My little Sherlock

О многогранной личности Шерлока и ее составляющих.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Человеки

Завершение стэйблриджских хроник

Третий сборник историй, в котором группа учёных пони из научного центра "Стэйблридж" спасет Эквестрию от глобальных катастроф любого происхождения. Но что если однажды возникнет проблема, которую даже они не сумеют решить? Тогда и случится "Завершение стэйблриджских хроник".

ОС - пони

Школа Хрустального Дракона

Вы тоже верите что Эквестрию создали Галаксия и Орион?...

Эплблум Скуталу Свити Белл Другие пони ОС - пони

RPWP 5: Находка Зефирки.

Рэрити нашла на чердаке кучу старинных вещей. Что она найдёт там и что будет с этим делать?

Рэрити

Защитник в сияющих доспехах

Кантерлотская свадьба закончилась, и новоиспечённые супруги Шайнинг Армор и принцесса Кейденс направляются в свои покои для первой брачной ночи.

Кризалис Принцесса Миаморе Каденца Шайнинг Армор

Fallout Equestria: Где угодно, но только не здесь

Две сотни лет прошло с тех пор, как Эквестрию окончательно поглотила война, но жизнь продолжается. Некоторые хотят сражаться на светлой стороне и сделать Пустошь лучше. Другим же нужна власть и полный конроль над тем, что осталось от мира. А есть и те, кто плевать хотели и на то, и на другое, они просто хотят стать богатыми и знаменитыми. И эта причудливая история как раз о таких. Все началось с гениального инженера и одаренного наемного убийцы, взаимовыгодно паразитирующих друг на друге ради богатства и славы. Дела шли по накатанной колее, пока они не получили предложение, которое бывает лишь раз в жизни, но быстро поняли, что откусили больше, чем могут проглотить…

ОС - пони

Падение во тьму (продолжение)

Продолжение рассказа "Падение во тьму".

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна Найтмэр Мун Человеки

Завтра начинается вчера

Приквел к Тому-Самому-Фанфику.

Последний шанс

Дэринг Ду попала в очередную ловушку коварного Ауизотла. Сумеет ли она выбраться.

Дэринг Ду

Окно (The Window)

Особый день в жизни Твайлайт начался с того, что она решила ничего не делать, а лишь предаваться созерцанию и размышлениям.

Твайлайт Спаркл Спайк

Автор рисунка: Noben
Глава 14. Госпиталь Глава 16. Прикоснись к Свету

Глава 15. Кантерлот

Небольшая справка насчёт странных слов в тексте:
(язык драконов)
So beyo — "Ты смертен"
Tagra — "Тьма"
В языке драконов моей вселенной отсутствуют понятия "пони", "человек", "зверь", вместо этого используются "beyo" — смертный, "vokar" — дракон, и "kere'beyo", что значит "не-смертный" (бессмертный). Tenere so beyo — (дословно — ничтожный смертный) примерно переводится как "Ты ничтожен, пони"

Глава 15. Кантерлот

Прошло несколько дней с тех пор, как я покинул больницу. Лежать пришлось совсем недолго, да и периодически захаживающие "в гости" поняши очень помогли скрасить серые будни. Пинки, с ее извечным хорошим настроением, Рэйнбоу, развлекающая меня отточенными до идеала трюками, Рарити со своими попытками поделиться хорошими манерами, ЭйДжей и Шай, приносящие попеременно то спелые фрукты, то сушеные пучки трав (поначалу я относился к этому с подозрением, но кобылкам удалось развеять мои страхи относительно безопасности их применения в качестве пищи), ну и конечно Твай — все они вели себя так, будто я вдруг стал кем-то другим, так сказать частью их: когда поняши оставались со мной наедине (частенько около меня дежурила либо Хали Хатсонг — новенькая медсестра, прибывшая в Понивилль совсем недавно, либо же Редхат — "старожил" этого городка), они без всякого стеснения принимались сплетничать, делиться со мной своими проблемами, переживаниями. Поначалу это было для меня более чем неожиданно, но затем я привык и даже начал помогать советами по мере сил и знаний. Самое странное было то, что одна синяя кобыла, которую я все это время ждал, так и не появилась, бросив меня тонуть в море неведения, и ни расспросы, ни слезные просьбы мне ничуть не помогли: обе медсестры не знали ровным счетом ничего, а шестерка подруг будто сговорилась, смущенно замалкивая, когда речь заходила о битве в лесу.

Но не будем о грустном. Когда мне удалось-таки вырваться из копыт врачей, меня встретили по всем правилам пинки-вечеринки, за исключением лишь того, что розовая пони послушалась меня и сделала сей праздник локальным, пригласив, конечно, своих лучших подруг, а еще троицу знакомых мне жеребят, но никого более. И, смею сказать, это мероприятие понравилось мне куда как больше того, прошлого! Во многом на мое мнение повлияло событие, позволившее мне реализовать довольно смелый план... И вот с этого момента хотелось бы повествовать подробнее.

Небольшой "званый ужин" удался на славу. Настроение всех без исключения было положительным и дружеская атмосфера царила повсеместно. Все ее участники развалились кто где: Дэш отдыхала, забравшись на книжную полку, Твайлайт, в ее вечной тяге к науке, сидела в плетеном кресле и читала, изредка бросая косые взгляды на свою голубую подругу, Рарити и Флаттершай о чем-то тихо переговаривались, оккупировав своими тельцами диван; ЭйДжей лежала прямо на полу и, обняв сестру, рассказывала ей очередную "сказку на ночь"; Пинки занималась тем, что, весело хохоча, катала на себе Свити и Скуталу. Выглядело, как минимум, забавно и глупая улыбка все никак не желала сползать с моей мордочки. Счастливо вздохнув, я встал со своего стула и медленно двинулся к окну, смакуя ощущение долгожданной свободы. Через решетчатую раму на меня смотрела Селена, медленно, словно нехотя, заступающая на свое ночное дежурство, навевая мне довольно забавные мысли и желания... "забавные?". Чуть заметно вздрогнув от пришедшей в голову замечательной идеи, я прервал свое маленькое путешествие и развернулся, уставившись на играющих жеребят.

Надо отметить, что во время моего пребывания в больнице эта неразлучная троица забегала ко мне не раз, тайком принося различные сладости, так что их выходка с Вечносвободным мною была давным-давно прощена и наши с ними отношения вернулись в прежнее русло.

— Эй, малышня, как насчет небольшого развлечения?

Фраза, произнесенная нарочито наигранным тоном возымела успех и троица меткоискателей как по команде повернули ко мне свои головы.

— Мы не малышня! — произнесла дежурную фразу Скуталу, улыбнувшись, однако, до ушей.

Однажды назвав их так, я уже не мог не использовать это прозвище и вскоре новая привычка заняла свое место среди себе подобных.

— Нет, конечно нет, но ваше внимание теперь мое, — зеркально скопировав выражение мордочки оранжевого жеребенка, я демонстративно сверкнул рогом, как бы намекая, что "развлечение" будет очень необычным, — итак, что вы думаете?

На самом деле это был риторический вопрос. Эти три неугомонные маленькие пони, не задумываясь, подпишутся на что угодно, лишь бы это помогло им получить их метки. На первый взгляд совершенно безобидная, и даже, можно сказать, похвальная страсть, но многие разы она выходила им боком, пару раз даже ставя под угрозу само их существование. И этому невозможно помешать, никак, хотя многие пытались. Пока я возлежал в своей больничной палате, мне удалось порасспрашивать подруг на этот счет, но их рассказы, какие бы они ни были, неизменно сводились к двум вещам: все старания троицы жеребят неизменно заканчивались неудачей в плане меток, и каждая из шестерки кобыл (да-да, и Пинки "Вечный двигатель" Пай тоже, как бы это странно не звучало) считала, что меткоискателям пора бы заняться чем-либо более спокойным и полезным обществу. И все бы хорошо, но... Но я считал иначе.

Мерно взмахивая крыльями, я рассекал прохладный вечерний воздух, смакуя ощущение полета. Три пони на спине, вопреки моим опасениям, почти не отягощали меня своим весом, и даже сидели ровно, не шевелясь. Идеальные наездники! Но все прекрасное рано или поздно кончается: мы подлетали к намеченному месту. Небольшая полянка на окраине города, она обычно никем не посещалась даже днем, не то что вечером, а еще была удобно скрыта рощицей странных деревьев, чьи корни, переплетаясь, создавали вокруг неплохую изгородь.

Часто и шумно захлопав, я поднял под собой небольшой ураган из всякого сора и мягко спрыгнул на все четыре лапы, даже постаравшись спружинить, чтобы процесс прошел для пони безболезненно.

— Прибыли!

Пройдя по инерции еще пару шагов, я подобрал под себя лапы и улегся на живот, позволяя девчонкам спешиться, чем они незамедлительно и воспользовались. Три тихих прыжка нарушили тишину природы и три маленькие пони отошли чуть в сторону, пошатываясь при движении и виновато улыбаясь.

— В любом случае это было круто, — произнесла Скуталу слабым голосом, буквально плюхнувшись на землю, — почти также круто, как у Рейнбоу.

— Я никогда еще так быстро не перемещалась, — вторила ей Эплблум, стараясь унять дрожь в ногах путем гарцевания на месте.

Хищно улыбнувшись, я немного повозился на земле, приминая ее под себя и раскинул гудящие крылья в стороны, давая им отдохнуть. "Полет дракона" — врожденная магия тенекрылов, служившая одновременно и главным ключом к их выживанию. Род этих драконов не отличался особыми размерами и, как следствие, физической силой, но при этом природой им была дана невероятная скорость и ловкость — необходимые качества, чтобы избегать схваток с опасными врагами и охотиться на более слабых. "Полет" же позволял племенам преодолевать сверхвысокие расстояния за короткое время. Выглядело это так, будто неведомая сила хватает тебя за голову и крылья и тащит вперед с такой скоростью, что у неподготовленных захватывает дух, а иногда и сознание. Вот и сейчас троица жеребят места себе не находила, пытаясь хоть как-то побороть бешено стучащие сердечки.

— Простите, малышки, просто мне необходимо было удостовериться в отсутствии слежки, — я тихо-тихо заурчал, стараясь прикинуться маленьким безобидным зверьком и изогнул крылья, превратив их в некоторое подобие одеял, — залезайте, там тепло.

Когда мы выбрались из дома и взмыли ввысь, то у меня сразу, неведомо откуда, появилось подозрение, что кому-либо из моих подруг вдруг захочется проследить за нами. "В принципе, — рассуждал я, — только Рейнбоу и может скрытно перемещаться за мной, не рискуя быть замеченной, так что будет достаточно просто полетать зигзагами". Сказано-сделано. Отлетев, для проформы, к противоположному концу города, я резко развернулся в воздухе и тут же применил "полет", с огромной скоростью устремившись к назначенной поляне. В таком случае у радужногривой пегаски не было никаких шансов незаметно догнать тенекрыла, использующего древнюю и мощную магию, чтобы просто лететь.

— В следующий раз предупреждай, а? — проворчала лимонного цвета земная пони, первой забираясь в своеобразное укрытие из черного кожаного полотна и начав там какую-то непонятную возню.

— Теперь вы знаете, что от меня ожидать, — смешок невольно вырвался из моих уст, — но хорошо, предупреждение будет.

Подождав, пока все поняши успокоятся, я немного напряг маховые мышцы и под аккомпанемент девчачьего визга крыльями стянул три теплых тельца поближе к своим чешуйчатым бокам, заключая таким образом малышек в объятия.

— На-а-айт! — послышалось недовольное пищание откуда-то из глубины и вот теперь замок с моих эмоций наконец-то упал, позволив мне расхохотаться немного диким, но зато натуральным драконьим смехом.

— Но вам-то хоть чуть-чуть интересно, зачем мы тут собрались? — в итоге первым сдался я, потому-как эти три мелкие пони, похоже, могли веселиться вечно, что никоим образом не входило в мои планы. Эта маленькая шутка с обниманием была лишь нужна для разрядки обстановки, но не нагнетания!

— Мы думали, ты просто хочешь нас прокатить, — произнесла Свити — самая спокойная из них, высунув свою прелестную мордочку наружу и преданно на меня уставившись своими большими выразительными глазами. Сотрясаясь в беззвучных порывах, вызванных смешинками, следом за единорожкой появились и остальные.

— За этим я бы вас не потащил на край света, знаешь ли, — я покачал головой, — тем более, именно в то время, когда маленькие пони уже должны спать.

Тут же смешки сменились обиженным писком и Скуталу даже выпрыгнула из укрытия, чтобы встать передо мной нос к носу и заглянуть в мои глаза. Спокойно выдержав ее испытующий взгляд, я улыбнулся, показывая несерьезность сказанной мною фразы, и кивнул вбок, безмолвно прося вернуться обратно.

— Мы уже не маленькие, — назидательным тоном проговорила пегаска, начисто проигнорировав мои намеки, — и можем сами решать, что нам делать.

— Я не оспариваю это, Скут, и даже более того: поддерживаю — мой голос весело задрожал и я ничего не мог с этим поделать. Надеюсь, жеребята это спишут на причуды речевого аппарата дракона и не будут обращать внимания.

— Поддерживаешь? — донеслось из под моего крыла удивленное, — то есть ты не против того, что мы делаем?

— Не против, — я кивнул, чуть улыбнувшись.

— Серьезно? — переспросила Свити, похоже так и не уверившись в моей искренности, — ты не шутишь?

— Я абсолютно серьезен.

Вся троица замолкла и, судя по выражению мордочки Скуталу, они крепко задумались над моими словами.

— А теперь, когда моя позиция относительно вас выяснена, — чуть-чуть пошевелив крыльями, я будто погладил ими три маленьких тельца, — мне хотелось бы предложить вам кое-что. Что-то очень необычное, должное вас заинтересовать. Вы готовы слушать?

— Готовы... — тут же послышался нестройный хор.

"Отлично, это было просто". Как говаривала наш адепт: "Не можешь предотвратить беспорядок — организуй и возглавь его". Именно это я и собирался сделать.

Прошел целый час прежде, чем молодые кобылки соизволили успокоиться и прекратить рассказывать мне, как доверенному лицу и новому участнику "клуба искателей меток", истории про свою нелегкую жизнь. Я очень и очень ошибался, когда думал, что уже достаточно взрослый и могу в полной мере осознать все их желания и стремления. На самом деле, похоже, у них не было тормозов и они пробовали вообще все, до чего могли дотянуться; катания на всевозможных существах с помощью Флаттершай и без, миллион разных игр и занятий, многочисленный спектр работ от плотников до подрывников (на этом моменте мое воображение разыгралось, заставив меня ужаснуться), и прочее, и прочее...

"С ума сойти". Шумно вздохнув, я расправил крылья и с силой толкнул себя вверх, вновь поднявшись в небо с пассажирами на спине. Двигаться теперь приходилось намного осторожнее: троица мирно спала, свернувшись калачиками в заклинании магических пут и будить их не хотелось вовсе, поэтому я отогнал все мысли о "полете дракона" подальше вглубь сознания, сосредоточившись на том, как перемещаться ровно, не дергаясь вверх-вниз. Через пару минут мне стало ясно, что так умеют только местные пегасы и тенекрыл им в этом не чета, после чего я спустился на пустынную улочку и мягко, по-кошачьи, двинулся вперед.

~

Жизнь моя после памятного события в Вечносвободном потекла своим чередом. Однажды побывав на пике внимания (новости в провинциальном городке разносятся быстрее молнии), я стал для всех местных пони "своим", и со мной теперь общались более свободно, да и черный дракон, периодически пролетающий над городком, не вызывал более такого фурора, как раньше, чему я был несказанно рад. Хоть мои заклинания и были намного слабее в этом облике, но иногда хотелось ощутить то чувство свободы, возникающее во время полета в теле, в отличие от единорога для этого предназначенном. Конечно, не обошлось без неожиданностей. Оказывается тот факт, что только я знаю, где находится мое гнездышко, вдруг перестал соответствовать истине, о чем судьба мне поведала в весьма необычной форме...

Проснувшись однажды на своем гравитационном щите, теперь выполняющем роль кровати, я почувствовал приятный аромат свежеиспеченных пирожков, доносящийся, словно отовсюду. Мой желудок вяло заурчал, требуя даров и мне совсем не хотелось с ним спорить. Сладко потянувшись, я перекатился из положения "калачиком" на спину и попытался вспомнить, куда же положил столь драгоценные сейчас предметы, чтобы не глядя подобрать их телекинезом и подтащить ближе.

"Стоп!"

Какого... Я вчера ведь не приносил с собой ничего! И вообще мой завтрак, в основном — это трава и яблоки.

"Щит!"

В одно мгновение, облаченный в броню из магического поля, я развеял свою "кровать" и спрыгнул на землю, повернувшись лицом к выходу, готовый встретить опасность.

— Привет, — широко улыбнулась мне фиолетовая единорожка, на спине которой, окруженная светлой аурой, покоилась небольшая плетеная корзинка, — как спалось?

Сказать, что у меня были вопросы — ничего не сказать. С самых ранних пор, еще будучи учеником в Храме, я приучился надежно прятать свои жилища и защищать их должным образом, чтобы сделать недосягаемыми для воров (хотя красть у меня особо и нечего), всяких шпионов и просто товарищей, желающих устроить розыгрыш. И механизм работал довольно безотказно. Нет, бывали, конечно, исключения, связанные в основном с отсутствием какого-то элемента защиты, но сейчас... Никаких иллюзий по поводу безопасности места, в котором расположилось мое гнездышко, у меня не было, и все чары были на месте. Абсолютно. Точно. На месте.

Я уставился на гостью совершенно круглыми глазами, пытаясь, спросонья, осознать происходящее. Множество вопросов роились в моей голове, но суждено было быть озвученным лишь одному:

— Как ты преодолела мою охранную руну?

— Прости, что? — удивленно произнесла она, топчась на месте, — о чем это ты?

"Так, Найт, перво-наперво окажи гостеприимство, а вопросы потом", — мысленно попинал я свое сознание, постепенно просыпаясь.

— Такая штуковина, которая препятствует проникновению кого бы то ни было в мое гнездышко... грубо говоря — моя дверь.

Не придумав ничего лучше, я направился в сторону ручейка, протекающего прямо через мое жилище. Множество трещин покрывали кусок породы, по которой он раньше тек, образуя своеобразное маленькое русло, так что теперь беспорядочный поток воды стал направленным. Пришлось изрядно потрудиться, разламывая камень крошечными "дугами" с ювелирной точностью, но дело того определенно стоило: коротко вздохнув, я опустил голову в самую большую ямку, почувствовав, как прохладные объятия окутывают меня, смешно щекоча рог.

"И все-же, как она умудрилась обойти столь надежное заклинание? Столько раз проверенное, оно уже не могло просто взять, и дать осечку, будто экспериментальное... Что-то тут не так".

— Твайли, будь добра, следуй за мной.

Сопровождаемый смешками единорожки и оставляя после себя мокрые следы, я поплелся в сторону выхода, привычным действием разворачивая маленькую спираль "обнаружения", дабы проверить местность вокруг на наличие опасностей.

Итак, вот он — проход наружу, прикрытый едва заметной маслянистой пленкой охранной руны. Никаких нарушений, искажений, или еще каких-либо отклонений от нормы; чары возведены верно, энергии хватит еще на пару дней работы... "Да что тут не так то?"

— Извини, что прерываю, — вывела меня из задумчивости пони таким голосом, в которым легко угадывалось: "продолжай, мне безумно интересно", — видишь ли, мне немного неудобно держать корзинку на весу...

— Ах да, прошу прощения, не подумал, — на секунду отвернувшись от чародейского полотна, я призвал гравитационную подстилку и подвесил ее рядом с единорожкой, кивком указав, куда ставить ношу, — вот, положи, и иди-ка сюда.

Выполнив мою просьбу Твайлайт неподвижно замерла рядом со мной, заинтересованно разглядывая прозрачную стену, которая, вопреки смыслу своего существования, никак на это не отреагировала.

Прислушавшись к своим чувствам, я попытался спроецировать работу чар на свои мысли во всех подробностях; то есть, если можно так выразиться, сам стал заклинанием, чтобы найти ошибку в его работе. Довольно примитивный способ, но зато самый безотказный.

— И что мне делать теперь? — прозвучал у меня над ухом заинтересованный голос Твай.

"Не мешай".

— Просто стой рядом и не двигайся...

Понимание того, в чем же заключалась нестабильность чар, пришло неожиданно, словно проблеск молнии посреди ясного неба, и было настолько необычным, что я поначалу даже не поверил собственным ощущениям. Недоуменно уставившись на прозрачную стену я вновь и вновь впускал магию в свой разум, анализируя происходящее, но каждый раз результат был неизменным...

Чары не срабатывали, потому-что существо, стоящее подле меня, было родственно мне! А хозяина руна не трогает.

— Твай, — тихо позвал я ее, страшась спугнуть нужную мне мысль, — как такое вообще возможно, а?

— О чем ты? Я не понимаю, — так же шепотом произнесла пони, переведя свой взгляд на меня.

Я лишь покачал головой в ответ, повернув в сторону импровизированного столика. Как бы мне не хотелось поделиться открытием, но пока я не узнаю этот феномен подробнее, пусть он останется в тайне.

— Моя магия работает не так, как ей следует, и это меня очень смущает, но давай пока что не будем говорить об этом, ведь ты не просто так пришла?

~

— Ну, Рарити обычно не так сильно нуждается в дорогих тканях, когда дело доходит до пошива простой одежды, но сейчас особый случай, — сказала единорожка, задумчиво вращая уже изрядно помятый пирожок в телекинетическом захвате, — и поэтому ей надо срочно отправиться в Кантерлот, чтобы забрать партию приготовленных для нее рулонов со склада.

Пока Твай издевалась над едой, попутно философствуя на тему жизни модельера, я времени зря не терял и уже уничтожил изрядную часть своей порции, недоуменно разглядывая наполовину пустующее, если не считать крошек, гравитационное поле.

— Понятно, но что, собственно, требуется от меня?

— Требуется? Ни в коем случае, — замахала копытцами единорожка, чуть не выпустив из магических объятий несчастную еду, — это всего лишь просьба, и ты волен отказаться...

Я наморщил нос, и демонстративно фыркнул, немного грубовато прервав речь пони.

— Не надо драматизировать, Твайлайт, пожалуйста, — небольшое усилие и маленькое облачко телекинеза прошлось по ее гриве, — ты прекрасно знаешь, что я не отказываю в помощи друзьям, если на то нет весомых причин. Итак, что же мне необходимо сделать?

— Ну... — она замялась, почему-то опустив взор, — это моя личная просьба, и Рарити никак к этому не причастна...

— Конкретнее, если можно, — не выдержал я, и тут же, дабы реабилитироваться, сделав при этом самое невинное выражение лица, на которое был способен.

— Хорошо, — пискнула она, невероятно напомнив мне Флаттершай, а потом заговорила, быстро-быстро, — прямых поездов на Кантерлот нет, есть только те, что идут через Весту, но сам понимаешь, городок этот еще тот, да и пересадка времени много займет, поэтому я подумала... А не мог бы ты отвезти Рарити на себе? То есть в виде дракона? Конечно, если тебе не сложно...

Замолчав, она посмотрела на меня таким жалостливым взглядом, что у меня невольно нарисовалась улыбка. Ну как тут можно ответить отказом?

— Вы, пони, весите очень мало по меркам драконов, и унести одну из вас на спине для меня — пустяк, — подхватив телекинезом очередной пирожок, я подвесил его перед собой, совсем как Твайлайт, и принялся медленно крутить, полностью копируя ее забавную манеру, — другое дело — пункт назначения. Столица как-никак.

— Ах, не волнуйся насчет этого, — единорожка мило улыбнулась, — Рарити прекрасно ориентируется среди высшего общества, она не даст тебя в обиду.

На пару секунд в комнате воцарилось молчание, пока до меня доходил весь смысл сказанного.

"В обиду? Меня? Серьезно?"

Не выдержав, я расхохотался, а вид недоуменно-обиженной мордашки Твай лишь подлил масла в огонь, и не сразу мне удалось обуздать эмоции, чтобы быть способным хоть как-то объясниться... хоть как-то...

— Что-о-о? — почти обиженно (все-таки смех заразителен) потянула пони, наблюдая, как неведомая сила, несмотря на мое сопротивление, буквально складывает меня пополам.

"Лорд-покровитель Веродара, друг новой королевской династии Раниуса, боится связываться с высшим обществом..."

Из последних сил, совершив над собой героическое усилие, я попытался сесть ровно и взглянуть в глаза единорожке, но даже столь простое действо не удалось осуществить с первого раза.

— Прости, Твай, — выдавил я сквозь слезы веселья, — просто ты это так сказала, будто бы мне пару циклов... лет по-вашему, ну и это наложилось на некоторые особенности моего призвания, и я не смог удержаться... Может, меня и вправду стоит отправить в детское заведение?

"Надо же было ей озвучить такое... выгляжу сейчас, наверное, как идиот".

— Школу, — машинально поправила пони, — разумеется, это не так, — звонко стукнув копытом по каменному полу, она фыркнула, в мечтах, наверное, отвешивая мне подзатыльник, — но если не прекратишь беспричинно смеяться, то я, скорее всего, передумаю.

— Не надо... погоди, — протянув копыто к своему рогу, я легонько стукнул по нему, на что тот отозвался небольшой волной освежающей боли по всему телу, — все дело в том, что в предыдущем мире я носил титул лорда-покровителя, и никто меня "не обижал", — немного поморщившись от неприятного ощущения во лбу, я, наконец, смог сбросить с себя оковы смеха, что и сделал немедля, — давай все же вернемся на землю: опыт общения с элитарным обществом у меня уже есть и это не проблема. Другое дело — дракон над Кантерлотом. Да и принцессы меня несколько пугают...

Бережно смятый продолжительным воздействием телекинеза, последний пирожок улетел ко мне; увлеченно жуя, я смотрел на единорожку, но думал больше о том, что только что сказал. Величественные аликорны были очень красивы по меркам пони, добры к другим, а еще, судя по историческим записям, совсем не скоры на расправу, предпочитая различные принудительные работы казням и ссылкам, так что совершать глупости можно было сколько угодно. В сумме все эти факты составляли о Селестии и Луне очень хорошее представление, и вроде бы мне бояться не следовало, но... тут было очень большое но: сила. Всегда, сколько себя помню, боялся могущественных магов, и тут не просто какие-то колдуны, но бессмертные существа, которые вызывали какой-то внутренний, подсознательный страх, что в любом случае преодолевал все заслоны разума и пробивался наружу.

— Ой, как хорошо, что ты напомнил о принцессах! — воскликнула пони, засветив рог. Через мгновение из небольшой седельной сумки, окруженная аурой единорожки, вылетела небольшая бумажка со странным рисунком, похожим на солнце, каким его изображают в детских сказках. "Она даже никак не среагировала на мою последнюю реплику".

— Всегда пожалуйста... что это?

— Личное письмо, — произнесла пони, что-то увлеченно выискивая в нем глазами, — Вот... Селестия просит передать, чтобы ты посетил королевский дворец. Здесь сказано: в любое время, но еще есть пожелание, чтобы "любое время" настало как можно скорее.

Услышав заветное слово, я тяжко вздохнул и погрузился в раздумья. На самом деле: что еще можно было ожидать, сведя знакомство с единственной ученицей принцессы? И если бы все было так просто... Я ведь не смог удержаться (в оправдание скажу, что просто не знал, что делал) и рассказал Твайлайт о теории "Восьми элементов", попутно демонстрируя различные магические приемы, о которых тут даже не слышали. Единорожка, в свою очередь, следуя на поводу у своего характера, тщательно все это конспектировала, упражнялась и применяла в деле, после чего слала отчеты Селестии. Ну и... когда мне об этом стало известно, менять что-либо было уже поздно и я просто смирился, продолжив свое "светлое" дело. Логично, что после всего этого моя скромная персона заинтересовала принцессу. С другой стороны, завести дружбу с таким могущественным созданием было бы замечательно. Более тысячи лет... подумать только, сколько всего она знает, сколько умеет! И этот огромный опыт в управлении страной, так похожей на легендарный Авалон... Сокровище, за которое любой Наставник из Храма, не задумываясь, отдал бы жизнь.

Все это время пони молча наблюдала за мной, судя по выражению ее глаз, в бесчисленных попытках угадать, что же у меня на уме. Не ясно только, как тут можно вообще что-то угадывать, когда ответ уже ясен.

— Хм, Твай, а если мой ответ будет — "нет"? — произнес я, слабо улыбнувшись.

Единорожка дернулась, словно в нее попала молния и уставилась на меня глазами, похожими теперь на блюдца.

— Но..., ну..., — от удивления она даже начала заикаться, еще раз подтвердив мои догадки о ее фанатичной преданности своей наставнице, — мало кто отказывал... точнее... она, конечно, поймет... но...

"Так, нет, шутка явно не удалась".

— Стоп, — я помотал головой и пони умолкла, все еще взирая на меня, будто на призрака, — все ясно, пойдем.

Встав с пуфика, я, не глядя, подхватил пустующую корзину телекинезом и направился к выходу из гнезда, твердо намереваясь если и не исполнить волю принцессы, то хотя бы не разочаровать ее лучшую ученицу.

— Куда? — робко окликнула меня пони.

— Наружу. Ты ведь не думаешь, что дракон может взлететь прямо отсюда?

~

А вообще, у меня была еще одна важная причина побывать в стольном граде. Эта "причина", однажды пообещав рассказать о том, что же случилось со мной в Вечносвободном, с тех пор так и не показывалась. И не то чтобы мне было смертельно важно это знать, нет, просто в дело вступал своеобразный азарт.

— Куда приземляться? — крикнул я наезднице, когда город был уже почти под нами.

Понятно, что Луна была правительницей целой страны, и у нее банально могло не хватать времени на какого-то там единорога, но все же давать пустые надежды...

— Сейчас ранее утро, Рар еще спит, и я хотела бы полетать еще. Конечно, если ты не против, — послышалось со спины.

Эта фраза заставила меня улыбнуться. "Ну и Хаос с ним! Вот прибуду в Кантерлот, там и буду уже думать, а сейчас надо наслаждаться жизнью!"

— Тогда держись!

Полностью распластав крылья, я позволил своему телу падать, а затем, когда до столкновения с землей оставалось буквально с десяток метров, под аккомпанемент визга Твайлайт резко подбросил себя вверх.

~

— Ух! Это значительно отличается от воздушных шаров или колесниц, — произнесла Твай, когда мои лапы мягко коснулись земли.

Пони спрыгнула на землю и, немного пошатываясь, сделала пару крошечных шажочков в сторону, после чего оперлась боком о заботливо подставленное черное крыло.

Я усмехнулся: не каждое наземное существо может без последствий перенести столь длительный полет верхом на драконе.

— Рад, что тебе понравилось.

— Надеюсь, Кантерлотские зазнайки тебя не заберут к себе и ты меня еще покатаешь, — ослепительно улыбнувшись, она указала копытцем в сторону домика-дворца, бутик "Карусель" — как называли его все, откуда выглядывала удивленная мордочка белой единорожки.

— Привет! — весело прошипел я, своим драконьим голосом распугав стайку каких-то птичек, пролетающих как раз над нами.

К счастью, пони к такому уже привыкли, и Рарити не была исключением. Через десяток минут сбивчивых объяснений о том, что и как мне надо делать, мы перешли к погрузке всех вещей "Понивилльской" модницы на мое бронированное тело. К сожалению, это оказалось совсем непросто: седельные сумки, которые повсеместно применяли пони, не подходили мне из-за размера (я был в полтора раза шире самого рослого жеребца), поэтому Рар пришлось спешно перешивать большие походные рюкзаки.

Спустя каких-то пару часов, за которые я умудрился немного подремать на заднем дворике "Карусели", а потом покатать на себе Пинки и группу жеребят, которых она привела за собой, все было, наконец, готово. Мы стояли перед домом Рарити, одновременно задрав морды к небу, где Погодный Патруль, во главе с радужногривой пегаской, заканчивал расчищать для нас облака над Понивиллем.

— Ты готов? — развеяла молчание Твайлайт, опустив взгляд на меня и уже, наверное, в тысячный раз проверяя магией надежность всех креплений и застежек, покрывающих мою спину и бока.

Недовольно зарычав, я расправил-сложил крылья, и встряхнулся всем телом, после чего, согнув передние лапы, припал к земле грудью, даровав белой единорожке возможность оседлать меня.

— Можно... залезать? — неуверенно произнесла Рар, топчась на месте и бросая быстрые взгляды в сторону своей фиолетовой подруги.

— Судя по всему, да, — ответила ей та и в свою очередь посмотрела на меня.

"Вы еще ритуал из этого сделайте". Вздохнув, я кивнул и неподвижно замер, ожидая, пока пони соизволит оседлать дракона.

В Веродаре, когда развязка была уже близка и огромная армия ополченцев приближалась к столице, понятие "оседлать дракона" перестало быть чем-то необычным для всех, в том числе и для меня: очень часто мы с товарищами парили над битвой, перевозя на спинах генералов армий; сейчас же пони собирались сделать то, что, наверное, никто никогда до этого тут не делал.

— Я готова, дорогуша, можем лететь, — спустя некоторое время сказала новоявленная наездница, прекратив всякие движения.

— И пожалуйста, аккуратнее, — добавила Твай, вновь взглянув на небо, — Патруль отогнал тучи к горам, но не факт, что они не отлетят обратно.

"Главное, понадёжнее прикрепить к себе единорожку и чуть приподнять щит, чтобы её не сдуло мощным потоком воздуха".

— Они не успеют.

Давно ожидая сигнала от пони, я оттолкнулся от земли всеми четырьмя лапами, одновременно сделав пару сильных взмахов, и оказался на достаточной высоте, чтобы прицелиться заклинанием "полет дракона". Большие черные крылья начали испускать тысячи крошечных частичек, похожих на звезды, а перед моим взглядом замерцала прозрачная полусфера, служа своеобразным сигналом о готовности чар.

— Держись, — произнес я, в предвкушении даже облизнувшись, и мысленно активировал руну...

С громким хлопком магия развеялась, позволив мне шевелить крыльями. Тут же сделав пару взмахов, я остановился в воздухе и выжидательно уставился вперед, где, блистая позолотой многочисленных башен, раскинулась величественная столица Эквестрии.

Это... это не было похоже ни на что, виденное мною ранее! Даже Сен'таль в Веродаре, славящийся своими бесчисленными храмами, арканеумами и дворцами, отступал в тень перед красотой этого места. Город пони был похож на гигантскую мозаику, составленную из множества сегментов — кварталов. Несколько широких и ровных улиц выходили из огромной центральной площади, разделяя Кантерлот на восемь частей, каждая из которых была по-своему уникальна: отчетливо виднелись различия как в архитектурном стиле, так и в "богатстве" домов. Но самым, пожалуй, необычным и выделяющимся среди всего этого великолепия был дворец. Строение, больше напоминающее подушечку с иголками-башенками, оно чем-то смахивало на заброшенный замок, найденный мной где-то в глубинах Вечносвободного. Грандиозный комплекс из белых зданий, пестрящий на солнце позолотой настолько, что мне было немного больно на него смотреть.

— Что это сейчас было? — послышался со спины немного хриплый голос единорожки.

"Быстро же она оправилась".

— Ты хочешь прослушать лекцию о том, как работает "полет дракона"?

— Нет, я просто... А-а-а! — теперь уже завизжала Рар, крепко вцепившись в мои рога, — я же сейчас свалюсь!

Тут следует заметить, что висеть в воздухе, выпрямив тело как пегасы, я не умел, ибо никакой магии подобного рода в моих крыльях никогда не было. Вместо этого, я неспешными взмахами поддерживал тело на месте практически вертикально, издалека становясь похожим на огромную летучую мышь с длинным хвостом. И, конечно же, это частенько становилось моей головной болью: хоть заклинание магических пут и удерживало наездника, но оно не избавляло его от притока эмоций, когда тот смотрел вниз и не находил под собой опоры.

— Рарити, пожалуйста, успокойся! Я не дам тебе упасть, что бы не случилось.

Моя реплика, похоже, не подействовала, и пони все еще продолжала крепко удерживать мои несчастные рога. На самом деле можно было и потерпеть: они, в отличие от единорожьего, почти ничего не чувствовали, но само зрелище... Немного поразмыслив, я соткал рядом с собой гравитационный щит и пододвинул его под наездницу, тут же ощутив, что она расслабилась.

— Так лучше?

— Да, спасибо, Найт, — все еще дрожащим голосом произнесла пони, — прости, что так себя веду, просто... я немного боюсь высоты.

Посмотрев в сторону дворца, я вдруг заметил небольшую точку, отделившуюся от одной из башен. С каждым мгновением она все больше и больше увеличивалась, и уже через несколько секунд в ней угадывались очертания пегаса, облаченного в какую-то странную одежду. Внезапно вспомнив, как меня встретили в Понивилле, а затем сопоставив это с тем фактом, что Кантерлот защищен значительно лучше какого-то провинциального городка, я вдруг обнаружил в себе настойчивое желание развернуться и улететь отсюда со всей скоростью.

— Э-э-э, Рар, тут появилась одна проблема. К нам кто-то приближается.

"Странной одеждой" оказалась золотая броня, а на боку у этого крылатого пони болталось внушительных размеров копье, явно не предвещающее ничего хорошего тому, кому придется испытать остроту его лезвия.

— Ах, не волнуйся, там ведь стражник? — произнесла единорожка, совершив, судя по моим ощущениям, попытку привстать на передние ноги.

— А я откуда знаю как они тут выглядят? Там пегас в доспехах.

— Да, это он, все хорошо, можешь лететь навстречу.

"Что-то желания нет", — пронеслась в голове мысль, но вопреки ей я сделал пару сильных взмахов и начал быстро перемещаться навстречу вооруженному пони, по ходу дела подготавливая на всякий случай "щит".

~

Никогда бы не подумал, что иногда события могут складываться подобным образом!

Тот пегас оказался чем-то вроде курьера, или встречающего, доставив Рарити какой-то сверток, а мне передав, что принцессы готовы предоставить аудиенцию уже на следующий день, в любое удобное для меня время (он даже не удивился тому, что я был не пони). Это было донельзя странно, но все прояснилось, когда я упомянул об этом моей синегривой наезднице. Оказывается, Твайлайт успела переслать своей наставнице письмо, в котором подробно рассказала про то, кто и как вскоре прибудет в Кантерлот, и поэтому никаких препятствий нам не чинили.

Времени до следующего дня было хоть отбавляй, посему я решил воспользоваться случаем и поближе познакомиться со стольным градом. Будучи еще в Веродаре, мне все хотелось побольше погулять по столице, но различные события никак не давали возможности реализовать эту мечту. Хотел-хотел, да и остался ни с чем, но теперь у меня появился второй шанс, который грех было упускать.

Быстро свозив Рарити на своей чешуйчатой спине к складу, где она забрала ожидающие ее рулоны красивой ткани небесного цвета, а затем вернув ее к одной из многочисленных гостиниц, я получил долгожданную свободу, и стоял теперь на выходе из приметного трехэтажного строения, вольный идти в любую сторону.

Итак, перво-наперво стоит заглянуть в ювелирную лавку, чтобы там оценили мою "слезу ночи". Затем можно пройтись по одной из главных улиц, посмотреть на местных жителей и туристов, после чего неплохо бы посетить дворец... Хотя нет, туда пойду не ранее чем завтра. О, Тьма, это же столица эквестрийских пони! Почему я до сих пор на одном месте?

Хоть я и был, покамест, без денег, но это мне не мешало вольно передвигаться по городу. Поправив серебряный плащ, который мне любезно одолжила Рар, я в пару мгновений наколдовал под ним волшебные крылья, так, на всякий случай, и бодро двинулся вперед. Вскоре меня затянула толпа разноцветно одетых пони и дальше оставалось только плыть по течению: Кантерлот сам прекрасно справится с выставлением себя напоказ.

Длинные улочки, вымощенные камнем, поражали своей чистотой, а те строения, что теснились по их краям — разнообразием. Пройдя совсем немного, я успел увидеть, наверное, с десяток различных кафешек, множество магазинов, где продавали все на свете, один раз мне на глаза попался даже вход в театр! Но только вот искомой лавки ювелира все не было. Судя по рассказам Рарити, большинство магазинов подобного рода обязательно имеют вывеску, где на фоне солнца изображен огромный самоцвет, поэтому я точно знал, что искать... но это слабо помогало.

В конце-концов мне немного надоело ходить вслепую и я обратился к бурому земному пони, который шел рядом со мной:

— Простите, мистер...

— Да? — тут же откликнулся он, будто все это время только и делал, что ждал моего вопроса, — чем могу быть полезен?

Признаться, такая мгновенная реакция сбила меня с толку.

— Э-э, вы не знаете, где здесь можно найти хорошего ювелира?

— Ювелира? Хех, — пони усмехнулся, — сразу видно, что вы не местный. Мы находимся на Снежном проспекте, где отродясь не было ремесленников. Вам надо пройти совсем немного в ту сторону, — он вытянул переднюю ногу, указав на деревянную резную арку, на которой было написано "Ул. Листопада".

"Интересные у вас тут названия".

— Хорошо, спасибо.

Кивнув на прощание, я отошел к краю улицы и, минуя гуляющие парочки, двинулся к обозначенной земным цели. Как водится, совершить такое простое действо без приключений у меня не вышло:

— Господин в серебряном плаще, постойте! — окликнули меня сзади.

Удивленно обернувшись, я обвел взглядом толпу пони и заметил среди них небольшую единорожку лимонного цвета, которая направлялась явно ко мне. Заинтригованный, я остановился, дожидаясь, пока она не подойдет поближе.

— Спасибо, — сказала пони, отдышавшись, — вы ведь хотите приобрести драгоценные камни?

"Что"? Никак ни ожидая такого вопроса, я на мгновение потерял дар речи.

— Ну... да, почти. А откуда вам это известно, мисс?

— Я случайно подслушала ваш разговор, — беззастенчиво призналась поняшка, ослепительно улыбнувшись, — мой брат занимается самоцветами с детства, позвольте я покажу дорогу?

Иногда все происходит как надо несмотря на то, что ты совсем не прикладываешь усилий. Вот как сейчас: новая знакомая провела меня по огромному лабиринту из улочек, в котором без посторонней помощи я бы заплутал точно, и уже через пару минут мы стояли напротив здания, украшенного той самой вывеской с солнцем и драгоценным камнем.

— Вам сюда, — кивнула единорожка на резную дверь, — а я, пожалуй, пойду гулять дальше.

Окинув взглядом строение, я отметил, что нигде не было даже намека на какую-то позолоту, или иное проявление обеспеченности хозяина, да и на его сестре, что стояла сейчас рядом со мной, отсутствовали украшения как таковые. Странно... "Хотя чего тут странного, это же Эквестрия". Я повернул голову к своей спутнице и увидел, что она уже собралась идти назад.

— Погодите, дайте хоть спасибо сказать, что-ли, мисс...

— Эри Санлайт, — чуть ли не пропела пони, — не надо благодарностей, я ведь всего-лишь показала дорогу.

"Ничего себе всего-лишь".

— Все равно, надо же быть вежливым в конце концов?

— Это вам уже решать, — усмехнулась она, — хорошо, благодарности приняты, удачного дня!

И лишь белый хвост сверкнул пару раз, прежде чем его обладательница пропала у меня из виду.

Проследив взглядом путь единорожки так, на всякий случай, и неопределенно хмыкнув, я подошел к двери и уже было поднял переднюю правую ногу, чтобы постучать... потом передумал и просто толкнул ее.

~

Мое практически бесшумное появление осталось незамеченным: во всей комнате, и даже за прилавком (на котором, к слову, ничего не лежало) не было ни единой души. Подумав, что хозяин этого места отошел, я решил пока осмотреться и, если можно так выразиться, вникнуть в суть жизни городского обывателя.

К сожалению, внутреннее убранство не производило особого впечатления, разве что цепляла глаз большая штуковина в углу, похожая на вешалку, на которой, словно на гигантской подставке, покоилось несколько деревянных чаш. Простая мебель из темного дерева, два магических фонаря: один над прилавком, второй на потолке, рядом со входом, большой ковер, обычный для жилищ пони, и, конечно, несколько полотенец возле двери, суть которых я так до сих пор и не понял; ничего лишнего или необычного, что могло бы подсказать о социальном статусе проживающего, или проживающих здесь пони.

Бросив попытки найти несуществующее, я подошел поближе к стойке с чашами и заглянул внутрь...

"Что это?"

По сосудам была разлита странная жидкость, которая имела разные цвета, но при этом они совершенно не смешивались друг с дружкой. Желтый, зеленый, синий и фиолетовый — эта странная комбинация смотрелась весьма необычно и знакомо... Если сюда добавить еще парочку цветов, получится та самая жидкая радуга, что плескается в воздушном доме у Дэш.

— Не советую пробовать, это не вкусно, уж поверьте, — услышал я голос со стороны прилавка и повернул голову: бежевый единорог стоял в проеме совершенно незаметной двери возле прилавка и улыбался, глядя на мои попытки рассмотреть жидкость поближе, — меня зовут Даст Санлайт и я владелец этого магазинчика. Чем могу помочь?

— Здравствуйте, — я немного замялся, — простите, ваше появление немного неожиданно. Меня зовут Найт.

Бросив прощальный взгляд на "вешалку", я пошел к единорогу (все же разговаривать через все помещение не очень правильно), на ходу снимая с себя плащ, чтобы можно было достать скрытую под ним сумку, но увидев его ошарашенный взгляд, остановился.

— Что не так?

— У вас, эмм... там крылья, — пони сделал странное движение, будто собирался одновременно попятиться и подойти ближе, — вы аликорн?

Обернувшись, я увидел два полупрозрачных полотна, аккуратно сложенных у меня на спине. Ну конечно! Призвал их на всякий случай, а когда тот самый случай не наступил, забыл развеять.

— Я — обычный единорог, а это — лишь чары, не беспокойтесь.

"Рассеивание" прошлось по моему телу темным туманом, превратив магические крылья в тысячи светлых точек, которые принялись опадать на пол словно диковинный снег, исчезая при соприкосновении.

— Хорошо, — жеребец явно расслабился, — а то совершенно не умею вести себя подобающе при королевских особах. Что поделаешь, врожденный страх... Так по какому делу вы навестили мой скромный магазин? — Тут же, словно его подменили, единорог принял деловой вид и прошел за прилавок, кивком приглашая меня подойти, — желаете что-то приобрести, или продать?

Немного покопавшись, я извлек на свет "слезу", завернутую в красный платочек (опять же спасибо предусмотрительной белой единорожке).

— Скорее второе.

Шелковистая ткань с тихим шелестом отлетела вбок, купаясь в моей фиолетовой ауре, и драгоценный камень предстал перед нами во всей своей красе, переливаясь в синих бликах внутреннего света.

— Ух ты! — бежевый пони даже перегнулся через "барьер", разделяющий продавца и клиента, чтобы получше рассмотреть камешек. Усмехнувшись, я соткал небольшой гравитационный щит, куда поместил "слезу", после чего толкнул получившуюся тарелочку к ювелиру.

— Где вы его достали, Найт? — единорог на мгновение исчез за прилавком, после чего появился вновь, но уже с маленьким серебристым моноклем на правом глазу, — такая красивая вещь... я такое даже и не видел-то ни разу.

— Это так называемый "туманный лепесток", зебриканский камень, обработанный с помощью магии.

— С помощью магии, говорите? — он вновь нырнул вниз, появившись затем с тремя серыми камушками, которые мирно покачивались в его бирюзовой ауре, — вот три различных "лепестка", и ни один из них даже близко не похож на этот образец, — он кивнул в сторону моего самоцвета.

Я улыбнулся. Конечно, различия между цельным камнем, и разрушенным, а затем собранным вновь, всегда присутствуют. Довольно трудоемкий процесс, требующий концентрации и большого количества магических сил, но зато результат довольно красив и дорог. Надеюсь, что дорог...

— Сначала я дроблю камень на мелкие кусочки, высвобождая его внутреннюю энергию, а потом заполняю своей магией получившуюся нишу и "склеиваю" его обратно. Конечно, на исходный материал он перестает быть похожим.

— А как вы его склеиваете, можно поинтересоваться? — Даст поднял "слезу" своим телекинезом и принялся вертеть ее и так, и сяк, пристально разглядывая через увеличительную линзу.

"Сминаю гравитационным щитом в шарик, а потом расстреливаю плазмой, будучи в облике дракона".

— Большие температуры и давление. Рассказать все не могу, не выдавая своих секретов, — я покачал головой, старательно сдерживая смешок, — можно узнать, сколько стоит этот самоцвет?

— Не возьмусь сказать точно, — он нахмурился, — вряд ли слишком дорого: камень без огранки, но учитывая редкость... Па-а-ап!

Его вскрик был столь неожиданным, что я рефлекторно отшатнулся, готовый выставить щит. К счастью, время, проведенное в Понивилле, даром не прошло и мне удалось довольно быстро привести себя в порядок, подавив настойчивое желание облачиться в волшебную броню.

Через десяток секунд из той же малозаметной двери появился еще один единорог. Лишь одного взгляда было достаточно, чтобы понять, что этот пони явно намного старше нас с Дастом: черты морды были строгими, грива и хвост уже начали понемногу выцветать, да и ростом он был довольно высок, почти на копыто выше меня.

— Что случилось, сын?

— Подойти сюда, пожалуйста... Ах, чуть не забыл, — бежевый единорог махнул передней ногой в мою сторону, — пап, это — Найт, Найт, это — Кор Санлайт, глава нашей семьи, тоже ювелир.

— Очень приятно, — я слегка наклонил голову.
"Нашей... звучит странно".

— Взаимно, — он быстро осмотрел меня, задержавшись взглядом на метке, после чего, наконец, обратил свой взор на "слезу", парящую в воздухе, — тебе нужна какая-то помощь, Даст?

"Семья ювелиров... Наверное, это и есть часть элиты Кантерлота?"

Младший Санлайт кивнул.

— Да, мой клиент хочет узнать возможную стоимость этого самоцвета. Подсобишь?

~

Вновь неспешно прогуливаясь вдоль одного из главных проспектов Кантерлота, я теперь обращал мало внимания на окружение, а больше размышлял над прошедшими событиями. Кор оказался весьма общительным пони, хоть и принадлежал к "сливкам общества", да и посреди разговора он признался, что питает неприязнь к своим "коллегам" по социальному статусу. Двести битов, та сумма, которую он установил за мою "слезу", практически не торгуясь и не позволяя мне что-либо поменять, была довольно неплоха, и уж явно больше, чем мне предлагали в прошлых мирах. В Понивилле на нее можно было прожить целый месяц, да еще и на всякие излишества останется, когда как в том же Раниусе приходилось делать по две-три штуки самоцветов в неделю, что порою очень сильно изматывало.

Мешочек с монетами приятной тяжестью давил на шею, мерно покачиваясь и хлопая меня по груди в такт моим движениям. На всякий случай проверив, не потерялась ли визитка в магазин старшего Санлайта, я вытащил из седельной сумки медную табличку и подвесил ее перед глазами. "Солнечная площадь, павильон 3", — гласила надпись в центре. По бокам же были вытиснены два изображения солнца. "Интересно было бы узнать, где же находится эта самая площадь".

Когда окруженная фиолетовым полем телекинеза, визитка уплыла обратно в сумку, я поправил плащ и вновь призвал магические крылья; серебристая ткань при этом чуть-чуть приподнялась, но не настолько, чтобы это стало заметно. Старая привычка, которая, не раз спасала мою шкуру: находясь в людном месте, иметь разные пути отступления. Непонятно только, зачем мне это надо сейчас, но ощущение безопасности так просто не отметешь.

Продолжив прогулку по городу, я вдруг заметил очень знакомую белую фигурку, которая шла как раз на меня, низко опустив голову так, что шляпка с широкими полями закрывала почти всю мордочку. Удивленно изогнув бровь я поспешил навстречу и уже через пару секунд остановился перед Рарити.

— Эй, ты в порядке?

— Что, простите? — пони, до этого двигаясь совершенно не глядя, остановилась и подняла голову, чуть не ткнув меня рогом.

— Ты в порядке, Рар? — мягким голосом повторил я, вглядываясь в чуть красные от слез глаза.

— Найт, о... что ты тут дела... то есть да, все нормально, — сбиваясь, пробубнила единорожка и, вновь опустив голову, продолжила свой путь...

... и уперлась в меня. Коротко сверкнул магический щит, приняв на себя укол от витого рога, и развеялся, окружив нас редким темным облачком.

— Буквально пару часов назад ты выглядела веселой и жизнерадостной, а сейчас больше похожа на воплощение скорби, — я приподнял ее мордочку сгибом ноги, — что случилось?

— Сомневаюсь, что ты захочешь это услышать, — она всхлипнула и подалась вперед, обняв передними ножками мою шею и прижавшись ко мне щекой, — но все равно спасибо, что спросил.

Ее действие очень удивило меня. Ожидая все что угодно, я не смог предугадать такое развитие событий, и потому почти не знал, что делать в такой ситуации. Аккуратно обвив своей передней ногой ее изящную белую шейку, я неуверенно притянул поняшу к себе, ощутив, как ее тело периодически сотрясается в беззвучных рыданиях.

"Надо что-то сказать".

— Просто расскажи, тебе сразу станет легче.

Жизнь вокруг нас текла своим чередом, порождая шум отовсюду, но даже сквозь него у меня получалось различать тихие стоны плача синегривой кобылки. "Странно, все это". Нет, конечно мне приходилось успокаивать девушек, но то были серьезные моменты и их настроение было таковым зачастую из-за потерь своих близких в войне, либо что-то в этом духе. Но теперь же... Проанализировав свои ощущения, я пришел к выводу, что мне совсем не хочется видеть своих подруг в таком состоянии, что и послужило причиной моим необычным действиям. Мой характер неуклонно менялся...

Рарити, ничего не ответив, в очередной раз мелко вздрогнула и тихо вздохнула, затем разомкнула свои объятия, высвободилась из моих, но не отошла, как я уже подумал.

— Если тебе действительно хочется услышать очередную слезливую историю, — шепотом поведала она мне на ухо, — то давай, хотя бы, подыщем более уединенное место, нежели проспект.

Я вздрогнул, словно в меня попала молния: ее слова вызвали у меня небольшой культурный шок. В любой другой такой же ситуации мне бы показалось, что меня приглашают на свидание, но только не сейчас: не тот мир.

— Договорились, — я обвел взглядом постройки вокруг нас и приметил небольшой ресторанчик, в окнах которого была полутьма. "Идеальное место". — Как насчет пойти во-он туда?

"Темный зал" — очень подходящее название для этого заведения. Во всем помещении царил полумрак, едва разгоняемый редкими светильниками, которые, похоже, служили просто маяками для официантов. Используя свое необычное зрение, я провел Рар к столику в самом дальнем углу, который буквально утопал в темноте и посадил ее напротив себя.

— Желаете что-нибудь? — к нам тут же подскочила пегаска-официантка, одетая в строгий синий костюм. На ее распахнутых крыльях покоилась странная черная книжечка и блокнот с ручкой.

Я взглянул на Рарити, мол, "придумай что-нибудь", но она лишь помотала головой, поэтому пришлось отдуваться мне:

— Позвольте, сначала, заглянуть в меню.

— Хорошо, — радостно известила меня крылатая пони и простерла левое крыло, по которому та самая черная книга и съехала к нам на столик, — когда придумаете заказ, просто положите ее лицевой стороной вниз.

Я кивнул и подхватил меню телекинезом, развернув где-то на середине. "Черная вода", "Осколки урожая", "Король песков" и еще с десяток названий, звучащих так же необычно, заполняли обе страницы, и сбоку даже были ценники, но при этом нигде не присутствовало даже намека на картинки, или описания блюд. "Что за бред, и как мне прикажете выбирать?"

— Рар, мне ничего не понятно, спасай, — с этими словами я передал книгу ей и, немного подумав, соткал небольшой шарик из молний прямо над ее головой.

Пока единорожка выбирала нам обед, я, от нечего делать, принялся разглядывать редких посетителей "темного зала". Вдалеке от нас сидела необычная семья: два пожилых земных пони и молодая пегаска, видимо, дочь; чуть правее расположилась группа из единорогов, каждый из которых носил красивый амулет с изображением полумесяца... Я улыбнулся: когда принцесса Луна вернулась из заточения на Селене, у нее тут же появилось много поклонников, которые сочувствовали ей и всячески помогали адаптироваться в новой для нее Эквестрии. Вот это действительно настоящие подданные: чтят власть, стараются сделать все как лучше, и, надо заметить, они находят свой отклик "сверху", ведь законы этой страны невероятно мягки, а корона исполняет свои обязанности добросовестно. Широко зевнув, я переместил взгляд на длинную барную стойку, за которой разместилась группа пегасов, ничем особенно не выделяясь; видимо, рабочие.

"Скучно".

— Рар, как продвигается процесс?

Пони лишь отмахнулась копытцем и вновь углубилась в черную книжечку.

"Ну ладно". Вроде бы я хотел помочь ей с таинственной проблемой, но Рарити, похоже, прекрасно справилась и сама: на ее сосредоточенной мордочке не было и намека на недавнюю грусть.

Положив передние ноги на стол, я прилег на них и прикрыл глаза, наслаждаясь темнотой этого места, а то, мало ли, куда еще попаду и также отдохнуть не удастся.

Уже не удалось... В тишине этого места я расслышал звонкий цокот накопытников по дощатому полу, причем источник шума явно шел по направлению к нам. Пришлось поднять отяжелевшие веки и порыскать вокруг взглядом. Да, так и есть: к нам шел единорог, одетый, что удивительно, в белую мантию — признак знатности. "И зачем мы вдруг понадобились богатым мира сего", — вяло подумал я, подняв голову и, с сожалением, убрав передние ноги обратно под стол.

— Приветствую, маг! — сходу произнес он, кивнув в приветственном жесте, — разрешите присоединиться к вашей комп...

Внезапно замолкнув и замерев на месте, он уставился на единорожку так, словно она была призраком.

— Роуз? — тихо-тихо произнесла пони, спрятавшись за книгой, как за барьером.

— Ах ты... То есть я был изначально прав, отвергнув тебя, так, провинциалка? — его голос буквально источал яд и я невольно напрягся, приготовив парочку действенных заклинаний; тени сгустились вокруг нас, но единорог словно бы и не заметил этого. — Прошло немногим больше часа, а ты уже заарканила себе другого жеребца?

"Так-так-так, неудачная любовь, Рарити и слезы... Не надо быть ясновидящим, чтобы угадать, что произошло".

— Попрошу вас выбирать выражения, уважаемый, — вставил я свое слово, заметив, как белая пони грустнеет на глазах.

— Я лишь желаю предупредить, что эта...

— Уходите, вам здесь не рады, — пришлось его перебить, потому-что незванного гостя явно начало заносить.

Единорог пошатнулся, будто его ударили, после чего посмотрел на меня. В его глазах читался гнев; мне показалось даже, что там иногда вспыхивало пламя. Едва заметно тряхнув головой, чтобы стряхнуть наваждение, я состроил недовольную гримасу и фыркнул.

— Я сам решу, где мне рады, а где нет, — он зеркально скопировал выражение моей морды, — тебе ясно, маг?

— Tenere so beyo, не в этот раз, рогатый, — ответил грубостью на грубость я, с усмешкой наблюдая, как единорог дернулся еще раз, злобно искривив рот.

— Как жаль, что завтра меня ждут дела, — он засветил рог и маленький шарик из огня соткался рядом с ним, — но мы все равно сойдемся на дуэли, рано или поздно; запомни мои слова, выскочка.

— Договорились.

Теперь уже с улыбкой и маленькой толикой удивления я наблюдал, как этот элитный продукт общества развернулся и неспешно двинулся восвояси.

"Давненько мне не бросали вызов".

— Рарити, эй, ты тут?

Пришлось помахать копытом перед ее лицом, чтобы обратить на себя внимание.

— Ты... ты хоть знаешь, с кем ты говорил? — запинаясь, произнесла поняша.

Удивленно приподняв бровь, я наблюдал, словно в поле Медленного Времени, как на глаза моей белой подруги вновь наворачиваются слезы.

— Очередной выскочка, каких много, разве нет?

— Нет, конечно нет, — прошептала она, закатив глаза, — это — Роуз Файр, один из лучших магов Кантерлота! И он бросил тебе вызов...

"Один из лучших магов? Занятно". Но о чем так беспокоится пони?

— Но-но, убери слезы, со мной все будет в порядке в любом случае, — подцепив телекинезом кончик своего плаща, я вытер мордочку единорожке, за что получил благодарный кивок, — не забывай, что у меня тоже есть определенные навыки в этом деле.

По правде, я был тронут заботой Рар, но это не мешало мне искренне недоумевать: "И что с того, что какой-то маг бросил мне вызов?" Последнее время, проведенное вне госпиталя, было потрачено мною с пользой и множество чар из моего арсенала вновь стали доступны, возвращая былое владение боевой магией.

— Может и так, но он очень сильный, — сказав это, она покачала головой, — ты ведь не будешь с ним драться, да?

Взглянув в глаза единорожке, я не выдержал и отвернулся: она боялась за меня, слишком боялась... Вот так всегда бывает, когда слишком привязываешься к кому-то. Вроде бы и хорошо, но постоянно приходится ограничивать себя, ставить рамки, да и враги могут спокойно расставить свои сети в этом направлении.

— Не знаю, Рарити, как с этим у жеребцов в Эквестрии, но меня ведет понятие чести. Когда моих друзей оскорбляют, я просто не могу остаться в стороне. Я — Защитник.

~

Немного поворочавшись на своей кровати, я почувствовал, как прогибается подо мной ее гладкая поверхность, стремясь принять такую форму, чтобы мне было удобнее лежать, и довольно улыбнулся.

— Ты уже проснулся?

Сонливость мгновенно сдуло; мелодичный голос Рарити жестоко выдернул меня в реальность. Распахнув глаза, я поморщился от яркого света и окутал себя темной сферой, которая частично приглушала свет.

— Я тебе поесть приготовила, — продолжила поняша, все еще немного заплетаясь: сказывалась наша вчерашняя "распрекрасная прогулка" по Кантерлоту.

— Спасибо, век не забуду! — выдал я первую фразу, пришедшую на ум, и спрыгнул с гравитационного щита, направив свои копыта в сторону небольшой гостиной. Рар усмехнулась и продолжила прихорашиваться, стоя перед зеркалом.

Что мы делаем в одном номере? Что ж, это была воля единорожки, а предшествовала сему довольно забавная история.

Роуз Файр все никак не вылетал у меня из головы, понемногу воплощая в себе образ всей кантерлотской знати, поэтому, когда мы покинули "Темный зал", я решил заявить о себе в самом, что ни на есть, настоящем стиле бесшабашных Защитников. Не испугались кантерлотцы дракона поначалу — не испугаются и теперь. Обратившись в тенекрыла, я посадил поняшку себе на спину и с невозмутимм выражением морды двинулся по проспекту, прямо к сердцу города, старательно делая вид, что являюсь всего лишь ездовым питомцем.

Фурор мы произвели, скажем прямо, немалый. Вскоре уже, наверное, весь город знал, что где-то есть провинциальная пони, разъезжающая на большом черном, стра-а-ашном драконе. Выражения морд "элиты", когда даже их охрана расступалась предо мною, было непередаваемым и стоило того, чтобы потратить время на всю эту затею.

Затем мы отправились в бар, чтобы отпраздновать, пусть и небольшое, но все же хоть какое-то повышение популярности Рар среди знати. Ну а потом...

К счастью, ночью опьянение проходит у меня очень и очень быстро, поэтому, обдумав предложение единорожки "пожить пока-что с ней, ведь тебе некуда сейчас идти", я решил, что стоит поломать старые стереотипы насчет неоднозначности данного предложения и принять его, тем более, Рар искренне желала помочь.

Уже добравшись до тарелки вкусно пахнущих оладий, возлежавшей на небольшом круглом столике посреди гостиной, я хлопнул себя копытом по лбу и развернулся, чтобы пройти обратно... "Нет, я же теперь умею чуть больше, чем раньше, верно?" Сосредоточившись, я почувствовал мой целехонький щит-кровать и представил, как его окутывают чары развеивания. Вдали послышался слабый звон.

"Отлично".

Заодно убрав затемняющий купол, чтобы уже, наконец, видеть все в первозданных цветах, я сел и принялся за еду, обдумывая, как меня встретит принцесса.

Уже через час после пробуждения я стоял перед парадным входом во дворец, наслаждаясь красотой величественного строения. С трудом верилось, что такое могут сотворить пони своими копытами, используя лишь примитивный копытокинез и магию единорогов.

— Простите, уважаемый, — обратился ко мне один из стражников, которых тут было в достатке, — вы, случаем, не Ночная фурия?

Он произнес это с такой мордой, что сразу стало видно: мое имя в здешних местах весьма и весьма необычно.

— Да, меня так нарекли.

Следовало бы спросить, откуда они вдруг знают, как меня зовут, но я чувствовал, что принцесса давно позаботилась буквально обо всем.

— В таком случае, — пони в броне кивнул своему напарнику и отворил небольшую дверцу сбоку от главных ворот, — прошу следовать за мной.

~

Я послушно встал в круг, обозначенный бледно-желтой магией принцессы, и повернулся лицом к своему оппоненту. Синий единорог с меткой в виде красной розы, объятой языками пламени, уже стоял на своем месте, нетерпеливо размахивая хвостом. На кончике его рога периодически вспыхивал маленький огненный шарик — признак уже готового к бою заклинания.

— Побеждает тот, кто первый разобьет церемониальный щит на сопернике, — вновь повторила принцесса, — готовы?

"Не ожидал я этого, но вот мы здесь, Роуз Файр, на испытании принцессы, один на один".

— Да, — произнес он, взглянув на меня. Я лишь кивнул.

— Тогда начинайте, — принцесса сверкнула рогом и вокруг нас соткались два небольших золотых щита.

Хищно улыбнувшись, я активировал руну "Косы ночи", почувствовав, как энергия Тьмы принялась струиться по моему хвосту. Разворот, взмах хвостом, и темно-фиолетовая дуга устремилась к своей цели, оставляя за собой след из черных частиц. Пробный удар, как это обычно бывает, не смог достичь своей цели: серия маленьких огненных шаров отбила мое заклинание и уцелевшие сгустки огня стремительно полетели в мою сторону.

Магический щит встал на пути снарядов, переливаясь всеми спектрами фиолетового в местах соприкосновения с чужими чарами.

Теперь уже приготовив "Дуговую молнию", я уставился на своего противника сквозь волшебную завесу, ожидая, пока он сделает свой ход. Он, в свою очередь, не спешил, подготавливая что-то очень необычное. Выпестованное в многочисленных битвах чувство, которое вполне подходило под описание "не знаю что это, но оно меня спасает", твердило: помешай ему, атакуй быстро и добей, но мне не хотелось полностью демонстрировать свое умение сражаться. Да и боевые маги Эквестрии не могут быть слишком сильны: Твайлайт ведь считалась одной из лучших, но при этом совершенно не умела драться магией.

Как же я ошибался!

В одно мгновение гигантский огненный вихрь вырвался из рога моего противника, и, приняв форму птицы, устремился ко мне. Чем ближе была легендарная птица, тем больше у меня открывались глаза от удивления. Призвать магический конструкт на поле боя — настолько неожиданный ход, что я даже и представить себе этого не мог. Очень сложная магия... К сожалению, мой шок сыграл на руку противнику: попытавшись отпрыгнуть, я почувствовал, как передние ноги упираются во что-то и споткнулся, потеряв равновесие. Легкая добыча... Элементаль добрался до меня и, просто-напросто, упал сверху. Погрузившись в сплошные потоки огня, я почувствовал, как лопнул мой щит, а затем, после героического двухсекундного сопротивления, и щит Селестии, окружив меня светлым облачком ее магии.

— Повержен, — услышал я спокойный голос Роуза, — как и должно было случится.

Феникс вновь соткался надо мной и принялся летать по кругу, оставляя за собой след из раскаленных частиц.

— Молодец, Файр, — тихо произнесла принцесса и взглянула на меня странным взглядом, в котором явно блеснуло странное чувство...

Превозмогая мнимую боль от ожогов, я поднял голову и ответил на ее взор. "Докажи, что ты достоин быть рядом с моей ученицей", — прозвучало у меня в сознании, при этом аликорн даже не сделала попыток заговорить.

Этот взгляд... Собравшись с силами, я кивнул, закрыл глаза и тихо прошептал:

— Tagra.

Позволив мне сконцентрироваться, это слово на драконьем активировало одно из моих сложных заклинаний-оберегов. Вокруг меня тут же раздался шелест и шорох излучения моей магии: энергетические резервы моего организма перестраивались, чтобы отдавать больше энергии в момент, когда это становилось действительно необходимым. Этот эффект продлится недолго и сильно истощит мои силы, но это стоит того. Мне нельзя ударить в грязь лицом перед принцессой во второй раз, и ради Рарити, Твайлайт, и всех моих друзей, я должен проучить этого единорога, что стоит сейчас напротив меня и, скорее всего, ухмыляется.

— Вы заснули, уважаемый Найт? — послышался вежливый голос Роуза, — принцесса желает, чтобы мы вновь сошлись в поединке.

Шум в ушах прекратился и крошечные искры молний пробежались по моему рогу. Сила высвобождена.

"Молись".

— Всего три слова, — произнес я искаженным магией голосом и распахнул веки, с удовлетворением заметив, как мой оппонент отшатнулся, чуть не потеряв равновесие, — я готов, моя принцесса.

Если все прошло как надо, то мои глаза сейчас были абсолютно черны, без зрачков, с изредка мерцающими заместо них молниями. Устрашение — всегда к месту.

— Хорошо, — она нахмурилась, — еще один раунд. Сражайтесь в полную силу.

"Ну разумеется".

— Фезер, ко мне! — единорог позвал своего питомца и призванный феникс, до того нарезающий круги под потолком, послушно уселся рядом с хозяином, готовый нападать в любой момент.

Я улыбнулся. "Твоя самая мощная магия против моей, так будет честно". Мой рог тускло замерцал и мощные чары искуственной ночи были готовы вырваться на волю по одному моему приказу. И плевать, что здесь стоит олицетворение солнца, я должен победить!

— Приготовьтесь.

Бросив короткий взгляд на феникса, я прикинул, с какой скоростью этот элементаль сможет достигнуть меня и на всякий случай мысленно отметил, куда выгоднее всего будет отпрыгивать. Роуз же, судя по шарику на кончике рога, вновь приготовил какое-то простенькое заклинание, а его питомец широко распахнул пламенеющие крылья.

Два золотистых щита одновременно окутали наши тела, и почти сразу над ними засветились наши собственные.

— Начинайте, — сказала принцесса и отошла чуть дальше от круга арены.

"Предусмотрительно".

На мгновение представив улыбающихся Твай и Рар, я мысленно воззвал к Ночи, и произнес одно-единственное:

— Авалон.

По залу прошелся гул, будто бы вдалеке обрушилась гора. Приготовленные чары вырвались на свободу и надо мной появился черный сгусток, который взорвался через мгновение, стремительно расширившись, и день на арене обратился в ночь. На вершине куполообразного потолка зажегся полумесяц, слабо осветив своим бледным сиянием потемневшее помещение, а вокруг него засияли звезды, создавая удивительной красоты картину... к сожалению, красивую только для меня: мой оппонент явно не обрадовался быстрой смене времени суток, да и принцесса выглядела не слишком довольной.

Теперь, когда я находился в родной стихии, мои движения стали более незаметными для Роуза, чем я тут же и начал пользоваться. Короткий разбег и резкий прыжок вправо, чтобы избежать внезапной атаки феникса, и я нахожусь достаточно близко, чтобы без помех успеть кинуть в эту наглую морду парочку "кос". Зажглась руна, замерцал хвост, разворот, взмах, прыжок: пользуясь дарованной скоростью я успел запустить мерцающий полумесяц и быстро уйти из-под огненного кольца контратаки. Пробежав еще немного, я резко взял вправо, одновременно применив "покров ночи". С яростным шипением мимо меня пронеслась огненная птица, чуть не задев кончиком крыла. "Хаос, с этой тварью надо что-то делать".

Краем глаза проследив, куда отлетел феникс, я прикинул, сколько у меня времени до следующей его атаки, и принялся медленно двигаться по кругу относительно моего оппонента. Он не мог меня видеть, но, к сожалению, его ручной элементаль, который прекрасно чувствовал мою ауру, похоже, мог служить магу огня глазами. И этот момент я не предусмотрел: феникс, вместо того, чтобы кинуться на меня, внезапно завис на месте, а еще через мгновение на полу, прямо подо мной, появились огненные расселины. Довольно поздно сообразив, что источник этой атаки сейчас стоит на земле, ярко засветив рог, а не парит в воздухе, я собрался с силами и выпустил мощную молнию в воздух в надежде, что быстрый удар собьет процесс подготовки заклинания. Шипящий белый луч ударил прямо в грудь птице и маленькие белые искры заплясали по ее пламенному телу, но это не смогло предупредить мощные чары Роуза: вокруг меня образовался горящий шар, заключив в своеобразную тюрьму, стенки которой пылали жаром и начали ощутимо жечь мою шкуру.

"Хаос!" Я растерянно осмотрелся по сторонам, пытаясь оценить обстановку. К сожалению, она была не утешительна: меня поймали в клетку и мое главное преимущество — мобильность, на время было утрачено.

— Ну что же, темный маг, вот ты и попался, — произнес мой противник, едва видный через стену огня, — должен признать, что ты хорошо сражался.
"Сейчас начнется экзекуция", — печально подумал я, заряжая дуговую молнию. Короткая вспышка и яростная энергия молний ударилась в стену, не причинив ей урона.

"Как же ты меня бесишь... Почему я должен напрягаться и бегать, когда как ты стоишь на месте и за тебя все делает этот чертов огненный элементаль?" Стратегия этого мага теперь абсолютно ясна: каким угодно способом обездвижить цель и позволить фениксу вступить в бой. Стиснув зубы, я укрепил щиты, чтобы они смогли сдержать огненный натиск и принялся перебирать в памяти подходящие боевые чары. Нужно что-то такое, чтобы сбить этому единорогу концентрацию... Как вариант, можно применить развеивание магии, но тогда и заклинание-оберег пропадет, ослабив меня. "Оберег... хмм".

Огненный шквал, слабо сейчас похожий на легендарную птицу, врезался в тусклый темный шар моего щита и отскочил в сторону; мои защитные чары прекрасно справились со своей задачей. Но мгновенный выброс такого количества энергии не прошел для меня бесследно: по всему телу словно бы взорвались миниатюрные бомбочки и мне пришлось приложить большие усилия, чтобы не закричать, вместо этого из горла вырвалось тихое злобное шипение.

Использовав боль как катализатор, я приготовил очень мощный "Импульс Тьмы" и быстро повернулся в сторону элементаля, ожидая следующую атаку; и она не заставила себя ждать: издав протяжный свистящий звук, огненная птица кинулась к своей цели, напоминая сейчас сплошной вал пламени.
"Сейчас!" Навстречу ей устремился большой черный луч, окруженный многочисленными темными кольцами энергии. Вспышу света, несомненно, последовавшую за столкновением двух мощных чар, увидеть не получилось: закрыв глаза и сосредоточившись, я представил Роуз Файра, окруженного плотными клубами тумана.

По сути, феникс довольно неповоротлив и избегать его атаки легко, но при этом шанс добраться до хозяина у меня довольно мал... Если только не заставить его самого двигаться.

— So beyo!

Повинуясь моему приказу, заклинание-проклятие распустило под ногами Роуза свой темный цветок, и активировалось.

— Что это? — услышал я удивленный вскрик, а затем моя обжигающая клетка растворилась, больше не сдерживая меня. Тут же сорвавшись с места, я успел увернуться от очередного пике элементаля и начал, двигаясь в совершенно хаотичных направлениях, быстро сокращать дистанцию. Мой противник, окруженный "Проклятием смертного", чарами, которые выглядели как круг на земле, из которого снизу вверх шел черный дождь, не сразу понял, что произошло и попытался обстрелять меня огненными шарами. Конечно, тот силуэт, который виделся ему под покровом ночи, никак не мог быть мной; с помощью длинного прыжка избежав еще одну попытку феникса заработать победу для своего хозяина, я оказался точно за спиной у синего пони, на отдалении в десяток метров, и низко наклонил голову, тщательно прицелившись. Короткая белая вспышка и щит моего противника вспыхнул, окруженный небольшими разрядами молний. "Рывок в сторону, пригнуться и быстро отбежать подальше". Еще один удар достиг цели и тут до Роуз Файра дошло, наконец, что этот "необычный дождь" не дает ему толком колдовать. Удивленно переступив всеми ногами, он отпрыгнул чуть в сторону и сразу же получил очередную порцию боевых чар с моей стороны, в этот раз даже пошатнувшись. "Не сила главенствует у ночной стихии, но скорость и знание", — говаривал наш Наставник и множество раз мне приходилось лично в этом убеждаться. Вот как и сейчас: маг огня лишь беспомощно озирался, пытаясь вычислить меня среди теней, а его питомец лишь попусту разрезал воздух, не в силах догнать юркого черного единорога.

И все же ситуация была патовой: недосягаемый, я не мог нанести оппоненту достаточно урона, при этом не встречаясь с фениксом.

"Этот феникс...". Неожиданно мне в голову пришла довольно сумасшедшая идея. Продолжая свой танец вокруг врага, я выждал момент, когда элементаль вновь начнет направлять атаки своего хозяина и, уже с некоторыми затруднениями уйдя с линии удара, захватил огненную птицу телекинезом. По залу разнесся чудовищный вскрик и моя жертва дико затрепыхалась в воздухе, пытаясь разорвать окружившее ее темно-фиолетовое поле.

"Вот же Хаос... это сложнее... чем казалось". Все мои силы оказались брошены на то, чтобы только поддерживать чары, и с каждым мгновением я все яснее понимал, что долго это продлиться не сможет. Пот ручьями стекал по моему телу, глаза уже практически ничего не видели из-за яркого сияния, что издавал мой рог, а все внутри меня сжалось, чувствуя приближающееся магическое опустошение. И это-то одновременно под оберегом и заклинанием Авалона! "Твайлайт, почему ты мне не сказала, что телекинез может потреблять СТОЛЬКО энергии..."

Продолжая поддерживать чары, я на мгновение представил себе фиолетовую поняшу, что с умным видом отчитывала меня за столь нерациональное использование врожденной магии единорогов, а затем с удивлением обнаружил что она стала вдруг вполне себе реальна. Будто бы между нами открылся портал: я воочию увидел, как Твай сидит за своим любимым столиком в библиотеке, заваленная книгами по самые ушки, и что-то опять пишет на куске пергамента.

— Твайлайт? — удивленно произнес я искаженным голосом, от удивления даже забыв, что вообще происходит вокруг меня.

Она будто бы услышала меня: быстро высунула мордочку и осмотрелась вокруг.

— Кто тут? Кто это?

"Всего лишь видение", — сказал я сам себе, пытаясь сосредоточится на чарах, но "портал" не спешил исчезать, более того, в нем появилось светлое пятно, из которого в обе стороны протянулась тоненькая радуга, одновременно коснувшись нас обоих.

"Во имя Ночи!"

Все мое тело заполонила неведомая сила, чужая, слишком отличающаяся от стихии Тьмы, либо же Молний, но одновременно и такая родная... Она обжигала, как обжигает глоток ледяной воды после многих часов тренировок. Лишь частица, отголосок невероятно могущественной магии, но и это было похоже на легендарный бесконечный источник энергии.

Видение пропало, и теперь я смог разглядеть, как феникс почти проделал брешь в моем поле, достаточную, чтобы выбраться, а его хозяин всеми силами пытался этому способствовать.

Прислушавшись к себе, я ощутил, совершенно неожиданно, но довольно отчетливо, Твайли; своеобразное единение, эмпатию с ней. И эта эмпатия питала меня, давала силы...

Высоко вскинув голову, я, словно фонарь, осветив все вокруг и разогнав ночные тени, вновь применил телекинез. Темное сияние, намного более отчетливое, чем раньше, мгновенно спеленало феникса, да еще и так плотно, что тот не мог больше пошевелить даже крылом.

"Вот это да!" Какой же силой на самом деле обладают элементы гармонии? Сдвигать горы? Иссушать моря? Да что там, они могут спокойно раскрутить эту планету и запустить ее куда-нибудь далеко-далеко". Я стоял, удивленно взирая на элементаля огня, пойманного в ловушку. Это была уже очевидная победа: мой оппонент, как и я, замер, уронив челюсть на землю, вместо того, чтобы хоть как-то попытаться атаковать, но, в отличие от него, шок у меня проходил чуть быстрее. Я бы уже не дышал, если бы в прошлых битвах позволял эмоциям взять надо мной верх на продолжительное время.

Темные нити, суть тени, медленно заплясали вокруг меня свой удивительный танец, а затем все, как по команде, устремились к моему противнику, на ходу принимая форму лезвий. Несколько коротких ударов и его огненный щит лопнул, а удар молнии, последовавший за моей первой атакой, довершил начатое: золотистый щит Селестии потрескался, вспыхнул и растворился в воздухе, образовав вокруг единорога маленькое светлое облачко.