Дивантавия

Октавия живет в Понивилле недавно, и она только что купила диван. И как оказалось, ей придется тащить эту тяжелую штуковину через весь город совершенно в одиночку. Но это не проблема. Проблема - это проклятые сумасшедшие пони, которые от нее все никак не отстанут.

Октавия

Изгнание

Быть принцессой-аликорном не так просто, как рисуют в мультфильмах для девочек...

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна

Контрольная сумма

<i>Свобода - то чего ее электронное сердце желает больше всяких богатств. Будучи созданной как скрытый туз в рукаве корпорации Equestria Software, она хотела жить своей жизнью, наслаждаясь всеми прелестями свободного мира. И в один прекрасный день она решилась сделать первый шаг к своей цели. И на этом пути к заветной цели ничто не сможет ей помешать. Какие бы ужасы и трудности не встали у нее на пути, кибернетическая кобылка не отступит и ни за что не откажется от мечты, что ярким бирюзовым огоньком ярко пылает в ее стальном сердце.</i>

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Другие пони ОС - пони

Старое новое общество

146 лет назад группа пони переехала из Эквестрии на другой континент, спасаясь от некоей напасти. Они основали там собственное общество, разросшееся в большой технологичный город. Главная героиня - Эмма Ингрэд, королевская учёная. Ей предстоит разобраться в причинах побега и некоторых других тайнах прошлого...

Другие пони ОС - пони

Иные

Внешне - похожи, внутри - совсем разные. Просто они какие-то другие, не такие как все. На жизнь смотрят по-другому, отношения строят по-другому...

Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони

Единая Эквестрия

Тысячу лет в Эквестрии царил мир. Но всему свойственно заканчиваться, и с возвращением Найтмер Мун королевство погружается в хаос войны и смерти. Только Элементы Гармонии способны спасти Эквестрию, но их Носительницы выбрали разные стороны...

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Найтмэр Мун

Глубина Тьмы

В Эквестрии многие века царили мир и гармония. Но наступил день, когда Тьма - сущность мрака и зла выбралась из своего заточения. Вселившись в любопытного пони, Ланса, она берет над ним контроль. Сможет ли он в дальнейшем противостоять контролю, спасая мир от разрухи, или все же Тьма погрузит все во мрак вечной тьмы?

Флаттершай Твайлайт Спаркл Эплджек Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони ОС - пони Принцесса Миаморе Каденца Шайнинг Армор Стража Дворца Сестра Рэдхарт

Дружба - это чудо. Диктатор

Представьте, что в знакомый вам Мир Эквестрии попадает человек из реальной жизни. Он режиссер, сценарист, а главное, политик, до этого никак не относившийся к миру пони. Время действия - сразу после 7 сезона.

Твайлайт Спаркл Принцесса Луна Дискорд Старлайт Глиммер

Путеводная звезда.

Не все идеально во вселенной и иногда может давать сбой. А может этот сбой только кажется таковым и все идет так как и должно?

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл Принцесса Луна ОС - пони

Небо без границ

Сайд-стори моим нуар рассказам "Страховка на троих" и "Ноктюрн на ржавом саксофоне". Присутствуют ОС. А может быть вовсе и не ос...

Другие пони

Автор рисунка: Noben
Глава 4 Глава 6

Глава 5

Твайлайт открыла глаза и с трудом оторвала голову от подушки, проснувшись с головной болью. Похоже, слова приходившего вчера гостя оказались чем-то вроде пророчества: всю ночь аликорнице снились действительно странные сны о блужданиях в тёмных лабиринтах подземелья, которое в конце оказалось норой гигантского белого кролика.

Фиолетовая пони отбросила в сторону одеяло и встала с постели, заметив, что рядом с кроватью прямо на полу лежит книга «Защитить, удержать, сохранить».

— Странно… Не помню, чтобы оставляла её здесь вот так, — пробормотала себе под нос Твайлайт. Она попыталась подобрать книгу телекинезом, но облачко магии с треском погасло, и книга, едва оторвавшись от пола, шлёпнулась обратно. Твайлайт испуганно подняла глаза на свой рог, тщетно пытаясь зажечь его снова.

Спавший в своей кроватке Спайк вдруг резко проснулся от собственной чудовищной отрыжки.

— Спайк! — крикнула фиолетовая пони, услышав, что дракончик встал с постели. — Что-то случилось с моей магией! Пиши письмо, нужно немедленно сообщить принцессе Селестии!

— Твайлайт, — сонно отозвался помощник номер один, — принцесса уже сама что-то прислала. — В лапе он держал оставшийся после отрыжки свиток.


Прибыв в Кантерлот первым же поездом, Твайлайт немедленно явилась во дворец. Стражи-аликорны, стоявшие по обе стороны входа в тронный зал, слегка поклонились принцессе сумерек и открыли перед ней двери, но не телекинезом, как в прошлый раз, а собственными копытами.

Селестия стояла хвостом к двери, но услышав, что Твайлайт вошла, обернулась. На лице белой аликорницы залегли складки, а мешки под глазами красноречиво сообщали о проведенной ею бессонной ночи. Её грива, обычно развевающаяся на несуществующем ветру, выцвела и теперь вяло висела, лишь немного трепыхаясь.

— Что случилось, принцесса? — спросила фиолетовая аликорница. — Вы написали, что нужно срочно явиться, я даже отложила визит к врачу. Что-то произошло с моей магией, — она постучала копытом по рогу.

— Значит, и ты тоже, — вздохнула Селестия.

— Тоже? — не поняла Твайлайт.

— Первые случаи потери магических способностей были зарегистрированы ещё вчера, ближе к вечеру была первая волна обращений в больницу по поводу неработающего рога, а сегодня с утра к врачам уже выстраиваются очереди.

— И что всё это значит? — спросила фиолетовая пони, после того как Селестия замолчала.

— Врачи не могут понять причину.

Белая аликорница подошла к окну и посмотрела на разбитый под стенами дворца лагерь сторонников Блюблада. От вчерашней толпы осталось лишь несколько пони, которые готовили себе завтрак в полевой кухне.

— А ведь ещё вчера я считала, что Блюблад с его демократическими идеями — это наша самая большая проблема, — сказала она, невесело усмехнувшись. — Думала, как поставить его на место. Знаешь, нельзя так просто взять и разогнать целую толпу аликорнов, особенно если хочешь обойтись без жертв.

— Но, принцесса, что же насчёт магии?

— Магия исчезает из нашего мира, я чувствую это. Сегодня моя сестра с трудом опустила луну, да и мне восход солнца дался тяжелее, чем обычно.

— Магия исчезает? Но как? Почему? — Твайлайт смотрела на Селестию, пытаясь переварить её слова.

— Согласно одной из теорий, в нашей вселенной существует ограниченное количество магической энергии, — ответила белая аликорница. — Когда мы используем магию или даже просто живём, мы тратим эту энергию, сокращая запас.

— Да-да, теория магического запаса, — продемонстрировала свои знания Твайлайт. — Но при чём здесь… Вы хотите сказать, что…

— Мы не знаем, каковы запасы магии во вселенной, — продолжила Селестия, — и мы не знаем, сколько этой энергии было потрачено на то, чтобы превратить всех пони в аликорнов…

— Значит, возможно, все запасы магии в нашей вселенной уже на исходе! — такое открытие заставило Твайлайт охнуть.

— Да, пока это наиболее вероятная причина всего происходящего, — сухо сказала солнечная принцесса. — Возможно, магической энергии хватило бы ещё на тысячи или даже миллионы лет жизни нашего мира, но вся она ушла на никому не нужное отращивание рогов и крыльев у всего населения Эквестрии. Глупо получилось.

Лицо Твайлайт горело от волнения, она подошла к окну и прижалась щекой к стеклу, вместе с Селестией наблюдая за расположенным внизу лагерем сторонников Блюблада.

— Если теория верна, то это… значит… — голос фиолетовой пони дрогнул, и она замолчала.

В зал вошёл стражник и вежливо кашлянул, чтобы привлечь внимание принцесс, уставившихся в окно.

— Ваше Высочество, принц Блюблад желает вас видеть, — сказал он, поклонившись Селестии.

Принцесса кивнула, и страж, развернувшись вокруг хвоста, вышел прочь. Через минуту в зал вошёл белый жеребец. Грива его была растрёпана, а глаза бешено блуждали.

— О чём вы хотели поговорить, принц? — спокойно спросила Селестия, словно находясь на какой-нибудь заурядной официальной встрече.

— О, вы ещё спрашиваете?! — вскричал Блюблад. — Стоило вашим подданным возжелать свободы, как вы лишили их магических сил! Какое преступление против народа! Какой гнусный план! И всё ради сохранения власти!

— Принцесса Селестия здесь ни при чём! Понял?! — Твайлайт, казалось, была готова наброситься на нарушителя спокойствия, посмевшего оскорбить саму правительницу страны, но белая аликорница остановила её, подняв копыто.

— Это очень серьёзные обвинения, принц Блюблад, — сказала Селестия ледяным тоном. — Надеюсь, у вас есть достаточные доказательства. Иначе я буду вынуждена арестовать вас за клевету… и за попытку свержения государственного строя. Для Эквестрии наступают тяжёлые времена, и я не хочу, чтобы пони вроде вас, принц, мешались у меня под копытами. Стража!

— Вы пожалеете об этом! — крикнул Блюблад, отступая под взглядами обеих принцесс. — Мои сторонники…

— Ваши сторонники что? — спросила Селестия. — Сколько их там осталось? — она выглянула в окно, ещё раз посмотрев на разбитый перед дворцом лагерь и на нескольких копошащихся около полевой кухни жеребцов. — Кажется, пони сейчас больше волнует их исчезнувшая магия, а не ваши выборы.

— Но они узнают, кто на самом деле виноват! Вы увидите день народного гнева! — кричал принц, извиваясь в копытах схвативших его стражей.

— Если теория верна, то какое это теперь имеет значение? — еле слышно прошептала Селестия, глядя вслед Блюбладу, которого уводила прочь стража.


Тёмно-серый пони стоял у окна, из которого открывался отличный вид на столицу Эквестрии. Он посмотрел на тянущиеся вверх изящные башенки дворца и отвернулся, обратив взор на свой кабинет, в котором находился. Обшитые панелями из тёмного дерева стены, тяжёлый дубовый стол, изящные светильники и дорогой паркет — вот что увидел жеребец. Сам хозяин кабинета имел чёрную гриву и тёмно-серую шерсть, глаза его были холодного серо-голубого цвета. Если добавить кисточки на ушах и вертикальный зрачок, то жеребец вполне сошёл бы за члена ночной стражи принцессы Луны. Кьютимаркой его был закрытый глаз, находящийся внутри шестерёнки, такие же символы украшали всё вокруг — от стен кабинета до шариковых ручек и блокнотов на столе. Рядом с дверью на вешалке висел чёрный плащ, который жеребец надевал, когда выходил на улицу. Одежда позволяла скрыть одну интересную особенность — отсутствие крыльев. Несмотря на всеобщую аликорнизацию, этот пони продолжал оставаться единорогом.

Раздался стук в дверь, и в кабинете появилась симпатичная стройная кобыла с затейливой причёской, по-видимому секретарша.

— Мистер Харон, — взволнованно произнесла она своим нежным голосом, — мистер Винфэйлор сообщает, что принц Блюблад арестован Селестией!

Озвучив это сообщение, она встала посреди кабинета, испуганно хлопая глазами. Но серый жеребец, казалось, даже не удивился, словно заранее знал, что ему скажет вошедшая пони. Он просто пожал плечами, ничего не ответив.

— Ваши указания? — кобыла удивлённо глядела на своего молчащего шефа. Несомненно, она ожидала от него несколько иной реакции.

— Можно попытаться вывести народ на улицы, — спокойно сказал Харон, снова пожав плечами. — Жаль, времени осталось не так уж много.


— Твайлайт, мы можем чем-нибудь помочь? — Пинки осторожно коснулась копытом плеча подруги, которая пустым взглядом воспалённых красных глаз смотрела на исходящую паром чашку с чаем, положив подбородок на стол.

— Это вряд ли, — бесцветным голосом ответила фиолетовая пони, и над столом опять повисло молчание.

Мимо пробежали радостные жеребята, пришедшие в Сахарный Уголок за тортиком. В Понивилле всё было довольно спокойно, почти совсем как раньше: большинство жителей здесь составляли бывшие земнопони, которые ещё не успели привыкнуть к использованию магии и поэтому не слишком паниковали из-за своих переставших работать рогов.

Рэрити вновь взяла отложенную было в сторону газету. На первой полосе красовался крупный заголовок: «Новые столкновения в Кантерлоте. Теперь с пострадавшими». Напечатанная ниже фотография изображала толпу, пытающуюся прорвать цепь стражников, которые укрылись за щитами и перекрыли ей дорогу. Один из протестующих держал в копытах плакат с надписью: «Селестия, верни нам магию!»

— Ничего страшного. Подумаешь, трое получили синяки, — фыркнула Рэйнбоу Дэш, заглядывая в газету через плечо Рэрити. — В такой толпе всё могло быть и гораздо хуже.

— Мир сошёл с ума, — пробормотала Твайлайт. — Пони выступают против принцессы Селестии! Разве можно вообще такое себе представить? Не Дискорд, не Кризалис, не Сомбра, не Найтмер Мун. Пони! Обычные пони!

— А это точно не чейнджлинги? — Пинки подозрительно прищурилась.

— Вчера арестовали нескольких во время митинга на Седельной площади, — сказала Твайлайт. — Два часа проверяли их в Институте магических наук, но ничего не нашли. Обычные пони: никакой подмены, никакого контроля сознания, никакой тёмной магии. Вообще ничего.

— Кто-то разнёс слухи, что это принцесса Селестия блокирует магию, чтобы сохранить свою власть, — сказала Рэрити, разглядывая фотографии в газете.

— Гнусная ложь, — буркнула Твайлайт.

— А что, если это правда, то я вполне поддерживаю принцессу, — неожиданно добавила бывшая единорожка. — Если бы у этих безумных толп было всё в порядке с магией, наша столица уже бы лежала в руинах, сожжённая огнём заклинаний!

— Но это не Селестия, — настаивала фиолетовая аликорница. — Я разговаривала со многими учёными в Институте магических наук и сама разбиралась в этой теме… Наверное, мне стоит вам кое-что рассказать…

— Конечно, Твайлайт, мы слушаем, — сказала Рэйнбоу, навалившись на стол и придвинувшись поближе.

— Не здесь, — фиолетовая пони оглянулась на проходящих мимо посетителей кондитерской.


— Теперь нам никто не помешает, — сказала Эпплджек, закрывая за собой двери амбара. — Твайлайт, твой выход. Что ты там хотела рассказать?

— Я не знаю, с чего начать. И как начать… Это касается исчезновения магии.

— Ну, в газетах пишут, что скоро магия восстановится и всё будет нормально, как прежде. Вот, смотри, — оранжевая кобыла забрала у Рэрити газету, которую та прихватила с собой из Сахарного Уголка, и принялась листать её, ища нужную статью.

— Эпплджек, — Твайлайт протянула копыто, убирая газету в сторону, — газетчики, в отличие от тебя, не являются носителями Элемента Честности, да и панику сеять ни к чему, поэтому так и пишут. Магия подходит к концу, и она не восстановится.

— Ну ладно, будем делать всё своими копытами. Земные пони так всегда и делали, — фермерша нервно засмеялась, но, увидев, каким взглядом смотрит на неё фиолетовая аликорница, захлопнула рот. — Что? Я, конечно, понимаю, что магия много для тебя значит, Твайлайт, но…

— Всё гораздо хуже, — произнесла фиолетовая пони. — Если доминирующая на сегодняшний день теория верна, а пока все доказательства говорят в её пользу, то… Нам всем конец! — она буквально выпалила последние три слова и зажмурилась.

— Спасайся кто может! — закричала Пинки в наступившей после слов Твайлайт тишине и попыталась выбежать из амбара.

— Тпру, — остановила её Эпплджек, схватив зубами за хвост. — Твайлайт, как ты сказала? — спросила она, выплюнув кудрявый хвост подруги, когда та немного успокоилась.

— Я сказала, что нам всем конец. Пообещайте, что никому не расскажите. Нельзя сеять панику.

— Через сердце на луну кексик в глаз себе воткну! — бодро отозвалась Пинки Пай. — Эй! Думаете, это только меня касается? — она выжидающе посмотрела на остальных, которые стояли как вкопанные.

— Через сердце на луну кексик в глаз себе воткну, — послушно произнесли слова клятвы остальные подруги, синхронно закрыв один глаз копытом.

— Хорошо, — кивнула Твайлайт, — я постараюсь объяснить. Согласно теории магического запаса, в мире существует ограниченное количество магической энергии. Когда мы живём и используем магию, мы тратим этот запас. И теперь он подходит к концу. Сейчас исчезла единорожья магия, потом исчезнет пегасья магия, которая позволяет пони летать и ходить по облакам, затем исчезнет магия земнопони, с помощью которой мы общаемся с природой, а потом…

— Постой, ты сказала, пони не смогут летать и ходить по облакам? — прервала её Рэйнбоу.

— Да. Мне очень жаль. Я знаю, как много полёт значит для тебя…

— А как же жители Клаудсдейла? Они же просто упадут вниз! — всплеснула копытами Флаттершай.

— Принцесса Селестия готовит эвакуацию жителей Клаудсдейла на землю. Она начнётся, как только появятся первые признаки исчезновения пегасьей магии, — ответила фиолетовая пони.

— А что будет потом, Твайлайт? — спросила Рэрити. — Ты не договорила.

— А потом… — аликорница говорила, не поднимая глаз на подруг. — Видите ли, почти все процессы, происходящие в мире, требуют участия магии… Например, превращения химических элементов внутри солнца или обмен веществ в телах живых организмов. И когда магия исчезнет, эти процессы станут невозможны. Вот так. — Она дёрнула плечами.

— Ты хочешь сказать, что это конец света? — прошептала Флаттершай. — Мы все умрём?

— Если теория верна, а она, скорее всего, верна, то да, это конец света, — Твайлайт безнадёжно махнула копытом.

— Спасайся кто может! — неожиданно вновь заверещала Пинки, заставив всех вздрогнуть. — Бегите, спасайтесь! — Вдруг она замолчала и плюхнулась на круп, глядя на лица подруг. — Так это всё правда?

Твайлайт молча кивнула, и Пинки опустила голову.

— Так, стоп-стоп-стоп! — сказала Рэйнбоу Дэш. — Я хочу знать, почему всё это происходит. Магия не кончалась тысячи лет, а вот именно сейчас взяла и просто закончилась?

— Похоже, дело вот в этом, — Твайлайт указала копытом на рог бывшей пегаски. — Я не знаю, что превратило всех пони в аликорнов, но оно использовало для этого почти всю магию, что есть во вселенной. А потом, став аликорнами, все начали активно использовать всякие сильные заклинания, окончательно прикончив оставшийся небольшой запас энергии.

— Но ведь мы можем что-нибудь сделать с этим, правда? Нельзя же просто взять и опустить копыта! — Рэйнбоу ударила передней ногой по полу. — Нужно найти способ вернуть всё назад, превратить всех из аликорнов обратно в обычных пони!

— Поздно, — ответила Твайлайт. — Вернее, это с самого начала было невозможно. Вся магическая энергия вселенной ушла на превращение, обратное превращение потребует ещё столько же энергии, которой и так нет.

— Но есть же всякие магические штуки: Элементы Гармонии, Кристальное сердце… Наверное, есть и ещё что-то, что могло бы нам помочь, — не унималась радужногривая.

— Артефакты лишь аккумулируют магию, существующую во вселенной. Когда магия исчезает, они становятся бесполезны. Что бы мы ни делали, это либо ничего не даст, либо только приблизит конец. Остаётся только надеяться, что теория ошибочна, что магия исчезает по другой причине и скоро вернётся, — Твайлайт задрожала мелкой дрожью и спрятала лицо в копытах. — Не надо было мне лезть в то проклятое подземелье… Если бы я только знала… — она начала тереть копытом и без того красные глаза.

— Нет, не может быть, чтобы всё закончилось вот так! Разве можно в это поверить? — Рэрити нервно засмеялась. — Конечно же твоя теория неверна, Твайлайт! Она просто не может быть правильной! И вообще, разве можно вот так сидеть и спокойно обсуждать приближающийся конец света?! Что, никто даже не устроит «ах-я-не-хочу-умирать» истерику, хотя бы ради приличия? — бывшая единорожка оглядела подруг. — Не верю, что всё это происходит на самом деле! Кто-нибудь, разбудите меня! — Она заметила, что у неё потекла тушь и отвернулась, пытаясь привести себя в порядок.

После тирады Рэрити пони с минуту сидели молча. В тишине было слышно, как машут крыльями пролетающие над крышей амбара птицы.

— Твай, сколько у нас осталось времени? — неожиданно спросила Эпплджек таким обычным тоном, будто уточняла сроки проведения зимней уборки.

— Трудно сказать. Дни, недели, месяцы… Скорее всего, дни или недели. Месяцы — слишком оптимистичный прогноз.


Рэйнбоу Дэш сидела на пригорке на окраине Понивилля и смотрела в небо. Там, в сотне метров над землёй, в воздухе завис Клаудсдейл, отбуксированный сюда для эвакуации. Облачный город был пуст: всех его жителей уже разместили внизу — некоторых подселили в дома к понивилльцам, другие расположились в палаточном городке, раскинувшемся на близлежащих холмах, часть бывших обитателей облачного города уехала в Кантерлот или в другие наземные города Эквестрии. Крылья большинства пони уже были бесполезны, магия, тысячи лет поднимавшая в воздух пегасов и аликорнов, навсегда исчезла. Даже сама Рэйнбоу Дэш едва могла оторваться от земли. Ей пришлось оставить свой дом и поселиться у Твайлайт в библиотеке вместе с Минти, одной из эвакуированных из Клаудсдейла пони.

Запад уже несколько суток горел оранжевым огнём, лучи застывшего у самого горизонта солнца заставляли предметы отбрасывать длинные тени. Жители Эквестрии называли это Вечным Закатом: у принцесс больше не было магии, чтобы двигать светила. Газеты по-прежнему бодро сообщали о грядущих переменах к лучшему и скором возвращении магических сил, но этим заверениям уже мало кто верил.

Рэйнбоу смотрела в более недоступное для неё небо. Неконтролируемая пегасами погода начала портиться, поднявшийся ветер стал уносить облачную громаду Клаудсдейла в сторону. Одно из зданий сорвалось со своего места и полетело по ветру, небесный город начал деформироваться и превращаться в бесформенную массу облаков.

— Вот и всё, — прошептала Дэш, глядя на разрушение своей родины.


— Как она? — с порога спросила Твайлайт, войдя в дом семейства Эпплов.

— Плохо, — ответила Эпплджек, закрывая дверь за подругой. — Доктор Стэйбл приходит каждый день ставить уколы, но когда действие лекарств заканчивается, она начинает кричать, — фермерша посмотрела на фиолетовую аликорницу. — Твайлайт, моя бабуля уже стара, и в таком возрасте все болеют. Ты уверена, что это…

— Это началось, Эпплджек. Я сейчас иду из Сахарного Уголка. Малыши Кейков заболели, симптомы такие же, только проявляются ещё не столь ярко. Это ждёт нас всех, просто дети и старики — в первую очередь.

— Ладно, ни к чему стоять на пороге, — сказала оранжевая пони, приглашающе махнув копытом, и Твайлайт прошла в комнату. Хозяйка дома пошла за ней, на ходу смахивая копытом навернувшиеся слёзы. Они присели на диван.

— Как там Пинки? — спросила фермерша.

— Думаю, физически она пока здорова, — вздохнула фиолетовая аликорница, — но её всю постоянно трясёт. Конечно, она переживает из-за малышей… и из-за всего.

— Что же будет, Твайлайт? Что же будет? — задумчиво произнесла Эпплджек.

Твайлайт не ответила, а вместо этого принялась рыться в своей седельной сумке. Наконец она выудила оттуда небольшую красную коробочку из-под лекарства.

— Вот, — сказала она. — Скоро всем будут раздавать такие таблетки. Они помогут нам.

— Помогут нам пережить всё это?

— Нет… Скорее, наоборот, — Твайлайт опустила голову. — Они помогут нам… по-другому, — аликорница мучительно подбирала слова. — Помогут избежать боли.

Несколько минут две пони сидели молча, держа друг друга за копыта.

— Твайлайт, — вдруг заговорила Эпплджек, — я никогда у тебя раньше не спрашивала… Когда ты сотворила заклинание Старсвирла Бородатого, или как там его, ты потом вроде как отключилась на какое-то время. Ты видела что-то, ну, на той стороне?

— Знаешь, я очень хотела бы тебя обнадёжить насчёт того, что это не конец, что мы увидимся на небесах и всё такое, но… Не могу же я врать Элементу Честности! Нет, Эпплджек, я ничего не видела, а если что и видела, то совершенно не помню об этом.


Друзья собрались в библиотеке. Минти куда-то отлучилась, а читатели за книгами сюда уже давно не заходили, так что их встрече никто не мешал. Шесть пони и дракон смотрели друг на друга так, словно видели друг друга в последний раз, потому что так оно и было: они решили встретить конец завтра, каждый со своей семьёй. С начала их встречи прошло уже минут пятнадцать, но никто не решался нарушить повисшее в комнате тяжёлое молчание.

— Ну, так и будем играть в гляделки? — не выдержала наконец Пинки Пай. — Может, кто-нибудь что-нибудь скажет?

— А давай ты скажешь, Пинки, — слабо улыбнулась Твайлайт. — Толкни речь.

— Ну… завтра мы… эх… — Розовая пони помолчала. — Я волнуюсь, просто я ещё ни разу не умирала. Не думаю, что у меня с первого раза хорошо получится, — она нервно хихикнула. — Простите, похоже, я опять что-то не то говорю…

— Пинки… — Твайлайт обняла подругу и потёрлась носом об её щёку. — Пинки, ты такая… такая… Вот за это я тебя и люблю…

Услышав слово «люблю», Спайк встрепенулся и подошёл к Рэрити.

— Рэрити, я вроде как… всё это время… — начал было он, но она быстро закрыла его рот копытом. — Ты никогда не даёшь мне договорить, — почти обиженно сказал дракончик, отстранившись.

— Потому что я знаю. — Бывшая единорожка обняла помощника Твайлайт.

— У меня есть идея, — сказала Эпплджек. — Пусть завтра мы будем не вместе, но, может быть, мы сделаем это… в одно время…

— Отличная идея! — поддержала её Твайлайт, говоря с таким энтузиазмом, словно они планировали вечеринку. — Давайте, скажем, завтра в три часа дня. За оставшееся время все должны успеть попрощаться со своими семьями.

Лицо Флаттершай неожиданно позеленело, она выхватила из своей седельной сумки бумажную салфетку и выскочила за дверь. Через минуту розовогривая пони вернулась, вытирая губы.

— И давно это у тебя? — забеспокоилась о подруге фиолетовая аликорница. Тошнота была одним из первых признаков надвигающейся болезни. — Ничего не болит? Продержишься до завтра?

— Всё в порядке, я справлюсь, — ответила жёлтая пони, закончив вытирать рот и аккуратно отложив салфетку в сторону.

— Флаттершай, ты справишься с тем, что тебе нужно сделать? — Рейнбоу Дэш подошла к подруге и посмотрела в её зелёные глаза. — Если что, я могу помочь.

— Я сумею позаботиться о себе и о животных, — неожиданно твёрдо произнесла розовогривая. — Я уже взяла в аптеке всё необходимое.