Автор рисунка: BonesWolbach

Глава первая, одна единственная.

Эта пони называет себя Элементом Щедрости. Она скупа душой и скверна своим предательским характером! Недостойная стать хоть чьим-то верным другом, она связала свою жизнь с бездушными нарядами. Больше рядом с ней никого нет, кроме вечнодикой и шипящей кошки. Все, что умеет эта особа — красоваться собой или скорбеть по поводу своих же неудач, провалов между грандиозными целями. Она выставляет красоту и способности, обозначенные Кьютимаркой, напоказ, глупая и самонадеянная. Пытаясь выйти на новые, но бесполезные обществу высоты, эта пони сшибает других, ломая порой их судьбы подобно спичкам. Она мечтает о Кантерлотских балах, хотя не достойна даже погребной ямы в саду у одной земнопони. Если скупая вдруг становится благороднее, все еще не готовая, однако, жертвовать собой ради других, то только для собственной выгоды, как и всегда. Разве младшая сестра меняет ее? Вам лишь кажется, за годы эта гнусная особа не меняется. Ее интерисует только ее внешность, ее жизнь, ее карьера и ее положение. А что о других? Ей не нужен никто, главное, что ОНА в тюрилась в кого-либо по уши, а что касаемо его самого... Зачем думать и бороться? Зачем молчать или хоть немного задумываться о последствиях своих слов? Она скупа, она зла к другим!..

Так думают обо мне?

Рэрити неясно сколько времени провела в постели. У нее было все: работа, друзья, любящая семья в лике и качестве Свити Бель а также поклонник. Спайк. Спайки-Вайки. Так называла его единорожка, когда ее непреодолимо тянуло к нему, в эти моменты минутной симпатии. Сегодня был особый день. Он принес ей букет цветов, когда она работала и шила. Огромные заказы жгли ее время, как сухую солому; видимо, именно это иссушило пони в глазах "благородного" свежего общества. "Скряга!"- услышала она вчера в переулке, возвращаясь домой с покупками. Но ведь... Рэрити вложила жизнь и пожертвовала метку и ее облик моде! Как жаль, что окружающие этого не понимали...

Спайк явился в самый напряженный момент. Твайлайт вспомнила былые времена, когда еще не стала Аликорном, и наколодовала верному помощнику усы. Дракончик поспешил в ларек мистера Дуппи, который уже много лет занимался лично- выращиванием прекраснейших цветов и их продажей. Солнце согревало пони, он вспоминал былые времена, когда сам, еще молодой и сильный, в таком же майском солнце читал стихи своей возлюбленной, держа в копыте букет чудных белых, как снег, роз. Хотя нет. Не сравнимы со снегом были эти цветы. Благоухающие бутоны дрожали порой, чувствуя на себе прохладные капли родниковой свежей воды, в которой жили их колючие ножки и ранее ниточные корни. А снег... Снег мертвый и равнодушный. Цветы же живые и теплые, они чувствуют то, что даже пони порой забывают принять за то прекрасное, которым кишит мир...

Заслонив продавца тенью, в ларьке появился Спайк.

— Розы.- уверенно заказл он, но в тоне его не было приказа. Сильные чувства в каждой чешуйке дракончика вибрировали и выстукивали, поражая душу чуткого продавца...- Я бы хотел букет красных роз. Семь. Ее любимое число.- пояснял он.- Но, прошу, попышнее. И без вкраплений белого. Не должны бутоны сливаться с ее шерстью, поймите!- И он замолк, вглядываясь в глубины цветочной росы.

Мистер Дуппи был поражен. Много влюбленных, подобно мальчишкам, пони он повидал. Но чтобы такие, скажем, альбиносы своего вида, как Спайк-дракон, высказывали такое тепло к другому виду... Значит, он нашел в НЕЙ себя, решил продавец-цветочник. Он лишь кивнул, полный чуткого восхищения, и передал посетителю огромный пышный букет, сияющий каплями утренней воды.

— Этот? — тихо поинтересовался мистер Дуппи. Спайк был заворожен тоже, но не своими таинственными чувствами. В цветах он увидел ее: Рэрити. По крайней мере, розы были просто восхитительны. А Рэрити — это красота, как этот букет. Для Спайки она даже больше- она богиня; муза, толкающая вперед. Но даже сама Рэрити не увидела этой привязанности в поклоннике. Та, что разбудила стала той, что отвернулась. Но об этом позже.

Спайк принял букет из копыт продавца осторожно. Трепетно. Нельзя было повредить ни одну колючку, ни один листочек на теле цветка, того или иного, нельзя было случайно когтем соскрести с восковой поверхности ножки стебля хоть один слой. Благоухающие розы ярко красного цвета покивали новому обладателя, готовые засохнуть по прошествии времени в чужом незнакомом доме. Поблагодарив мистера Дуппи, Спайк счастливо сощурился в лучах теплого и доброго светила и поспешил в бутик "Карусель".

Заветное место стояло еще в тени растущих рядом деревьев. Однако, солнечная атмосфера уже наполнила душу Рэрити, которую не замечали окружающие. Поднявшись с постели, единорожка тут же вспомнила про заказы, и ее чувство прекрасного испарилось. Наскоро причесав шелковую гриву, уже без завивки почему-то сохраняющую одну привычную нам форму, Рэрити заправила постель и поспешила к рабочему станку. К сожалению, когда время поджимает, эта пони испытывает больше ощущений, чем кто и когда либо. Поэтому, стоило ей слегка переволноваться, когда золотые нитки для вышивки узора куда-то закатились, и все стало валиться из копыт!

Спайк пришел в самый неподходящий момент.

Рэрити теперь уже безумно носилась по помещению в наивных поисках коробки с новыми тканями. В отчаянии выкрикивая имене принцесс, в основном Селестии, модельерша уже света не видела: ее водил на веревке страх, заставляя ее носиться по комнате. И тогда в дверь постучали. От чувства постоянного присутствия, причем вынужденного, во всех местах сразу, укоряя мир в том, что она " везде нужна ", Рэрити завопила, плюхнувшись на пол. Посетитель явно опешил; кто бы это не был, нужно отослать его куда подальше!-в порыве ярости решила пони. Кобылка напряженно прошествовала к двери и магией распахнула ее. Дверь тюкнулась в стену и жалко заскрипела. К Рэрити пришел Спайк. Он держал что-то за спиной и жалостливо улыбался.

— Рэрити, я... — протянул поклонник.

— Ты... что?! — вскипела она от такой "наглости". -Зачем ты притащился сюда в такую рань?! Хватит добиваться моего копыта и сердца! Мы уже не маленькие, Спайк, найди себе кого-то такого же маленького и странного!!!

— Рэрити... — Спайк хотел показать букет, но рассерженная и доведеная до белейшего, как мертвый снег, каления пони-единорог уже не шел на компромиссы и не хотел даже смотреть на подарок дракончика.

— Спайк!!! — в голосе модельерши послышались истерические нотки; она слегка стукнула его копытом по голове, которую он опустил от отчаяния. — Спайк, ау! Вали домой!!! Я не хочу смотреть на твои новые вещички, я хочу хоть когда-нибудь ОТДОХНУТЬ! Ты понимаешь такое простое слово, гений?! Дай мне доделать заказы и тогда можешь притаскивать свой зад когда угодно! У меня нет даже времени на себя, а ведь надо как-то сохранить репутацию! В глазах даже земнопони я падаю, потому что сейчас стою и недостойного моих слов тебя отчитываю! Ты портишь мою популярность! — это была последняя капля в психике Рэрити. — Вали домой, ПРИДУРОК!!!!!! — каким-то всхлипывающим голосом отрезала она, но слезы были далеко, они остались там, где пони поощряла все "выходки" помощника Твайлайт.

Спайк был поражен и ужастно задет ее словами. Вечно она только о себе, попробовал разозлиться посетитель бутика. Но его наполняла горечь, и он уже повернулся спиной к Рэрити, но...

— Это было... тебе. — отвернув мордочку от единорожки, Спайк протянул ей шикарный букет алых роз. Только теперь, услышав и побывав в копытах новой хозяйки, цветы чуть сникли и будто испугались. — Пока... — пискнул почему-то Спайк и убежал. Натянутая струна, обдающая душу дракончика музыкой, готова была лопнуть. " Она поймет. Она поменяется." — говорил себе Спайк.

Рэрити стояла, как громом пораженая. Ей только что сделали огромнейший комплимент ее жизни. Розы. В Понивилле розы давно были самым сильным проводником любви из одного сердца в другое. Если какой-то пони шел по улице с этими цветами — все, влюбленность высокой степени можно было приписывать ему смело. И тут дракон, который обычно не виден со стороны симпатий к кому-либо, грубое и отрицательное создание, вдруг делает такой откровенный подарок пони, осыби иного вида. Рэрити забыла использовать магию; она держала букет в согнутом копыте, не смея оторвать взгляд от места, где только что ей подарили букет алых роз. Слегка побелевший от страха лепесток самой крупной розы в центре задрожал, и единорожка посмотрела на него. Он живой и чувствительный, чистый, ведь белый цвет — сама чистота. У Рэрити белая шерстка. Но она не сравнима с цветком. Пусть на ее глаза наворачиваются слезы, пусть они бегут по ее щекам, ведь она поняла, что сейчас натворила. Она не сравнима с цветком. Она как снег, а снег твердый и холодный.

***

Так она уже несколько часов лежала на кровати. Она закончила заказ. Как смогла. Различные мысли не покидали ее, ей хотелось вернуться и прокричать милому Спайки-Вайки: " Не уходи! ". Слезы так и тели из ее почерневших от туши глаз, застилая станок и незаконченные платья. Но она добавила пару штрихов в наряды и завершила их. Затем Рэрити лишь плакала. Не так, как это привыкли видеть ее друзья и... Спайк. Она не давилась горем, потому что горе было не ее. Это было осознание ошибок, некое очищение благодаря слезам. На кровать запрыгнула кошка Опал, желая раз в своей жизни успокоить хозяйку. Снова сорвавшись, Рэрити дернулась на подушках, у нее вырвалось:

— Опал! Глупое существо! Уходи! Не видишь, МНЕ плохо!!!

Кошка выгнула спину и прикрыла глаза. В ее позе, а затем в хорошо знакомом шипении послышалось что-то новое. И Рэрити снова поняла, что задумывается только о своем счастьи и карьере, популярности и жизни, но не о других. Тогда уже незачем было плакать: монстры бесчуственны.

***

На секунду потускневший разум Рэрити завладела мысль о том, когда и в каком состоянии дошла посылка с нарядами заказчику. Тело кобылки сжало и напрягло, от резкой мысли она свернулась в клубочек и сгруппировалась, размышляя пару мнгновений о себе и своей грандиозной судьбе. Вдруг покупателю не приглянется и покажется ортвратительным даже то, что на воротнике одного модного плаща из-за спешки модельера видны швы и кое-где на резных рукавах платья "Звон дождя" торчат синие нитки?! Тут Рэрити опомнилась и вновь стала презирать себя. Разумная классическая часть пони, отвечающая за репутацию, спрашивала, за что винить себя. Другая дикая часть единорожки, что хранила Совесть, размышляла о том, что мы читали в самом начале. Кто был прав? Все равно. Рэрити теперь никому не нужна, а что делать в таких случаях, она не знала.

Тогда Рэрити посетила Мысль. Прежней кобылке она показалась бы бредововой; но пока часы долго тянулись и ползли, как улитки по земле, к модельерше пришло нечто вроде провидения. Ей нужно измениться. Она не станет заботиться лишь о себе. Займется общественным делом, может, благотворительностью. Сперва она станет шить наряды на заказ бедных и неприметных пони, ведь все они — ее семья, а Понивилль — дом, самый родной и самый лучший, не стоящий в сравнении с вычурным Кантерлотом

Как жаль, что Рэрити этого не замечала. Итак, все пони получат то, о чем они лишь попросили, и Рэрити не будет откладывать простенькие заказы, не будет по-долгу заниматься собой. Какой смысл в том, чтобы украшать снег? — чтобы добиться его внимания, нужно его растопить. И когда сердце единорожки будет теплым и более добрым, чем когда-либо раньше, когда на улицах ее будут безвозмездно хвалить и просто любить, она начнет быть еще более простой и раскованой, общаться со всеми, как Пинки Пай, а потом, может, даже займется новым делом. Она разовьет в себе сильные родительские качества и станет помогать жеребятам, а еще, наверняка, попросит кого-нибудь, например, Флаттершай, помочь с организацией детского клуба "Найдем Кьютимарку"! Тогда многие проблемы города будут решены, и Рэрити, как добрая Тетушка Бель, возвысится в глазах горожан и изменится сама до неузнаваемости!

О себе ли думала она, прогоняя подобные мысли в своей голове? Нет. Теперь ей было важно, чтобы ее алчность и скупость не выбралась за пределы ее воспоминаний, и чтобы та необдуманная грубость к милому Спайку не была применена ни к кому более. Рэрити стала благороднее. Ей нужны друзья...

Мысль. Мысль была, она говорила, что надо начать с малого. Почему-то в голове Рэрити крутилось имя "ЭплДжек", лишь позднее кобылка поняла, зачем вспоминала подругу. Сейчас единорожка пойдет к кадушке около Умывальной Комнатки, подобной ванной. Рэрити вспомнила, как после тяжелых работ в саду ЭплДжек подбегала устало к бочке с водой и чуть ли не полностью окунывалась туда. Ей было не страшно повредить не прическу, ни несуществующий макияж; она только смывала с себя остатки работы и труда, которые давно вышили узор на ее сердце и захватили вид и образ Метки. Вот и Рэрити захотелось очиститься и смыть с себя всю злобу и гордость, все испарения лжи. Она оперлась на край кадушки передними копытами, с неприязнью глядя на свое отражение. Она не достойна друзей, этого шика, окружающего ее, этого огромного дома и богатства! Эта тушь на белой мордочке, размалеваная влево и вправо — следы идущей в край снегопадов весны. Земля проклюнулась сквозь сугробы. Теперь здесь будет тепло.

Рэрити буквально кинулась на звонкую гладь холодной воды. Лицом оказавшись у самого дна душистой деревяной кадушки, пони почувствовала крылья за спиной и дикое облегчение. Она держала себя в копытах. Она вела на поводу эмоции, а они сами уже не в силах были накинуть ошейник на единорожку. Она чиста. Она осознала ошибки и сейчас пойдет к Твайлайт в библиотеку, призватив коробку шоколадных конфет и корзинку с сапфирами, — любимыми камнями Спайки — чтобы извиниться. От души и искренне. Рэрити уже не как снег. Она — роза. Белая и прекрасная роза.

Она вышла из бутика, погладив Опал. Та замурлыкала под нежными копытцами хозяйки. Новой хозяйки. У двери на тумбочке стояла большая ваза с голубыми узорами, а в ней — букет алых роз. Они ожили, каждый цветочек радовался и кивал модельерше, одобряя каждый вздох ее существования. Она погладила самый большой бутон посередине вазы, тот, с белым пятном на лепестке, и он замурлыкал и зазвенел. Жаль, нашим ухом не услышишь этот сладостный звук, особенно за стенами благоухания... А Рэрити услышала и замурчала в ответ. Она теперь благородная и честная. Элемент Щедрости. Спокойно может называть себя таковой. Она вышла во двор, был уже вечер, но не темный, а желтый и приятный. Зажмурившись, Рэрити улыбнулась первый раз за день и отправилась в путь, собираясь сказать Спайку о всех своих чувствах, пусть они у нее не настолько сильные и горячие, как у Спайка...

Комментарии (4)

0

Бедный Спайк, и как он только выдержал такое?

Но я так и не понял, какого цвета были розы: алые или белые?

Overhans #1
0

Для Рэрити — красные, белые были в воспоминаниях продавца.

Кстати. Это слишком короткое сообщение

So@rema_PON #2
0

Желтый и приятный снег. Теперь я видел все.

Pifon #3
0

"Спайк протянул ей шикарный букет алых роз"

По морде ей хлестануть этим букетом надо было за такие слова %)

BingBang #4
Авторизуйтесь для отправки комментария.
...