"Dear Diary..."

Быть Принцессой - означает постоянное одиночество, пусть даже среди множества подданных. В такой ситуации единственным, кому можно доверять, оказывается тайный личный дневник...

Принцесса Селестия Принцесса Луна

Двигатель дружбы

С подачи Скуталу, Метконосцы решают поучавствовать на выставке юных изобретателей в надежде получить свои метки.

Эплблум Скуталу Свити Белл

Халат в шкафу.

Гримдарк. Рэрити запирает Дэши у себя дома и творит нечеловеческие опыты над организмом пегасов.

Рэйнбоу Дэш

Дарки Браш

III место осеннего литературного конкурса в номинации "Фанфики". Кого-то в детстве учили быть фермером. Кто-то занимался в летной академии. Каждый ищет свое место. А вот Дин Гуа получил его по праву рождения. Но, что делать, если твое место вот оно, но тебе не подходит? Остается только пуститься в путь. Простому земному пони, родившемуся среди магии.

ОС - пони

О том, что скрывают двери

В одну холодную осеннюю ночь малыш Пипсквик приболел. Довольно серьезно, и пока его отцу пришлось уехать по важным и срочным делам в другой город, сестра Редхарт с удовольствием согласилась с ним посидеть.

Черили Пипсквик Сестра Рэдхарт

Копытца

Бессонная ночь.

Твайлайт Спаркл

Кубок Лунного Камня [The Moonstone Cup]

Твайлайт приглашают в Кантерлот, чтобы она, вместе с величайшими в мире волшебниками, приняла участие в в соревновании за Кубок Лунного Камня - самую почетную награду для самых сильных и искусных волшебников, единорогов и не только. Сможет ли она победить? С какими состязаниями ей придётся столкнуться?

Твайлайт Спаркл Принцесса Луна Трикси, Великая и Могучая

Растительное буйство

После возвращения принцессы Луны прошёл год. Сёстры снова вмесе и кажется, что их ничто не сможет разлучить.

Принцесса Луна

Аполлон

- Хьюстон, у нас... пони?

Принцесса Луна

Сумасшедший дом в Эквестрии. Продолжение

Он умер... Но для него это не причина... Не причина не исполнить свою мечту...

Другие пони ОС - пони Человеки

Автор рисунка: aJVL
Глава 2

Глава 1

оригинал: Moonspire Run


Невообразимо краткий миг отделял Рэйнбоу Дэш от неминуемого столкновения с возникшим на её пути клоком белого облака. Лёгким движением пегасьих крыльев она закрутила по спирали траекторию своего полёта и пронеслась буквально в считанных дюймах от внезапного препятствия.

Она выгнула шею, позволив своей радужной гриве свободно развеваться на ветру, и довольно ухмылялась. Однако миг её торжества оборвали ещё два облачных снаряда, расчертивших воздух размытыми полосами от земли до самых вершин дневного неба.

Хмыкнув, она развернулась боком. Снаряды изменили направление полёта и разлетелись друг от друга в разные стороны, очерчивая в воздухе широкий круг. Пегаска переводила взгляд с одной цели на другую. Крылья изнывали от напряжения, они были готовы вмиг придать мощный импульс в любом необходимом направлении, как только она решит, куда именно нужно рвануть. Рэйнбоу Дэш крутанула бочку и задержалась в перевёрнутом положении, чтобы кинуть взгляд на землю.

Посреди ярко-зелёной лужайки стояла пони-единорог. Её шкурка ослепительно-белого цвета сверкала на солнце, словно полированное серебро, а взгляд со стальной решимостью был направлен вверх. Локоны её темно-фиолетовой гривы, похожие на широкие шёлковые ленты, подпрыгнули, когда она, принимая более устойчивую позу, шаркнула копытами. Мерцание магической энергии охватило маленький торчащий из её лба рожек.

Рэйнбоу Дэш подавила смешок. С самого детства, ещё даже до того, как она получила свою метку, изображающую облако с радужным росчерком молнии, рога единорогов вызывали у неё улыбку – разве могла сравниться эдакая бестолковая шишка на лбу с абсолютно потрясающе удивительно крутыми пегасьими крыльями?! Но сейчас и доли секунды хватило, чтобы оценить нешуточную мощь единорожьей магии – там внизу множество белых комков выстроились в очередь, чтобы метнуться ввысь и попытаться сбить пегаску.

– И чего же, интересно, она ждёт? – спросила сама себя Рэйнбоу Дэш. Её озорной голос звучал хрипловато – давали о себе знать годы полётов на больших высотах и постоянная борьба со встречными ветрами ураганной силы. – Это становится...

Затем она почувствовала нечто: тело покалывало так, как будто бы её внезапно забросило на высоту порядка десяти тысяч футов. Удивлённо моргая, она посмотрела вниз. Расстояние до земли, однако, всё так же оставалось небольшим. Слишком небольшим. Врождённое чувство высоты, казалось, дало серьёзный сбой. Крылья яростно трепыхались, пытаясь найти точку опоры в разрядившейся атмосфере. Такой ещё недавно сладкий и пропитанный ароматами зелени воздух теперь напрочь отказывался заполнять лёгкие. Изо всех сил она старалась удержать траекторию полёта.

– В рот мне перья! – выругалась она, вспомнив про другую магически очень одарённую пони, которая тоже помогала ей в тренировках.

Пегаска оглянулась и, смотря поверх растопыренных маховых перьев, искала глазами эту вторую пони на земле.

Светло-лиловая единорожка с розовой прядью в гриве стояла рядом с кучей опавших листьев на краю яблоневого сада. Её полуопущенные веки указывали на высокую степень концентрации. По некоторым причинам, рог этой волшебницы никогда не вызывал у Рэйнбоу Дэш желания посмеяться. Поражение, которая потерпела от него Малая Медведица, говорило само за себя. Подобный подвиг радужногривой пегаске был бы просто не под силу.

Полосатая чёлка светло-лиловой единорожки упала ей на глаза, когда она склонила голову и совсем по-девчачьи застонала от напряжения. И без того внушительное гало магического света вокруг её рога полыхнуло и стало чуть ли не в два раза больше самой чародейки.

Окружающий воздух опять изменился, и Рэйнбоу Дэш показалось, что она летит сквозь пудинг. И прежде чем она успела приноровиться к новой ситуации, ещё пять белых клякс атаковали её одновременно.

– Вот это мне больше по нраву! – усмехнулась пегаска.

Она заработала крыльями, крепкие мышцы вдоль спины сжигали себя на самом пределе возможностей, но она не обращала внимание на боль. Поднырнула под одно белое пятно, другое отбросила копытом вниз, со свистом пронеслась мимо третьего, прижала крылья к бокам, чтобы проскочить между ещё двух. По воздуху пробегали волны разряжения, вызывающие покалывания по всему телу, а белые фигуры неслись навстречу всё быстрее и быстрее.

Уворачиваясь, она пролетала сверху, снизу, между, но снаряды продолжали сыпаться на неё. Один она отбила копытом, другой отклонила крылом, и каждая атака сопровождалась изменениями в атмосфере. Рёбра, шея, крылья, казалось, кричали от напряжения, когда она пыталась набирать высоту, направив свой полёт прямо к солнцу. Толстые тяжи тумана и сгустившегося воздуха кружились вокруг. С разных сторон на неё бросались пузыри, заключавшие в себе области высокого и низкого давления, от чего резко и непредсказуемо менялась подъёмная сила, развиваемая крыльями.

Что-то быстро приблизилось сзади, но она успела увернуться так, что это белое и размытое нечто лишь слегка чиркнуло по её спине и растрепало разноцветную гриву. Воздух тем временем опять разрядился. Она рассмеялась и развернулась, чтобы крикнуть вниз:

– И это всё, на что вы...

Бабах!

Увесистый снаряд подлетел исподтишка и хлопнул её по лицу с боку и дальше хлестанул по гриве. Перья взорвались пушистым облаком.

– Аха-ха! – донёсся с лужайки звонкий мелодичный голос.

Рэйнбоу Дэш отчаянно пыталась протереть слипшиеся глаза и избавиться от клейкого пуха, приставшего к лицу. Она яростно работала крыльями, но не понимала, что падает, пока внизу не раздался крик:

– Рарити, лови её!

Пегаска попыталась было гневно выкрикнуть, что помощь ей не нужна, но только зашлась кашлем и отплёвывала перья.

– Ох ты ж... вот она! – воскликнул звонкий голос за мгновение до того, как Рэйнбоу Дэш врезалась в кучу мягких комочков.

Внезапная тишина оглушала. Дыхание сбилось на частые и неглубокие вдохи-выдохи, выступил липкий пот, и явственно ощущался жар. Её спина и мышцы крыльев гудели от недавнего перенапряжения. Радужногривая пегаска свернулась в маленький клубок. Внутри кучи было темно, глухо и отдавало надушенным постельным бельём. Она провела языком по губам, но это привело лишь к тому, что пришлось откашливать клок сырых перьев. Глухим эхом через землю до неё донёсся приближающийся отрывистый топот копыт.

– Рэйнбоу! – позвал её голос. – Рэйнбоу Дэш, ты в порядке?

Пегаска всхлипнула так, чтобы никто не услышал, и представила себе, как проваливается под землю, туда, где бы её никто не смог найти и прокомментировать унизительное падение. Может, если она полежит здесь тихонько, о ней все забудут и просто уйдут?

– Боже мой! – донёсся мелодичный голосок. – Надеюсь, я не ранила её.

Давящая на Рэйнбоу Дэш тяжесть пропала, как только охваченная магическим мерцанием куча взмыла вверх и яркий дневной свет упал на пегаску. Она проморгалась и посмотрела в глаза светло-лиловой и белой единорожек, с тревогой разглядывающих её сверху вниз.

– Э-э, Твайлайт... – обратилась она к светло-лиловой пони. – Рарити, – и к белой.

Она натянула на лицо улыбку и с усилием поднялась на ноги, помогая себе взмахом крыльев.

– Я чего? Я ничего! Всё в порядке, – сказала она, приложив копыто к груди и задирая подбородок. – Конечно, я в порядке! Величайшую летунью Эквестрии этим не прошибёшь.

Остальные пони все втроём вздохнули с облегчением. Стоп... втроём? Рэйнбоу Дэш помотала головой и моргнула. Ещё одна пони с розовым лицом и ярко-малиновой гривой улыбалась и так же моргала, уставившись на пегаску ясными голубыми глазами.

– ПриветРэйнбоуДэш! – выпалила в одно слово розовая пони.

– Пинки Пай? А ты что здесь делаешь?

Будто мало того, что уже двое видели её позор, так ещё и Пинки здесь!

Пинки Пай тряхнула копытом, в котором держала яблоко в карамели.

– Во, засахаренные яблоки! У меня была карамель, но не было яблок, поэтому я пришла сюда. – Она лизнула коричневую глазурь у самого основания палочки, на которую была насажена сладость, и каким-то образом подцепила на кончик носа сахарный шарик. – Но тут я увидела, как ты крутишься в воздухе и вытворяешь разные штуки. И тут Твайлайт Спаркл: "Гр-рр", а потом Рарити такая: "Вип! Вип! Вип!" – Пинки Пай затрясла головой, словно разбрасывая вокруг какие-то невидимые предметы.

Рэйнбоу Дэш закрыла лицо копытом.

– Пинки-Пинки!..

– А потом ветры закрутились вихрем, и ты начала "Вум! Вум! Вум!" – Розовая пони скакала из стороны в сторону, будто уворачиваясь от чего-то летящего в неё.

– Пинки Пай! – попыталась прервать её Твайлайт Спаркл.

– Потом Спайк: "Мы никогда не сможем сделать так!" И Биг Макинтош: "Агась!"

– Пинки, пожалуйста! – воскликнула Рарити.

– Какого сена здесь творится? – раздался голос позади Рэйнбоу Дэш.

Пегаска обернулась, чувствуя, как горят её щёки.

– Эплджек! Ты-то откуда здесь?

Светло-оранжевая пони в ковбойской шляпе поверх светлой гривы подбежала сзади и остановилась.

– Это вообще-то моя ферма, живу я тут! – Она указала копытом на покосившийся красный амбар неподалёку.

– Отлично, – проворчала Рэйнбоу Дэш, повесив голову и хвост. Как можно было забыть про то, что они так близко от фермы Эплов!

Пинки Пай принялась скакать вокруг Эплджек так, будто бы к её копытам приделаны пружинки.

– Ты видела это, Эй Джей? А? Это было так здорово!

Рэйнбоу Дэш приподняла голову и криво улыбнулась одной стороной рта.

– Ещё как видала! – ответила Эплджек, скрестив передние ноги. Радужногривая пегаска улыбнулась чуть более уверенно. – Рарити вышибла её на повороте! Вот крутота!

Рэйнбоу Дэш почувствовала себя так, словно проглотила гирю, а грива и хвост внезапно потяжелели фунтов на пятьсот.

– Рарити, да? – пробормотала она.

Белая единорожка, заслышав, что её упомянули, повела своей прелестной головкой, прикрыла глаза и поднесла бархатное копытце к горлу.

– Удивительно, не правда ли? Ха-ха! Только представьте... я, Рарити, одолела величайшую летунью всей Эквестрии... – Белый комок подпрыгнул и замер возле её лица, удерживаемый магической силой. – Подушкой!

Все пони зашлись смехом, кроме Рэйнбоу Дэш, которая опустила голову так, что почти касалась земли носом.

– Теперь, полагаю, мы знаем слабое место Рэйнбоу, – давясь и почти похрюкивая, произнесла Твайлайт Спаркл.

– Ей, всего лишь повезло, – пробормотала пегаска.

– Именно, что не просто повезло, – с притворной обидой ответила Рарити. – Это было как раз то, что ты сама попросила сделать. Но, похоже, ты не ожидала, что я буду так хороша.

Рэйнбоу Дэш почувствовала, что её крылья начинают расправляться сами по себе. Несмотря на распространённое ошибочное мнение, крылья пегасов реагируют далеко не только на возбуждение, но и отзываются вообще на любые сильные эмоции: удивление, страх, гнев, смущение и стыд. Вот и сейчас пегаской овладело отчаянное желание скрыться куда-нибудь подальше. И если крылья волевым усилием она ещё могла удержать на месте, то горящие огнём щёки и уши выдавали её с головой.

Пинки Пай наконец прекратила скакать и прилепила засахаренное яблоко себе ко лбу так, что палочка торчала наподобие единорожьего рога. Затем слегка задрала голову и удивительно точно скопировала интонации Твайлайт Спаркл:

– Спайк, запиши, пожалуйста. Дорогая принцесса Селестия, пожалуйста, пришлите нам нового чемпиона-летуна. Потому что если Понивилль когда-нибудь окажется захвачен злобными крылатыми подушками... мы обречены!

Пони рассмеялись пуще прежнего, только Рэйнбоу Дэш чувствовала, что ещё чуть-чуть и она запылает как факел.

– Пони, постойте! – вмешалась Твайлайт Спаркл – Для Рэйнбоу это не смешно. – Все замолчали.

Эплджек положила копыто на плечо радужногривой пегаске.

– Спокойно, сахарок, мы не хотели тебя обидеть.

– Конечно не хотели, – поддержала Рарити. – Мы просто валяли дурака. Извини, если хватили лишнего. И, да, ты величайший летун во всём Понивилле.

– И ты выиграла Состязание Молодых Летунов! – заявила Пинки Пай.

Куча листьев неподалёку буквально взорвалась, когда из неё показалось маленькая оранжевая голова пони с темно-розовой гривой. Два крошечных крыла затрепыхались и взметнули ввысь ещё одну волну листьев.

– И ты можешь делать Радужный Удар!

Рэйнбоу Дэш зажмурилась и затряслась всем телом.

– И она здесь! Только не это... – процедила она, стиснув зубы.

– Вот, точно! Спасибо, Скуталу, – сказала Твайлайт Спаркл маленькой оранжевой пегаске в куче листьев. – Радужный Удар!

– Ага! Радужный Удар! – воскликнули хором все остальные пони.

Зачем только Скуталу напомнила о Радужном Ударе? Это почти невозможный трюк, который однажды случайно сделала Рэйнбоу Дэш ещё в далёком детстве и с тех пор много раз безуспешно пыталась повторить. Это случилось, когда она летела так быстро, что воздух вокруг неё взорвался и породил разноцветную ударную волну. Да, совсем недавно ей удалось ещё раз сотворить подобное, когда она спасала друзей и заодно мимоходом выиграла соревнование. Но с тех пор...

– Это самое захватывающее, что я когда-либо видела! – заявила Эплджек.

– И ты единственная, кто может исполнить Радужный Удар, – поддержала подругу Рарити.

Рэйнбоу Дэш сжала челюсти с такой силой, что промелькнула мысль: как бы не треснули зубы. Всё её тело напряглось будто растянутая резинка рогатки.

Пинки Пай подняла заднюю ногу и уставилась на неё.

– М-м... девчонки! Моя нога трясётся... это значит, что что-то должно взорваться.

Малютка Скуталу высвободилась из кучи опавших листьев и прогарцевала к остальным пони, задрав свои крылышки вертикально вверх.

– Нет, правда... – начала она. – Если б я только могла сделать Радужный Удар, я бы...

Рэйнбоу Дэш развернулась и ткнула головой вниз так, что они со Скуталу столкнулись лбами. Их глаза оказались в нескольких миллиметрах друг от друга.

– Радужный Удар? – процедила она сквозь стиснутые зубы. – Радужный Удар, говоришь? – в голосе послышался с трудом сдерживаемая ярость.

Глаза Скуталу удвоились в размере. Она отвела голову и попятилась назад. Рэйнбоу Дэш наседала на отступающую кобылку, подчёркивая каждые несколько слов следующим шагом.

– Так что случилось бы, если б ты могла сделать Радужный Удар? Что в этом такого классного? Вот меня он уже как-то совсем не заботит. И я не собираюсь учить тебя. Я вообще не даю лётных уроков. Так что прекрати таскаться за мной повсюду!

Глаза кобылки задрожали, а лицо сморщилось от того, что она закусила нижнюю губу. Рэйнбоу Дэш обернулась к остальным пони, когда Скуталу, захлёбываясь рыданиями, умчалась прочь.

– Радужный Удар, – повторила Рэйнбоу Дэш, буквально выплёвывая слова. – "Радужный Удар, Радужный Удар..." Вот что все только и говорят обо мне теперь. "О, смотрите!.." – пегаска указала передней ногой куда-то вдаль, – "Вон идёт та пони, что Радужный Удар сделала!" – Она сжала щёки копытами так, что губы свернулись в трубочку. – "О, что же ещё такого она сотворит?"

Тяжело дыша, она оглядела каждого по очереди и продолжила:

– Похоже, что ничего, если не могу увернуться даже от глупой подушки!

Голубая пегаска пнула унизивший её предмет, тот подлетел высоко в воздух, бешено закрутившись вокруг своей оси. Она успела кинуть взгляд на других пони, прежде чем упавшая назад подушка с глухим "п-ф" ударила её прямо в затылок.

Все молчали.

Подушка соскользнула с её головы и шлёпнулась на землю.

Взгляд радужногривой пегаски не сулил никому ничего хорошего.

Все уставились на неё с абсолютно отсутствующим выражением.

На напряжённом лице Эплджек дрогнул уголок рта, фермерша испустила смешок. Рарити молниеносно зажала рот подруге своим белым копытом, ничуть не изменившись при этом в лице.

Твайлайт Спаркл сдавленно хихикнула.

– Довольно! – крикнула Рэйнбоу Дэш, вздыбив крылья и размахивая копытами. Испугавшись за подругу, остальные пони подскочили к пегаске, все разом явно намереваясь обнять её.

– Нет! Просто... просто оставьте меня в покое!

Задрав голову, она осмотрела идеально чистое небо. Погодные пегасы устроили великолепный погожий день именно тогда, когда она так отчаянно нуждалась в облаках.

Но удача всё же улыбнулась ей. Неподалёку обнаружилась пухлая тучка, лениво дрейфовавшая над верхушками деревьев. Рэйнбоу Дэш подскочила с земли и полетела ещё даже до того как удостоверилась, что расправила крылья.