Звёзды прошлого (бета версия)

После возвращения Твайлайт из мира людей в Эквестрии начинают повторяться события далёкого прошлого. Именно лавандовая единорожка становится центром развития сюжета, в котором она, без помощи Элементов Гармонии, должна противостоять надвигающейся опасности сквозь время и пространство.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони Дискорд Найтмэр Мун Кризалис Король Сомбра

The story of Ria

В этом рассказе описывается история жизни одной пони.

ОС - пони

Buck to the future: Chronicles of Equestria

Задумывались ли вы, что будет попади остатки Делореан в Эквестрию?

Скуталу Совелий Доктор Хувз

Вечно молода

«Никто не говорил, что дружба между Флаттершай и Дискордом будет идеальной. А разница между их продолжительностями жизни отнюдь не помогала, но эту проблемку Дискорд может решить шелчком когтя, конечно, до тех пор, пока Флаттершай не догадается. Всё же Дискорд не из тех, кто легко сдаётся. Он сделает всё, чтобы сохранить своего единственного друга. Всё что угодно.»

Заглянуть за грань

В Понивилле случилось нежданное: ферма «Сладкое Яблоко» сгорела дотла, и семья ЭпплДжек погибла при пожаре. Отчаявшаяся пони решает на время переехать к своим родственникам в Мейнхэттен. Там, чтобы не являться обузой для тети и дяди Орандж, ЭпплДжек находит работу в пиццерии. Кроссовер с FNAF, но в роли аниматроников пони из главной шестерки.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Другие пони

Грехи Прошлого

Кем ты можешь быть, когда весь мир видит лишь монстра?

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони

Стражи Эквестрии 1 - Эпизод I

Начало этой странной пенталогии.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Лира Найтмэр Мун Человеки Принцесса Миаморе Каденца Шайнинг Армор

Андезитно согласна / My sediments exactly

Перевод лёгкого романтического рассказа про встречу Мод Пай и Биг Макинтоша. Посвящается Иридани))

Биг Макинтош Мод Пай

Тишина

Тихий, ничем не примечательный дом на окраине, молчащий вот уже несколько лет, однако он далеко не заброшенный. Но если так, то что происходит внутри?

Другие пони

Аналемма

Раз в месяц, кобыла появляется на пляже, далеко от дома. Она играет, она читает, она спит, и она прожигает драгоценное, бесценное время.

Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони

S03E05
Глава первая.

Глава вторая.

Луч солнца, заглянувший в окно, резко осветил лицо Рейнбоу Дэш. Нахмурившись, она старалась увернуться от него, но как бы ни вертелась и не крутилась, настойчивые лучи солнца всегда находили лазейку к её глазам. Она со стоном посмотрела на окно, перевернулась и поднялась на копыта. Ругаясь, пошла открывать его и взглянула на всё ещё тихие очертания Понивилля.

— Аргх… Селестия, ты серьезно? Нужно было повесить солнце прямо здесь? — пробормотала Дэш. — Вот не могла поднять его где-нибудь в другом месте? — она помахала копытом в тщетных попытках оттолкнуть солнце за горизонт.

— ДОБРОЕ УТРО, РЕЙНБОУ ДЭШ!

Рейнбоу Дэш подпрыгнула от звука, эхом прокатившегося в её голове. Зажав копытами уши, она пыталась найти источник звука в мягком утреннем свете. Это заняло пару секунд — немного всмотревшись, она вскоре заметила маленькую оранжевую кобылку, сидящую на траве под облачным домом.

— О Богини, детка. Ты знаешь, который час? Чего ты хочешь? Я здесь наверху пытаюсь поспать, — проворчала кобыла.

— Но сегодня первый день весенних каникул!

— Повезло тебе. Повеселись как следует, — невозмутимо произнесла Дэш. — А теперь я иду спать.

Скуталу вскочила на копыта, как только Дэш отвернулась от окна.

— Н-но как же мои тренировки? — в отчаянии крикнула Скуталу в уже пустое окно. — У нас ведь есть целая неделя!

Рейнбоу Дэш остановилась, шестеренки в её затуманенной сном голове начали медленно крутиться. Она глянула на свой настенный календарь. Без сомнения, сегодняшняя дата была обведена красным кружком с надписью “Начало летных тренировок Скутс”. Вся остальная неделя была так же исписана различными обещаниями для Скуталу. Дэш вздохнула и вернулась к окну.

— Это сегодня, так ведь? — спросила она подавленно.

— Агась, мне не терпится начать! — с энтузиазмом воскликнула Скуталу.

Рейнбоу Дэш проворчала: — Мы что, должны начинать прямо сейчас? Серьезно, я не думаю, что когда-нибудь видела солнце так низко. Приходи через несколько часов, — она помахала кобылке.

Уши Скуталу грустно опустились. — Ну ладно. Наверное, я могу немножко подождать, пока ты не будешь готова,— кобылка немного походила кругами, затем легла, положив копыта под голову. С хмурым взглядом, она начала бездумно водить копытом по траве, качающейся на ветру. Скуталу без особого энтузиазма наблюдала, как трава покачивалась одновременно с её тихим дыханием. Только одинокий муравей привлек её внимание на несколько секунд, попавшись на глаза и тут же спрятавшись за кучей грязи. И она снова вернулась к наблюдению за травой.

Рейнбоу Дэш подняла бровь. В её голове внезапно возникла тревожная мысль.

— Как… долго ты здесь? — нерешительно спросила она.

Скуталу немного оживилась: — Ой, да всего лишь пару часов. Я хотела скорее начать занятия.

— Пару… часов… — повторила Рейнбоу Дэш.

— Да. Верно, — кивнула Скуталу.

— Да уж… — Рейнбоу немного скривилась от мысли о кобылке, сидящей снаружи в утренней темноте и смотрящей в окно спальни всё то время, пока Дэш спала. — Это жутковато, — пробормотала Дэш. — И ты собираешься просто сидеть там, пока я не спущусь?

— Ну, думаю, да, — сказала кобылка, ответ которой был весьма предсказуем.

Рейнбоу Дэш наконец-то приняла поражение с тяжелым вздохом. Ей было слишком мучительно смотреть на кобылку.

— Ладно, ладно. Сейчас спущусь. Просто… просто дай мне минутку.

Скуталу тут же отпрыгнула назад и от возбуждения начала с восторженным хихиканьем подпрыгивать на месте. Рейнбоу Дэш, возвращаясь обратно в комнату, не могла не улыбнуться от такой внезапной смены настроения. Она медленно зашла в пустой угол и, широко зевнув, лягнула потолок над головой. Облако прогремело, выпустив короткий, но мощный поток дождя, мгновенно промочив Дэш от макушки до хвоста. Закончив принимать душ, она ступила на улицу и глубоко вдохнула утренний воздух. Этим утром стоял сильный запах выпечки; Пинки, должно быть, сегодня начала пораньше. Чувствуя себя немного взбодрившейся, кобыла взлетела высоко над своим домом. Замерев всего на миг, чтобы посмотреть на захватывающий вид, она развернулась и вошла в крутое пике, отмечая свой путь радужным росчерком. Земля быстро приближалась, но Рэйнбоу с отточенной грацией взмахнула крыльями и затормозила прямо напротив маленькой кобылки. У Скуталу отвисла челюсть.

— Это… — сказала она ошеломленно, — это было круто! Как называется этот трюк? — спросила она.

— Трюк? — спросила Дэш, оглядываясь вокруг в недоумении. — Какой? Ты имеешь в виду то, что я только что сделала? Просто сушила волосы, — Рейнбоу Дэш провела копытом по гриве, чтобы поправить пряди, — не более того.

Обожающий взор Скуталу не изменился. Рейнбоу Дэш бросила взгляд на крыльцо своего дома.

 — Вау, я, наверное, и забыла, каково это — быть прикованной к земле, — сказала она со смешком. — Не волнуйся, я покажу тебе, как делать вещи куда круче, чем эта. Этот трюк просто детские игры.

— Детские… игры? — улыбка Скуталу исчезла, она тревожно сжала зубы.

— Эй, не волнуйся, — голубая пегаска обнадеживающе погладила её по спине, — мы не будем торопиться, пока ты не освоишься. Когда только начинаешь, даже легкие трюки требуют практики.

Посмотрев на своего нового учителя, Скуталу вновь улыбнулась — менее уверенно, чем прежде, но всё так же нетерпеливо.

— Окей. Я готова! С чего начнем?

— Ну, сперва мы должны… эх, сперва…

У Рейнбоу Дэш закружилась голова от осознания, что она забыла приготовить какой-либо план тренировок. Скуталу только странно пялилась на неё.

— Ладно. Сперва, эмм… Я думаю, мне нужно увидеть, с чем я, собственно, имею дело, — она уверенно кивнула, понимая, что выиграла себе немного времени. — Так что покажи, на что ты уже способна. Затем я решу, с чем тебе нужна помощь.

Скуталу точно уж этого не ожидала. Она быстро отвела глаза, уставившись вниз и нервно шаркая копытами по земле.

— Ты хочешь увидеть меня… в полёте? Сейчас? — спросила она, пнув маленький камешек.

— Ну, не совсем, просто сделай то, что ты можешь, — Рейнбоу Дэш подарила ей ободряющую улыбку. — Я здесь, чтобы учить тебя, так что не жду чего-то супер крутого, как рэйнбум или тому подобного.

Скуталу вздохнула с облегчением: — Ладно, но я не очень хороша. Другие пони в моем классе шутят надо мной по этому поводу…

Рейнбоу Дэш копытом приподняла голову Скуталу за подбородок и встретилась с ней взглядом.

— У меня богатый опыт общения с задирами, поверь мне, — Дэш закатила глаза. — Я не хочу, чтобы ты думала про тех тупиц прямо сейчас. И не важно, с чего ты начнёшь. Сейчас у тебя будет профессиональная тренировка. Я знаю: с каплей моей помощи вскоре ты будешь способна надрать им зад. И тогда посмотрим, кто будет смеяться последним.

Энтузиазм Скуталу вернулся.

— Да, я покажу им! — она быстро кивнула и сделала несколько шагов назад, чтобы получить немного свободного пространства. — Ну всё, я полетела.

Скуталу задержала дыхание, её лицо исказилось от натуги, а крылья начали издавать знакомый гудящий звук. В порыве усилий её копыта оторвались от земли. Она подлетела вверх на шесть дюймов, выдавливая каждую каплю энергии из своего маленького тела. Спустя десять секунд её щёки покраснели, а на лице читалось неимоверное усилие. Она наконец выдохнула и плюхнулась на живот, хватая ртом воздух.

— Ну… и к-как... как тебе…? — прохрипела она. Несмотря на усталость, у неё была слабая, но гордая улыбка.

— Погоди... Так это действительно всё, что ты можешь сделать? — спросила Дэш удивленным тоном.

Скуталу сжалась от такой неожиданной критики.

— Я… Я говорила тебе, что у меня ещё плохо получается, — сказала она грустно. — Что я делаю не так?

Рейнбоу Дэш поняла, что обучение трюкам придётся отложить. Скуталу до сих пор использовала такую технику, от которой жеребята в её возрасте уже давно отказались.

— Ладно, я думаю, главная проблема — это твой “полёт колибри”. Ты машешь крыльями слишком часто, — Рейнбоу плавно взлетела, чтобы продемонстрировать правильную технику полета. — Видишь? Частота взмахов должна быть вот такой, — крылья мягко и равномерно отталкивались от воздуха, позволяя Дэш парить на месте. — А если будешь хлопать крыльями слишком быстро, то скоро устанешь.

— Но я уже пыталась так! Если буду чуть медленнее махать, вовсе не смогу оторваться от земли! — Скуталу топнула копытцем, чтобы подчеркнуть свое мнение.

— Хей, ты со временем выучишь, как правильно это делать, так что можешь начать прямо сейчас. — Рейнбоу Дэш скрестила копыта в ожидании.

— Отлично, — проворчала кобылка, — но это не сработает.

Несмотря на свои возражения, Скуталу намеревалась выложиться на полную. Она крепко зажмурилась, присела и буквально швырнула себя вверх — так сильно, как только позволили ноги. Её крылья взмахнули один раз, затем второй. Она открыла глаза, но лишь для того, чтобы снова зажмуриться перед тем, как шмякнуться носом в землю менее чем в полуметре от места взлёта.

Учитель безуспешно пыталась сдержать смех.

— Эй! — запротестовала ученица, вытирая грязь со своего носа. — Прекрати! Я же говорила, что не сработает!

— Хорошо, хорошо, извини. Говорят, прежде чем учиться летать, нужно научиться падать, но я не думаю, что всё настолько буквально, — Рейнбоу Дэш приложила копыто ко лбу. — Хммм… Тааак. Кажется, мы пока остановимся на этом. Ты ведь действительно не можешь сделать большего. По крайней мере до того момента, пока не взлетишь. Поэтому, я думаю, первая вещь, над которой тебе нужно поработать — это выносливость.

— В-выносливость?

— Агась. Довольно обычное дело. Тебе просто нужно упорно и долго стараться. Если продолжишь практиковаться, то станешь сильнее и сможешь дольше парить в воздухе. Всё строится на силе.

— Звучит сложно, — сказала кобылка, нерешительно посмотрев на свои уже напряжённые крылья.

— Что ж, у тебя впереди определённо долгие, утомительные дни, но это действительно самый короткий путь. Прежде чем делать что-либо, нам нужно сделать тебя сильнее. Нет времени на болтовню, давай же. Пролети так долго, как сможешь, после того как приземлишься и отдохнешь, пробуй снова.

— Окееей... Полетели... — сказала она, начиная жужжать своими крылышками.


Шмяк.

Скуталу с трудом приземлилась, глотая воздух.

— Как долго... я... летела?

Рейнбоу Дэш смущенно взглянула на таймер.

— Пятьдесят четыре секунды, детка.

— Круто! Пока что это моё лучшее время.

— Ага. Хорошая работа, — ответила Рейнбоу без особого энтузиазма.

Скуталу обеспокоенно на неё посмотрела.

— С тобой всё в порядке? Последние два дня ты ведешь себя немного странно.

Скуталу тренировалась с Рейнбоу Дэш ежедневно в течение недели, но несмотря на некоторые успехи, она до сих пор не могла продержаться в воздухе больше минуты. Рейнбоу Дэш было нелегко скрыть своё разочарование по этому поводу.

— Да, ты хорошо справляешься, — вздохнув, сказала она. — Я просто не думала, что поднять тебя в воздух займёт так много времени. Думаю, нам нужно сменить подход.

Несколько минут пегаска думала. Она пыталась придумать что-нибудь, чтобы закончить эти тяжелые, бесконечные, монотонные тренировки. — Возможно, ты сможешь набраться немного опыта на больших высотах. Несколько коротких полётов с работой над твоими движениями и точностью, вместо грубой силы.

Возбуждение на лице Скуталу бросилось в глаза. По правде, она тоже очень устала от этих нескончаемых, тяжёлых занятий и хотела сбавить темп. — Звучит круто! Так что я должна делать?

Рейнбоу Дэш посмотрела вокруг и заприметила рядом около двадцати или тридцати деревьев, выросших близко друг к другу. Её глаза засветились от пришедшей в голову идеи.

— Как насчёт того, чтобы поднять тебя на те деревья? — указала она вдаль. — Просто постарайся как можно лучше пролететь сквозь листья и ветви. Так ты научишься проходить препятствия и зоны с малой видимостью и сможешь приземлиться в любой момент, когда тебе понадобится передышка. Считай это полосой препятствий. Для тебя это должно быть интересней, нежели просто парение, будь уверена.

Скуталу была слегка напугана.

— Ты думаешь, я смогу? Те деревья кажутся слегка... высокими.

— Оу, трусливая малышка испугалась больших, подлых деревьев, — сказала кобыла, игриво потирая голову Скуталу, — ты что, забыла? Я буду рядом с тобой. Всё, что тебе нужно сделать, это крикнуть, и я тут же схвачу тебя и спасу, — Рейнбоу Дэш встала в героическую позу, демонстрируя уверенность.

Кобылка снова взбодрилась: — Отлично! Давай сделаем это!

— Вот что я хотела услышать! Залезай!

Рейнбоу Дэш протянула копыто своей ученице. Скуталу крепко держалась весь полет сквозь лиственный полог, пока они не приземлились на широком суку одного из деревьев с краю рощи. Кобылка уставилась на густую мешанину листьев, сучков и веток перед ней. Листва была толще, чем казалось с земли. Находить путь через всё это действительно будет сложной задачей.

— План таков, мелкая, — Рейнбоу Дэш пролетела над ней, говоря своим лучшим тренерским голосом, — пройди эту полосу препятствий как можно быстрее. Тут примерно сорок метров по прямой, так что тебе не составит труда уложиться, скажем, в три минуты? Я буду лететь над тобой, так что если тебе понадобится какая-нибудь помощь, просто крикни, и я мгновенно спущусь, лады?

Скуталу кивнула. Она посмотрела вперёд на листву и энергично зажужжала крыльями.

— Ну ладно. На старт...

Кобылка присела с выражением сосредоточенности на лице.

— Внимание...

Скуталу рыкнула на деревья, оскалив зубы и ощетинившись в ожидании .

— МАРШ!

— ПОГНАЛИ! — Скуталу практически взревела, нырнув в лес, полная решимости преодолеть это испытание. К счастью, ей, похоже, удалось заметить просвет.

Несмотря на толщину стволов, она смогла увидеть, ведущую вглубь, лазейку. Для взрослой пони эта щель была бы слишком маленькой, но Скуталу поняла, что она может проскочить без всяких проблем. Она продолжала изо всех сил двигаться по этому пути, перемещаясь с ветки на ветку так быстро, как только позволяли ей крылья. После где-то десяти метров она попала в тупик. Лозы плюща извивались между всеми ближайшими ветками, создавая плотную непроходимую завесу из зелени. Скуталу на миг остановилась.

— Рейнбоу Дэш? — позвала она через листья.

Пару секунд спустя, радужногривая кобыла прорвалась сковзь листву, появившись прямо над Скуталу. Она огляделась по сторонам и уставилась на Скуталу, вздернув бровь.

— В чём дело, детка? Ты решила вздремнуть или что?

— Нет, — принялась оправдываться Скуталу. — Но я не могу здесь пройти. Можно я вернусь обратно? Я думаю там есть другой путь, если пролететь через несколько веток. — Она повернула голову назад к деревьям, откуда только что прибыла.

— Ой, да ладно, Скутс. Ты не можешь так легко сдаться, — сказала Дэш с ухмылкой. — Это же просто деревья. Если ты не видишь путь, сделай его сама, ладно? Это всё часть теста. Ты должна быть способной адаптироваться к новым ситуациям и бороться с непредвиденными препятствиями. Однажды у тебя будет такая ситуация, где ты не сможешь просто так развернуться. А теперь соберись, надеюсь, я скоро увижу тебя на той стороне, окей? — Рейнбоу Дэш слегка потрепала кобылку по голове и взлетела в воздух. Она продолжила лететь над верхушками деревьев. Она не могла видеть, где находилась Скуталу, но звук крылышек позволял легко отследить её. Через пару секунд за жужжанием последовало несколько шуршащих звуков. Это означало, что она проделала себе проход сквозь листву и заканчивала своё путешествие. Рейнбоу Дэш гордо улыбалась, спокойно наблюдая за своей ученицей с воздуха.

Бзжжжжж хруст

Бзжжжжж шелест

Бзжжжжж треск

Бзжжжжж ТРЕСК

— ААААА!!!

Рейнбоу Дэш мгновенно среагировала. Она нырнула в деревья, следуя за звуками трескающихся веток и шуршащих листьев. Дэш ничего впереди не видела, но вскоре почувствовала, как её лоб столкнулся с копытом. Она осторожно схватила копыто, и как только две падающие пони выбрались из глубины леса, она замедлилась, чтобы остановиться.

Рейнбоу Дэш закрыла глаза с надменной улыбкой:

— А я тебе что говорила? Я пойм-

Она тут же замолчала, когда заметила, что вес в её копытах был значительно больше, чем та маленькая кобылка, которую она катала ранее. Дэш разинула рот, когда открыла глаза.

— Ф-Флаттер? Но гд-

ГЛУХОЙ МОЩНЫЙ УДАР

От звука позади у Рейнбоу Дэш чуть не остановилось сердце. Она в панике развернулась и увидела кучу листьев и валяющихся веток около дерева. Из этой мешанины выглядывало маленькое оранжевое копытце. Флаттершай взвизгнула, оказавшись бесцеремонно сброшенной, радужный след мелькнул прямо к кобылке. Рейнбоу Дэш начала бешено отбрасывать ветки, даже довольно большие, от своей упавшей студентки.

— Скуталу! О, конские яблоки, Скуталу! Малышка, ты в порядке? — сказала она, убирая последние ветки. В своём нервном состоянии, она даже не обращала внимания на голос Флаттершай позади неё.

— Ой, большое спасибо тебе, Рейнбоу Дэш. Я просто кормила своих птичек-друзей, и кто-то сбил меня прямо с копыт, — объяснила она, убирая несколько листков со своей гривы. Флаттершай поспешила к тому месту, где стояла Рейнбоу.

— Я уверена, мне повезло, что ты была здесь. Если бы ты меня не поймала, я бы- Ох, батюшки! Что произошло? — воскликнула она, подойдя к подружке и заметив маленькую кобылку, лежащую на земле.

Скуталу, тяжело дыша, лежала на левом боку, но всё ещё не двигалась. У неё был немалый порез над правым глазом, который значительно кровоточил и начал распухать. Дэш слегка покачала её копытом.

— Ну же. Поднимайся, вставай, вставай… — умоляла она тихо.

Скуталу застонала и слабо взмахнула копытом, инстинктивно пытаясь отбиться от надоедания. Качание никуда не делось, и ей пришлось очнуться. Опухоль помешала ей открыть правый глаз, поэтому она прищурилась левым глазом и медленно повернула голову к Рейнбоу Дэш. Её лицо выражало боль, подчеркиваемую потоком крови с её лба.

— Ох, детка. Прости меня! Я просто… Я-Я, — Дэш просто не находила слов. — Ты в порядке? У тебя что-нибудь болит? — протараторила она.

— Упс, — прокашлялась Скуталу, затем издала смешок, более похожий на звук рвоты. — Хех, кажись, я пропустила ветку? Это было довольно тупо, — её речь была медленной и причиняла боль, но она пыталась улыбаться. — Я в порядке. П-просто дай мне секунду,

— она, дрожа, перевернулась и попыталась встать на копыта. Она дико шаталась и чуть не вписалась в дерево, прежде чем ей удалось остановиться. Скуталу сделала три неуверенных шага в сторону двух кобыл.

Рейнбоу Дэш не могла говорить. Она могла только смотреть, как кобылка, хромая, направилась к ней. На этот раз, тем, кто осмелился заговорить, оказалась Флаттершай.

— Ох, богини! Скуталу! Что с тобой случилось? Ты в порядке? — ахнула она. — О, нет! Это была т-ты — там, на дереве? Мне жаль, что я оказалась на твоём пути. Это полностью моя вина. Вот, давай я помогу тебе, — Флаттершай подошла, чтобы помочь трясущейся кобылке.

Скуталу попыталась отмахнуться от пегаски и чуть снова не потеряла равновесие.

 — Аргх, да всё нормально. Я в порядке. Просто маленькое падение, верно, Дэш? — сказала она и поморщилась, когда опустила копыто на землю. — Такова жизнь отчаянного смельчака, — она развернулась и поковыляла прочь.

Рейнбоу Дэш собиралась заговорить с ней, но от одного взгляда на кобылку слова застряли у неё в глотке. Левое крыло Скуталу безвольно свисало, больше похожее на рваную старую метелку из перьев, нежели на часть тела пони. С каждым шагом оно колебалось, шлепаясь о её бок и вызывая заметные импульсы боли в позвоночнике.

Кобылка оглянулась через плечо. С её лба тёк пот, но она упрямо сжимала зубы в попытках игнорировать сигналы, посылаемые нервами, — Давай же. Н-нужно в-вернуться обратно. Я хочу попытаться… закончить…

Рейнбоу вышла из ступора как раз вовремя, чтобы подхватить Скуталу, потерявшую сознание на середине фразы. Окончательно придя в себя, она немедля начала действовать.

— Быстрее, Флаттершай! Нам нужно доставить её в больницу, — прокричала она, быстро, но аккуратно положив Скуталу на свою спину и рванув вверх. Флаттершай пискнула и последовала за ней, пристроившись в паре метров позади.

Рейнбоу Дэш пришлось побороть желание лететь быстрее, опасаясь ещё больше навредить кобылке во время полёта. По этой причине Флаттершай без труда держала общий темп с более быстрой летуньей.

— О нет, Рейнбоу Дэш. Мне так жаль! Я не увидела её там, потом когда я упала, я-я-я испугалась и не смогла взлететь, поэтому ты должна была поймать меня… Это полностью моя вина. Меня не должно было там быть, — желтая пегаска чуть не расплакалась.

— Нет, Флаттершай, — не оборачиваясь, ответила Рейнбоу Дэш, — это я виновата, я знала, что она не умеет летать, и я засунула её в те деревья потому… ну, потому что мне было скучно, — она презирала свои собственные действия. — Я дура! От скуки запихнула её в такую ситуацию, с которой она не могла справиться, а теперь… — её голос затих, так и не дав закончить мысль. Несколько секунд они летели молча.

— С ней в-всё будет хорошо? — тихо спросила Флаттершай.

— Я… Я не… Я не знаю, — выдавила Дэш. Она бросила взгляд на бессознательную кобылку на своей спине. — Я облажалась, и остаётся лишь молиться Селестии, что малышке не придётся расплачиваться за это, — приложив усилия, она заставила себя отвернуться от своего пассажира и устремить взгляд к горизонту впереди. — Давай… давай просто доберёмся туда, ладно?

Флаттершай опустила голову и снова пристроилась позади Рейнбоу Дэш. Остальная часть пути до понивилльской больницы прошла в молчании. Когда они прибыли, Флаттершай прошла через двойные двери больницы, удерживая одну створку для своей подружки.

— Эм, извините, Сестра. Нам нужна помощь, если… если вы не слишком заняты, — сказала она кротко, стоя в приёмной.

Белая пони-медсестра, сидящая за столом, опустила журнал, вглядываясь в двух кобыл напротив неё.

— Простите. Я вас не заметила. Чем я могу вам помочь? — промолвила она профессиональным тоном.

— ИДИТЕ СЮДА! — закричала Рейнбоу Дэш, заставив желтую пегаску спрятаться за ближайшим рядом стульев.

Медсестра выпрыгнула из кресла, её журнал шлепнулся на пол. Она обошла регистрационную стойку, и по обычно спокойному лицу мелькнула тень раздражения.

— Прошу прощения, мисс, но у нас есть пациенты, которые пытаются поспать, так что не могли бы вы... — она остановила свою лекцию, заметив маленькую кобылку, свисающую со спины голубой пегаски. Медсестра немедленно побежала в их сторону и начала быстро осматривать потрепанную Скуталу.

— Рассказывайте, что произошло, — сказала она, снова вернув себе профессиональный тон.

— Я-... Она упала с дерева. К-кажется, её крыло… — Рейнбоу Дэш оказалась не в состоянии действительно сказать то, о чём думала.

Закончив предварительную проверку, медсестра кивнула, громко свистнув в направлении задней части больницы.

 — Каталку сюда! — выкрикнула она. Спустя секунду послышался шум колёс по кафелю, и появились два земных пони в белых халатах. Они провели каталку через качающиеся двери в задней части помещения и подтащили её прямо к Рэйнбоу Дэш.

— Доставьте эту кобылку в палату. Следите за порезом на голове и поаккуратней с левым боком. Похоже, у нас здесь сломанное крыло.

Рейнбоу вздрогнула от этих слов, но закусила губу и заставила себя стоять неподвижно, пока санитары медленно перекладывали всё ещё бессознательную Скуталу на носилки. Дэш могла только наблюдать, как три медпони быстро увезли кобылку через двери в дальнем конце комнаты.

— Мэм? Здесь недалеко есть уборная, вы можете ею воспользоваться, — заметила медсестра чуть погодя, указав направление движением головы.

К тому времени, как Рейнбоу Дэш смогла ответить, медсестра уже исчезла в глубинах больницы. — Убор- что?

— Эм, Рейнбоу Дэш? — пропищала Флаттершай. Рейнбоу обернулась посмотреть на свою подружку, которая неотрывно смотрела на неё взглядом, полным беспокойства. — Я-я думаю… — она замолчала, указав на спину кобылы.

Рейнбоу неуклюже вытянула шею, чтобы посмотреть, хотя сразу об этом пожалела. Голубизна её обычно чистой голубой шерстки была испорчена тошнотворными красными брызгами. Струйки крови стекали у неё по бокам, а на спине остались немалые пятна. Однако больше всего её волновало оставшееся прямо в центре чистое место размером примерно с кобылку. Дэш сглотнула, не в силах отвести от него взгляд.

— Ах, в-верно… Уборная… — пробормотала она. — Флаттершай? Я, наверное- Не могла бы ты мне помочь с... этим?

Флаттершай угрюмо кивнула, и две кобылки направились в ближайшую уборную. Пока Флаттершай смачивала несколько бумажных полотенец, Рейнбоу Дэш могла только стоять и вяло смотреть на свои копыта. Она не пошевелилась, когда подруга начала вытирать её, только предпочла закрыть глаза, в то время как маленькие капли крови упали на яркую белую плитку.

— Готово… — сказала скромница через несколько минут.

Рейнбоу Дэш не двигалась.

Флаттершай положила копыто подруге на плечо.

— С ней всё будет в порядке, Рейнбоу Дэш. Врачи здесь… действительно хорошие.

Рейнбоу Дэш с трудом заставила себя оторвать взгляд от пола.

— Я… я знаю. Просто мне… Мне просто нужно присесть или что-то в этом духе, — ответила она наконец, повторно возвращаясь в главный зал. Флаттершай повела их к паре кушеток в углу комнаты ожидания. Две кобылы сели и просто несколько минут пялились в пол, никто и не думал что-либо говорить.

Понивилль был маленьким, типично мирным городком, поэтому обычно в приемной было пусто, точно так же, как и сегодня. Жалкая тишина лишь усиливала волнение Рейнбоу Дэш. Не выдержав, она хлопнулась лицом на кушетки и разочарованно застонала.

— Аргх. Я такая глупая! Зачем я принесла её туда? Какого сена я тогда думала? Я знала, что она ещё не может летать. Я должна была знать, что может произойти что-нибудь подобное. Прекрасная работа, Рейнбоу Дэш, — саркастически начала она себе говорить. — Ты прям учитель года.

Флаттершай попыталась заговорить: — Э-это был несчастный случай, Рейнбоу Дэш. Попытайся не нагружать себя. По большей части, это была моя вина, в любом случае…— казалось, что она вот-вот расплачется. — Ты сделала действительно хорошее дело, доставив её сюда, так что… с ней всё будет в порядке.

Сомнения в голосе Флаттершай только расстроили Дэш. Она покрутилась на кушетке, затем простонала и скатилась с неё на копыта. Флаттершай в углу просто грустно наблюдала, как Рейнбоу Дэш нервно начала ходить по комнате, иногда поглядывая на громко тикающие часы над столом медсестры.


Прошло три часа после инцидента со Скуталу, и кроме медсестры, разок-другой предлагавшей воды, ничто не прерывало ожидания. Флаттершай, свернувшись калачиком, до сих пор лежала на одной из кушеток комнаты ожидания, Рейнбоу Дэш же принялась размеренно летать взад-вперед по помещению. Никто из них не пытался заговорить друг с другом уже больше часа, хотя парящая пегаска непрерывно бормотала проклятия в собственный адрес.

Внезапно тишина прервалась цокотом копыт по плитке. Шаги были быстрые и звонкие; кто-то бежал. Обе пегаски подняли головы; Рейнбоу Дэш быстро приземлилась, уставившись в двери, которые вели вглубь больницы. Звук постепенно становился громче. Через несколько секунд двойные двери раскрылись, и маленькая оранжевая кобылка на всей скорости вбежала в зал.

— Рейнбоу Дэш! — счастливо вскрикнула она, галопируя к своей наставнице.

Рейнбоу ответила слабой улыбкой, но не столько от радости, сколько чтобы подбодрить кобылку. Несмотря на приподнятое настроение, у Скуталу всё ещё остались следы от ранений. Каждая из марлевых повязок, что закрывали десятки порезов по всему телу, была красного оттенка, а самая большая закрывала порез над глазом. Однако заметнее всего оказался белоснежный гипс, наложенный на левое крыло и не позволяющий Скуталу прижимать его к боку. Рейнбоу Дэш смотрела на гипс, не отрываясь, даже когда Скуталу принялась тереться мордочкой об её грудь.

— Эй, С-Скутс… ну, как ты себя чувствуешь? — спросила Дэш неуклюже.

Прежде чем она смогла ответить, двери снова раскрылись, привлекая внимание всех присутствующих. На этот раз они увидели пегаса, одетого в яркий белый пиджак. Рейнбоу Дэш немного напряглась. Она никогда не любила врачей, и доктор со своей кроваво-красной гривой лишь заставил её неудобно себя чувствовать. Он подошел к немногим находящимся в зале ожидания пони и положил свой блокнот на ближайший стол. Врач, прежде чем говорить, прочистил горло и поправил воротник.

— Добрый день, леди. Меня зовут Доктор Стич, и я сегодня был занят перевязыванием маленькой Скуталу, — он тепло улыбнулся кобылке, которая улыбнулась в ответ, дальше погружаясь носом в бок Рейнбоу Дэш. — Вы двое, должно быть, Флаттершай и Рейнбоу Дэш. За эти несколько часов я много чего услышал про вас двоих, особенно про вас, мисс Дэш. — Рейнбоу Дэш хихикнула. Она знала про неспособность Скуталу связно говорить, когда Дэш была темой для разговора, и судя по румянцу, кобылка тоже это знала.

— Итак, вернёмся к делу. — Он двинулся читать длинную запись в своём блокноте. — Во-первых, мы промыли все маленькие порезы и царапины. Они без проблем должны зажить за день или два. Большому порезу на голове понадобилось несколько бинтов, были признаки малого сотрясения мозга, но, кажется, нет никаких значительных повреждений, так что она будет в порядке, если некоторое время будет поаккуратней со старой доброй черепушкой, — он шутливо похлопал копытом по своей голове.

Попытка доктора поднять настроение, кажется, сработала, по крайней мере, для двух пони. Флаттершай и Скуталу обе счастливо улыбнулись, даже немного посмеялись над оптимистичным поведением доктора. Рейнбоу Дэш, с другой стороны, напряглась ещё больше. Она бросила ещё один взгляд на сияющую белизну гипса.

— Да, да, Док. Что…Что насчет её крыла?

Заговорив, доктор Стич посмурнел лицом: — Да... Что ж, как вы, наверное, догадались, её левое крыло сломано. Это относительно простой перелом, поэтому мы были способны всё сделать без всяких осложнений. Гипс должен позаботиться об остальном. Магия в нём должна вылечить кость за несколько дней.

— Так мы сможем начать заново мои летные тренировки всего через несколько дней? — прервала Скуталу надеющимся тоном. Очевидно, она ожидала гораздо большего перерыва.

Доктор глубоко вздохнул. На этот раз веселый блеск полностью исчез из его глаз, сменившись стоическим выражением лица, наработанным за годы занятия медициной. Любое легкомыслие в зале мгновенно пропало. Три пони нервно посматривали друг на друга, сфокусировавшись на докторе, который до сих пор молчал.

— Док? — спросила медленно Рейнбоу Дэш, её голос был полон волнения. — Ч-что такое? Её крыло в порядке?

Доктор Стич ещё раз глубоко вздохнул, прежде чем ответить.

— Если говорить только о травме, да. Её крыло было хорошо подлатано, и должно вернуться в прежнее состояние в течение недели.

Скуталу немножко оживилась по этому поводу, но увидела, как Рейнбоу Дэш продолжила свирепо смотреть на врача, и снова упала духом. Стич секунду собирался с мыслями, затем задал свой собственный вопрос.

— Скажите мне, кто-нибудь из вас слышал о таком заболевании, как пеннаэ веграндис?

Флаттершай резко ахнула, быстро отходя назад и пряча своё лицо за гривой. Рейнбоу Дэш и Скуталу обменялись смущёнными взглядами, медленно поворачивая головы к доктору.

— Позвольте объяснить. Во время осмотра я разговаривал со Скуталу про её несчастный случай, и она упомянула, что вы учили её летать, мисс Дэш. — Кобыла молча кивнула. — Далее, я уверен, вы знаете, что довольно необычно для пегаса возраста Скуталу до сих пор иметь такие трудности с полетом. Заработать метку раньше, чем совершить даже плохонький полёт, ещё более необычно. Это стало для меня… слегка любопытно, поэтому я сделал несколько анализов крови, когда лечил её крыло, просто на всякий случай.

Он перевел дыхание.

— Один дал позитивный результат.

Флаттершай пискнула из-за гривы, в то время как Скуталу просто смотрела в недоумении.

— Что он имел в виду под... “позитивный”, Рейнбоу Дэш? — спросила она.

Рейнбоу Дэш не отрывала глаз от врача. Она резко сглотнула.

— И… что это за “пенни верандис”?

— Пеннаэ веграндис, — повторил он, — и это редкое генетическое расстройство, больше известное как-

— Карликовость крыльев, — тихо сказала Флаттершай. В любом другом месте голос Флаттершай прозвучал бы незаметно, но в пустом зале ожидания её слов было достаточно, чтобы прервать беседу. Рейнбоу Дэш почуствовала, что слегка дрожжит, в то время как Скуталу продолжила переводить взгляд с одной взрослой кобылы на другую с нарастающим непониманием.

— О чём она говорит? Что значит “карликовость”? — спросила она с легкой паникой, увидев беспокойство на лице каждого пони.

— Б-ближе к делу, док. С чем мы имеем дело? — сказала Дэш, сжав зубы. Она задала вопрос, хотя и была уверена, что уже знает ответ.

— Ваша подруга права. По существу, это означает, что крылья Скуталу неправильно развиваются. Их темп роста уже намного ниже среднего для её возраста, и судя по её состоянию, вряд ли они когда-нибудь достигнут хотя бы близкого к нормальному размера. Очевидно, что без больших крыльев ни один пегас не cможет создать достаточную подъемную силу, чтобы компенсировать свой вес. Согласно этим записям... — доктор пристально взглянул на Рейнбоу Дэш, которая явно готовилась к худшему. — Мне очень жаль, но она никогда не сможет летать.

Рейнбоу Дэш крепко зажмурилась — слова доктора подтвердили её страхи. Флаттершай тихо плакала, спрятавшись за своей гривой. Голова Скуталу продолжила метаться туда-сюда между двумя кобылами; до неё начал доходить смысл сказанного, и в глазах блеснула влага.

— О-он не… Я могу ост-... нет...нет….нет, нет, нет, нетнетнетнет… — запинаясь, пробормотала она. Кобылка в ужасе глядела доктору в глаза. Неосознанно она подалась назад, слезы брызнули из её глаз.

Рейнбоу Дэш, сражаясь со своими собственными слезами, повернулась к кобылке и сжала её в крепких объятиях. Она продолжила смотреть прямо перед собой, даже когда доктор Стич тихо извинился и покинул зал. Флаттершай подошла ближе к двум пегаскам, предпочитая просто лечь рядом с ними в тишине.

— Эт- это ведь… неправда, верно? Этого не может быть… — удалось сказать Скуталу между всхлипываниями.

— Я… не знаю, Скутс. Я просто… не знаю… — сказала Рейнбоу Дэш, ещё раз крепко обняв кобылку.

— Ф-флаттершай? — желтая пегаска подняла голову, что бы посмотреть в умоляющие глаза Скуталу. — Ты ведь знаешь, о чём он говорил? Всё действительно, так… как он говорил?

— Что ж, я думаю, отчасти, — начала она сбивчиво. — Видишь ли, когда я была маленькой, один из моих врачей сказал мне, что у меня, возможно, тоже будет пеннаэ веграндис.

Рейнбоу Дэш в недоумении посмотрела на подругу. Несмотря на то, что они вместе росли в Клаудсдейле, и на все их недавние приключения, Флаттершай никогда не упоминала этого прежде. Факт того, что она хранила свой секрет всё это время, только заставил её ещё больше волноваться.

Однако глаза Скуталу засияли.

— Но ты ведь теперь можешь летать, верно? Это-это значит, что я-я тоже буду в порядке? — в её голосе было полно надежды и волнения.

Флаттершай немного обернулась, и чуть тише продолжила.

— Эм… ну что ж… возможно. Я всегда была слабым летуном, но в конце концов, мои крылья выросли, так что твои тоже могут, наверное.

— Наверное? Давай же, что такое, Флаттершай? Чего ты нам не рассказываешь? — Рейнбоу Дэш ткнула её с легкой злостью в голосе.

— Ну, — она продолжила, всё ещё тихо, — мой врач всегда говорил, что у меня особый случай. Он говорил, что б-большинство других пони, у которых это… действительно не могут летать. Он повторял, что мне действительно повезло.

Лицо Скуталу помрачнело, её глаза снова начали слезиться. Флаттершай в панике быстро попыталась поправиться.

— Н-но, это не так плохо. В любом случае, я никогда сильно не любила летать, поэтому я уверена, ты будешь в порядке, даже если тебе придется оставаться на земле.

— НЕТ! — закричала Скуталу. Она вырвалась из объятий Рейнбоу Дэш, и повернула своё лицо к Флаттершай. Её слёзы снова свободно текли, хотя лицо было искаженным от ярости, а не от грусти.

— Нет! Я не собираюсь застревать здесь внизу! Это… это всё неправильно! Я до сих пор могу- — её голос застрял в горле. Злость пропала. Она начала неудержимо рыдать. Флаттершай прикоснулась к ней, но Скуталу оттолкнула её копыто. С громким плачем она развернулась и выбежала из дверей больницы так быстро, как только могла в её текущем состоянии.

Рейнбоу Дэш повернулась к своей сжавшейся подруге.

— Не так плохо? О чём ты думала, Флаттершай?

— Я-я-я… — пискнула желтая пони, попытавшись провалиться сквозь пол больницы.

— Ты слышала, как много эта кобылка говорит про Вондерболтов? Даже я иногда устаю от этого. Я! И ты взяла и сказала ей, что летать не так важно? И то, что она будет “в порядке”, даже если не сможет летать? — кобыла кипела от злости. Флаттершай держала голову на полу, закрыв глаза копытами. Она тряслась под потоком слов подружки, спрятав лицо, по которому стекали два маленьких одинаковых ручейка воды. Когда гнев утих, Дэш издала разочарованный стон. Покачав головой, она медленно отвернулась от желтой кобылы.

— Пошли, — сказала она бесстрастно, поворачиваясь к двери.

Смена тона позволила Флаттершай медленно выглянуть из-за копыт.

— К-куда мы идём? — смиренно спросила она.

— Мы идём её искать. Она всё ещё ранена и напугана, и нам нужно убедиться, что с ней ничего не случится.

— ...л-ладно… — прошептала кобыла, её голос до сих пор дрожал.

Две пегаски вылетели из центрального входа больницы на прохладный вечерний воздух. Флаттершай держалась ниже, в тот время как Рейнбоу Дэш летела повыше, осматривая улицы Понивилля в поисках любых признаков кобылки. К сожалению, заходящее солнце превратило весь город в грубый силуэт, делая невозможным различить детали с такого расстояния. Рейнбоу Дэш, сдавшись, опустилась на землю.

— Я нигде её не вижу, Флаттершай. Куда она могла пропасть? Может, если мы разделимся, мы-

— Эмм… — сказала Флаттершай, ткнув Дэш в бок. Рейнбоу Дэш взглянула на свою подругу и затем проследила за её взглядом к ближайшему кусту, который был меньше чем в десяти метрах от дверей больницы. Там сидела Скуталу, опустив голову вниз, её плечи вздрагивали от плача. Две кобылы медленно подошли. Каждая из многочисленных повязок Скуталу стала более темного оттенка красного, а её лицо пылало румянцем. Даже недолгий побег из больницы был слишком для её и так потрепанного тела.

— Скуталу? — тихо спросила Рейнбоу Дэш.

Кобылка медленно повернула голову, чтобы увидеть, кто позвал её, даже не пытаясь больше прятать свои слёзы.

— Я… даже не могу нормально убежать… Я просто… — она снова залилась слезами, не в силах продолжать. Рейнбоу Дэш снова обняла её, в этот раз чувствуя слабое ответное движение кобылки, плачущей у неё на груди. Прежде чем попытаться заговорить, Рейнбоу выждала несколько секунд, пока утихнет плач.

— Эй, малышка, — начала она тихо, — почему бы тебе не прийти на ночь ко мне домой? Тучи должны быть намного удобней, чем эти кровати здесь внизу и… Я хочу убедиться, что ты как следует выспишься, хорошо?

Рейнбоу Дэш знала, что при любых обстоятельствах, Скуталу будет очень рада посетить её дом, но та только кивнула, не разжимая объятий.

— Ладно, Скутс. Ты… просто дай мне знать, когда будешь готова идти, — сказала она, поворачиваясь к Флаттершай. — Уже поздно. Почему бы тебе не пойти домой, Флаттершай? Думаю… — Дэш бросила взгляд на дрожащую кобылку, — я здесь справлюсь.

— Я… хорошо… — неохотно сказала пегаска. — Спокойной ночи, Рейнбоу Дэш. Пожалуйста, поправляйся, Скуталу. Мне очень жаль…

Флаттершай медленно полетела домой, оставив обнимающихся в быстро увядающем солнечном свете. Рейнбоу Дэш обнимала кобылку так крепко, как никогда; слезы наконец-то ушли из её глаз в тишине вечера. После длительного ожидания, Рейнбоу Дэш почувствовала, что рыдания Скуталу стихли, а её хватка ослабла. Дэш посмотрела вниз на кобылку, лицо которой опустилось к самой земле.

— ...ладно… — сказала она шепотом.

Не говоря ни слова, пегаска мягко положила кобылку к себе на спину и неспешно полетела к своему облачному дому. Она летела очень медленно и держалась над крышами домов, чтобы избежать любых неожиданных порывов встречного воздуха или ветра. Всё это время она в отчаянии пыталась придумать что-то, что угодно, чтобы сказать. В голову ничего не приходило. Когда они были на полпути к дому, внимание Рейнбоу Дэш привлекло тихое сопение. Кобылка развалилась у неё на спине, погрузившись в глубокий, но прерывистый сон. Её конечности не сильно, но беспорядочно подёргивались, заставляя кобылку вздрагивать от боли всякий раз, когда были задеты её раны.

Рейнбоу Дэш старалась по большей части скользить в воздухе, используя для набора высоты случайные восходящие потоки, боясь, что любой ненужный взмах крыльями может побеспокоить её наездницу. После нескольких минут полёта в тишине, голубая кобылка прилетела к своему облачному дому, парившему на окраине города. Полёт был намного длиннее, чем обычно, но она надеялась, что он был намного мягче.

Не доходя до двери, она решила войти через окно спальни, приземлившись на свою большую кровать. Она была рада больше, чем обычно, что во время постройки дома потратила много времени на собирание самых мягких туч, какие могла найти. После быстрой проверки местоположения, она использовала свои копыта, чтобы медленно погрузиться в пол. В результате она оказалась в нижней комнате, а кобылка была бережно уложена на кровать в верхней без необходимости подниматься туда. Дэш улыбнулась своей догадливости, пока летела в обход, чтобы проверить состояние гостьи.

Как и задумывалось, её маневр позволил снять кобылку со спины, не побеспокоив её сон, однако гордость Дэш исчезла, как только Скуталу продолжила дергаться и ворочаться, хмурясь от боли. Кобылу лишь слегка утешило то, что почти воздушная мягкость туч, по крайней мере, не давала Скуталу бередить раны. Не способна больше ничего сделать для неё сегодня вечером, Дэш со вздохом закрыла дверь и отправилась вниз, на диван.

Едва её лицо коснулось подушки, на нее разом навалилось всё пережитое за день. Ноги будто налились свинцом, а её телу не хватало сил, чтобы даже попытаться найти удобное положение. Через несколько секунд она спала.

Продолжение следует...