурым утром сентября

Он пришла из тени сна живой, какой вчера была.

— Это и есть те самые тульпы, о которых ты говорила?

Зебра с укором посмотрела на Фэта. Тот нахмурился и поерзал в кресле.

— Слушай, Зекора, я тебя конечно уважаю, но ни черта не понятно, что ты говоришь!

Зебра вдохнула и подняла глаза к потолку.

— Когда он был совсем один, она вернулась из глубин,

Вообразив ее себе — он оправдался перед ней.

Зекора откинулась на кресле и посмотрела на ноющее копыто. Травяная мазь делала свое дело и боли почти не чувствовалось.

— То есть… — Фрэнк вскочил с кресла и лихорадочно заходил по комнате – То есть Роттериан все-таки…

***

— С кем… Ты говорил в подвале?

Роттериан устало поднял голову с подушки и покосился на Флатти. Ладно уж…

— Слушай, пока я был один, я… Я понял что у меня крыша совсем съехала – улыбнулся пегас.

— Как это?

— Ну… — Роттериан вспомнил как Серви не смог разглядеть Сатти, вспомнил ее резкие появления и уходы, и, наконец, подвальный диалог. – В общем, кажется мой мозг придумал какую-то фигню, которая пытается из него вырваться.

— Как это?

— Помнишь, ту барменшу?

— Ну да…

— Так вот, после того как ее убили, я…

***

— И думал, что живых живей, и он помочь обязан ей,

Своей мечты возвел храма – на деле он сходил с ума.

— Минуточку… Он думал, что она жива, так? Почему никого не преду… Серви!

Бровь Зекоры взметнулась вверх.

Фэт размышлял вслух, что-то объясняя ей и сбиваясь на беспорядочные наборы слов.

— То есть он сходил с ума… А кто-то хотел окончательно разделить его сознание! Но кто? Он приходил к Серви, и по его рассказам выглядел и впрямь сумасшедшим, но… что произошло? Он видел столько смертей. Почему эта запала ему? Может он что-то знал?

***

— И ч-что было потом? – тихо уточнила Флаттершай.

— Она приходила еще несколько раз. – виновато вдохнул Роттериан. – Как живая. Я… Я не могу сказать почему, но тогда я действительно верил в это. А в подвале… Она рассказала… Точнее я сам понял…

***

— Да знал. А зелье разделив сознание на их двоих,

Воспоминание сотрет, и мысли заключит в нее.

Фэт дрожал всем телом, понимая что все, все что он расследовал в этой истории, сейчас шло прахом.

— Он… Хотел что-то забыть? Заключив все воспоминания связанные с ней, в ее образ, который хотел отделить зельем.

Вскинутая голова и улыбающиеся уголки глаз.

— А ты не глуп, хоть мог быстрей, проникнуть в сущности теней.

— Сущности теней, тьфу. Стоп, но это значит, что это он убивал!..

***

Роттериан закончил говорить, и приложился к кружке горячего кофе. Его подтрясывало, даже не смотря на ткнувшуюся мордочку Флаттершай ему в шею. Стиснув зубы, он пытался заставить себе продолжить.

Заправленная постель. Скрип качающейся люстры. Остывающий кофе.

— Я даже не задумывался до подвала, почему всякий раз, как мне что-то нужно было в участке, куда-то уйти и что-то найти, все всегда были заняты убийствами – словно это было мне на руку.

— Так это ты убивал их?..

Роттериан стукнул копытом по столу.

— НЕТ!

Флаттершай отшатнулась, глядя на подрагивающие крылья.

— То есть, нет, родная, нет, я просто, — черный пегас стиснул чашку в два раза сильнее, — я просто вообще не понимаю что произошло. Возможно…

***

— Нет. Он не убивал. Она… И то, там не ее вина.

Под ночи дышащий покров, искала тех, кто был готов…

— Убивать?

Зекора плавно кивнула головой.

— Стоп, стоп, стоп! Хватит! – у Фэта голова шла кругом от всей этой ереси. – Тебя украли под страхом смерти делать плотицин, что ты и делала судя по увеличивающимся поставкам. Затем, кто-то изменил заказ и тебя перенаправили в другое место – выпытывать рецепт этого.. Чего рецепт-то? Какое-то пойло, которое окончательно сводит с ума бедных пони, помогая им забыть темные пятна своей истории, так?

Кивок.

— А потом выясняется, что зелье это для Роттериана, а его сумасшедшая часть мозга (которую ты вообще называешь отдельным персонажем!) договаривалась об убийствах в разных частях города, чтобы добыть это зелье?

Отрицательное мотание головой.

— Эта сумасшедшая часть — не Роттериана?

Медленный, нерешительный кивок, под свет голубых глаз.

***

Роттериан только что договорил. Флаттершай испуганно смотрела на него.

— Т-ты… Сам ничего не знаешь?

— Да, я не знаю с кем она говорила, не знаю, что пыталась этим доказать, ничего не знаю. Знаю только…

***

— Но кто ее просил убить, немое прошлое забыть…

***

…что она очень хотелось встретиться…

***

— Но тот, кто встал на этот путь, сжигая всех моралей суть…

***

…с одним моим приятелем с работы…

***

— Тот был обоим близкий друг, его копыт неловкий стук,

Во снах мне бил, как дикий гонг, и это…

***

— Серви?.. – прошептала Флаттершай.

***

— ЧЕРТОВ СЕРВИ ТОНГ! – проорал Фэт, поспешно натягивая жилетку и вылетая на улицу.