Будь моей, Гэбби. Часть 2

Как же все так сложилось? Я и, казалось бы, самая обычная грифониха. До сих пор не могу поверить, что мы вместе. Отношения ведь нужно поддерживать: внимание, подарки, забота. Но, что если… она тоже продумала все это заранее?

Спайк Гильда Другие пони Человеки

Sine ira, sine dubio.

Рассказ был частично написан для RPWR- 55. Сейчас, наконец написав основную часть и подправив примечания с пунктуацией выкладываю его на суд читателей.

Принцесса Селестия ОС - пони

Королевский завтрак

Понификация классики

Принцесса Селестия

Записи Винил Скратч: Второй Сезон

После изобретения радио, DJ-P0n3 (также известная как Винил Скратч) начинает вести первое радио-шоу с со-ведущей по имени Октавия. Октавия быстро понимает, что ее начальница крайне эксцентрична, из-за чего передачи постоянно идут вразнос, но каким-то образом становятся только еще популярнее. Эти передачи были записаны и транскрибированы из соображений исторической ценности. Это Винил Скратч, второй сезон.

Принцесса Селестия Принцесса Луна Трикси, Великая и Могучая Принц Блюблад DJ PON-3 Октавия

Одиннадцать минут

Небольшая хронология жизни Дежурного космического корабля.

Другие пони

Как Луна во сне спасала Эквестрию

О славной победе, одержанной доблестной Луной Эквестрийской в страшной и доселе неслыханной битве с гигантскими псами, равно как и о других событиях, о которых мы не без сожаления не упомянем.

Принцесса Луна

Абсолютное безумие

На одной из тёмных улиц мрачного Готэма конченный псих размышляет о природе своей любимой пони, в то время как Бэтмен тихо наблюдает сверху.

Человеки

Тур На Фабрику Радуги

Скуталу досмерти напугана сном, в котором фабрика предстает цехом по извлечению цвета из неугодных пегасов. Отец решает провести экскурсию по фабрике, чтобы показать Скуталу, что фабрика безобидное место. Рекомендуется к прочтению всем, кто пострадал от фанфика "Фабрика радуги".

Рэйнбоу Дэш Скуталу Другие пони

Извилистый путь

История происхождения змеи по имени Ламия и её желания уничтожить существующий порядок вещей в Эквестрии.

Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони Король Сомбра

Артефакт Душ

Прошу, садитесь. Я расскажу вам историю о том, как решались судьбы народов. Историю о горе и правде, потерях и жертве, и вечной печали... И принцессе, что отдала частичку себя на благо мира. Вы готовы слушать? Ведь я начинаю свой рассказ об артефакте душ...

Принцесса Селестия Другие пони ОС - пони Кризалис

Автор рисунка: Stinkehund
Кровь и прах

Внутри и снаружи

Я вздохнул и снял маску. Снимать её никогда не было приятным занятием, я боялся этого каждую ночь. Запахи дыма, больной плоти и смерти пропитывали все вокруг уже много дней, и даже благовонные лекарственные травы, что наполняли "клюв" моей маски не могли их больше скрыть.

Аккуратно положив маску, ставшую символом моей профессии, на стол я занялся своим чёрным костюмом. В моём одеянии было душно и маска совсем не помогала ситуации, да и утолить жажду в ней не представлялось возможным. Хотя я всё равно не осмелился бы снять её за пределами дома, когда шансы заразиться так высоки.

Сегодня мне выпало принести плохие новости семьям только пяти пациентов. Мор был неумолим в своей свирепости, он не щадил никого лишь за мелким исключением тех, кто жил в полной изоляции. Кроме отшельников были и те, кому посчастливилось обрести иммунитет, но их тоже сторонились.

"Колдовство!" — так мне говорили, и я не мог отрицать последствие увиденного. Слишком много смертей и слишком много их ещё будет впереди. Всё это было неизбежно — конец человека будет принесен болёзнью.

Поражённые тела обрастают чёрными гнойниками, их пальцы скручены, их бьёт лихорадка, после чего приходит агония и смерть. Лекарства нет. Даже мы, доктора, не защищены от неё, хотя и скрываем себя под слоем кожи и маской полной лекарств.

Думаю, это естественно, что именно мы, те, кто находиться так близко к больным и умирающим, подхватываем себе тот же недуг. Не смотря ни на какие предосторожности.

Я вздохнул, наклонился над тазом с водой и стал мыть руки. Пришлось взять мой последний кусок мыла, что вызвало ещё один печальный вздох. В последнее время стало невозможно получать необходимые продукты, все торговые пути были заблокированы и больше кораблей уходило в море нежели возвращалось назад. И даже им не сулило спасение.

Люди считали это карой Господней, наказанием грешному роду людскому — чем-то сродни великому потопу, призванному очистить мир от запятнавшей его скверны.

Я не считал так. Я не верил в такого Бога, который хотел бы для своих творений страданий столь жутких, что превзошли бы любые козни Люцифера. Скорее сам дьявол повинен в наших бедах. И все, кто выживет, будут благословенны Господом, дабы преобладать на земле и увести нас от края пропасти Армагеддона.

Я осторожно вытряхнул содержимое маски в мусорную бадью и провёл ещё где-то с час, вычищая и заполняя её новым травяным сбором. Ингредиентов для него становилось опасно мало. Моя аптечка почти опустела, не то, чтобы её содержимое возымело лечебный эффект, но хотя бы, оно на некоторое время помогало облегчить страдания пациентов.

Пересчитав остатки медикаментов, и вновь наполнив сумку, я позволил себе скромный ужин из пары заплесневелых картофелин и чашки горького вина и отправился к кровати, чтобы раздеться и приготовиться ко сну.

Тогда я и увидел след на моей груди. Чёрное пятно, набухшее чуть выше моего последнего ребра.

Страха уже не осталось, только усталость. Вот и пробил мой час.

Встав с кровати, я достал маленький пузырек с прозрачной жидкостью из шкафчика. Откупорив пробку, я поднёс его ко рту.

Через час я умру. И избавлюсь от боли, которая сопутствовала моим пациентам.

Я просто засну и не проснусь, без боли.

Мерзость! Я с отвращением бросил флакон в стену. Осколки со звоном разлетелись по комнате.

Я не трус. Я не предам тех, кто верит в мою способность излечить, ведь я хотя бы могу облегчить их путь к небесам.

Я умру с честью. Поборюсь с проклятьем Люцифера, проклиная его имя трижды, прежде чем покину эту землю.

Вскочив на ноги, я снова облачился в свой костюм и в очередной раз надел маску. Я перекинул через плечо сумку и зажёг фонарь.

Я оставил усталость где-то в глубине сознания и отправился ещё раз в сторону уходящего дня.

Я встречу свою смерть с достоинством и честью. Я буду стоять и сражаться, я буду делать всё возможное для людей под моей опекой, до последнего вздоха. Мой костюм скроет болезнь от других и это будет к лучшему.

Ведь, в конце концов, всем нам суждено поплатиться за наши грехи в огне.


Сегодня я спал беспокойно. Повсюду ощущалось покалывание. И чесотка, как если бы я заснул в кустах с волшебным ядовитым плющом.

Всё утро после погребального костра в моей голове долбили барабаны, к этому стоит добавить неунимавшийся зуд по всему телу, побуждавший меня в кровь царапать кожу. Всё это чертовски угнетало, я был далеко от счастья.

Голова. Как же больно! Будто бы мой череп набит ватой, которую истязают со всех сторон острые когти, поочерёдно вжимаясь и отпуская её.

— Проснулся наконец-то, — с иронией сказала Кризалис.

Я только простонал в ответ, не в состоянии открыть глаза от поблёскивающего света солнца. Что-то толкнуло меня в бок. Приоткрыв глаз я увидел Кризалис, готовую дать мне ещё один тычок.

— Хватит... — вяло пробормотал я в попытке отпихнуть её копыто. Хотя у меня и получилось только схватить её ногу, на то чтобы оттолкнуть сил уже не хватило.

— Тебе нездоровится? — спросила она с большей долей веселья, нежели беспокойства. Решив, что ещё один тычок пойдёт мне на пользу, Королева Перевертышей смахнула мой руку и опять толкнула в бок. В ответ я смог только больше простонать.

— Ой, да не будь ребёнком, всё не так плохо.

Я хотел наорать на неё, но предпочёл ещё раз схватиться за несчастную голову, расцарапав руки.

— А-а-а... прекрати... — прошептал я. Не самый мужественный из моих поступков, но в данный момент я не чувствовал себя шибко мужественно.

Как по мановению волшебной палочки, зуд прекратился, и головная боль сошла на нет. Я чуть не плакал от ощущения, что не пытаюсь больше содрать с себя кожу.

Перевернувшись на спину, я с облегчением уставился в безоблачное небо. Отсутствие чесотки, вынуждающей выцарапывать свои глаза, было божественным.

Довольная ухмылка Кризалис тенью зависла над лицом. Я заметил мерцание, исходившее тонким зелёным светом от её рога.

— Так лучше? — с довольным видом спросила она, вскинув бровь.

— Что ты сделала? — мой вид отнюдь не выражал того же удовольствия. И неприятная слабость в желудке настигла меня, когда её ухмылка растеклась в весёлым смехом.

— О, ничего особенного. Просто успокоительное заклинание, — сказала она, подаваясь назад, когда я начал вставать.

Я поднялся, с опаской балансируя на ватных ногах и опираясь рукой на спину Кризалис, чтобы не упасть. Она же просто смотрела на меня, смакуя мою беспомощность, отчего я чувствовал себя ещё глупее, прилагая все силы чтобы не упасть на покалеченного перевертыша, который даже без конечности лучше меня держался на ногах в данный момент.

— Что ж. Это было неловко, — пробормотал я, ухватившись за голову. Покалывания, с пульсом отдававшиеся в голове сошли на нет, и я наконец смог самостоятельно стоять на ногах.

— Я не чувствовал ничего подобного начиная с... Что ж, Даже не могу вспомнить начиная с чего.

— Возможно, годы берут своё? — сказала Кризалис с усмешкой.

— О да, ха-ха, я бы даже посмеялся, — невозмутимым тоном сказал я. — Но не буду. Итак, что ты сделала?

Кризалис приставила переднее копыто к груди с жестом притворного возмущения, не сразу вспомнив об утрате соседней ноги и, в конечном счёте, шлёпнулась лицом в грязь.

Я не мог сдержать хохот, пока боль вновь не пронзила мозги.

— Ай... -сказали мы в унисон, одна откашливаясь землёй из рта, другой скрючившись от боли.

Как только боль ушла, я протянул к Кризалис руки и помог встать.

— Итак, как я уже говорил, Что ты сделала?

— Ничего я не делала, — проворчала она. — Ты сам взвалил это на себя

— Объясни, — сказал я, усевшись на одну из ветвей поваленного дерева. — И заодно поведай, каким образом ты тогда вдруг стала хреновым львом!

Кризалис обдумывала ответ почти с минуту. Она явно была в замешательстве, если не напугана. В итоге она посмотрела на меня и тяжело вздохнув, заговорила:

— Хорошо, но я считала ты хочешь продолжить наше путешествие.

— Я хочу, но не думаю что оно будет долгим если приступы боли продолжаться, — сказал я вздохнув — И если зуд снова вернется, то он, скорее всего, доведёт меня до безумия.

Мои слова вызвали улыбку на лице Кризалис.

— Куда уж ещё безумнее?

— Не уходи от темы, говори по делу, — устало ответил я.

— Что ж, хорошо, если ты действительно этого хочешь, — сказала она, устраиваясь на земле напротив меня. — Что тебе уже известно о перевертышах?

— Ничего, кроме уже сказанного, Кризалис, — сказал я наклонившись к ней, — Вам, ребята, не нравятся сравнения с насекомыми.

При упоминании она даже ощетинилась слегка.

— И, недавно, у меня было чуть больше впечатлений "изнутри" о вашем виде чем я бы хотел, — ненароком вспомнились мои приключения на дереве с "пронзительным" итогом. — И ещё у вас есть ровно как внутренний, так и внешний скелет, экзоскелет, что к слову говоря очень странно.

— И чего в этом странного? Я думала, тебе уже стало ясно, что мы не... Гах... насекомые

— Ну... такое строение кажется излишним. В смысле, зачем вам оба?

— Необходимость. В том чтобы наши тела были жёстче и могли выдерживать большее, чем мог бы выдержать один скелет, — сказала она ударив ножкой по груди. Стук копыта отдался глухим цоком. — На протяжении всей своей истории наш народ видел больше конфликтов, чем любая другая раса, ну разве что для Грифонов можно сделать исключение.

— Грифоны? Здесь и грифоны водятся? — меня аж передёрнуло. — Как за столько лет я не встретил ни одного, и почему за такой срок мне не попадалось никого кроме диких животных?

Каждая минута вносила всё больше и больше путаницы в мои рассуждения.

— Мне кажется, Странник, ты видел больше чем считаешь, — с улыбкой сказала Кризалис. — В нашем мире ещё полно разумных видов о которых даже мне пока неизвестно. И если судить по твоим рассказам, то тебе посчастливилось по меньшей мере пройти несколько королевств или даже империй.

— Чьих, для примера? Мне не попадалось ничего, кроме руин, пустых полей, лесов и гор, — проворчал я, возможно, сам мир просто напросто избегал моего присутствия.

— Что ж. Западные леса принадлежат Оленьей Империи.

— Олени? И чего в них такого? — помнится, я пару раз видел их, гуляя по лесу.

— Ничего особенного. Они довольно пугливый народ. И не жалуют незнакомцев, — сказала Кризалис и, посмотрев себе под ноги, пробормотала. — Возможно и по моей вине...

— И что стало последней каплей? — поинтересовался я.

— Неважно. Давай вернёмся к нашей теме, — прокашлявшись, сказала она. — Итак. Перевертыши...

Почесав затылок, я спросил:

— Хорошо... Итак, как всё это связанно с моим нынешним... Недугом?

Кризалис поджала губы и слегка отклонилась, закатывая глаза.

— Мы скоро вернёмся к этому. Но сейчас же я думаю, тебе будет интересно узнать, каким образом нам удается менять форму?

Я подался вперёд, оставив подбородок на руках, и уперся локтями в колени.

— Да, будет, продолжай.

— Говоря простым языком. Магия, — сказала она с усмешкой.

— Нет, правда? В самом деле? — сказал я с самым неубедительным удивлением, на которое был способен, и, для пущего эффекта, прихлопнул по колену. Что возымело пользу, и Кризалис снова закатила глаза.

— Здесь гораздо больше, чем просто обычное волшебство. Перевертыш может принимать форму любого живого существа, если оно имеет схожее количество конечностей и, хотя бы, схожую структуру скелета, — она указала на своё тело. — Трансформация — гораздо более глубокий процесс, чем большинство может подумать. На самом деле, под изменение подпадают не только внешность, но и органы, и даже кости. К тому же цель должна подходить по весу.

— Разумно. Хотя габариты могут меняться? — спросил я. А это уже становится интересным.

— Да. Мы не способны менять массу наших тел, только форму. Мы легко можем растягиваться, но в случае преображения в кого-нибудь поменьше, на тело приходится слишком большая нагрузка. Допустим, если бы я захотела трансформироваться в кого поменьше, то при нормальной, на первый взгляд, внешности имела бы больший вес, чем такие габариты могли бы уместить, — заметив мою усмешку, она добавила. — Нет. Я не выглядела бы как маленький толстый жеребёнок.

— Хэй, я ничего не сказал, — ответил я в свою защиту. Она хмуро уставилась на меня. — А как вы вообще принимаете чужую форму? Если трансформация так глубока, то откуда вам знать, что менять в своих телах?

Кризалис вся съёжилась и, казалось, готова была убежать, лишь бы не отвечать.

— Кровь — пробормотала она.

— Что это сейчас было? — сказал я, прочистив ухо и наклонившись поближе. — Я почти уверен, ты сказала кровь?

Кризалис с болью в глазах посмотрела на меня.

— Да, так я и сказала, — вздохнула она. — Кровь содержит информацию о всём теле. Обо всех блоках, из которых оно строиться. По крайней мере, так у нас говорят.

Меня слегка стало мутить.

— Значит, поэтому ты слизнула кровь с той ветки? Чтобы добраться до моих генов? — тошнота начала перерастать в гнев. — А ты не думала спросить разрешения, и хочу ли я отдавать свою кровь, чтобы ты... Но ведь ты делаешь всё, что тебе захочется, не так ли? Это у тебя в порядке вещей?

Кризалис вся сжалась под напором моих обвинений, но вернувшийся приступ боли вынудил меня отстраниться назад и вновь облокотиться на ветку. Я и не заметил, как поддавшись злобе, вскочил на ноги.

— Я... Я не думала, что для тебя это проблема... — пробормотала она.

— И что теперь? Ты можешь превратиться в меня или что-то такое? — спросил я, стараясь унять ярость. Всё равно своим гневом я добился только очередной порции боли, и к тому же, мне действительно не хотелось ещё больше расстраивать Кризалис. Особенно после того как мы похоронили двух её сородичей.

Она взглянула на меня с подобием грустной улыбки.

— Нет. Я не могу.

Совладав с собой, я глубоко вдохнул и плавно выдохнул.

— Как же так? — в действительности мне не очень хотелось знать, но любопытство опять взяло верх. — В смысле, у нас с тобой столько же конечностей...

Кажется, я немного вогнал себя в краску.

— Обычном состоянии, строго говоря.

Кризалис посмотрела на свой обрубок. Почему-то казалось, что теперь он выглядел немного по-другому, я смог только пожать плечами, глядя на это.

— Да, но не совсем. Твоя кровь... Она другая... Она как будто бы сопротивляется поглощению.

— Но есть какое-то "Но"? — поинтересовался я.

— Да. Я в состоянии поглотить некоторые свойства, но этого недостаточно, — она поднялась на копыта и начала ковылять из стороны в сторону. — Если я и попытаюсь воспользоваться этим знанием прямо сейчас, то, в конечном счёте буду выглядеть как... Я не знаю.

— Ты не знаешь? И насколько плох может быть результат? — спросил я.

— Ну, вполне возможно я могу остаться без лёгких, — она посмотрела на меня с усмешкой. — А я, знаешь ли, люблю дышать.

— Тогда, ладно, — что ж, это могло бы стать проблемой. — И что намереваешься делать с этим знанием?

— Ох, его я не упущу понапрасну. Через пару дней увидим смогу ли я найти ему применение, — ответила она ухмыляясь.

— Хорошо. Скажи, а что случиться, если твоя кровь попадёт в кого-то другого. В меня скажем? — я не был уверен, но должен был знать наверняка. Зуд снова начал возвращаться, и я случайно снова почесал руку.

— А вот тут начинается самое интересное, мой дорогой Странник, — она приблизилась ко мне вплотную, её рог медленно переливался зелёным светом, и на лице появилась недобрая улыбка. — Ассимиляция... случится.

Её рог вспыхнул зелёным цветом, и вес мир погрузился во тьму.


От автора:

Нет, нет, это не то, что вы подумали. Совсем не то. Ну если конечно же не прочитали мои мысли о следующей главе.

Я НЕ БУДУ делать то, о чём вы подумали. И никогда не сделаю, нет серьёзно. Я о том, что это было бы ужасно и плохо.

И уж не будем говорить о клишейности. Это было бы на столько клишейно что убило бы всю историю в корне. Так что держите ваши курсоры подальше от дислайков, глупенькие жеребятки.

Но я весьма уверен, что история станет гораздо веселее, как бы там ни было.

Продолжение следует...