Критическая ошибка

Подвешенные между мирами, пони с не своим характером и человек ведут диалоги на случайные темы.Это немного осложняется тем, что вокруг темнота, а им хочется есть...

Твайлайт Спаркл

Другая жизнь

Застигнутый врасплох Северус Снейп был сражён лордом Волдемортом. И последним, что он увидел в этом мире, были зелёные глаза Гарри Поттера, так похожие на прекрасные очи Лили. Однако его прижизненные таланты и несгибаемая воля оказались слишком хороши. В послесмертии он не обрёл покой, равно как и не был обречён на вечные муки. Взамен ему дали новое задание: принести мир в совершенно незнакомые края, над которыми нависла смутная угроза. Так Северус Снейп оказался в Эквестрии.

Человеки

Fortitude Amicitia

Когда самая молодая из принцесс просит о помощи для своих далеких друзей, лучшие из лучших откликнутся на ее зов. Находящаяся под командованием капитана Стил Сонга Сумеречная Гвардия была немедленно мобилизована для помощи XCOM в защите их мира от осаждающих его врагов. Однако их первая совместная операция быстро принимает оборот к худшему, и внезапно гвардейцам приходится сражаться не на жизнь, а на смерть с многократно превосходящими силами угрожающих Земле монстров.

ОС - пони Человеки

Внезапная любовь

Порой любовь может вспыхнуть в самое неожиданное время в самом неожиданном месте.

ОС - пони Человеки

Больше, чем крылья

Юная пегаска устала от одинокой, замкнутой жизни. Она тянулась к другим пони, но как только попадала в их общество, начинала чувствовать себя крайне неуютно. Отчаявшись на борьбу с самой собой, тем самым стараясь подавить в себе обилие комплексов, она даже не подозревала, что наткнётся на свой маленький, удивительный секрет, про который забыла очень и очень давно.

Флаттершай Твайлайт Спаркл Спайк

Муж-«брони»

Когда твой муж - «брони», но ты не шаришь в теме :)

Человеки

Долг и Мечта

Без мечты можно воевать. Жить без мечты невозможно.

ОС - пони Человеки

Безымянная

Любознательная Марта совершила невероятное, но печальное открытие, которое изменило всю её жизнь

Другие пони

Из чего состоит радуга

Из чего на самом деле создаётся радуга? Ужасный кошмар, приснившийся Скуталу незадолго до экзамена Лётной Академии, заставляет её задуматься над этим вопросом. Но она даже не предполагала, что вскоре ей предстоит узнать на него ответ.

Рэйнбоу Дэш Скуталу

Грехи прошлого: Дорога домой

После битвы с Тиреком, Твайлайт Спаркл зациклилась на восстановлении библиотеки "Золотой Дуб". В конце концов, это был дом для ее маленькой семьи. Так как попытки починить книги и дерево постоянно проваливаются, ее друзьям приходится взять дело в собственные копыта. Дискорд, будучи хорошим другом, бросает Твайлайт и ее родных в неожиданное приключение, тем временем подруги Твайлайт приступают к работе над новым кристальным дворцом. Вместе они сделают все, чтобы у Твайлайт и ее семьи было место, которое могло бы зваться их домом, когда те доберутся до конца пути.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Другие пони ОС - пони Дискорд Найтмэр Мун Флим Флэм Принцесса Миаморе Каденца Шайнинг Армор Стража Дворца Мод Пай Чейнджлинги Флеш Сентри

Автор рисунка: Siansaar
Пролог Глава 2 – Разговоры и планы

Глава 1 – Корабль в небе

ВНИМАНИЕ — события этой части происходят во время 3 сезона. В тексте могут встретиться противоречия канону сериала, в особенности тем его частям которые не имеют логического объяснения. Также, по причине событий, описанных в "Сиянии Скверны" за авторством Каразора, нить повести идет альтернативным путем, нежели в сериале (Твайлайт еще не Твайликорн, Дискорд по прежнему в камне).

Часть I. Первая Кампания.

Глава 1 – Корабль в небе

Год 0 от начала Исхода. Эквестрия, Кантерлот. 900.M41

– И всё-таки я не согласна с тобой. – Принцесса Селестия отрицательно покачала головой и топнула копытом в знак категоричности своего заявления.

Был ясный майский полдень. С большинством утренних государственных дел было уже покончено, и сейчас солнечная пони наслаждалась коротким пятиминутным отдыхом. Она лежала на кровати в своей спальне, где обычно и просматривала приносимые секретарем доклады, и смотрела на стоящую перед ней сестру. Луна была заспанной, растрепанной, раздраженной – и оттого только еще более очаровательной.

– Мне кажется, ты перестраховываешься, – фыркнула она в ответ на реплику Селестии. – Кроме того, было бы странно, если после столь мощного толчка вперед к индустриализации у нашего народа не возник интерес к космосу. Когда они узнали, что не одни во вселенной, их понятие о мироздании дало серьезную трещину. А это в свою очередь порождает желание узнать, как там оно на самом деле. Разве это не так, дорогая сестра?

– Так. Но это любопытство принимает угрожающие размеры. Что они увидят, когда выйдут за пределы того уютного мира, который мы для них создали?

– Не спорю, вселенная за пределами нашего мира – не самое приятное место для пони. – Луна поправила сползавшую на глаза гриву. – Но народ, который мы ведем, не сможет лежать в этой колыбели вечно. Он должен жить и развиваться.

– И потому ты считаешь, что происходящее нормально? – Селестия скептически изогнула бровь.

– Да.

Белая кобылица-аликорн нахмурилась и замолчала, подыскивая новые аргументы, которые могли бы переубедить ее сестру. Луна тем временем забралась к ней на кровать и несильно потыкалась в бок. Селестия вздохнула и подвинулась, уступая место рядом с собой.

– А почему ты считаешь, что так для них будет лучше?

Луна иронически улыбнулась и поерзала, устраиваясь поудобнее под боком старшей сестры.

– Пожалуй, начну издалека. Нас всего двое на всю Эквестрию. Мы защищаем всех, кто живет на этой планете, с того момента как появились здесь, все эти десятки тысяч лет. Всех этих грифонов, бизонов, зебр и остальных, которые зачастую даже не понимают того что обязаны нам всем, что имеют – и всё это время вдвоем, и только вдвоем. Так?

– Так.

– Вселенная за пределами нашего мира необычайно опасна. И дело даже не в том, что она обильно заселена и обжита – опасность проистекает от Изначального Уничтожителя. Сил Хаоса, ведомых Четырьмя, и еще целым сонмищем малых лордов Эмпирей. Так?

– Я тебе сама об этом говорила, – Селестия недовольно покосилась на лежащую под ее крылом Луну. – Вот только я не пойму, для чего ты повторяешь это мне.

– Сейчас поймешь. – Луна хихикнула в копыто. – И еще один факт. Надеюсь, ты не будешь спорить с тем, что при всей нашей мощи, во вселенной найдется немало сил, с которыми мы будем неспособны справиться, если за нас возьмутся всерьез?

Солнечная принцесса раздраженно засопела носом. Луна боднула ее головой.

– Давай, сестренка. Скажи это. Глупо не считаться с пределом наших возможностей.

– К сожалению, ты права, – белая кобылица закрыла глаза и легла головой на подушку. – Мы не боги, хоть нас и считают богами. Мы лишь очень могущественные маги, но и нашим силам есть предел.

– Верно. – Луна кивнула с серьезным выражением мордочки. – Мы не боги, и что еще хуже – мы не бессмертны. Мы можем жить бесконечно долго, но какая-нибудь случайность может нас погубить. И тогда защита, которую мы так долго обеспечиваем, исчезнет. Что станет со всеми, кто живет на Эквестрии, когда нас не станет? Пони должны научиться самим постоять за себя, и иметь возможность улететь и начать всё заново. А для этого им придется осваивать космос, хочешь ты того или нет.

– То есть, ты предлагаешь бросить всё и бежать, едва запахнет жареным? После всех усилий, что мы вложили? Жертв, которые мы понесли?

– Нет! – Луна вывернулась из-под крыла и встала на кровати во весь рост. – Я говорю о том, что пони должны перестать полагаться на одних только нас. А если перед нами встанет выбор, бежать или погибнуть – мы будем должны бежать, чтобы выжить и вернуться! И сделать это будет проще, когда у нас будет развитая космическая инфраструктура. С голым крупом ни по космосу, ни по Эмпиреям много не налетаешь, Тия, тебе ли этого не знать?

– Некорректный пример, – Селестия слегка смутилась, но быстро вернула себе царственный вид. – К тому же, ты кое-что забываешь. Едва наши пони, желающие исследовать космос, отойдут на достаточное расстояние, то пересекут Завесу, и окажутся вне ее защиты. Не зная, как противостоять влиянию Хаоса, они быстро окажутся под его контролем и погибнут. Твоя космическая экспансия, которую ты ждешь с таким нетерпением, закончится не начавшись, и ценой множества жертв!

– А кто сказал, что мы их оставим без защиты? – фыркнула Луна. – Я сама готова им помочь, научу их защищаться, если тебе вдруг стало недосуг!

– У тебя есть обязательства в самой Эквестрии, милая сестра. Я тебя никуда не отпущу.

– Тия, ну пожалуйста…

– Нет. И не проси меня. Ведь я знаю настоящую причину, почему ты рвешься туда.

Мордочка Луна стала грустной. Она вся резко поникла и опустила голову, с печалью смотря на белоснежный покров кровати. Селестия поднялась, протянула крыло и обняв, прижала к себе.

– Я знаю, ты всё еще не можешь забыть Его, – она потерлась подбородком о ее шею. – Каждый день ты слышишь Его крик. Ты хочешь помочь Ему, пересечь все эти световые годы что вас разделяют, попасть на Терру и спасти Его. Прости меня, сестренка, но я никогда не дам тебе этого сделать. Ты нужна здесь. Ты нужна всем. Ты нужна мне, Луна… потому что без тебя мне не справиться.

– Он страдает… – из глаз синего аликорна выкатились две слезинки и упали на простыню. – Он ТАК страдает, Тия… каждый день, каждую минуту! Все эти десять тысяч лет я слышала этот вопль, доносящийся из Эмпирей, я подозревала, я надеялась, но правда оказалась еще ужасней, чем я думала. Представь, Тия, как если бы ты была прикована к своему трону, каждый день тебе приносили в жертву тысячи пони только чтобы поддержать твою жизнь, а ты бы сгорала каждую секунду заживо, в то время как твой дух боролся с Четырьми и проигрывал. И ты смотрела бы на свой народ, и не могла ему ничем помочь. Может ли быть что-то ужасней этого?!

– Он лидер своей расы. Он знал, на что идет. Да, Его судьба печальна, но это не значит, что ты можешь бросить свой народ и лететь через пол-галактики, чтобы помочь своему другу. К тому же, я не уверена что Его народ правильно поймет твоё желание помочь – и в первую очередь те, кто правит Его именем. Это неоправданный риск, Луна.

– Я знаю. – Луна зажмурилась и потрясла головой, пытаясь сдержать слезы. – Но всё равно, я ничего не могу с собой поделать. Чувствовать, как он мучается и не попытаться хоть как-то облегчить его муки – выше моих сил.

– Не плачь. – Селестия прижалась губами к ее виску. – Мы что-нибудь придумаем.

– А что насчет задумки твоей протеже? – быстро спросила Луна.

– Я постараюсь сделать так, чтобы она не обернулась бедой для нее и тех, кто за ней последует. Надеюсь, ты поможешь ей – тебе это будет легче, чем мне.

– Я так и сделаю.

Обе кобылицы замолчали, прижимаясь друг к другу. Мысли Луны были далеко. Греясь под боком у своей старшей сестры-правительницы, она вспоминала события далекой юности – давние, полустершиеся, почти забытые. О том, как вглядываясь в эфирное пространство Эмпирей, она и Селестия вдруг ощутили присутствие разума. Разума чуждого, и одновременно – знакомого как старший брат. Одновременно юного и очень старого, грозного, и в то же время – любящего и заботливого, жестокого и доброго. Того, кто десятки тысяч лет назад бросил вызов бездне, алчно всматривающейся в обжитую и заселенную галактику. Императора Человечества.

Селестия же думала о другом. Её тревожили происходящие в ее государстве перемены. Имея в своем распоряжении обширный опыт и возможность сравнивать с похожими перестроениями в иных, более продвинутых в технологическом плане сообществах, она понимала, что прогресс в технике не светит ничем хорошим ни ей, ни нации, которую она ведет. Обладая богатым воображением, она могла представить себе, что произойдет когда пони получат в свои копыта мощь, с которой не смогут совладать. Поезд на атомной тяге, не требующий дров и не потребляющий угля – это конечно хорошо, но далеко ли идти от атомного поезда к атомной бомбе? Ведь любые новшества, в том числе технологические, в первую очередь будут использованы для решения конфликтов, и лишь меньшинство сможет понять, чем грозит использование всё более и более мощных средств уничтожения. Да и нужны ли будут к тому времени принцессы? Техническая революция будет означать и революцию социальную…

Солнечная принцесса едва заметно поморщилась. Картина залитого ядовито-розовым отравляющим газом Кантерлота поблекла в сознании. Пока что всего этого можно было избежать. Со дня Посещения прошло почти четыре года, и процент тех, кто всерьез стал увлечен техническими достижениями людей стал довольно велик. Но несмотря на это, процесс можно было еще обернуть вспять – надо лишь купировать наиболее опасные процессы развития техники, оставив остальные в зачаточном, не представляющем угрозы виде. Пусть атомный поезд подождет еще пару тысячелетий – а с теми, кто о нем мечтает, можно будет разобраться. Надо лишь предложить им другой вектор приложения своих сил, создать им мечту – и в этом деле проект освоения космоса будет очень кстати. Своего рода высылка на Луну, только высылаемые уйдут сами, добровольно и с песней.

Селестия закрыла глаза и стала прокручивать в уме формулировку будущего законопроекта. Слова – пока только слова, надо еще чтобы он был принят советом министров. Впрочем, там сидят консервативные пони, которым тоже не сильно нравятся происходящие перемены – не потому что они до конца осознают их опасность, а потому что они не могут к ним приспособиться. Убедить их не составит труда. С самими же сторонниками технической революции будет сложнее, но и их в конце концов удастся убедить. Ну а когда они перестанут быть проблемой, можно будет заставить забыть народ о том, что кто-то рассказывал им о городах до небес и кораблях, рассекающих просторы космоса. Не в первый раз.

Пятиминутка отдыха уже кончилась, но вставать всё еще не хотелось. Однако Селестия переборола желание понежиться в кровати. До конца дня было еще далеко, и ее ожидало множество безотлагательных дел. Как правительница, она имела свои обязанности и свой график, в котором было выделено прискорбно мало времени для себя. Конечно, при особом стечении обстоятельств его можно было слегка изменить, но сейчас был не тот случай.

– Ладно, мне пора, – солнечная пони поднялась и высвободила крыло из-под недовольно заворчавшей Луны. – Сейчас у меня предобеденное совещание, я должна быть там. А ты ложись спать. Увидимся вечером на закате.

– Вот так всегда. Жалко лишнюю минуту полежать с сестренкой. – пробурчала принцесса ночи. – Иди уж, деловая колбаса…

Селестия, уже спрыгнувшая на пол и было шагнувшая к двери, остановилась и выразительно изогнула бровь. Несколько секунд она и Луна играли в «гляделки», потом темно-синяя кобылица рассмеялась.

– Шучу! Конечно, никаких проблем. Тебе сладкое оставить после обеда?

– Нет, – солнечная принцесса сглотнула. – Мне нельзя, да и забуду скорее всего. Так что доедай смело.

– Ох, прям и забудешь? Что-то слабо верится… ты подозрительно забывчивая для богини, Тия. Неужели стареешь?

Селестия фыркнула в копыто, сдерживая смешок.

– Смотри не растолстей. И так шутки про «полную Луну» ходят.

– Я не полная! – возмущенно выпалила Луна, глядя на сестру.

– Ну-ну. Ладно, я поскакала.

– Пока! – темно-синяя кобылица послала Селестии воздушный поцелуй. Солнечная пони улыбнулась в ответ и вышла из спальни.

Выйдя из своих палат, Селестия прошла мимо стоящих на вахте стражников и неспешным шагом направилась по переходам дворца. Часть ее сознания пыталась сосредоточиться на текущих делах и переключиться на тему, которую будут обсуждать на совещании. Но другая, более эмоциональная, не хотела успокоиться, вновь и вновь прокручивая разговор с сестрой и связанные с ним неприятные мысли.

«И почему я до сих пор об этом думаю?» – возмутилась она про себя. – «Это ведь не первый случай, когда технология вдруг поднимала голову. Такое уже бывало раньше, сотни и тысячи лет назад, и что с того? Те технические диковины, что угрожали нашей нации и мне теперь не существуют, а их изобретатели канули в небытие. Ничего не меняется…»

Она с досадой вспомнила, как ей четыре года назад пришлось принять предложение прибывшего на звездном корабле вольного торговца. Тот нуждался в материалах для починки своего поврежденного судна, и решил проблему за счет купленных у Эквестрии руд и драгоценных камней, обменяв это на привезенные с собой технологические артефакты. Ей пришлось пойти на этот шаг, потому что она не могла взять и прямо заявить: «Берите что хотите, и оставьте нас в покое!» Такое заявление показало бы ее слабость, что могло сулить новые проблемы со стороны людей. Кроме того, пришлось бы объяснять своему народу и в частности Твайлайт, по какой причине они не должны были их покупать.

Селестия вздохнула. Твайлайт… она больше других провела времени с пришельцами, пусть и по ее просьбе. Она больше других ознакомилась с их культурой, обычаями, техникой. Более того, она побывала на их корабле – там, где ей не следовало быть. И теперь она является одной из главных сторонников технического прогресса. Она ученый, и не может не понимать пользу техники, особенно когда та объединена и работает вместе с магией. Плохо только то, что она не понимает того, насколько пагубно в далекой перспективе это может повлиять на их народ. И насколько это невыгодно ей, Селестии.

Знание – сила, опасайся его. В данном случае любопытство определенно является пороком…

Вдруг Селестия резко остановилась. В мире вокруг происходило что-то странное. Волосы на загривке зашевелились от неясного предчувствия, нервные окончания на роге зазудели словно их кто-то гладил колючей проволокой.

Ее взгляд взметнулся к потолку. Неужели…

Неожиданно кожу под шерсткой словно окатили ледяной водой. Перед глазами на миг блеснула вспышка розового света, и Сеелестия ощутила как виски сдавило ноющей болью. Неприятное ощущение, и вместе с тем – очень и очень знакомое.

«Сестра, ты в порядке? Ты это почувствовала?» – в голове возник голос Луны, наполненный тревогой.

«Да, со мной всё хорошо. Ты как?»

«Я в порядке. Что это было?»

Селестия по-прежнему смотрела в потолок. Ее губы изогнулись в злой усмешке.

«Они вернулись».


Твайлайт обмахнула объектив своего телескопа небольшой кисточкой и аккуратно зачехлила его, следя за тем чтобы на линзы даже случайно не попала пыль. Закрыв конец длинной трубы крышкой, единорожка опустила кисточку на основание телескопа и опустилась на глубокое кресло. Задрав голову, она принялась нежиться теплом полуденного солнца, в то время как на ее мордочке играли солнечные зайчики от металлических частей прибора.

На столике возле телескопа лежала небольшая книга. Обычно вместо нее лежал журнал наблюдений за звездным небом, но сейчас он находился в ящике записного стола в спальне. Сейчас же там лежала научная книга, которую Твайлайт взяла для изучения теории генетики. Ветер с шорохом листал страницы, покрытые строками текста и рисунками с пояснениями.

Штудировать учебник именно сейчас единорожке было лень. Вообще-то она всегда была рада приобщиться к новым знаниям, особенно к тем, которые было трудно найти. Именно для этого она выписала редкий и ценный труд ученого из давней эпохи аж из Кантерлотской Королевской библиотеки, для чего ей пришлось воспользоваться своим привилегированным статусом ученицы Селестии. Просто день был таким солнечным и приятным, а солнце – нежным и не палящим, что забивать голову наукой не хотелось.

Твайлайт улыбнулась, не открывая глаз. Интересно, чем сейчас заняты ее подруги? Дэш наверняка тренируется – она не сможет пропустить такую хорошую погоду. Эпплджек сейчас должна быть на ферме, Рэрити в своем ателье. Этих не проймешь солнечным днем, они будут работать, не отрываясь – пони-модельерша в своей мастерской, а фермерша убираться по хозяйству. Флаттершай же наверное возится со своими питомцами у себя дома. Или отдыхает где-нибудь на опушке леса, где находится ее домик – она как раз может оценить всю прелесть теплого, но не жаркого полудня.

Единорожка медленно выбралась из кресла и встала на балконе, где она по ночам вела свои астрономические наблюдения. Может, пойти прогуляться? День настолько хорош, что жаль его тратить на просиживание дома. Можно сходить куда-нибудь за город, устроить с подругами пикничок на свежем воздухе. Вряд ли они будут против, ведь уже давно они не собирались вместе на природе. Надо будет подбросить идею Пинки, пусть она следующую свою вечеринку проведет на открытом воздухе.

Твайлайт взглянула на небо. Оно было безоблачным, только горизонт был задернут полупрозрачной дымкой. Солнце стояло высоко, заливая небосвод ярким светом. В его сиянии розовато-фиолетовая вспышка была невзрачной, почти незаметной.

Единорожка нахмурилась. Что это? Ведь еще несколько минут назад там не было ничего подобного. Откуда там это взялось?

Она было потянулась к чехлу телескопа, но ее копыто замерло на полдороге. Она вдруг осознала, что странное свечение в небе ей не нравится, и она совершенно не хочет его рассматривать поближе. Вместе с тем, свет выглядел подозрительно знакомым. Похожим образом сверкали небеса четыре года назад, когда…

Твайлайт отшатнулась, едва не сбив телескоп со штатива. Она попятилась ко входу на балкон, в уютный полумрак библиотеки. В ее широко раскрытых глазах плескался ужас.

– О Селестия… – пробормотала единорожка, заворожено глядя на мерцающий свет.

Оцепенение прошло. Опомнившись, Твайлайт принялась набрасывать на себя защиту. Когда вокруг ее разума встали ментальные барьеры, она немного успокоилась. Сжав зубы, она зажмурилась и принялась ждать атаки.

Ничего не происходило. Прождав бесконечно долгие несколько минут, единорожка рискнула открыть глаза и прислушаться. Никто не звал на помощь, никого не резали на куски, никого не корчило в эпилептическом припадке. Всё было нормально… пока.

Внизу раздались звуки шагов. По дороге шла кобылка-единорог с мятно-зеленым окрасом шерстки, с кьютимаркой музыкальной лиры на бедре. После небольшого напряжения памяти Твайлайт вспомнила ее имя.

– Лира! Лира Хартингс!

Зеленая единорожка остановилась и подняла голову.

– О. Привет, Твайлайт.

– Лира, ты себя нормально чувствуешь?

Мятная кобылка сделала большие глаза.

– Да в общем-то как обычно. А что?

– Эм… – Твайлайт замялась. – Нет, ничего.

– Ты как-то странно выглядишь. У тебя все волосы на гриве дыбом встали.

– Что? – фиолетовая единорожка провела копытом по своей гриве. – А. Не, ничего. Это бывает, ха-ха. Ничего особенного.

– Ты как будто чего-то испугалась до полусмерти, – мордочка Лиры стала озабоченной. – Может, врача вызвать?

– Не надо, всё в порядке. Передавай привет Бон-Бон, скажи что я хочу купить у нее леденцов на днях.

– Окей… – Лира озадаченно хмыкнула и подняла копыто. – Пока, Твайлайт.

– Пока.

Фиолетовая пони с размаху села в кресло, в то время как мятно-зеленая единорожка продолжила путь, недоумевающее качая головой.

Что же происходит?

Похоже, никто не пострадал от странного явления в небе. Но ведь в прошлый раз это закончилось трагедией! Почему на этот раз обошлось?

Как обычно, Твайлайт решила поискать ответ среди книг. Рывком поднявшись, она галопом помчалась в библиотеку. Чудесный полдень для нее перестал существовать – она теперь была слишком встревожена и напугана, чтобы обращать на него внимание.

Пробегая мимо корзины, где спал Спайк, она заметила что рядом с его пастью лежит свиток. Единорожка ощутила чувство дежа-вю: точно так же произошла ее первая встреча с неведомым злом, прорвавшимся в ее мир откуда-то извне. В тот раз Принцесса Селестия тоже отослала ей письмо, содержавшее в себе инструкции что ей делать. Может, и на этот раз ей помогут советом?

Твайлайт подобрала свиток и развернула его, подставив под лучи солнца, просачивавшиеся через окно. И вновь она почувствовала, что происходящее уже когда-то было – строки письма были начертаны второпях, неряшливым почерком, совершенно непохожим на аккуратный и изящный почерк Селестии.

Совсем как тогда.

Здравствуй, моя верная ученица.

К сожалению, у меня нет сейчас времени на долгие объяснения. Но я уверена, что ты уже догадалась, что происходит, поскольку уже сталкивалась с этим ранее. Сила Элементов, который представляешь ты и твои подруги, должны защитить вас, позволят справятся с Гибельными Силами, и помогут вам в защите жителей города. Однако очень прошу тебя – не рискуй без нужды. Я чувствую, что основной удар пришелся на страны далеко за пределами Эквестрии и от Понивилля в частности, но если тебе покажется что то, с чем ты встретишься, сильнее тебя, то немедленно беги. Если же вам повезет, и эта волна вас не затронет – просто дождитесь Нас. Мы сейчас отчаянно пытаемся сдержать лавину, последовавшую из Эмпирей, но Мы должны знать, что с вами всё будет в порядке. Я полагаюсь на тебя, и надеюсь, что с тобой не случится ничего плохого.

Твой учитель, принцесса Селестия, правительница Эквестрии.

Единорожка нахмурилась. Инструкции не блистали четкостью. Единственное, что она поняла – то, что ее наставница сейчас ведет борьбу со злом, вторгающимся в Эквестрию, и… что там было насчет «дождаться Их»?

Раздраженно скомкав письмо, Твайлайт скатала его в шарик и запустила телекинезом в стенку. После чего трусцой пробежала к выходу на балкон. Опершись передними копытами на поручень, он уставилась на небо, где в этот момент затухали последние следы от космической вспышки.

– Эгей, Твай, а вот и я! Куда ты там смотришь?

Твайлайт вздрогнула и закрутила головой в попытке понять, откуда ее зовут. Внизу на дороге стояла Пинки Пай и весело смотрела на магичку.

– Привет, Твай! Не ожидала?

– Нет… то есть да! Я, эм… – мордочка Твайлайт расплылась в улыбке. – Я очень рада тебя видеть, Пинки.

– А уж я-то как рада! Твай, я сейчас шла по улице, и у меня очень-очень быстро закрутился хвост! А это значит, что сейчас произойдет что-то ОПИНКИТЕЛЬНОЕ! И это что-то будет связано именно с тобой! Поэтому я выбежала из лавки Кейков, и побежала искать тебя, ведь это должно быть нечто супер-мега-ПОТРЯСНОЕ! – последнее слово Пинки выкрикнула очень громко и подпрыгнула вверх почти на метр.

– Пинки…

– Твай, а ты можешь рассказать, что это будет супер-мега-ПОТРЯСНОЕ? Мы едем в Кантерлот к Принцессе? Нас ждут в Клаудсдейле? Или, может, это будет новое соревнование Рэйнбоу и Эпплджек?

– Пинки, я…

– ИЕЙ! Я до сих пор помню ту пробежку! Правда, закончилась она тогда не так, как все думали, но всё равно, это было так КЛАССНО! Я не представляю себе, как…

– Пинки, ты можешь хотя бы на секунду остановиться и послушать меня?! – воскликнула Твайлайт стоя на балконе.

Розовая пони осеклась и посмотрела на нее.

– Оу… говори, я слушаю.

– Пинки, пожалуйста, обойди наших подруг. Рэйнбоу, Эпплджек, Рэрити… Всех, понимаешь? Скажи им, что они мне нужны прямо сейчас, это очень срочно! Пусть они все сейчас соберутся здесь, у меня. Грядут очень серьезные и важные события, и мне будет очень нужна их помощь. Сделаешь это?

– ПРИКЛЮЧЕНИЯ!!! – завопила розовая пони, делая сальто.

– Пинки, отнесись серьезно! – Твайлайт мысленно сделала фэйсхуф. – И пожалуйста, поспеши!

– Поспешу, – мордочка у розовой пони сделалась серьезной, и она с грозным видом вытянула копыто, нацелив его на фиолетовую единорожку. – Коммандос Пинки Пай выполнит приказ! БАХ-БАХ!

Она опустила копыто и оглянулась.

– Ухо чешется, – заявила Пинки. – Кажется, мне действительно пора бежать отсюда. Пока, Твайли!

Твайлайт молча подняла копыто в знак прощания. Пинки кивнула и бешеным галопом сорвалась с места, мгновенно скрывшись за углом.

Воздух позади единорожки покрылся рябью и замерцал. Над полом повисла сияющая сфера, исходившая молниями. Вот она с треском разорвалась, оставив после себя запах озона, и из нее на пол вышла высокая синяя кобылица-аликорн. Исходившая от нее аура царственного величия заставила Твайлайт склониться перед ней в поклоне.

Это была принцесса Луна.

– Ваше Высочество, – произнесла единорожка.

– Здравствуй, Твайлайт. – произнесла богиня. – Пожалуйста, встань.

Фиолетовая пони поднялась и взглянула на принцессу.

– Я рада видеть вас. Принцесса Селестия написала мне, чтобы я подождала пока вы не прибудете. Вы поможете нам?

– Нет. – Луна покачала головой. – Я здесь очень ненадолго, мне нужно быть рядом с сестрой. Я пришла, чтобы рассказать что происходит.

Твайлайт внимательно смотрела на нее, ожидая продолжения.

– Произошел прорыв из Имматериума. – Луна вздохнула. Только сейчас единорожка заметила, насколько богиня устала. Грива кобылицы-аликорна была всклокочена и едва напоминала тот безупречный призрачный покров, который был обычно. Глаза были красными от сетки набухших сосудов, и вся мордочка осунулась от пережитого напряжения. Казалось, будто она много ночей не спала, занимаясь тяжелой и утомительной работой.

– Нам удалось сдержать демонов и защитить Эквестрию. Очень малая часть из них прорвалась, но они не смогут долго прожить в нашем мире без подпитки Эмпирей. Я и Селестия будем латать завесу весь оставшийся месяц, и это займет всё наше внимание. Но есть другая проблема, Твайлайт, и мы хотим, чтобы ты и твои подруги ею занялись.

– Какая проблема? – спросила единорожка.

– Этот прорыв устроил корабль людей, проявившийся из варпа. Сейчас он находится в небе над нашим миром. Тебе и твоим друзьям уже приходилось иметь с ними дело, поэтому я хочу, чтобы именно вы их встретили и выяснили, что им здесь понадобилось. Я надеюсь, что прибыли они с мирными целями… но тебе всё равно стоит быть осторожной.

– Корабль?! – изумленно произнесла Твайлайт. – Как тогда?

– Да. – Луна сурово кивнула.

– И… – единорожка замялась. – Что же нам делать?

– Если они решат приземлиться в Эквестрии, встреть их, – спокойно произнесла принцесса. – Узнай, чего они хотят. Возможно, это те же самые люди, которые уже прилетали сюда не так давно. Если так, то трудностей у тебя не возникнет.

– Ага… Так. – Твайлайт приложила копыто ко лбу, что выражало высшую степень озабоченности. – Нужно будет собрать моих подруг, всё им рассказать, расписать порядок встречи, приготовить бумаги если они вновь захотят убедиться в моих полномочиях посла, и… Да, принцесса, а когда они прибудут?

– Мы не знаем, – после короткой паузы смущенно ответила Луна. – В прошлый раз они не затянули с визитом. Думаю, у тебя есть около суток на то чтобы приготовиться.

– Если что-то случится, мы можем рассчитывать на Вашу помощь и поддержку?

– Вряд ли. Если только произойдет что-то настолько невообразимое, что выйдет за рамки переговоров. Мы с сестрой будем очень заняты, поэтому вам придется полагаться на самих себя. Но, как показали события тех дней, вы способны справиться со всем, с чем столкнет вас судьба – даже с демоном Хаоса.

– Понимаю, – кивнула Твайлайт.

– Вот и хорошо.

Принцесса Луна прошла к телескопу. Ее взгляд упал на книгу, лежавшую на столе.

– Ух ты! – синяя пони левитировала толстый том к глазам. – «Генетика и биоинженерия»? Я и не знала, что ты читаешь такие книги, Твайлайт.

– Это книга из Королевской библиотеки Кантерлота… – единорожка смутилась.

– …Точнее, из его закрытого архива. – Луна весело глянула на зардевшуюся пони. – Ты так скоро и до секретного хранилища доберешься.

– Я всегда рада изучить что-то новое, неизвестное для меня. А это… Это просто потрясающе! Принцесса, почему я раньше не знала ни о чем подобном?

– Потому что подобные знания не предназначены для всех и каждого. – Луна задумчиво смотрела на старую книгу. – Этому научному труду много тысяч лет, и он был написан очень далеко отсюда. Я приказала переписать его – такие знания не должны пропасть, сгнив в архиве.

– Но почему мы не можем пользоваться этими знаниями? Потенциал, скрытый в этой науке, огромен! Мы могли бы меньше болеть, не стареть, и вообще…

– Потому что некоторые знания опасны. И это в их числе. Последствия могут быть ужасающими, если оно попадет не в те копыта. Ты еще многое не понимаешь, Твайлайт.

– Не понимаю. – Твайлайт покачала головой и насупилась.

– Однажды ты поймешь. – Луна грустно посмотрела на нее. – И надеюсь, когда это случится, будет не слишком поздно. Прощай, и удачи тебе.

– Луна? Я не… – единорожка замолчала, когда вокруг принцессы с треском сомкнулся купол портала. Когда он исчез, Луны уже не было рядом.

Твайлайт подняла лежавшую на ковре книгу и закрыла ее.

– Что же Вы имели в виду? Что значит «знания опасны», и чем? – она растерянно посмотрела на ее корешок. Там, поверх названия, была нанесена желтая метка с подписью: «Закрытый архив. Только для имеющих допуск читателей».

– Не верю, что знания могут быть опасными. – Твайлайт прижала к груди книгу. – Ведь всё зависит лишь от того, как ими распорядиться. Сами по себе они не могут быть плохими. Нет, никогда.

Ее мысли вернулись к кораблю пришельцев, которые, должно быть, уже собирались прибыть в столицу. Сколько новых знаний они несут, и сколькому она может от них научиться! Сколько интересного оставили люди после прошлого визита – книги, технические артефакты, и самое главное, знания и опыт контакта с другой цивилизацией, невероятно продвинувшейся вперед! А если подумать, что принесет новая встреча, то даже дух захватывает!

Быть может, когда она получит эти знания и распорядится ими на благо Эквестрии, это докажет Принцессам что знания сами по себе не несут вреда. Ведь первый шаг в этом направлении уже сделан. Надо только сделать следующий…

Твайлайт от воодушевления даже подскочила вверх. Бросившись в спальню, она подхватила с прикроватной тумбочки планшет – тот самый, один из которых оставили люди – и принялась деловито черкать стилосом, составляя распорядок дня на сегодня.


Громада межзвездного корабля медленно кружила по своей орбите. Его древний корпус был покрыт вмятинами и пробоинами. Большинство из них были свежими, и до сих пор источали в пустоту клубы водяного пара. Некоторые были настолько огромными, что обнажали внутренние отсеки подобно внутренностям выпотрошенного чудовища. Рой мелких обломков плыл рядом с телом крейсера, и их металлические грани отсвечивали в ярком свете солнца.

Казалось, будто корабль мертв, но это было не так. В его мрачных глубинах теплилась жизнь – но это была жизнь жуткая и извращенная. Темные трюмы крейсера кишели тенями тех существ, что рано или поздно появляются на любом корабле, свободно дрейфующем годами и десятилетиями по просторам мертвого космоса, а по жилым палубам грохотали латные ботинки и грохотали выстрелы. Военный корабль был лишен единого командования – по его переходам двигались разрозненные отряды, сражавшиеся друг с другом. Часть из них относилась к остаткам команды крейсера, другие, чужие, наоборот пытались взять его под свой контроль.

Глубоко в недрах корабля был оборудован жертвенный зал. Большое квадратное помещение освещал свет одиннадцати факелов. В полу посреди зала было выплавлено углубление, вокруг которого толпились десятки космических десантников. Их черно-белые силовые доспехи матово отсвечивали в дрожащем свете факелов. У стен громоздились сотни трупов – их обезглавленные тела выглядели как наваленная в беспорядке темная масса. Железные плиты пола были залиты кровью и жирно блестели.

У ног воинов стояли на коленях одиннадцать пленников. Они тоже были в доспехах космического десанта, но других цветов. Головы их были обнажены, а руки скованы за спиной. В свете факелов были видны красные, черные, фиолетовые и розовые цвета наплечников. Пленники беспокойно крутили головами – у некоторых они были почти человеческими, но у большинства они превратились в кошмарные хари.

Один из пленных, широкий и массивный воитель в черном силовом доспехе, вырывался из державших его рук и выкрикивал угрозы и проклятия. На его нагруднике была выгравирована вычурная восьмиконечная звезда с Оком в центре – символ тех, кто много лет назад присягнул силам Хаоса. Лицо воина было залито черной кровью и испещрено татуировками.

Наконец кто-то из десантников не выдержал и с размаху ударил его по лицу кулаком в латной перчатке. В ответ тот оскалился и плюнул черно-белому десантнику под ноги. Кровавый плевок зашипел на плитах пола.

– Твари! – утробно проскрежетал воин в черном. – Предатели! Вы столкнулись с силой, которую не можете себе представить! Вас найдут, в каком бы уголке космоса вы не скрывались, а после подвергнут таким пыткам, что вы будете неделями умолять о быстрой смерти!

– Предатели? – из рядов космических десантников вышел воин в богато изукрашенных доспехах капитана ордена и встал перед ним. – Да, в Империуме есть те, кто нас так называет. Но ваше предательство несомненно древнее и чернее нашего. Как раз под цвет вашего богохульного легиона, Баррук.

Воитель в черных доспехах зарычал и попытался встать, но был удержан множеством рук.

– Глупец! – выкрикнул он. – Черный Легион настигнет вас, и отомстит! Неважно, каким пыткам вы нас подвергнете, но наши смерти будут отомщены!

– Возможно.

Командир черно-белых десантников ухватил воина в черном за горло и без малейших усилий поднял его. Тот забился в захвате, пытаясь дотянуться до своего врага, но тщетно. Схвативший его стоял, разглядывая свою добычу – окуляры его шлема тускло блестели.

– Ненавижу… – поборник Хаоса дергался всё реже, слабея в хватке. – Тебе нужна моя жизнь?! Ну так приди и возьми, подонок!

– Едва ли ты ненавидишь столь же сильно, как я. – космический десантник в черно-белых доспехах достал цепной меч и поднес его к горлу пленника. – Мне не нужна твоя жизнь, Баррук Оскверняющий, апостол из Черного Легиона. Ты одиннадцатый чемпион Хаоса, взятый нами в плен. Теперь мы можем начать ритуал. Всё, что мне от тебя нужно – это твоя смерть.

Цепной меч взревел и с ревом вгрызся в кожу на шее Баррука. Поток темной крови хлынул на черно-белые доспехи, окрашивая их в багровый цвет. Сделав резкое движение мечом, воин отсек голову пленного и бросил содрогающийся труп на пол. Кровь хлынула в углубление на полу.

Командир черно-белых взмахнул окровавленным мечом в направлении остальных пленников.

– Убейте их! Пролейте их кровь!

Зал наполнился ревом цепных мечей. Большинство казненных молча встретило свою смерть, но были и те, кто перед концом своей полной порока жизни трусливо закричал. Когда последние отголоски воплей затихли, командир десантников снял шлем и припал на колено, держа перед собой оружие.

– Помолимся же, братья.

Один за другим десантники снимали шлемы и преклоняли колено перед импровизированным алтарем. Лица их были разными, и по внешнему виду воинов было видно, насколько различаются их прародители. Очень мало осталось тех, кто был в первоначальном основании Сынов Злобы, и теперь его основной костяк составляли выходцы из других орденов Космодесанта. Но это не смущало руководство ордена – Сыны Злобы принимали любых космических десантников вне зависимости от их прохождения. Главным требованием при вступлении было одно – страстное желание уничтожать последователей четырех богов Хаоса везде и повсюду. И конечно же, верность пятому, что им противостоял.

Углубление в центре зала после прошедших незадолго до этого жертвоприношений напоминало алое зеркало. Когда его коснулись струи пущенной чемпионам Хаоса крови, поверхность зеркала взбурлила и мгновенно потемнела. В какие-то секунды красная, едва начавшая сворачиваться жидкость стала почти черной. Поток крови вскоре свернулся и иссяк – в наступившей тишине слышалось лишь слабое бульканье из перерезанного горла одного из космодесантников-предателей.

Капитан Сынов Злобы поднял над головой меч, густо заляпанный алым.

– О, Повелитель, защитник обездоленных, покровитель отчаявшихся! Твоя ненависть – наше оружие, твоё презрение – наш щит, твои повеления – наш ориентир! Прошу тебя, прими эту жертву, явись среди нас, почти своим присутствием, и просвети нас советом! Прошу, приди к нам!

Двери в зал загрохотали. За ней послышались гневные крики.

Воин с мечом едва заметно качнул головой, покосившись в сторону источника звука. Он не боялся, что ритуал будет прерван – двери в зал для жертвоприношений были усилены, и чтобы их взорвать понадобится тройной заряд взрывчатки. Пройдет некоторое время, прежде чем приспешники Хаоса это поймут. Когда до них дойдет эта мысль, будет уже поздно.

Кровь в бассейне забурлила, и космодесантник немедленно сфокусировал всё своё внимание на алтаре. Ритуал вошел в свою финальную фазу, и сейчас должен был явиться тот, кого они так ждали. Может неловко получиться, если вместо того чтобы немедленно засвидетельствовать почтение своему господину, он будет отвлекаться на посторонние вещи.

Жидкость зашипела и с хлюпающим звуком ударила фонтаном вверх. Из нее начала формироваться фигура странно выглядящего существа. Его контуры были нечеткими и словно подернуты темной дымкой, расплываясь в воздухе. Само же существо, или вернее, воплощенный во плоти дух Имматериума выглядел несуразным, и казалось, был сделан из частей тел разных животных, смешавшихся в противоестественном сочетании. Вместе с тем, облик его был гармоничен – существо опиралось на две ноги, на груди были сложены две когтистые лапы, а за спиной были раскрыты два небольших крыла – одно птичье, а другое перепончатое.

– Приветствуем тебя, наш Повелитель. – предводитель космодесантников склонил голову. Его люди, стоявшие на одном колене, повторили за ним движение.

Демон поднес лапу к морде и почесал козлиный подбородок. Затем он осклабился и шагнул к воину-человеку. Нависая над ним подобно башне, он удовлетворенно посмотрел на него.

– И я рад тебя видеть, мой слуга, – его голос пророкотал словно гром. – Встаньте!

Космический десантник медленно встал, сжимая меч в руке. За его спиной начали подниматься его боевые братья.

Демон поднял голову и принюхался.

– Я чувствую, что мы находимся именно там, где я и повелел тебе. Ты хорошо послужил мне, капитан. Зачем же ты призвал меня на этот раз, м-м?

– Мы в точности выполнили ваши указания, Повелитель. Корабль находится на орбите планеты в звездной системе, которой нет ни на каких картах. Однако она здесь, как вы и предсказали…

– Предсказания оставь жалким шарлатанам вроде колдунов Меняющего Пути, воин! – голос демона загрохотал от еле сдерживаемой ярости. – Я привел вас сюда, потому что я знал, куда вести! Или ты усомнился в нашей цели, капитан?!

– Никогда, Повелитель. – космический десантник вновь склонился перед огромной крылатой тварью. – Но мы здесь, и нам нужен совет, что делать дальше. Новые указания.

– И ты их получишь, – чудище пренебрежительно взмахнуло ладонью. – Скоро к вам прибудут особые гости. Они не должны знать, что вы здесь. Вы будете присматривать за ними, оберегать их, оставлять для них тайники с припасами. И пусть они считают, что этот корабль – огромная гробница секретов, ждущих открытия.

– Кто они?

– Они ксеносы с девственного мира внизу. И они мне нужны. Обеспечь им шелковую клетку, к которой они не смогут прикоснуться. А когда они решат, что с них хватит и им пора в свой мир, вы не дадите им сделать это. Они должны остаться на корабле.

Раздался глухой звук взрыва. Многослойные плиты ворот вспучились и прогнулись со скрежетом рвущегося металла. За переборкой раздались проклятия.

– Что нам предстоит делать сейчас? – спросил предводитель космических десантников.

Демон в раздумье потер шерстистую шею.

– На корабле осталось еще немало еретиков. Я хочу, чтобы вы занялись ими. Пусть твои люди наведут порядок на жилых палубах. Когда прибудут те, кого я жду, они не должны будут встретиться со слугами Четырех. Ты понял меня, мой слуга?

– Да, Повелитель, – капитан Сынов Злобы склонился в поклоне.

Бронедверь загрохотала под многочисленными ударами обрушившегося на нее силового оружия. Демон оглянулся – в его янтарных глазах запылали огоньки веселья.

– Я ощущаю нетерпение, с которым эти глупцы рвутся сюда. Сейчас, слуга мой, ты уведешь отсюда своих воинов в технологические тоннели. А я пока немного развлекусь с этими недоумками. Выполняй мои приказы, и служи мне верно!

– Это честь для всех нас, Повелитель, – космодесантник поднялся с колен и сделал знак своим товарищам. Те, разбившись на отделения, открыли заслонки на корабельной системе вентиляции и по одному стали проскальзывать внутрь.

– Честь – для этих слабаков, ощутить на себе всю ненависть бога ненависти! – демон плотоядно облизнулся и уставился на постепенно подающуюся под ударами дверь. Тяжеленная створка рухнула в тот момент, когда последний десантник исчез в узком проходе. С торжествующими криками в зал ворвались культисты Хаоса, подгоняемые взводом десантников-предателей с силовыми молотами в руках… и застыли, глядя на возвышающуюся высоко над их головами нечеловеческую фигуру.

– А, дорогие гости! Мы так рады, что вы пришли! – демон издевательски ухмыльнулся и занес над культистами лапу с пылающим в ней огромным ятаганом. – Прошу, проходите…

В неверном свете факелов по стенам заметались силуэты культистов, бежавших от огромной тени с кривым мечом. От потолка отразились крики боли и ужаса, грохот пальбы и перекрывавший весь этот шум демонический хохот. Но через короткое время всё стихло – остался только влажный стук падающих капель, эхом отдающийся в тишине.

Ни один из тех, кто вошел в зал, уже не смог покинуть его живым.