Кибернетика 3

Эквестрия всегда напоминала эпоху средневековья, щедро разбавленной магией. Большинство даже не догадывалось о сложнейших технологиях, ходящих на четырёх копытах среди обычных пони. Как и биологическое, техногенное развитие тоже шло своим ходом, если первое контролировалось самой природой, то второе...

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони

Потухшее солнце

Принцесса Селестия надеялась поскорее опустить солнце и закончить очередной непримечательный день, однако на балконе её ждала судьбоносная встреча.

Принцесса Селестия Филомина

Любовь и чейнджлинги

Он прожил среди пони слишком долго, но его королева собирается его вернуть. Чем всё это обернётся для Хард Воркера и Дэйзи? Читайте в небольшом шоте.

ОС - пони Кризалис

Самая могущественная пони в Эквестрии

В течение многих лет Твайлайт Спаркл работала над тем, чтобы попытаться исправить Кози Глоу. Пегаску периодически выпускали из каменной тюрьмы для новой попытки исправления, но та неизбежно заканчивала тем, что она снова пыталась завоевать Эквестрию. Превращение в статую с годами вошло у нее в привычку. Всегда было больше шансов завоевать Эквестрию, всегда была еще одна попытка ее перевоспитать, и она не знала, как проходит время каждый раз, когда ее сажали в тюрьму. Пока однажды ее снова не выпустили — только для того, чтобы она обнаружила, что вокруг никого нет.

Другие пони

День питомцев или таинственное заболевание

Наконец наступил этот весёлый день: день питомцев! Эти 24 часа каждый пони имел право не идти на работу, не заниматься важными делами. Все могли посвятить всё своё время милым, пушистым питомцам. Но этот день оказался не таким уж и прекрасным: все питомцы, один за другим, стали заболевать неизвестной болезнью, которая казалась почти неизлечимой. Но вот, нашлась и причина катастрофы... P.S. Слова Зекоры сочиняла сама.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Зекора

Самый первый раз

Все бывает впервые, в том числе и у… о, лягучие богини, кому я это втираю? Просто Твайлайт не устояла перед (чисто научным!) интересом к эффектам употребления спирта вовнутрь, и из этого вышло. А что вышло — о том и зарисовочка.

Твайлайт Спаркл Пинки Пай

Нежданная любовная жизнь Даска Шайна (продолжение перевода)

Твайлайт Спаркл никогда не рождалась. По крайней мере как кобылка. Вместо неё главным героем этой истории является молодой пони по имени Даск Шайн - личный протеже принцессы Селестии, асоциальный книжный червь и (неожиданно для него) очень милый жеребчик. Когда Селестия отправляет Даска в Понивиль, все его мысли заняты лишь подготовкой к возвращению Найтмер Мун. Но когда пять всем известных кобылок дружно решают положить на него глаз, у нашего героя появляется столько проблем, что Твайлайт Спаркл даже не снилось. (Но ни одной клопсцены не будет. Пинки-Клятва!)

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Трикси, Великая и Могучая

Переплетённые сердца

Прошло два года с возвращения Луны и год с тех пор, как сёстры познали истинные глубины своей любви. На первую годовщину пара получает письмо от Твайлайт Спаркл, в котором та, по простоте душевной, интересуется насчёт подарка Луны её сестре. После небольшого пинка от Селестии, Луна соглашается встретиться с Твайлайт в её замке, дабы обсудить этот вопрос, а также множество других, накопившихся у Принцессы Дружбы за долгие годы. Когда одна встреча превращается в две, в три, а затем и вовсе становится неотъемлемой частью их жизни, разве удивительно, что две пони сближаются?

Твайлайт Спаркл Рэрити Принцесса Селестия Принцесса Луна Принцесса Миаморе Каденца

Медовый месяц

Молодожёны мистер и миссис Моргенштерн решают провести свой первый медовый месяц в небольшом коттедже на окраине Понивилля. Что же может пойти не так?

Пинки Пай Другие пони ОС - пони

Жеребята идут в поход

Кловерфилд Скотч работает охранником в "Юникорн Рэндж" - одной из крупнейших тюрем Эквестрии. Его работа не слишком сложна, но просто неприятна - ведь под его присмотром находятся самые отъявленные преступники, которые своими поступками отправили себя на смертный приговор. Точнее, все ли они такие?

Свити Белл Другие пони

Автор рисунка: MurDareik
Глава 19 (ч.2). Радуга в пустыне Глава 20. Конец путешествия

Глава 19 (ч.3). Радуга в пустыне

Третья — завершающая часть девятнадцатой главы.

— Я не верю! — громко выкрикнул в пустоту и резко отпрыгнул в сторону. Вместе со мной взбеленилась и магия. Короткий, резкий удар копытом по полу, сопровожденный мысленным приказом, вызвал целую теневую бурю. Нити Тьмы разлетелись во все стороны, со всей силы врезаясь в любые препятствия на своем пути, будь то стены, мебель, всякий мусор. В один момент спокойная тишина наполнилась свистом пут и треском разрушаемых вещей. Будто специально за окном послышались громовые раскаты и шум дождя. Погода реагировала очень чутко, неизвестно вот только, на мое состояние, или на возмущения ауры.

— Во имя Храма, такое невозможно, нереально!

Клубок чар привычно слился с моим сознанием. Повинуясь, нити захватили кристалл и приподняли его над землей, опутав так плотно, что ни одно существо теперь не сможет его вытащить оттуда. Я посмотрел на него, как на врага. За какие-то пару мгновений безобидная безделушка в моих глазах обратилась в демоническое устройство, которое только и ждало момента, чтобы поработить мой разум. Пусть даже он ничего и не сделал, теперь это уже не имело значения. Чары Тьмы — проводник моей ярости, сжали самоцвет с такой силой, что послышался слабый звон. Жаль, бездушный камень не умеет говорить...

Дождь все капал и капал, когда я вышел на улицу, случайно выломав небольшой кусок стены прыгнувшими следом путами. Встряхнувшись, подставил морду освежающему потоку. Вечный трудяга, теплый ливень принялся смывать с меня всю грязь, всю пыль, накопленную в ратуше. И вместе с мутными ручейками, в землю уходили все пережитые недавно эмоции. Злоба, растерянность, страх — все это закончилось во мне, оставив лишь пустоту. Ни Тьма, ни Молния, не говорили ни слова, но их присутствие ощущалось; единственные, кто не бросит меня, похоже, никогда, и единственные, кто скрашивал мне сейчас одиночество.

Артефакт довольно явно намекнул, находясь уже почти на грани разрушения, что с помощью него я смогу исправить ситуацию, но не сказал как, и это спасло его. И выгнало меня на волю, да... Необходимо было обдумать, хоть немного понять, что это и к чему приведет. Если я умер, то почему же стою тут, дышу, мыслю в конце-концов? Где мне взять ответ на этот вопрос?

— Сердце Рат'агара.

— Лучше молчи, частичка едва живой души, — беззлобно ответил, опустив голову, — все стремительно становится похоже на клетку с одним лишь выходом... Думаю, продолжать мысль не надо?

— Почему сразу клетку? Может, это твое гнездо?

Я усмехнулся, качнув головой, дабы стряхнуть капельки с челки.

— Гнездо... У пони нету гнезд.

— Пони? — голос стихии стал удивленным. — Ты даже не заметил, что разговариваешь сейчас на драконьем, языке, который этому народу неведом?

— Драконьем?

Точно. Она права. Но... как?

— Все просто, это место располагает. Посмотри... — моя собеседница материализовалась передо мной, тут же прикрывшись крылышками от многочисленных капель, — посмотри на небо, скажи "вода". Ясно и четко.

На секунду мне захотелось взять ее и хорошенько потрясти, чтобы достать из этого черного тельца все ответы, которые там таятся. Только вот... слишком сильно я уважаю и люблю эту проказницу, чтобы наносить ей хоть какой-нибудь вред. К тому же, она не раз меня выручала, как показывает уцелевшая память, и никогда не делала что-либо во зло.

Я вздохнул.

— Anere.

Слабый гул прошелся по земле. Волна неведомой энергии родилась у меня под ногами и разошлась кольцом. Ей вторил ветер, вдруг проснувшийся от длительного сна и принявшийся раскачивать деревья в округе, наполнив мир громким шелестом листвы и прекрасными ароматами цветов. Природа, пребывающая в мертвенно-спокойном состоянии, наконец, дала о себе знать.

Медленно, нехотя, дождь прекратился, отпустив напоследок немного крупных капель. Одна из них упала прямиком Тьме на мордочку, вынудив ее смешно фыркнуть и встряхнуть головой.

— Действительно... — я удивленно огляделся, отмечая обновленную жизнь, — что это за место такое, где слова имеют столь большой вес?

Некоторое время потребовалось драконице, чтобы вытереть морду, а после она подарила мне загадочный взгляд, в котором, укрытый тенями, тускло светился какой-то секрет.

— Это сон.

Я усмехнулся. Вполне вероятно, ведь только в грезах могут происходить подобные события... вот только тут есть небольшая проблема.

— Слишком этот "сон" реален, Тьма. Больше смахивает на загробный мир.

— Нет-нет-нет, — она помотала головой, — ты неправильно понял, а все из-за того, что не знаешь.

— Я не знаю, а ты — знаешь. При всем при этом мы с тобой одно целое, — пришла моя очередь изображать недоумение. — Как такое возможно?

— Хочешь, я расскажу длинную-длинную историю? — она улыбнулась, хитро сощурившись. — Это займет много времени, а после, когда настанет конец моим речам, ты осознаешь, что и так все прекрасно знал. Вперед?

Маленькая, противная... А что, если я возьму ее за шкирку и подвешу перед собой, прямо как провинившегося ребенка? Признаться, эта мысль была вполне себе ничего. Она будет раскачиваться в воздухе, глядя на меня жалобным взглядом, не понимая, что ей делать дальше, испытывая ровно то же самое, что довелось мне.

— Ты знаешь, каков будет ответ, — после нескольких секунд раздумий сдался я, — твоя взяла, мне спорить не охота.

— Вот и хорошо.

Легким взмахом крыльев она подняла себя в воздух, зависнув аккурат перед моими глазами. Темно-фиолетовое сияние окружило черное тельце, разгораясь и разгораясь, словно пламень свечи. Магия, знакомая мне, ниспадающим потоком заструилась вокруг, так похожая на небольшой фонтан, чьи воды блистали и переливались под сиянием бледного полумесяца. Замышлялось какое-то сложное чародейство, суть которого мне не удалось понять с первого раза. Все же я решил пока не вмешиваться и досмотреть спектакль до конца, лишь только отошел чуть назад.

Спустя небольшой промежуток времени, сопровождаемый потрескиванием и вибрацией ауры, драконица сформировала шар из энергии, очень похожий на запертый в пространстве вихрь, и, придерживая его лапками, аккуратно опустила на землю. В ее глазах проскользнул странный блеск, когда она задрала голову и бросила взгляд на луну; сердце мое в этот момент беспокойно трепыхнулось.

— Главное, не бойся, — прозвучали заботливые слова, а после Тьма, махнув хвостом, и более не мешкая, просто нырнула в шар.

Он принял ее полностью, будто состоял из воды. Только вот характерного всплеска не прозвучало, да и "пловец" не обратно не показался. Хотя об этом теперь вполне можно было догадаться: вместо чувства поддержки, вместо маленькой холодной лапы, что всегда лежала у меня на плече, пришла жуткая пустота, как будто у меня вырвали часть души... Закашлявшись, я упал на колени и совершил героическое усилие, едва удержавшись в таком положении. На глаза навернулись непрошеные слезы; от осознания ли утраты, или от мгновенного истощения — я не знаю. В горле пересохло, и зарождавшемуся призыву не удалось увидеть свет.

"Ты бросила меня, Тьма? Тьма!"

— Успокойся, Фурия, ты как ребенок, — прошипел голос второй стихии, — ты вообще не умеешь ждать, и думать тоже. Она тебя хоть раз оставляла одного?

"Нет, но я до этого и не умирал ни разу... Хаос, как это трудно!"

— Это никогда не было легко. Терпи.

После пустоты пришла боль. Огонь, широкими волнами распространившийся по моему телу, заставил меня стиснуть зубы и молча пережидать. Тело свело судорогой, двигаться не было никакой возможности, я мог только моргать, но не делал даже этого. Если раньше из меня выдернули душу, то теперь в освободившуюся область заливали расплавленный металл; может это и неправда, но по ощущениям вполне похоже.

— Терпи, ты сможешь.

— А у меня разве есть выбор? — кое как прошипел и вскрикнул, когда острые шипы, пусть и нереальные, врезались мне в бок.

— Нет, — философски заметила змея, — либо так, либо никак вообще. Главное, не убей сам себя.

Сквозь гримасу боли проступила безумная улыбка.

— Думаешь, я совсем дурак?

— Иначе я бы и не сказала.

Ноги разом подкосило, будто по ним резко прошлись лезвием, и мне пришлось грохнуться на круп, а уж затем и набок. Странно, но так боль ощущалась меньше, хоть и неудобно.

— Хватит...

Лед. Все, что пожирало неистовое пламя, мгновенно похолодело, выдавив из меня судорожный вздох. Дышать стало невыносимо трудно, я даже потянулся копытами к горлу, но вовремя одумался и просто расслабил мышцы тела. Это ведь... знакомый холодок, только значительно более сильный. Впервые я познакомился с ним в часовне Лок'деф, когда Фанг показал, как пустить в себя стихию Ночи, как управлять ею, как подружиться. Было очень, ну... необычно. Я тогда совсем не ожидал испытать подобное, ну а пережить повторение истории вновь... То, во что поверить сложно до сих пор.

— Тьма?

Шар передо мной, совершенно не спеша и слабо мерцая, вытянулся в плоский блин, а затем начал раздуваться. Мало-помалу его очертания начали принимать хоть какую-то осмысленную форму.

Боль, словно призрак, ударила по мне последний раз, ослепив напоследок, и ушла столь же внезапно, как и появилась. Вот теперь уже копыта добрались до морды, коими я начал усердно тереть глаза, стараясь прогнать затмившие взор блики света восвояси. Помогло, только не сильно: когда я взглянул на магию снова, захотелось закрыть глаза и протереть их еще разок.

— Прости меня за этот поступок, — прозвучал голос, в разы более женственный и глубокий, — так было необходимо.

Зажмуриться... Сосчитать до десяти...

Передо мной стояла уже не та маленькая чешуйчатая подруга, но уже весьма крупная, и очень красивая драконица, с отметиной на лбу в виде когтистого полумесяца. Она преобразилась очень сильно, став более... могущественной? Великой? Невероятно...

— Как?

— Твоя память разбита, но есть инструмент, который позволит восстановить ее полностью. — Тьма распахнула большое крыло и указала мне за спину. — До тех же пор я ничего не скажу.

~

Вот... Как бы я ни сопротивлялся, но все равно пришлось сделать именно так, как желали мои стихии. Вернись, Фурия, доверься артефакту, не думай, и вообще — ты сейчас не особо живой. Упомянув стихию разрушения еще разок, я обреченно уселся на круп и уставился на камень, пытаясь прожечь его взглядом.

Интересно, а почему Тьма выросла, но Молния — нет? И вообще, почему она выросла? Из-за моей преждевременной кончины? Но ведь я вполне себе живой, и даже дышу.

Шумно втянув воздух, наполненный ароматом ночных цветов с легкой примесью запаха горелой древесины, я с наслаждением выдохнул, даже закрыв глаза в этот момент... Нет, определенно на тот свет мне путь закрыт, но тогда...

— СЕРДЦЕ!

Я аж пригнулся и трусливо прижал уши к голове, когда вполне себе взрослый драконий голос, невероятно мощный, прозвучал прямо из-за спины.

— Подумать только, Фурия, тебе столь сильно разбило не только память, но и мозг? Ты ведешь себя, словно ребенок.

Мне не будет покоя, по крайней мере, пока рядом этот ужасный монстр...

— Хорошо, но если что, за себя не отвечаю.

Аккуратно протянул переднюю правую ногу к самоцвету и коснулся его, ощутив, как приятное тепло окутало копыто. Кристалл запульсировал и вновь сформировал связь между нами. На этот раз, правда, он никак со мной не взаимодействовал: никаких посторонних чувств не ощущалось.

И что мне следует делать теперь? Я должен понять сам, наверное, но мыслей не было. Попробовать потянуться к нему магией?

Я сосредоточился и попросил тень подо мной выполнить задуманное. Черное щупальце уползло вперед. Тонкая и хрупкая ниточка с виду, но прочная, словно сталь, на самом деле, она вытянулась под кристаллом и захватила его в объятия, пустив внутрь немного энергии.

Самоцвет отреагировал вяло, коротко "мигнув" внутренним светом, не более. Как висел, так и продолжил висеть.

Поначалу, конечно, я обрадовался такому исходу, ведь это значит, что насиловать себя не придется, без особой цели и выгоды используя неведомую вещь. Просто надо развернуться, выйти отсюда, и... что-нибудь сделать?

— Умереть, к примеру, — привычно изрекла моя стихия, продолжая сидеть в разломе, который когда-то был дверью, загораживая его собой полностью, — только если ты это сделаешь, твои друзья не обрадуются.

— И нет иного пути?

Драконица закрыла глаза и медленно помотала головой.

— Defseh kha asen, Фурия, и я стараюсь вести тебя так хорошо, как могу. Неужели ты не веришь мне?

Я поморщился.

— Ох, не начинай, пожалуйста.

Ну что тут скажешь? Спорить с частичкой самого себя, которая, к тому же, обладает истинно женским характером — прямой путь сойти с ума и не вернуться более.

— Но если ты xo'kha меня, тогда, может, подскажешь, как использовать, — тычок в сторону "сердца", — это?

~

Пульсация различных энергий продолжалась еще долго, а вместе с ними расколовшиеся фрагменты памяти собирались воедино, проносясь у меня перед глазами стремительным потоком картин. Ощущения, пережитые в этом месте, накладывались на события недалекого прошлого, порождая множество вопросов, много больше, чем было получено ответов.

Я умер... почти. Меня поддерживали сразу две великих силы: зов сердца Рат'агара, чье сияние испускалось остановившимся драконьим сердцем, и духовная связь, образовавшаяся давным-давно между мной и единорожкой. Кристалл, который теперь стал частью меня, показывал то самое место, в которое я вскоре должен был вернуться: мое тело, почти полностью обращенное в темную энергию, и оседлавшая меня единорожка. Рог ее испускал множество изогнутых нитей, распространившихся вокруг наподобие солнечных лучей. И лучи эти, уходя совсем недалеко, упирались в едва заметную, бледную желтоватую сферу одного из самых таинственных заклинаний, которые я когда-либо видел.

— Так вот почему ты стала такой, моя Тьма... Ты связалась с Твайлайт и переняла ее силы, верно?

— Не переняла, — вежливо поправила крылатая, — получила.

— Разве такое возможно?

Она смешно фыркнула и высунула язык.

Я усмехнулся. Повзрослела? Вряд ли. Просто стала побольше.

— Вскоре чары "времени вспять" развеются, моя стихия, и мы с тобой вернемся в бой, но пока, раз уж есть возможность, может, ты расскажешь мне про этот сон?

Твайлайт... Маленькая фиолетовая единорожка, кровь от крови расы цветных улыбчивых пони, обитающих в эдакой копии Авалона. Смешная девчонка, заучка, как "величали" ее некоторые, большая любительница узнать что-нибудь, достать и записать новое знание... Она ни разу не участвовала в мало-мальски серьезных конфликтах, за исключением атаки на Кантерлот, и владела до этого лишь базовым набором самых обычных заклинаний. Не спорю, ее особый щит — нечто, но по сравнению с магией, которая удерживала нас обоих в своих цепких объятиях, ее саму и мое тело — там, а разум Найта — тут, она не стоила и потухшего огненного шара.

"Время вспять" — легендарные чары... И как они ей дались-то? Откуда она их знала? Чудеса, да и только.

— Ты хотел услышать про сон.

Я вздрогнул, очнувшись от одолевшего меня удивления.

— Верно, извини.

— Оправдываться — лишнее, — Тьма раскрыла крылья и жестом пригласила меня перейти ближе, — садись. Ты ведь обнимал поняш в облике тенекрыла? Желаю того же.

Что тут скажешь... По ту сторону реальности — замершая битва, а здесь — гостеприимно распахнутые объятия драконицы. Я передвинулся к ней ближе, ощутив, как темное крыло заботливо укутало меня, оставив снаружи лишь рог и морду. Тепло и неожиданно приятно.

— А пони и вправду миленькие, — она мягко приобняла меня лапой, — ты готов услышать страшную правду?

— Нет, я сейчас усну.

Это было шуткой лишь отчасти — в теплом плену меня очень быстро уносило в сон, даже несмотря на то, что я и так в нем. Как странно было ощущать себя маленьким, окруженным заботой собственной стихии. С другой же стороны... разве то же самое не продолжалось всю мою сознательную жизнь, начиная от того памятного посещения часовни Лок'деф?

— Это сон сердца Рат'агара, то есть, если можно так выразиться, богини Тьмы.

Размышления тут же сдуло ураганом, засосало в черную дыру, смело веником. Мой удивленный возглас даже не вырвался на свободу, потонув в безграничном удивлении. Я резко дернулся, но чешуйчатые крылья держали крепко.

— Что?!

— Именно поэтому здесь я обладаю собственным, — Тьма щелкнула зубами, — телом и разумом, чуть отличным от твоего. И нет, — заметив в моих глазах растерянность, драконица отрицательно качнула лапой, — то, что принял ты — лишь артефакт, не более, суть тень истинного сердца.

— Ты сказала... богини?

— Не совсем, — драконица смущенно поскребла лапой по крылу, жест, который вижу впервые, — это трудно объяснить... я назвала ее так скорее для того, чтобы правильно выделить среди таких же. Ладно, поймешь со временем, — она подняла голову и взглянула на звезды, сияющие, почему-то, неестественно ярко, — а пока ближе к делу.

Оглянись. Вокруг почти нет жизни — предметы не омываются вездесущей волшебной силой. Трава, деревья, да даже здания смотрятся неестественно, но при этом вполне знакомо. Ощущаешь? Все потому, что это — копии, подделки, созданные на основе твоих воспоминаний. Ты погрузился в сон, но не свой, поэтому можешь в нем ясно мыслить, даже ходить, но изменять саму ткань сновидений...

— Стоп-стоп-стоп, — я потолкал копытами бронированный живот, — до этого я и сам дошел, меня больше интересует владелец.

— Вечно ты торопишь события! Мы сейчас во временном мире, который исчезнет тогда, когда закончится действие заклинания Твайлайт. Сам мир — аномалия Тьмы. Так яснее?

— Ах это аномалия? — возмущенно пнул ее, как когда-то делала единорожка, — ты не могла сразу это сказать? Смысл городить тени?

Драконица опустила взор и неожиданно мне подмигнула. Легкая улыбка украсила чешуйчатую морду, в миг изменившись на садистскую, когда черная лапа легла мне на голову и Тьма принялась усердно скрести, вызвав тем самым мой протестующий рык.

— Мы сидим сейчас тут, вне миров, вне времени, только ты и твои стихии. Через некоторое время водоворот судьбы вернет тебя в бой, и в сердце твоем вновь закипит ярость. Ты знаешь это, понимаешь, но вместо того, чтобы хоть как-то приготовиться, пытаешься вытащить из меня абсолютно бесполезные знания. Кто же ты после этого?

На пару мгновений вся моя концентрация ушла в шуточную борьбу с не в меру разыгравшейся Тьмой, поэтому эти ее слова, произнесенные словно бы в насмешку, для меня были словно удар молотом.

— Пожалуй... да, стоит призадуматься. И не смей смеяться!

~

Белый свет объял все тело, подарив чудесное ощущение невесомости. Все звуки разом исчезли, оставив лишь тихий мелодичный звон. Мои мысли устремились кто куда, как испуганные зверьки, уступая мысли лишь одной. "Как избежать повторной смерти". Время, повернутое вспять, со стоном вливалось в прежнее русло. В одной короткой вспышке настоящий мир вернулся, искаженный магическим полем так, что не сразу удалось сообразить, где я сейчас нахожусь; видно было лишь множество разноцветных пятен, словно грязь, размытая по стеклу. И слабое-слабое чувство опасности свербило в сердце... В кристаллическом теперь сердце. Ужас.

Нечасто я попадал во временные аномалии, но все равно каждый последующий раз не становился более простым: отчаянно хотелось двигаться, что невозможно, когда время вокруг течет медленней обычного. Словно находишься в очень густой жидкости, из которой, к тому же, никак не выбраться. С тихим стоном я напряг крылья, дабы убедиться в их наличии. Мышцы послушно отозвались слабой болью. "Однако ж".

Понемногу все вокруг приходило в движение: заклинание единорожки развеивалось, возвращая все в привычные токи. Тихий хлопок оповестил собой начало развития событий: наконец я ощутил, что начинаю куда-то двигаться, причем, с каждой секундой все быстрее и быстрее, хотя не получалось шевельнуть даже ухом.

— Э-э-э?

~

— Тьма, прекрати уже, ты мне рог сломаешь!

Чудовищная пытка, к моему превеликому счастью, завершилась, правда тяжелая лапа переместилась мне на спину, заставив судорожно дернуться, когда я шкурой ощутил кончики холодных острых лезвий.

— Ой! — драконица смутилась и заключила меня в объятия передних лап, — ты думай, а я пока наслажусь биением твоего сердца.

— На романтику потянуло?

— Думай!

Я усмехнулся. Какая же все-таки странная у меня душа: человек, дракон и пони, а еще две девушки: Ночь и Молния. Как только с ума не сошел?

Итак, мое тело надежно зафиксировано заклинанием в каких-то жалких пару секунд до столкновения, пережить которое не выйдет. Что делать будем? Единственное, что приходит на ум — полное слияние с Тьмой, тогда смогу обратить свое тело в призрачную форму на пару мгновений, но оно совсем не затронет Твай, так что не вариант. Увернуться, скорее всего, не выйдет вообще: хоть пони и использовала весьма мощную магию, но сделала она это неосознанно, а потому во времени нас отбросит совсем недалеко. Надеюсь, хоть эти самые пару секунд и будут.

— А помнишь ту связь, которая установилась между вами с Твайлайт? — произнесла драконица, легко хлопнув крылом по спине.

Честно говоря, хоть сидеть так и приятно, но все эти тычки и пихи надоели уж.

— Хорошо, больше не буду, — легко согласилась та с моими мыслями, — так вот, господин недотрога, у меня есть неплохая идея.

— Поведаешь?

Она показала сдвоенный язык.

— Нет, догадайся сам. Я только дам маленькую подсказку.

Она взмахнула лапой, соткав из воздуха картину, что недавно показывало мне "сердце": как мы с единорожкой висим перед огромной каменной колонной, окруженные полем искаженного времени. Выглядело довольно страшно, особенно запоминался взгляд Твай, в котором читался невероятный ужас и знание неизбежного. Я невольно опустил взор, чтобы не видеть последствий своей ошибки; прочитав эти мысли, драконица обняла меня крыльями крепче и уткнулась чешуйчатой мордой в черно-синюю гриву, молча выражая свою поддержку.

"Связь..."

Это простенькое слово эхом прошлось в моей голове, бережно собирая необходимые крупицы знаний в одно целое. В ту невероятную магию, которая поможет нам с пони преодолеть все преграды.

~

Я закрыл глаза. Даже странно, что веки меня слушались, в отличие от всего остального, хотя в это крохотное мгновение, растянувшееся на несколько секунд, сие было не особо важно.

Придется колдовать совсем без подготовки, отбросив руны, энергию, изящность и мощь. Только одно чувство имеет место быть, только оно способно воплотить чары в жизнь.

Все быстрее и быстрее двигались изображения. Пятна обратились в картины, пространство наполнилось запахами, а, чуть погодя, и звуками. Незыблемое ранее, мое тело вдруг рванулось вперед, стремясь продолжить роковой полет.

"Аномалия..."

С громким треском сфера чар развалилась, предоставив свободу действий. Сразу же, рефлекторно, я расправил крылья полностью, чтобы уйти вбок, но все равно вытворить подобное уже было невозможно.

"...защита".

Молю тебя, Тьма, что эта мысль была верна, а иначе будет очень... неприятно.

Каменная колонна устремилась ко мне на огромной скорости, оказавшись перед самым носом так близко, что я даже умудрился разглядеть крошечные трещинки по всей ее поверхности; картина, которая тоже надолго останется в памяти. Зарождающийся крик единорожки достиг ушей и больно резанул по сердцу, но продлился совсем недолго, точнее, меньше секунды.

Знакомый звук, похожий на тихий хлопок, раздался отовсюду, перекрыв все остальные, а затем пришло знакомое ощущение призрачной плоти. Не только моей...

~

— Смотри, — драконица ткнула на изображение меня, — ты можешь летать, а у единорожка — нет. Из-за этого ты вынужден нести ее на своей спине и совсем не способен поэтому колдовать. Плохо?

— Ага, — я согласно кивнул, — и что тогда?

— Вот-вот. Тогда, учитывая твою догадку, почему бы тебе... не подарить ей крылья?

~

Какой ужас. Такое я делаю впервые, и, если честно, мне очень-очень страшно.

Собравшись с той смелостью, которая еще осталась, я мысленно запретил себе материализоваться обратно и заблокировал попытки Тьмы провернуть это помимо моей воли. В итоге удивленно-испуганная пони обрела свое тело совершенно одна и, не найдя под собой чешуйчатой опоры, стремительно понеслась вниз.

"Подарить ей крылья... Ну да, почему бы и нет, ведь сердце-то, считай, уже отдал". Мысленно усмехнувшись, рванул за пони и окружил ее, использовав нашу связь как окно между разумами.

"Слияние с Твайлайт!" Как звучит, моя поняша?"

— Найт? — проорала она безгранично удивленным тоном, — во имя Селестии, я же падаю! Ты где?!

"С тобой, Твай. И пока это так, ничего с тобой не произойдет".

Теперь я словно стихия для нее. Собственных способностей к созданию чар у меня больше нет, зато можно вполне брать заготовки прямо из мыслей пони. И именно сейчас она больше всего на свете хотела избежать встречи с землей. Исполним!

"Лети, мой ангел".

Тихо-тихо, словно тени, распахнулись два огромных черных крыла. Они затрепетали на ветру, плавно взмыли вверх, а затем со всей силы опустились вниз, существенно замедлив падение своей хозяйки. Еще взмах, сопровождаемый небольшим ураганом, и Твайлайт зависла на месте, во все глаза рассматривая такую близкую сейчас темную поверхность земли.

"Так уже лучше. Теперь поднимайся в воздух".

— Как? — прозвучало истеричное. — Где вы вообще?

"Я обратился в призрака и слился с твоей магией. Остальное потом расскажу, ведь ты в смертельной опасности вообще-то".

Где-то сбоку раздался громкий треск, сопровождаемый шумом множества падающих камней. Громко пискнув, Твайлайт инстинктивно отпрянула в сторону, чем я и воспользовался, поделившись с ее сознанием своими навыками полета. Этот небольшой трюк позволил поняше собраться и высоко взлететь, увернувшись от попытки хранителя оборвать ее жизнь.

"Хорошо. Теперь внимай. Я не могу сам использовать чары, однако, в силах исполнять твою волю".

— Но...

"Как? Не знаю, да это и не особо сейчас важно. Враг очень сильный, много сильнее, чем я предполагал. Сконцентрируйся на портале домой, я буду держать защиту".

— Домой? Ах! — она испустила судорожный вздох, когда рванула вбок и избежала встречи с колонной. — Но ведь ткачи до сих пор в беде, разве мы не должны им помочь?

"Должны, но твоя жизнь важнее. Впрочем, запретить сражаться не могу, поэтому, выбирай, а я последую за тобой хоть на край света".

Пони призадумалась. Было видно, что ее раздирает на части желание одновременно и помочь, и послушаться меня. С одной стороны данное обещание, которое доброе сердце единорожки просто так отринуть было не в состоянии, тяготило душу, а с другой был страх за свою и, видимо, мою жизнь. Страх и ужас пережитых недавно мгновений. Сложный выбор... Что бы на ее месте сделал бы я?

Глупый вопрос, и так все ясно.

Когда очередная угроза объявилось точно под Твай, она вдруг резко опустила голову и послала навстречу яркий белый луч, расколовший каменное щупальце на множество частей.

— Ты бы не убежал. И я не убегу. Я сдержу свое слово.

Улыбнувшись про себя, приготовился к бою, чувствуя, как приятное тепло растекается по призрачному телу.

"Иного и не ожидал от тебя, Твайлайт Спаркл".

~

"Темный вихрь".

— Поняла!

Отлетев в сторону, Твайлайт взмахнула головой, разрезая белым лучом пространство перед нами. В довесок к ее испепеляющей магии вперед устремились десятки небольших черных полумесяцев, разлетевшись широким веером. Множество черных тучек, чье появление сопровождалось тихими хлопками, наполнило пространство, обрисовав контуры нашего врага: большой грязно-серый шар света, успешно скрывающийся от нас за каменной оградой. Хранитель-дух, очень неприятный враг, с которым довольно трудно сражаться.

"Не повезло нам, Твай. Двигайся вперед, попробуй смешать свои чары и "Плеть Тьмы".

Послушная моим просьбам, единорожка рванула вперед и прикрылась полупрозрачным куполом своего щита. Я последовал за ее мыслями и усилил защиту своими чарами, одновременно подготовив боевые заклинания к действию.

Удивительное взаимопонимание... Впервые использую магию обращения в стихию, впервые мы с Твайлайт объединяемся, но уже, спустя пару жалких минут, достигаем невероятного уровня слаженности. Словно вытворяли такое многие годы...

Луч белой энергии устремился вперед, а сразу за ним вытянулись тени, образовав некие подобия щупалец. Двойная атака, невероятная сама по себе, шустро добралась до нашего врага и проломила его защиту, откинув духа в сторону. К сожалению, "плеть" не дотянулась до жертвы во второй раз и развеялась, оставив после себя лишь опадающие черные частицы.

"Вроде достали. Это хорошо".

Взмах и взмах, единорожка отлетела вбок, внимательно разглядывая то место, куда удрал дух.

— Найт... Откуда во мне такая решительность?

"Нашла время философствовать. Может, это из-за того, что ты помогаешь доверившимся тебе существам?"

Сбоку пришла атака — огромное полупрозрачное поле, словно стена, двинулось на нас, не предвещая ничего хорошего.

— Не уверена в этом.

В этот раз пони использовала лишь меня, послав навстречу опасности огромный черный клубок. Врезавшись в стену, он пробил в ней брешь, куда Твай и нырнула, спасаясь от опасности.

"Чтобы тебе было спокойнее, могу предположить, что это я виноват: мое чувство битвы перешло к тебе. В любом случае, не вижу ничего плохого. "Проклятие смертного", а затем бей сбоку".

— Хорошо.

Едва дух показался из-за своей импровизированной крепости, под ним развернулся магический круг, из которого снизу-вверх пошел черный дождь. Стремительный рывок в сторону, и я воплотился в яркой молнии, устремившись к цели. Снаряд, подчиненный моей воле, обогнул препятствие и ударил точно по призрачному телу, разбросав всюду снопы искр.

"Сейчас он оденется в броню, гляди".

Сопроводив заявление мысленным указанием, я осмотрел поле боя, поддавшись легкому чувству опасности. Чутье меня обычно не подводило, но никаких других угроз помимо хранителя видно не было. Где-то прячется?

Как и должно было случиться, вокруг духа появилась бледная аура, притягивающая к себе мелкие предметы. Осколки камней, разломанные кристаллы, всяческий другой мусор — все устремилось к светлячку, образовывая вокруг него все больший и больший шар. Воздух буквально зазвенел, сотрясаемый творящейся мощной магией.

— Ух ты! Красиво. — Твай буквально загляделась на это чародейство. — А прервать мы это никак не сможем?

"Увы, — я мысленно помотал головой, — самовозводящиеся чары, тут "проклятие" бессильно.

Кстати, насколько я помню его поведение, он сейчас атакует".

— Я знаю. Мне открывается твоя память.

"Что, вся?"

Побочный эффект связи, со мной происходило то же самое, однако... хорошо, что призраки не умеют краснеть, а то бы я сейчас загорелся и сжег вместе с собой все вокруг.

— Нет, лишь небольшие кусочки, но и они довольно интересны. К примеру, я теперь знаю, что круп Луны очень даже ничего.

"Ах ты вредина. — я усмехнулся. — Ну тогда поведаю тебе другую страшную тайну. Ты иногда любишь одевать полосатые носочки, подвязывать хвост широкой резинкой, и в таком виде..."

— Что?! — раздался громкий вскрик, после чего последовала белая вспышка телепортации.

Я замер, ожидая невероятных ощущений. В мгновение нас с единорожкой скрутило в тонкую нить, которая растянулась до далекой точки наверху, а затем сжалась в ней, обратившись шар. Миг, и мы парим в другом месте, а промазавший магический снаряд неспешно разворачивается в нашу сторону.

"Я понял, обсудим это потом. Пронзающий мрак".

Она кивнула, немного нервно, и прицелилась, выпустив навстречу опасности черный туман, принявший форму наконечника копья. Хмыкнув про себя, я взял заклинание под свой контроль и повел его в атаку, со всей силы врезавшись в чары противника.

Странно, что мы чувствуем мысли друг друга; странно и плохо. А вдруг она узнает что-нибудь, чего знать не следует? Или наоборот, я получу тайну, с которой потом не смогу заснуть? Хорошо бы понять, как работает эта магия-аномалия...

Откинув размышления в сторону, я сосредоточил силы на одной лишь точке, где острый конец чар Тьмы упирался в округлый снаряд хранителя. "Пронзающий" — это не просто так; собрав всю свою волю в этот порыв, толкнул заклинание чуть вперед, пробив в бледной сфере небольшую брешь. Ее поверхность покрылась темными трещинами и заискрилась, но ломаться полностью не возжелала. Ну что же, тем веселее. Достаточно немного продержаться.

С громким треском чары врага развалились, а Тьма прорвалась вперед, сменив прицел на каменную образину. Коротко просвистел ветер, удар достиг цели, оставив после себя темную вмятину на магической броне духа.

~

— Довольно!

"А?"

Развернувшись, чтобы после атаки вернуться к хозяйке, я вдруг ощутил, что нечто, спрятанное глубоко в сердце, сильно натянулось, а затем оборвалось, пустив по призрачному телу волну боли. В глазах на мгновение потемнело, словно на меня накинули непрозрачную ткань, а потом малоприятный холодный ветер начал дуть мне в живот.

"Что это еще за приколы?"

В мгновение ока тело вернулось ко мне, и на одной лишь удаче мне удалось выровнять полет. Не до конца соображая, что и как сейчас произошло, я повернул нос в ту сторону, где должна была быть Твайлайт, но ничего не увидел. Совсем ничего, ни остатков магии, ни одного следа, сплошная пустота. И кстати, а кто так здорово рявкнул?

Сложив крылья, устремился вниз, чтобы перехватить падающую поняшу, если она действительно такое сейчас вытворяла, однако, полет был грубо прерван невидимой силой, резко ударившей мне в грудь. Сильный рывок впечатал мое чешуйчатое тело в стену, выдавив из меня хриплый стон. Больно...

— Лучше не шевелись, дракончик, и все пройдет быстро.

Кое как поднял голову наверх, чтобы увидеть, как некое толстое существо в грязно-оранжевом плаще медленно спускается из-под потолка, окруженное уже хорошо знакомым, а оттого еще более ненавистным ореолом Хаоса. От него исходило неровное сияние, обращенное ко мне, и то же самое сияние обволакивало меня самого, не давая даже пошевелиться. Распят на голом камне...

Сосредоточившись, попробовал сжаться в комок, и у меня даже получилось пошевелить передними лапами, но спустя секунду острая боль пронзила живот, сразу же выбив из головы любые мысли о хоть каком-то шевелении. Едва удержав стон, я опустил голову, чтобы увидеть, как вниз падают, прощально сверкая с свете Хаоса, мои черные чешуйки, а из открывшейся раны понемногу вытекает кровь.

— Я же сказал, дракончик, не двигайся, а то накажу, — толстый черт высунул из-под балахона пухлую руку и погрозил мне указательным пальцем.

— Да иди ты... — тихо прошипел про себя, со всей силы дернув крылом.

К счастью, зачарованные Тьмой, крылья мои способны были разрушать магию, и этот случай не был исключением. Правая часть моего тела стала свободна и я позорно повис на левых лапах. Тут же пришел удар, подкинувший меня высоко вверх, а затем следующий, впечатавший обратно в стену.

— Последнее предупреждение. Видит мастер, я прибыл сюда всего лишь за одной вещичкой, и не хотел никого мучать. Просто потерпи, и умрешь быстро. Идет?

— Нет, so'shaas, — с усилием изогнулся и взглянул на него, — я умру тогда, когда посчитаю нужным, не ранее.

"Найт?" — прозвучал слабый мысленный позыв, тихий голос, родившийся прямо в глубинах сознания, как будто со мной заговорил ткач. Только вот... мысли эти были очень знакомы и родны.

"Твайлайт?" — поначалу просто не поверил в чудо, и постарался найти пони. Провально, к тому же меня опять крепко приложило о камень. Три раза.

"Найт! — мыслеголос пони срывался, — что он с тобой делает? Кто он?!"

Толстячок неспешно подплыл к хранителю и протянул к нему руку. Раздался противный звон, затем скрежет, сопровождаемый яркой вспышкой, и несчастный дух буквально лопнул, раскидав по округе остатки своей брони. Приглядевшись, я рассмотрел странную треугольную штуковину, оставшуюся на месте ужасной гибели.

"Он играет со мной. Не важно, надо остановить его любым способом. Ты можешь двигаться?"

"Да...- чуть не плача ответила пони, — сейчас сделаю что-нибудь, держись!"

Конечно я продержусь, куда уж тут деваться? Не умереть бы только в самом деле.

Жаль, что облик сменить не дает какая-то неведомая фигня, а в драконьем теле особо то и не поколдуешь. Правда, тут полно своих плюсов... Собравшись с силами, ощутил в груди теплый комок, быстро перекатившийся в рот, и плюнул его прямо в жирное тело. Неподвластный никакой контролирующей и отводящей магии, сгусток плазмы шустро преодолел все расстояние между нами и аппетитно вгрызся в ткань, проделав в ней немалую дыру. Повезло уродцу, что его тело было прикрыто еще и щитом.

— Тьма не дремлет, тварь.

Я зажмурился, ожидая новую серию ударов, которые так и не пришли. Приоткрыв глаз, увидел, как у жреца Хаоса в прямом смысле дымится зад, а новый белый луч хищно устремляется к своей цели.

"Молодчинка".

В два счета разорвал связывающие меня путы и оттолкнулся от стены, помогая себе крыльями. Сильный рывок и вот уже я совсем близко, острые когти-лезвия блестят, предвкушая кровавую жатву...

Он просто взмахнул рукой. Послушная ему магия вспыхнула, осветив все вокруг потусторонним бледным светом, ей вторил ужасающий металлический звон, больно ударивший мне по ушам. Ослепленный, оглушенный, я извернулся в воздухе, попытавшись достать до цели лапами, но промахнулся, не дотянувшись совсем чуть-чуть... Мощная волна магии отбросила меня в сторону.

"Вот eseara, он явно не шутит", — подумал, прежде чем проломить своей спиной дыру в одной из каменных колонн, оставленных ныне покойным хранителем. Довольно неприятное чувство подстегнуло мою ярость и впервые за долгое время я начал ощущать, как спящий доселе дракон начал пробуждаться.

Предки тенекрылов почти не пользовались магией, полагаясь, в основном, на острые когти, мощные крылья и темную чешую, способную поглощать свет. Во многом из-за последнего я любил этот облик, ведь свойство оставаться незаметным как нельзя кстати подходило для разведки, или же охоты... выставляя меня совсем в плохом свете во время битвы. В бою менять чары на когти было не выгодно, поэтому редко когда всерьез сражался как тенекрыл, предпочитая дракону нормальное обличье. Честно, и сейчас бы сменил облик, но что-то препятствовало этому, разрушая любую магическую связь с моими рунами. Теперь я был совсем без чар. Хорошо хоть, Твайлайт еще может колдовать.

Пролетев по инерции еще немного, я развернулся и метнулся вперед, надежно вцепившись в разрушенную колонну. Десять секунд на передышку.

"Твай, ты можешь телепортироваться?"

"Нет, мне мешает это существо".

Конечно, это должно было понять сразу, как только этот самодовольный тип вообще тут появился. Ничего не бывает так просто...

"Плохо. Я-то вообще не в состоянии колдовать".

Острый слух не подвел: едва услышав слабый звон боевого заклинания, я оттолкнулся от поверхности и резко взлетел вверх. Мое небольшое укрытие тут же лихо взорвалось, закидав осколками все вокруг. По брюху раздались слабые щелчки.

— Эй дракончик, не летай так быстро, мне трудно попасть!

Сильно взмахнув крыльями, ушел вбок и свечкой нырнул за еще целый столб, опять уцепившись в него со всей силы.

Не получается подобраться, что делать-то?

"Найт, у меня есть идея, ты можешь отвлекать его от меня, пожалуйста?"

"Как будто он еще про тебя помнит, — я оскалился в усмешке, хоть Твай это и не сможет увидеть, — положись на меня".

Когда ты не знаешь, как победить противника, приходит страх. Когда приходит страх, начинаются ошибки, поначалу маленькие, незначительные, но даже такие могут вполне стать последними. Если страх овладел тобой, поможет лишь отступление... или чудо, как произошло сейчас. Связь между нами была велика, и я знал, что могу совершенно спокойно, без единых колебаний, доверить поняше свою жизнь. Казалось, знаем друг друга меньше месяца, в совместную битву вступили впервые, а уже такой дух?

Ну что же... Эквестрия оставила на мне свой отпечаток.

"Твай, не ведаю, что ты задумала, но знай, что я полностью тебя поддерживаю".

Быстро перебирая лапами, с каждым движением высекая из камня снопы искр, быстро забрался на самую верхушку и поставил крылья так, чтобы они создавали эхо произносимых мной слов. Мой взгляд уцепился в толстую фигурку жреца Хаоса, который, похоже, почуял неладное и замер в нерешительности.

"Спасибо... — прозвучал ее мысленный голос, окрашенный неподдельной радостью и теплом, — я постараюсь сделать все, что в моих силах".

"Давай. Попробую схлестнуться с ним в ближнем. Прошу, закрой ушки".

С дуновениями легкого ветерка пришло ее согласие, словно целительный бальзам, успокоив метающуюся душу. Прочно уперевшись задними лапами в камень, я чуть-чуть привстал и глубоко вдохнул затхлый воздух пещеры. Теплые потоки еще не родившегося плазменного пучка разлились по пасти, приятно согревая и искажая дыхание. Оно стало более сиплым... и громким.

Интересный трюк, который показал мне один товарищ. Небольшое врожденное заклинание, суть простое, основаное на некоторых особенностях выдыхаемого мной огня. Представив на мгновение, как весело скачет по зеленой траве довольная своей победой Твайлайт рядом с не менее довольной принцессой Селестией, как радуется она, находясь вместе со своей наставницей, как чувствует гордость аликорна за свою лучшую ученицу, я сконцентрировал все чувства в своем новом сердце, воплотив их в оглушительном реве.

Мощная волна, многократно отразившись от стен, колонн, моих крыльев, ушла вперед и накинулась на нашего врага. В установившемся грохоте я не слышал, что он там орет, но то, как он зажал свои уши руками, его широко открытый рот — все это говорило о боли, которую сейчас испытывает. Не теряя ни секунды я сильно оттолкнулся и бросился вперед, всей своей сущностью стремясь добраться до него. Во что бы то ни стало.

На пару мгновений время словно бы замедлилось, позволив мне увидеть, как сформировывается в руке жреца разрушительное заклятие. Совершенно удивленный такому странному чувству, я дернулся вбок, уходя из-под удара, и сделал еще один стремительный рывок, рискуя по-глупому пролететь мимо. Выбора, правда, не было, поэтому пришлось так поступить.

В нужный момент время опять замедлилось, зарядив в мозг еще большую дозу удивления. Вместе с удивлением пришло странное знакомое чувство, когда сознание само вырисовывает самые вкусные места на жертве...

Вкусные места?

Я обрушил на врага мощный удар передней лапой, выдвинув когти на полную, но вместо приятного ощущения рвущейся плоти ощутил лишь неясную гладкую поверхность. Разочарованно зашипев извернулся и хлестнул врага хвостом, ровно с тем же результатом, после чего на инерции пролетел дальше. Правда вот, полет совсем не замедлился, а очень даже наоборот, направляемый окружившим меня оранжевым сиянием. Успев лишь повернуться боком, чтобы защитить морду, сильно приложился о стену.

Удар вышиб из меня дух, но при этом еще сильнее разжег закипающую внутри ярость.

— Что ты там делаешь, лошадь? — достигло моих ушей гневное, заставив их встрепенуться.

Отвернулся от меня, shaas? Ну нет, я твой противник!

Драконья сущность внутри меня радостно согласилась, безмолвно призывая на охоту, и зов этот заключался во все возрастающей жажде крови. Тьма, хоть бы я не напал на Твайли после всего... С легкостью оттолкнувшись от приютившей меня вмятины, совершенно не обращая внимания на слабую ноющую боль в правом боку, я вновь устремился в прямолинейную атаку. В два взмаха, в два мощных гребка крыльями по воздуху пересек разделяющее нас пространство воспарив над врагом. К счастью, драконья натура, застилающая разум, все же позволяла мне думать, прежде чем бить; нанеся несколько быстрых ударов, нырнул под врага и попытался вцепиться в жирное тело, чтобы утащить его с собой на землю.

Увы. Когти, способные пронзить металл, лишь проехались по его магическому щиту, высекая снопы искр, а вот его атака вполне до меня добралась, прилетя мне прямо в морду. Чудовищная сила дернула вниз, парализовав половину тела, из-за чего не получилось даже шевельнуть крылом. Со злобным рыком, в котором смешались еще ярость и отчаяние, я устремился во тьму ущелья, не имея ни единой возможности предотвратить болезненную встречу.

Ожидаемый, но оттого не менее неприятный удар пришелся в этот раз по спине. Что-то тихо хрустнуло. Пыль взметнулась в воздух, создав на некоторое время непроницаемый свету барьер, скрыв жреца Хаоса от моего взгляда, а вместе с потерей цели начал успокаиваться и дракон внутри. Силы понемногу уходили вместе с тоненькими ручейками крови, что извиваясь между чешуйками, стремились найти себе путь от раны в животе до такого приятного, холодного песочка.

Интересно, а откуда тут песок? Тут что, раньше было какое-то озеро? Вяло встряхнув головой, дабы отогнать ненужные сейчас мысли, я перекатился на лапы и кое-как встал, уже отчетливо ощущая, как трудно стало шевелиться. Хоть моя природная броня и тверда, это не дарует полную неуязвимость, к тому же, если меня со всей силы швыряют об твердые поверхности, словно игрушку.

Задрав голову кверху, я осмотрелся, но не увидел даже намека на врага. Характерное свечение также пропало, оставив меня в полном недоумении: куда он подевался? Мне ведь никак нельзя оставлять его одного!

"Твайлайт, ты меня слышишь?"

Прислушался к своим мыслям... тишина, но присутствие поняши ощущалось более чем отчетливо. Волноваться не о чем, пока что, однако разруливать ситуацию придется в одиночку. Похоже, единорожка колдует там нечто очень и очень сложное, и мне самое время, в таком случае, возвращаться в бой.

Упершись на задние лапы, подпрыгнул, взмахнул крыльями... и грохнулся обратно, опять же на многострадальную правую часть тела. Нехорошее подозрение закралось в мое сердце, обдавая его могильным холодом. Встав на лапы так быстро, насколько позволяло состояние организма, обернулся, чтобы увидеть, как одно из крыльев совершенно неестественно изогнуто.

Сломал крыло... Тенекрыл сломал себе крыло... Поддавшись этой назойливой мысли, я в страхе сделал несколько шагов назад, спасаясь неизвестно чего. Повсюду вдруг начали мерещиться призраки, жаждущие лишь одного — вкусить крови обездвиженного дракона. Разум затрепыхался в чешуйчатой клетке, все больше и больше отдаваясь панике, вторя ему, сердце глухо запульсировало.

Но... как это произошло? Мои кости куда как крепче многих материалов, иначе "полет" просто размалывал бы меня в невесомый порошок.

Окинув взглядом окружающее пространство в поисках хотя бы чего-нибудь, я заметил странное сверкание на земле и устремился туда, ощущая, как волочится по земле кромка безжизненно свисающего крыла. Пришлось все силы бросить на то, чтобы перебороть животный страх, поэтому следить за обстановкой у меня не вышло. А зря.

Глухой взрыв раздался сбоку, обдав тело сначала невероятным холодом, а затем адским огнем. Он нещадно ударил меня так, что отбросил далеко в сторону, и лишь вовремя вонзив когти передних лап в землю, чем проделал несколько длинных борозд в ней, я умудрился затормозить перед самой каменной колонной. В ту же секунду, когда озлобленно посмотрел вперед, что-то небольшое неприятно щелкнуло меня по носу и упало, издав протяжный металлический звон. Я рефлекторно отпрыгнул в сторону, и лишь затем обратил внимание на эту странную вещь.

Покрытая пылью, одним лезвием торчащая из песка, передо мной лежала, сверкая рунами, моя глефа. "Крыло ночи", подарок, который я никак не ожидал увидеть в данной ситуации.

— Крылышко мое... — тихо прошептал и сделал шаг к оружию.

Будто почуяв мое настроение и ощутив мое состояние, глефа тускло засветилась, испуская приятный глазу мягкий лунный свет, и принялась менять форму. Лезвия обратились в голубоватый туман, закрутившись вокруг древка причудливым вихрем, а само оружие слабо замерцало и приподнялось в воздух. Недолго думая, я рывком добрался до "Крыла", схватил его зубами, и побежал дальше.

Животный страх тотчас отступил, позволяя вернуться в прежнее воинственное состояние. И пусть летать теперь возможности не было, зато у меня появилась вещь, вполне способная нанести врагу пару смертельных ран. Продолжая преображение, глефа приняла полностью нематериальную форму и тоненькими змейками потекла по моей шее, разделившись в районе груди на два потока, каждый из которых устремился к своей передней лапе. Слабая щекотка ощущалась даже сквозь мою природную броню, заставив меня даже пару раз фыркнуть.

Подпрыгнув на ходу, я вонзил когти в каменную колонну и принялся шустро по ней забираться. Если врага не видно снизу, может, посмотреть сверху?

Пока карабкался, заметил, что когти мои стали чуточку длинней, и принялись светиться, а на передних лапах образовались два браслета из странного темного материала. Неожиданная форма для "Крыла", если честно, я больше привык к другой, что и неудивительно: никогда еще не пользовался в этом облике каким-либо другим оружием, кроме того, что дала мне природа.

Мой противник обнаружился совсем недалеко, и в весьма странном состоянии: окруженный бледным свечением, он неподвижно замер, силясь что-то сделать. На его лице, точнее на той небольшой части, видимой сейчас из-под капюшона, было написано великое напряжение, руки полыхали пламенем Хаоса, но при этом не происходило ровным счетом ничего: сдерживающие чары на нем были очень и очень сильны.

"Ну, Твайлайт, ты даешь... Откуда ты знаешь эту магию?"

Быстро оценив ситуацию, а также ощутив, как трудно даются поняше эти чары, я подобрал под себя задние лапы, сильно оттолкнулся, и, помогая себе здоровым крылом, с кровожадным рыком прыгнул на врага. Он попытался было отмахнуться, но такой слабый толчок в грудь, что получилось сколдовать, ничего моему весу сделать не смог, позволив мне беспрепятственно обрушиться на его в яростной атаке. Когти-лезвия пробили брешь в защите, и я на этот раз вцепился мертвой хваткой, повиснув на нем, словно живое украшение. Сияние ауры единорожки продолжало выполнять свое дело даже несмотря на мое вмешательство. Не продержавшись и пары секунд, магия Хаоса, поддерживающая своего хозяина, лопнула, отправив нас в свободный полет.

Впервые за все это время на лице жреца появился страх, столь приятное для моих глаз чувство, означающее, что он не настолько силен, чтобы победить нас обоих. И пусть Твайлайт была еще совсем неопытным бойцом, ее природный ум, сильно развитый за долгое время обучения, а затем соприкоснувшийся с моей памятью, делал свое дело.

— Ты боишься, tenere so'beyo fo shaas! — победно прошипел ему в лицо, прежде чем мы успешно приземлились и я придавил его земле всем своим телом.

Вряд ли это ему сильно повредило, зато у меня появилась весьма неплохая возможность как следует разодрать магическую защиту. Оправившись от "мягкой посадки" чуть быстрее, я поднялся на задние лапы, а затем со всей силы опустил на него передние, довольно глубоко вонзившись в переливающийся оранжевым щит. От удара во все стороны пошли трещины, но эта противная скорлупа выдержала, тем самым поддразнив мою кровожадность. Недовольно зарычав, я вновь замахнулся, но в этот раз был остановлен мощным заклинанием, схватившим меня за горло и отбросившим в сторону.

"Вот зараза, крепкий".

Упав на спину, я резво перевернулся и прыгнул за каменные обломки, спасаясь от возможной повторной атаки, а заодно и пропадая из зоны видимости. Оглушенный моим ревом, ослепленный темнотой, он и так едва меня видел, а теперь и вовсе потерял. Превосходство Тьмы.

Затаившись, наблюдал, как приверженец Хаоса медленно поворачивается вокруг своей оси, стараясь одновременно скинуть надоевшие оковы и не проворонить мой выпад. Тщетно. Бесшумно сместившись в сторону, я выждал, пока он не повернется боком, после чего стремительно атаковал в прыжке, повалив его на землю. Раз за разом нанес три быстрых удара когтями-лезвиями и вновь отступил во тьму, совершенно безнаказанно. На этот раз несколько ярких, похожих на огненные лучей вырвались из его рук и, громко шипя, разрезали пространство впереди, разрушив все, до чего коснулись. Видимо, жрец потерял терпение, или же сделал это от безысходности, в любом случае для меня это было приятной новостью.

Потому что я был все это время сзади.

Бесшумно метнулся к нему опять, сбив на землю своим весом. Он успел было перекатиться на спину и даже вскинул руки для защиты, но сразу же получил удар, пронзивший магическую броню насквозь. Мои когти оказались в опасной близости от его плоти.

— Что ты за чудище такое? — испуганно произнесла жертва, толкнув меня в грудь магией. В ответ на это я навалился на передние лапы со всей силы, немножечко приблизив его скорую кончину. Опасный блеск темных лезвий был так близок...

Неясное белое свечение принялось задаваться совсем недалеко от нас, осветив мрачную расселину светом утренней зари. Волны творимых чар, таких знакомых, но и таких чужих одновременно, окружили мое тело, придавая сил и заставляя сердце трепетать. Хищный оскал постепенно сошел на нет, уступив место радостной улыбке, отражающей сейчас мое настроение, мою гордость за то, как хорошо использовала пони мои знания. Победно взглянув на врага, я чуть приподнялся на задних лапах и полоснул передними крест-накрест.

Протяжно зазвенев, его защитное заклятие распалось, разбросав во все стороны небольшие сгустки оранжевой магии, некоторые из которых очень неприятно вгрызлись в мою чешую. И так испытывая не самые приятные ощущения от многочисленных ушибов, ране на животе и сломанного крыла, я чуть было не сломался пополам и не успел нанести завершающий удар, за что и поплатился: на моих лапах помимо черных, образовались еще и грязно-коричневые браслеты.

— Ты заплатишь. — сплюнув на землю сгусток крови, произнес приверженец Хаоса, и поднялся на ноги. — Дорого заплатишь. И лошадь твоя тоже.

Повинуясь взмахам рук, его оковы на моих лапах дернули меня в сторону, заставив потерять равновесие. С глухим рыком я грохнулся на бок, придавив и так уже нерабочее крыло. Ожидаемо, боль пронзила меня острейшим копьем, многократно усилив животное чувство страха, и сразу появилось желание уйти в тень, сбежать как можно дальше. На мои слабые попытки пошевелиться, тело теперь почти не реагировало.

— Все ваши зверства, ваши игры — ничто. — он замер напротив меня, воздев руки к каменному небу, и над моей головой принялось сформировываться, освещаемое тысячами крошечных вспышек, нечто. — Хаос меня не оставит, как оставил тебя этот ничтожный Порядок.

Эта перемена... она была крайне неожиданна. Он что, все время притворялся? Или же это у всех приверженцев Хаоса так?

Собравшись с остатками сил, отчаянно стараясь не впасть в панику, кое-как приподнялся на лапах и тут же прыгнул. Впустую, к сожалению: невидимая сила схватила меня поперек туловища и приложила о землю, а затем приподняла вновь так, что наши глаза оказались на одном уровне.

— Посмотри на меня, дракон! — выпалил жрец, дернув рукой так, словно ему в зад вставили раскаленный кинжал. Следуя жесту, его магия вывернула мне оба крыла кверху, сильно натянув мышцы; уже привычные импульсы боли прошлись по телу, заставив меня злобно зашипеть. — Как тебя вообще можно называть драконом? Ты ведь даже победить не можешь. Слабее любого из древнего племени.

"Найт, пожалуйста, удержи его на месте еще немножечко времени".

Услышав мысленный позыв моей боевой подруги, вдруг перебивший неприятный старческий голос врага, я встрепенулся и с усилием отогнал туман отчаяния, подбирающийся к разуму. Мой взгляд резко переменился, отражая мысли, которые теперь были направлены на достижение одной-единственной, в целом, очень простой цели. Жрец это заметил. Заметил и отшатнулся от меня, словно от прокаженного, за что я наградил его свирепым оскалом.

— Ты же почти мертв! — казалось, страх, сковывающий меня до этого, полностью ушел к нему. — Нет, ты уже мертв! Почему ты так этим доволен?

"Твайлайт, бей изо всей силы. Ты просто должна победить, иначе я себе этот день никогда не прощу".

— Ты пролил мою кровь. Кровь тенекрыла. — указал ему кивком вниз, где уже собралась небольшая темно-красная лужица.

— И что? Будет необходимо, пролью еще.

Я устало выдохнул и приготовился к применению не самой лучшей, но зато безотказной драконьей магии, не подчиняющейся никакому контролю со стороны.

— Зря ты так, лучше бы завел себе друзей, которые не бросают тебя одного даже в самой трудной ситуации.

Потому что когда ты попал в западню, друг обязательно выручит, подставит плечо, каким бы маленьким оно не было.

Черный полумесяц с протяжным свистом появился откуда-то сверху и врезался в моего противника, заставив его пошатнуться. Отразившись от свежесозданного щита, магия Тьмы сверкнула и преобразилась в уже знакомую мне четверокрылую тень, преданно глядящую на меня взором четырех небесно-синих глаз.

— Р-р-ре!

Путы, сдерживающие меня, все как один оборвались, чем я тут же и воспользовался. Спрыгнув на землю, ударил крылом превратившуюся в продолговатый снаряд Тень, отправив ее прямо в лицо врагу, а сам, про себя шипя и отплевываясь, поставил передние лапы в лужицу крови.

— Понятие не имею, как древние драконы называли этот ритуал, поэтому пусть будет... "Кровавая луна!"

Мир вокруг содрогнулся, алая дымка заполонила собой взор, принося отвращение и силу. Силу, которая точно может мне помочь, как бы ее не презирал.

Заглянув глубоко в свою душу, я отыскал там свою частичку, дракончика, что сжался в комочек, поглаживая лапой переломанное крыло. Силой мысли послал потоки алой магии к нему, и ощутил, как тот встрепенулся, с превеликим удовольствием приняв угощение. Вновь огонь войны стал разгораться в сердце, и даже несмотря на туман перед глазами, видеть я стал четче, замечать получалось больше. Инстинкты хищника смешались с магией крови, явив миру весьма страшного гибрида.

Я поднял переднюю лапу, на секунду залюбовавшись капельками, стекающими с когтей, и с ревом опустил ее на землю. На месте удара образовались разломы, источающие ярко-красный, какой-то невероятный свет, и принялись весьма быстро вытягиваться к моему врагу. В какой-то момент они вспыхнули особо ярко, после чего погасли, и тут я понял, что время показать всю свою мощь, наконец, настало.

Как тайфун, налетел на противника, совершенно не обращая внимание на его сопротивление. Оковы на моих лапах ярко-ярко загорелись, но, оплетенные тоненькими красными нитями, уже ничего не могли поделать, даже боли ее было. Ничто уже не могло отбросить меня назад, к тому же, массовое ударное заклятие крови поставило на жертве свой отпечаток. Мощная атака лапой, оставляющая за собой едва заметный алый след, заставила щит Хаоса побледнеть, а последующий плевок драконьим пламенем — сжаться до размеров тела своего хозяина.

— Тьма никогда меня не оставит, Молнии не перестанут полыхать в моем сознании. Ты сделал крупную ошибку, появившись здесь со злыми намерениями!

Невысоко подпрыгнув, я приземлился на него всем весом, вдавив немного в хладный песок, после чего принялся с кровожадным ревом полосовать когтями-лезвиями магическую броню. На все его попытки хоть как-то избавиться от моего общества, лишь огрызался, нанося особо сокрушительные атаки в область лица, все больше и больше раздирая и без того шаткие чары. Теперь, когда кровь тенекрыла завладела мной полностью, я перестал совершать обдуманные, а оттого весьма медленные движения, полностью отдавшись древней жажде убивать. Атака за атакой вбивали приверженца Хаоса все глубже в землю, выдавливая из него невнятные хрипы и стоны. Пламя враждебной стихии окружило меня, стараясь остановить, но вспыхивало раз за разом лишь напрасно, а вот мои лезвия подбирались все ближе...

В конце концов он попытался телепортироваться, удрать как самый последний трус. Такое вполне могло выгореть, если бы мною владел мой разум, а не жажда крови, сложенная с желанием победить во что бы то ни стало ради Твайлайт: чувства лишь немного намекнули мне, а я уже вонзал когти передней лапы в раскрывшуюся область на груди. Смерть остановилась совсем близко, задев его кожу так, что наша кровь смешалась на кончиках моих природных клинков, хотя, это не было особо важно теперь, как и то, что его отчаянная атака начала приносить свои плоды, сокрушив чешую сразу в нескольких местах; яркое солнце магии Твай пульсировало так сильно, что я мог ощущать это даже кончиком хвоста. Улыбнувшись напоследок, вложил все силы в последний рывок, чтобы удержать гада в своих тисках, подставив его под удар поняши.

Что-то громыхнуло, и расселину осветило столь ярко, словно все это происходило на открытом воздухе днем. Узрев в глазах противника невероятный ужас, я обернулся, чтобы увидеть, как огромная радуга устремляется к нам откуда-то из-за светлого горизонта, снося любые препятствия на своем пути. Волна чистой энергии, воплощенная в прекрасной форме... Время будто замедлило свой бег, предоставив возможность наслаждаться зрелищем чуть больше обычного. И пусть даже сила этих чар столь невероятна, что достичь такого я смогу, дай Тьма, только через много лет, пусть легкая завись понемногу грызла меня изнутри, а вполне материальный хаотический огонь сжигал снаружи, все равно отрываться от этой красоты не хотелось.

Когда волна приблизилась почти вплотную, я закрыл глаза и глубоко вздохнул, на пару мгновений отринув всю свою злобу, ярость и боль, чтобы принять дружелюбную магию всей своей сущностью, ведь в ней совершенно отчетливо проглядывалась такая знакомая, такая, теперь уже, родная душа...

Это был конец самой сложной и страшной части нашего путешествия.