Лейтенант

Мир Гигаполисов. Слишком многое этот мир умудряется забрать, не дав ничего взамен. Кто-то не может смириться с потерей, а кто-то пытается играть по правилам этого мира. Какой путь выберет Темпест Шэдоу с прим-фамилией Кэссель? Ответ сокрыт на страницах истории.

Другие пони Человеки Темпест Шэдоу

За семьи и свободу

Всего через двенадцать часов Сильверстрим уедет на каникулы, оставив Галлуса одного в Школе Дружбы. Несмотря на все уговоры, он наотрез отказался поехать с ней и даже не объяснил почему. Но вскоре всё изменилось, когда поздней ночью к нему в дверь постучалась очень необычная пони и задала каждому простой вопрос: “Зачем вы приехали в Школу Дружбы?” И если ответ их будет “Затем, чтобы найти друзей”, то… Почему?

Другие пони

Пегаска и чудовище

Безграничная доброта Флаттершай ко всем созданиям на свете стала буквально легендой Понивилля. Но когда из Вечнодикого леса пришла странная буря, пегаске и её подругам пришлось задуматься о пределах сострадания и опасностях жизни с сердцем, распахнутом навстречу всему миру. От переводчика: Это рассказ о тех давних временах, когда Твайлайт ещё писала письма принцессе Селестии и не умела летать.

Флаттершай Твайлайт Спаркл

Эти голубые крылья

Короткая поездка в Кантерлот вместе с Рэйнбоу Дэш и Эпплджек - хорошая возможность для Твайлайт проверить новое заклинание телепортации на дальние расстояния. Но противная простуда разбила надежду на скорое путешествие и рассеяла заклятие: вместо того, чтобы оказаться в Кантерлоте, трое пони оказываются в соседнем Вечнодиком лесу, где обнаруживают, что их положение — не единственное, что пошло не так... Если Рэйнбоу обменяла свои крылья и хвост на светло-соломенный, то Эпплджек приобрела радужный хвост, а также пару сильных голубых крыльев. В то время, как Твайлайт пытается найти заклинание, чтобы вернуть части тела их законным владельцам, остальные должны справиться с этой ситуацией... и с их меняющимися чувствами.

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Эплджек

Последний полёт

"Чем выше летаешь - тем больнее падать" Рэинбоу Дэш всегда была упрямой и немного заносчивой. Она выделывала сотни опасных для жизни летательных трюков, и в какой – то момент решила превзойти саму себя. Она решилась на самый опасный и отчаянный номер, которому, увы, было суждено стать последним…

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Дерпи Хувз ОС - пони

Виниловый Джем

Любовь не меняется. Но как быть, когда любовь может разбиться о скалы быта?Продолжение эпичных похождений известного Файеркрекера и его друзей! Вы этого ждали? Получайте!

Эплджек Трикси, Великая и Могучая Лира DJ PON-3 ОС - пони

Солярис

Солярис. Все пони Эквестрии знают это слово. Но не для всех оно означает одно и то же. Кантарлот, Понивиль, Мейнхеттен, Клаудсдейл... большинство жителей крупных городов Эквестрии видят в этом слове радость и комфорт, безопасность и благополучие. Компания Солярис подарила Эквестрии практически все возможные блага, но у каждой медали есть и обратная сторона... и даже на первый взгляд самое светлое добро может оказаться главной тьмой в истории пони. Старлайт, молодая кобыла-единорог оказывается втянута в тайны Солярис. Сможет ли она противостоять самой сильной компании в мире? Компании, которую поддерживает сама Селестия? Компании, что именует себе "солнцем, всегда озаряющим Эквестрию"?

Другие пони ОС - пони

Дневник захватчика

Сказ о вторжении "пришельца" с Земли. Здесь мы будем наблюдать то, как хорошо удастся одному "пони" захватить всю Эквестрию без слов и насилия.

ОС - пони

Кровь героев

На обложке журнала пером накорябано: "Сторителлер - Кровь героев"

Рэрити ОС - пони

Яблоки в тумане

А о чём думаете вы, заблудившись в густом тумане?

Эплджек

Автор рисунка: BonesWolbach
Глава 19 (ч.3). Радуга в пустыне

Глава 20. Конец путешествия

Когда сияние тысячи звезд, воплощенное в яркой радуге, наконец, угасло, я устало выдохнул и разомкнул глаза. То место, где должен был быть наш противник, пустовало, и лишь грязная тряпка, некогда бывшая балахоном, лежала, пронзенная насквозь моими когтями. Ни запаха, ни магии его не чувствовалось, даже пятен крови не было. Похоже, это действительно конец.

Магия крови, выполнив свою работу, развеялась, заодно забрав с собой и дикую драконью натуру, оставив меня совсем без сил. Не удержавшись на вмиг одеревеневших лапах, я повалился на землю, протяжно выдохнув, и прикрылся здоровым крылом. Куда-то идти, что-то делать — все одинаково не хотелось; вроде бы приключения закончились, а значит, можно позволить себе хотя бы немного поваляться без дела.

— Найт, Найт! — раздался взволнованный голос совсем недалеко. — Ты где?

Разумеется, побыть одному сейчас не выйдет, как не выйдет и избежать многих вопросов. Но что я мог сказать ей, когда сам знаю лишь самую малость? Кое-как подняв голову, выплюнул в воздух небольшой теплый комок, взорвавшийся надо мной краткой вспышкой фиолетового пламени, после чего устало опустился на вытянутые лапы.

С легким шорохом передо мной приземлилась Тень, чуть более блеклая, чем обычно. Видать, бедняжке тоже досталось. Выдавив из себя тихое вопросительное "Р-р-ре", и получив мой кивок, она шустро забралась мне под крыло, свернувшись там клубочком в тепле и уюте; а буквально спустя секунду из-за колонны показалась скачущая на всех парах пони, оставляющая за собой неяркий белый след.

"Мимо не пробеги с такой-то прытью", — передал ей свои мысли, скрашенные иронией, и очень удивился, когда обнаружил, что до того нерушимая ментальная связь попросту пропала. А впрочем, с чего бы это ей быть постоянно, ведь она — результат магического единения.

Смиренно дождавшись, пока единорожка не окажется настолько близко, чтобы охнуть, увидев мои повреждения, я повернул к ней голову и молча уставился в ее прекрасные глаза. Удивление, шок, сожаление, страх — все отразилось на фиолетовой мордочке, открытой для моего взора. Ее эмоции были дополнительной болью и для меня, но не настолько сильной, чтобы это невозможно было потерпеть. Через силу улыбнулся, указывая передней лапой на место возле себя. Она не стала возражать, также безмолвно проследовав приглашению. Коротко пискнув, когда заметила Тэн, Твайлайт плюхнулась животом на прохладный песок и привалилась к моему, относительно целому боку.

Так мы и пролежали вместе некоторое время, поддерживая установившуюся тишину. Я обдумывал грядущий разговор, а пони просто тихо про себя плакала, периодически слабо вздрагивая, что ее и выдавало. В конце-концов я не выдержал и обнял ее крылом, притянув к себе поближе.

— Не печалься так, моя маленькая пони. Все худшее позади.

Она ничего не ответила, только подарила мне вымученную улыбку, скрывая за ней истинные чувства: шок, ужас перед неизведанным, мерно угасающие угольки "жара битвы". Не сомневаюсь, что пони уже переживала подобное как хранительница артефактов, оберегающих ее мир, однако, здесь все же случилось кое что другое. Подумав об этом, я вдруг пришел к очень интересному выводу, на который до этого совсем не обращал внимания...

— Эй, — привлек ее внимание, — ты помнишь наше единение?

— "Слияние с Твайлайт" — так ты его назвал, — она смешно фыркнула, — конечно, такое не забудешь.

Мое крыло лежало на ее спине и укрывало Твай, словно одеялко. Так я смог почувствовать, что дыхание пони немного успокоилось, когда кобылка направила свои мысли в привычное ей русло размышлений. Залюбовавшись задумчивой мордочкой, не удержался и лизнул фиолетовый нос.

— Найт! — от неожиданности пони отпрянула, наткнувшись на мои задние лапы, надежно преграждающие путь к отступлению. В течение пары секунд ее зрачки были расширены в испуге, а сама она дернулась в попытке высвободиться, на что я просто распахнул объятия, молча предлагая ей покинуть теплое убежище. Мгновенно осознав свою мимолетную слабость, Твай потупила взор и сильно ко мне прижалась, напрочь отказываясь уходить.

— Прикоснувшись к моему разуму, ты должна была осознать, что я не в силах причинить тебе вред, — произнес немного обиженно, вернув приподнятое крыло на место, — неужели, я настолько страшен?

— Ни в коем случае! Просто, понимаешь... — она запнулась, — я — пони, ну а ты сейчас... как бы это сказать помягче...

— Тенекрыл? Дракон?

— Хищник, — прозвучало с интонацией, просто невероятно похожей на Флаттершай, — я видела, как ты ешь других существ, вот и... Эй, что ты делаешь?!

— А-ам! — захлопнул пасть прямо перед ней, облизнувшись после. — Вот я тебя, такую глупую пони, и съел, даже косточки не оставил. А если серьезно, — решил все же пояснить, увидев бездонное удивление в ее фиолетовых очах, — кажется, ты пропустила мимо ушек последнюю мою фразу.

— Вовсе не так, это все из-за глупых инстинктов... Ой! Что это я сейчас сказала?

Хмыкнув, я положил переднюю лапу перед кобылкой подушечками вверх и внезапно выпустил когти наружу. Как и ожидалось, пони вздрогнула, но теперь уже никуда не дернулась.

— Эти "глупые инстинкты" — мощнейшее оружие, что у тебя есть. Страх перед опасностью, выплескивающий в тело адреналин, желание охранять жизни близких тебе пони, чувство дружеского плеча, значительно укрепляющее твою магию — все это было и раньше, просто ты не смотрела на это с моей стороны, в тебе до этого не было частички дракона... Так-то, юная Защитница.

Возможно, в этом и заключалась тайна нашей с пони связи. В наших с ней сердцах была одна цель, одно желание, стремясь к осуществлению которого, мы двигались практически одной и той же дорогой. И пусть моя шла через Храм, а ее — через Эквестрию, все равно они пересеклись, здесь, в месте, куда еще не ступала нога Защитника, или эквестрийца, создав в своем слиянии невероятную комбинацию Души и Тьмы, в силах которой оказалось поставить на колени сам Хаос. Удивительно.

— Защитница?

Я кивнул.

— Даже не являясь моей сестрой по ордену, ты тоже стоишь на страже своего народа, тем самым следуя по нашему пути. Кто знает, может когда-нибудь, когда пройдет уже достаточно времени, ты вступишь в наши ряды?

— Это будет очень интересно, я подумаю. — поняша подмигнула мне, — Насколько у вас большая библиотека?

Думает вечно о своем... Ну что за пони? Хотя, по крайней мере, она точно отвлеклась от своих переживаний.

— Большая... Полная книг, которые никогда не видели жители Эквестрии, даже Селестия и Луна, представляешь? — решил поддразнить ее воображение. — А еще там есть подземный музей, в коллекцию которого мы собираем реликвии разных народов.

В ответ на это пони тихо заскулила и толкнула меня копытцем в бок, обиженно насупившись. Можно только представить, как сильно ее пленила такая картина, понемногу становившаяся, наверное, навязчивым желанием.

— К тому же, есть парочка знакомых, кто разбирается в магии, в частности, твоей магии Души, очень хорошо. Можно сказать, они все свое время посвящают этому.

— Прекрати-и! Ты ведь прекрасно знаешь, что я не смогу теперь спокойно спать по ночам.

— Знаю, — устало вздохнул, — и говорю все это совсем не просто так.

Как бы мы далеко не уходили от темы, наслаждаясь приятным послевкусием победы, как бы не проматывали совместно время, это неожиданное появления воина Хаоса не желало вылезать из моей головы. Я бывал в местах, подобных этому, много раз, но никогда еще не натыкался на такое, и совершенно точно не ввязывался в бой со жрецом этой жуткой стихии.

А за что мы в итоге сражались? Что получили, положив на алтарь мою жизнь, кровь, наши силы и магию? Взглянув вбок, где висел небольшой камешек, окруженный бледным сиянием, я фыркнул и попытался притянуть его к себе чарами. Аура вспыхнула, но сам артефакт не двинулся с места, продолжая кружиться в воздухе. Вторая попытка оказалась также провальна; пришлось признать поражение и просто расслабиться.

— Если начал мысль, то договори ее, пожалуйста, — Твайлайт решила не обращать внимания на драгоценность совсем рядом с нами, предпочтя этому возможность попинать меня, дабы выбить такую интересную для себя информацию. — Что ты имел в виду под своим "не просто так"?

Я посмотрел на единорожку и медленно покачал головой.

— Помимо тех, с кем обычно сражаются Защитники, у нас есть и другие враги. Предпочитая быть незаметными, они редко выходят из тени, но если уж такое делают, то неспроста, и об этом должны узнать старшие братья и сестры, чтобы выяснить причины, устранить угрозу. Сейчас нам с тобой "повезло", — я указал лапой на поле боя, — столкнуться с очень опасным противником, более того, он был повержен, тем самым провалив свое задание по поиску во-он той штуковины. Как ты думаешь, что мне стоит делать в таком случае?

Риторический вопрос. Прикоснувшись к моей памяти, пони вполне способна просчитать некоторые мои шаги наперед, о чем я узнал из, собственно, ее разума. Поразмышляв совсем немного, она вдруг вся засияла, как-будто внутри загорелся фонарь счастья.

— Ты возьмешь меня с собой? — спросила таким тоном, которым обычно дети пытаются прознать, что же запаковано в подарках.

— Скорее всего, да... Но не обольщайся раньше времени! Нам еще выбраться надо, и это как минимум.

~

Мое несчастное крыло требовало к себе внимания, желательно, целительного, однако в нынешнем состоянии позволить себе такое не было возможности. И дело тут не в том, что я был измотан битвой; скорее наоборот: блок, который установил воин Хаоса, позволил собрать в себе большое количество энергии. Хватит на что-нибудь очень убойное... если бы в силах дракона было такое сотворить. Чары этих существ, отличные от кровавых, к сожалению, были совсем слабыми, не способными "починить" такое серьезное повреждение.

Задумавшись над тем, как у меня вышло сломать себе столь важную конечность, я вновь ощутил чувство страха и непроизвольно дернулся, что тут же заметила сидящая на мне верхом Твайлайт.

— Ох... Что такое?

— Пугаюсь из-за крыла, это драконье, — произнес, прикрыв на секундочку глаза и представив ночное небо, — не беспокойся.

В самом деле, сколько это чувство еще будет иметь надо мною власть? Подумаешь, пару увечий... Если что, верну себе облик единорога, вместе с ним вернув свои силы, ну а драконом вылечусь потом. Не о чем беспокоиться, и все же делаю это.

— Сказала же, чтобы ты вернул себе нормальное тело! — возмутилась пони, сделав попытку слезть с моей спины. — Пусти, так будет лучше.

"Нет, Твай". Магические путы держали ее крепко, не позволяя в порыве заботы совершить глупость, нанеся себе совсем ненужный вред.

— Чтобы ты опять упала от истощения? Ты даже ходить не можешь! — беззлобно прошипел в пустоту. — Успокойся, пожалуйста, и не двигайся. Позволь позаботиться о тебе.

~

Полежав еще немного на неприветливом холодном песке, мы решили все же встать и отправиться к выходу. Артефакт, вблизи оказавшийся весьма красивым прозрачным белым камнем, взяла себе поняша, потому как на нее он совсем никак не реагировал, да и сама она вызвалась нести его; ничего более отсюда нам было не надо, оставалось только решить, каким путем выбираться наружу. После всей этой свистопляски я вообще не имел понятия, в какую сторону идти. Именно идти, а не лететь: Твайлайт слишком сильно вымоталась, чтобы телепортироваться, и о магии-аномалии речи также быть не могло. Больше никаких вариантов не оставалось, кроме как найти тот скалистый балкончик и завалиться отдыхать под ним.

Немного посовещавшись, мы решили следовать невесть откуда взявшемуся кобылкиному чутью и, не спеша, поплелись между разваленных, местами взорванных под корень каменных колонн — последнее, что оставил после себя дух-хранитель. Буквально через несколько минут Твайлайт оступилась на ровном месте и чуть было не упала, удержавшись только благодаря вовремя уперевшейся в фиолетовый бок Тэн.

Поначалу я поверил заверениям пони, позволив продолжать путь на своих четырех, хотя подозрения насчет случившегося уже появились. В отличие от меня, крупно колдовавшего лишь силами крови, она, сама того не ведая, повернула время вспять, пусть и ненадолго, а затем создала поистине разрушительные чары, обратившие в ничто могущественное существо. Очевидно, что сейчас ей владеет магическое истощение; не ясно только, насколько сильное.

Впрочем, достаточное, чтобы она тихо пискнула и не удержалась на вмиг подкосившихся ногах. На этот раз все же повалившись на песок, Твай виновато взглянула на меня, и уже не сопротивлялась, пока я аккуратно сажал ее себе на спину.

— Могла бы сразу пожаловаться, моя маленькая пони. Судьба собственного напарника мне никогда не была безразлична.

~

— Твай.

— А? — раздалось над ухом полусонное.

Я тихо усмехнулся про себя, отмечая, как быстро ее склонило ко сну мерное покачивание моей спины, всегда сопровождающее пешее движение.

— Скажи мне, как ты смогла создать ту радугу, по следам которой мы сейчас идем?

Конечно, про чары, изменяющие время, пока решил умолчать. Если пони сама поднимет эту тему — поддержу, но только в таком случае.

— Не знаю, — судя по шевелению на мне, она подперла голову копытом, лежа в такой странной, но вроде бы немного удобной позе, — это получилось как-то само... Ну, может, чуть-чуть помог этот загадочный камешек.

Неожиданное заявление... я даже остановился, чтобы, извернувшись вопросительно взглянуть на наездницу.

— Артефакт?

— Да-да, артефакт, — пони продемонстрировала кристалл, тихо и спокойно лежащий у нее в копытце, — он сияет почти также, как мой элемент Гармонии, видишь?

Честно, присмотревшись, не увидел ничего, что можно было бы списать на подобное, и отрицательно помотал головой.

— Правда? — Твай нахмурилась. — А я вижу, и это очень странно... Ладно, — подкинув самоцвет в воздух, она резко убрала из-под него ножку, оставив его левитировать перед нами, что удивительно — своими собственными силами, — в общем, благодаря ему мне удалось превратить подсмотренное в твоем сознании заклинание в свое собственное, и использовать его. Похоже, что "артефакт" — своего рода магический аккумулятор.

— И не поспоришь, — согласился с ней, попытавшись пощупать камушек Тьмой, на что тот никак не отозвался, и, разумеется, никакой энергии не передал, — но я ничего не чувствую... Впрочем, это не важно, меня больше интересует, что из моего арсенала ты забрала себе?

"И если это что-то, связанное с "фазами луны", я умру от зависти, хотя гигантская радуга не похожа ни на одну из них".

— Ты называешь чары так, что местечко в сердце Луны тебе точно обеспечено, — пони улыбнулась, заставив меня скорчить страдальческое выражение морды, отвернуться и поплестись дальше, — это была "Песнь Ночи", если я правильно поняла; когда магия распространяется сплошной волной, окружает и подавляет силы. Это она, да?

Сосредоточившись на мгновение, попытался вспомнить озвученную руну. Название знакомое, но вроде бы не совсем привычное. Было ли такое?.. Порывшись в памяти, мысленно прошел сквозь Эквестрию, затем Веродар, Раниус... Раниус, мир рыцарей и ведьм. Точно.

Довольно рыкнув, улыбнулся, позволяя воспоминаниям ненадолго овладеть сознанием, неся в себе тихую радость победы, те самые мгновения, когда осознаешь себя частичкой единого целого, таким же, как все те разные люди, обращающиеся порою в совсем изумительных существ. Когда простое слово "защитник" приобретает другой смысл, становится более весомым... Похоже, я просто-напросто соскучился по своему дому, по этому прекрасному белокаменному зданию, по лесам, что ждут своих друзей с распростертыми объятиями (в прямом смысле: энты иногда не прочь подурачиться), и особенно по маленькой волшебной часовне, где впервые встретился, если можно так выразиться, со своей темной судьбой. С первой ее половинкой.

— Помню, Твай, ты все верно описала. Я удивлен, — слабо погладил ее бок ее кончиком здорового крыла, — от неумехи в атаке, использующей лишь простой луч, ты выросла до моей "Песни", которую и сам применяю с трудом. Как назовешь новенькие чары?

"Зарделась? Зарделась ведь, да?", — тихонечко погадал про себя, не смея сейчас оглядываться на нее. В конце-концов так интереснее услышать, что же она ответит, а еще неплохая возможность подурачиться.

— Спасибо, мне очень приятно слышать подобное, — прозвучало немножко застенчивое, — насчет названия не знаю: у меня нет привычки все называть как-то по-особенному. Может, придумаешь ты?

— Ни в коем случае, — я покачал головой, — эта честь принадлежит тебе и только тебе, не отрекайся от нее.

Это заняло ее надолго, хотя не похоже, что она хоть что-то там про себя думала, скорее просто отдыхала от произошедшего. Пережить подобное для эквестрийца, пусть даже и такого необычного — невероятный шок. Сейчас она могла бы просто тихо плакать, либо все время молчать, глядя на мир пустым взглядом. Случись такое, я бы совсем не удивился... но ведет себя пони вполне адекватно, можно сказать: как обычно. В чем суть, и почему я не могу понять этого?

Все так же неспешно перебирая лапами, неся нас с единорожкой неведомо куда по пути, на который она же и указала, я понемногу сходил с ума, пытаясь, вновь и вновь прогоняя в голове все события, осознать все. Начиная от странного измерения, где я получил необычную способность от не менее необычного артефакта, заканчивая неожиданным появлением жреца Хаоса — все это никак не желало выстраиваться в нормальную картину, чудным образом сопротивляясь любым моим попыткам. Почему, к примеру, так неудачно мы с Твайлайт наткнулись на такого сильного Хранителя, если опыт построения руны перехода у единорожки напрочь отсутствовал? Врожденная способность? Хотя, (на этом моменте я хмыкнул), с этой волшебной пони возможно, как мне кажется, все. Возводить гибридные щиты? Легко. С первого раза копировать сложные чары? Пожалуйста.

Обязательно затащу ее в Храм, пусть наставник удивляется, архивариус в кои то веки свалится от усталости, а хранители истории охрипнут, разъясняя всякие факты в подробностях.

— Я тут поразмышляла, — начала пони таким тоном, что я сразу почуял неладное, — как ты думаешь, можно ли брать с собой других?

— Не знаю, — ответил, чуть помолчав, — смотря куда.

Кажется, это ее немного смутило.

— Ну как куда... туда, к тебе, в "храм". Можно ведь?

Ах вот о чем речь. Интересный вопрос.

— Запрета такого нет, по крайней мере не было, когда я отбыл оттуда в последний раз. Другое дело, что там, в основном, нечем особо заниматься, — ответил, вспоминая все, что могло бы быть интересно нашим подругам: небольшие сады вокруг Храма, немногочисленные мастерские, леса, полные зверей, и все такое прочее, — Эплджек или Рарити, безусловно, найдут что-то себе по душе, и Шай тоже, если наведается в лес Друидов, но вот Пинки и Рейнбоу... вечеринки не особо часты, гонять облака почти бесполезно — они не такие, как в Эквестрии. Не думаю, что это хорошая затея.

Несколько секунд пони молчала, видимо, обдумывая сказанное, прежде чем подать голос.

— Понимаю, но я не о них. Есть у меня на примете одна пони, которая очень любит путешествовать. На данный момент, насколько я знаю, она вместе со своим мужем ищет утерянную в веках часть Эквестрии, и уж точно не откажется побывать в гостях у другого народа.

— Одна пони? — негромко усмехнулся, — ну, еще одну пони взять можно, только не забудь проинформировать ее насчет местных обычаев. Если меня не обманывает память, поедание чего-нибудь животного происхождения для вас — нечто, что никем не практикуется, в то время как у нас весьма распространено.

— Знаю, я займусь этим. Значит, договорились?

Повернув к ней голову на мгновение, весело подмигнул.

— Возможно, но сначала стоит сообщить ткачам новости и вернуться в Эквестрию, поэтому давай не будем загадывать наперед.

— Давай, — радостно согласилась кобылка, уже, наверное, предвкушая события ближайших дней.

И совсем не волнуется о прошлом ведь!

~

Продолжительный путь привел нас к огромному разлому в стене, пробитому весьма знакомой магией, отголоски которой ощущались даже сейчас, спустя, минимум, пару десятков минут. Через дыру с оплавленными краями проникал приятный глазу солнечный свет, совсем немножечко нагревая мою черную чешую. Далеко вперед тянулся выжженный туннель, стены которого блестели, отражая светлые лучи своей гладкой поверхностью, создавая причудливые узоры, похожие на магические письмена.

— С ума сойти, — я аж уселся на задние лапы, тут же услышав недовольный писк сонной пони, — посмотри, Твайлайт, что ты наделала.

На моей спине началось шевеление: привязанная магией, не в состоянии упасть, но при этом находящаяся в странной вертикальной позе (я сидел лишь на двух лапах), она попыталась забраться повыше, чтобы разглядеть открывшуюся перед нами картину. Одумавшись, я улегся на все четыре, при этом не сводя взгляда с такого интересного явления природы, как длинный сквозной туннель к самой поверхности.

— Это я? — то ли голос, то ли писк. — Не может быть. Ты же шутишь?

Я отрицательно помотал головой. Здесь прослеживался совершенно четкий след ауры единорожки, который чуть ли не полыхал в некоторых местах, выдавая ее с головой.

— Тебе точно есть, чем гордиться, моя маленькая пони, — единственное, что смог сказать в этот момент.

Дальше оставалось только идти, взбираться по скользкой поверхности, оставляя после лап глубокие узкие дыры. Пока что глефа держала себя в "раскрытом" состоянии, блистая редким синим цветом лезвий на моих когтях, позволяя преодолевать туннель без труда. И это было на самом деле весьма просто, даже несмотря на дополнительный фиолетовый груз, спокойно лежащий на моей спине.

Чем ближе была поверхность, тем яснее ощущалась непонятная прохлада, легким ветерком обдувающая морду. Сам того не замечая, я ускорил движение, иногда подмахивая себе здоровым крылом; другое при этом беспорядочно дергалось. Не знаю, отчего мне так захотелось вдруг попасть наружу, но это стремление я не находил чем-то необычным, потому и не сопротивлялся особо. Все шустрее и шустрее двигал лапами, легко подпрыгивая на каждом шагу, все ближе и ближе был заветный свет. В нос слабо ударил запах влажной земли, перебивая собой затхлый воздух подземелья, ушей достигли шелестящие звуки. Затем пришла догадка, невероятная по своей сути.

Последний участок туннеля я преодолел чуть ли не бегом. Твайлайт тоже заинтересованно вглядывалась вдаль, привстав на передних ногах и слабо вздрагивая, когда мне приходилось прыгать из стороны в сторону. Буквально выпрыгнув наружу, чуть не наступив на стелющееся правое крыло, я очень хорошо ощутил множество знакомых запахов, которые никак не могли соответствовать пустыне, и в следующее мгновение просто плюхнулся на землю, не в силах осмыслить происходящее.

Пустыня... Такого просто не может быть, никакая стихийная магия на такое не способна! Вокруг нас, до куда доставал взор, раскинулся большой и величественный лес. Песок почти всюду обратился землей, сохранившись лишь в нескольких местах, кусты и травы зеленели вместо полумертвых корешков, небольшие ручейки стекались в речку, мерно текущую куда-то к горизонту. Невероятная картина... Но самое, пожалуй, странное — надо всем этим сверкала в лучах теплого летнего солнца огромная радуга, концы которой терялись в кронах далеких деревьев.

— Твайлайт... Мы ведь не могли уйти так далеко, да?

Молча потянув зубами за черное ухо, пони повернула мою голову в сторону, чтобы я смог увидеть знакомую гору, в недрах которой находился вход в улей ткачей. Все такая же странная, гора теперь приоделась в зеленое платьице, вьющимися растениями достающее до самой середины. Все подножие укрывала сплошная зеленая пелена, делая невозможным разглядеть главный проход, но даже без этого можно было смело утверждать, что именно здесь мы с единорожкой последний раз были на поверхности.

— Что тут случилось? — озвучила очевидный вопрос пони, на что я просто покачал головой.

— Сам толком не понимаю. Кажется, будто все это — большая иллюзия, либо встретивший нас вначале песчаный мир — обман...

Вскопнув землю, приподнял лапу, наблюдая, как с нее осыпаются вполне реальные темные комочки земли. И пахли они весьма натурально; обычная лесная почва. Отправив небольшое заклинание в полет, я увидел, как бледный полумесяц отрезал толстую ветвь, с громким шумом повалившуюся в кусты.

— Но реальность такова, что мы сейчас в самом настоящем диком лесу, причем никто не знает, насколько дружелюбном. Идти сама можешь?

— Да, — с готовностью отозвалась пони, попытавшись с меня слезть.

Так я и поверил.

— А сейчас — честно.

Твай понурилась, словно получила выговор от Селестии, и печально помотала головой. Успокоившись, она, видимо, смирилась с тем, что придется всю дорогу ехать верхом, и улеглась как прежде, вытянув передние ножки вдоль моей шеи. Довольно фыркнув, я встряхнулся и не спеша двинулся к горе.

~

— Как мы пробирались сюда — отдельная история. Могу сказать лишь, что тотальные изменения природы удивили нас не меньше.

Сейчас мы со Скитском неспешно прогуливались вокруг огромного колодца — центральной части улья, по стенам которого ткачи передвигались с нижних уровней на верхние и обратно, спеша по своим делам. Жизнь здесь бурлила, особенно сильно теперь, когда пустыня вокруг почти бесследно исчезла и на ее месте объявился девственно чистый лес. Новые ресурсы, новые враги; довольно часто я замечал, как вверх ползут небольшие отряды арахнид, закованных в синюю броню.

— А где тот камень, повинный в появлении наших мертвых братьев и сестер? — мысленно поинтересовался ткач, как и я, провожая взглядом бряцающих доспехом шестилапых бойцов.

— Он вместе с Твайлайт, крутится вокруг нее, — улыбка наползла на мою морду, — они, похоже, поладили.

Когда я принес кобылку в жилой кластер и уложил ее отдыхать, загадочный артефакт не возжелал с ней расставаться, зависнув точно над ней. Ни на какие попытки сдвинуть его с места он не реагировал, непоколебимо удерживаясь в воздухе безо всякой магии, а затем и вовсе начал медленно плавать вокруг пони, периодически испуская тусклый белый свет. Пришлось удостовериться, что это все не опасно, после чего я потерял к нему интерес и пошел вместе со Скитском к королеве.

— Поладили? — мыслеголос был удивленным. — Как можно поладить с бездушным куском породы? К тому же таким опасным...

Задержав на секунду дыхание, я призвал руну и, спустя несколько мгновений вернул себе нормальный облик. Энергия привычно влилась в организм, что составляло с телом дракона большой контраст. То, что было неподвластно, стало возможным, в обмен на исчезнувшие крылья, длинный хвост, когти и прочную чешую. Два браслета на некогда черных лапах вновь соединились на моей ноге, приняв вид сложенной глефы.

— Магия — это и есть душа предметов. Подчинив ее себе — ты ничего не добьешься, но другое дело, когда испытаешь дружбу, привязанность. Она связана с твоими эмоциями, олицетворяет их, и кому как не элементу Гармонии, воплощению этой самой магии, владеть подобным артефактом?

Руна коротко мигнула, появившись перед моим носом, забрала необходимую энергию и вернула ее в преображенном виде: два полупрозрачных волшебных полотна на спине. Взмахнув пару раз для пробы, я повернулся к колодцу и подошел, остановившись перед самым краем.

— Все дело в том, Скитск, что у этой пони понимание магии совсем другое, и ее элемент как нельзя кстати к этому подходит. Она может то, что не могут другие, достаточно просто показать ей, что такое вообще возможно. Ты ведь видел сквозную дыру в земле, возле входа в ваш дом?

— Нет, — ткач встал рядом и развел передние лапки в характерном для этого народа жесте отрицания, — я был на поверхности совсем недолго, чтобы только лично убедиться в реальности происходящего, а затем вновь спустился на нижние уровни. Мы ждали, пока вы вернетесь, сдерживали смерть... Честно говоря, — кажется, он вздохнул, — никто не был уверен, что вы вернетесь, и уж точно неожиданность, каким именно путем вы это сделаете.

Я повернул голову к ткачу, оглядев его от головы до хвоста. Вроде хрупкий извне, чьи постоянно резкие движения невольно наводят на мысль, что он всего вокруг боится, но то, как просто он "сказал" такую фразу... Каким смелым надо быть, чтобы вместе с двумя незнакомцами отправиться в логово Хаоса... нет, чтобы просто привести их в свой родной дом, а потом, рискуя жизнью, встречать их?

— Очень благородно с твоей... вашей стороны.

— Ничто, по сравнению с услугой, оказанной вами, — парировал тот, — к тому же, через некоторое время те туннели полностью опустели; отправлялись поисковые отряды, но даже те не смогли найти присутствия врагов, словно все наши мертвые братья и сестры просто испарились. Это произошло еще до магического взрыва.

Так значит взрыв... Та энергия, что прошла сквозь меня, даже не задев, стремительным клинком прорезала горные породы, вырвалась наружу и взорвалась, оставив после себя весьма заметный след, так громко, что услышали даже тут. Чудовищная мощь... и это сделала обычная единорожка? Ну, не совсем обычная, но все же еще не чета аликорнам, созданиям, превосходящим ее по силе в разы. Если так, то что может сотворить эта добрая и заботливая белая пони с солнышком на крупе, и какая власть над Тьмой у грустной, недавно переродившейся синей кобылы?

— Взрыв, дыра, победа над врагом, возможно и исчезновение пустыни — результат лишь одного-единственного заклинания, — устремив взор вниз, тихо произнес я, совершенно не волнуясь, что ткач не расслышит: мысли, сопровождающие речь, не имеют громкости, — и та, чей великий разум создал подобное, сейчас спокойно отдыхает где-то внизу, когда как я, не сделавший почти ничего, не достойный, иду на встречу с вашей королевой... Впрочем, — прозвучала моя усмешка, — это путь Тени, а тень должен кто-то отбрасывать...

Распахнув крылья, я прыгнул вперед и нырнул во тьму колодца, зависнув примерно на одном уровне со Скитском, тут же оказавшемся на стене. Безмолвным голосом он указал мне путь и шустро пополз вперед, оставалось лишь плавно подниматься, следуя за ним.

Подъем этот был очень странным, хоть и относительно коротким. Цепкие лапки арахнид позволяли им свободно перемещаться по вертикальным поверхностям, меня же природа таким не снабдила, и единственный выход был — лететь. Казалось — обычное дело, но сейчас меня не отпускало чувство некоторого беспорядка в происходящем: и я умолчу о том, что половина всех, кто тут был, глазела на меня, как на экспонат... нет, самое странное — видеть темно-зеленые спины ткачей, когда как сам находишься словно носом к земле. Бесконечное падение, ну а если к нему добавить вполне реальную высоту... Несколько раз приходилось судорожно выравниваться исправляя тело, желавшее "выпрямиться" по отношению к "земле".

— Путь здесь, не пропусти, — поступило мысленное оповещение. Приметив проход в скалистой стене, я расправил крылья и аккуратно спланировал, коснувшись, наконец, копытами земли. Непередаваемое ощущение.

Словно из-за горизонта, в проход вполз Скитск, казалось, совсем не смущенный переменой положения в пространстве, взмахнул передними лапками и засеменил вперед, безмолвно приглашая следовать за ним.

Ну что же, это можно.

Вновь дорога наша пролегала через светлые, чистые туннели, стены которых были покрыты сияющими кристаллами, свисающими растениями, и даже, порой, какими-то грибами, растущими прямо сквозь породу на двух, или трех ножках. Не удержавшись, с согласия ткача сорвал себе подобный экземпляр и всю оставшуюся часть пути разглядывал его. Словно состоящий из желе, гриб забавно перекатывался и менял форму в моем поле, иногда мерцал, а еще очень приятно пах, но только вблизи. Есть такое, правда, я бы не рискнул, и перед тем, как мы остановились перед входом в знакомый гигантский зал, трофей был убран в сумку за моей спиной

Кивнув мне напоследок, Скитск отошел подальше и молча уселся (улегся? Я не знаю точно) ждать.

— Спасибо. Обратно меня вернешь?

— Конечно, не волнуйся об этом, — пришел насмешливый ответ, словно ткач серьезно не понимал, как тут можно вообще заблудиться.

Можно, легко, особенно мне.

Собраться с мыслями было совсем непросто, но я справился, и, прежде чем двинуться вперед, развеял крылья. Не знаю, принято ли тут заходить в святыню с действующими чарами, потому решил перестраховаться. "Лунное зрение" также исчезло.

Зачем-то пригнувшись, и прижав уши к голове, ощущая непонятный страх, я вошел в сердце улья. Огромная невидимая арахнида, как и в тот раз, сразу не показалась, спровоцировав тени подо мной закружиться в особенном защитном танце, причем, совершенно без моего приказа или просьбы. Опять тот же страх неведомого, на этот раз разбавленный положительными воспоминаниями, только вот совсем недавно подле меня стояла пони, а сейчас нет ни души, кроме глефы... Услышав мои эмоции, оружие задрожало, безмолвно предлагая помощь.

"Нет, дорогая моя, битва уже закончена, сейчас просто отдыхай".

И пусть "Крыло" подобного не любит, оно все равно успокоилось, вызвав у меня улыбку. В очередной раз я задумался, чем же на самом деле является глефа. Выкованная неведомо кем, и неведомо где, она была найдена мной точно также, как и новая игрушка Твайлайт — в защитной сфере оранжевого цвета, оберегаемая довольно жутким, очень живучим существом, похожим на массу переплетенных щупалец, в довесок снабженных множеством зубастых пастей на стебельках. Тогда мы еще не знали, что это такое, и странный шарик с двумя лезвиями, торчащими из гладкой, иссиня-черной поверхности, отдали мне, как магу Ночи. Лишь спустя неделю после похода оружие "ожило", и только через две мы подружились. Знаю, "подружились" — звучит странно, но тем не менее это так.

Из тихих размышлений меня вывел глас Королевы, раздавшийся в моей голове подобно громовому раскату.

— Вы сдержали свое обещание.

Я даже вздрогнул, пропустив смысл фразы, но даже когда мысленно вернулся чуть в прошлое, все равно ничего не понял. Что мне ей ответить?

— Ммм... Да, хранитель уничтожен.

Пространство передо мной исказилось, явив миру мать улья во всей красе. Огромная, больше меня в несколько раз, возвышающаяся на шести лапах, она стояла настолько близко, что при желании я мог рассмотреть острейшие шипы на двух передних лапках, подобиях рук. На этот раз ее тело было украшено красной тканью, свисающей с брюшка, столь тонкой, что в мягком свете кристаллов напоминало простой туман.

— Я удивлена, но также и обрадована. Вдвоем вы, странные создания, смогли сделать то, на что не хватило сил у лучших магов. Позволено ли будет узнать ваш секрет?

Признаться, подобный вопрос сбил меня с толку, как и то, что Королева совершенно не замечала отсутствия половины команды, либо же ей было все равно...

— Ну, секрета, как такового, особенно и нет, — произнес, задумавшись о прошедших часах, — хотя случившееся все равно не укладывается в рамки обыденности. Просто я бывал в таких местах раньше, более подготовлен и знаю, что делать, а с моей спутницей мы — крепкая команда.

Да что я говорю, когда и сам задаюсь тем же вопросом?

— Магия, что случилась, что изменила наш мир, вновь вернув наш дом в объятия леса, — вновь произнесла арахнида, щелкнув передними лапками, — вы владеете подобным. Я ощутила ее сквозь толщу земли и множество магических завес, твоя напарница — это ее чары, но они физически невозможны для существа столь маленького. Как получилось так?

"Магия Твайлайт... так это она изменила мир вокруг?" Заметив, что мои глаза становятся похожими на две полных луны, поспешил встряхнуться и сосредоточиться на вопросе.

— Возможно, мне стоит полностью пересказать события прошлого, ведь именно там кроется ответ, недоступный сейчас и мне. Я могу лишь строить догадки, но сказать точно — увы...

Время пролетело незаметно. Я немного увлекся, совершенно четко ощущая теперь влияние Твайлайт. Как единорожка переняла от меня спокойствие во время битвы, так и мне частично передалось ее неуемное желание учиться, исследовать, обучать. Хороший слушатель, которым оказалась Королева, лишь больше разогревал интерес, и в итоге все, что произошло в темных пещерах, было озвучено в красках, даже сны-вне-времени — и те получили местечко в монологе. Магия слияния, примененная мной впервые, битва с воином Хаоса, сокрушающая радуга, чуть раньше — путешествие к расселине, странная волшебная стена, воздействующая лишь на ткачей — все-все было обернуто в слова, а те, в свою очередь, в мысли, благодаря которым арахнида и могла разбирать мою речь. Под конец, закончив пересказ, я даже ощутил некоторую неловкость, но огромная арахнида, когда вопросительно взглянул на нее, не подала виду, что чем-то недовольна. По монотонному покачиванию на лапах вообще сложно было что-то сказать.

Потянулось тихое время раздумий, во время которого мне оставалось лишь смирно стоять на месте. В прошлый раз со мной была Твайлайт, рядом с которой я ощущал себя более сильным, но сейчас... Только Ночь и Молнии, как в старые добрые времена.

Через минуту я заметил, что даже стихии, даже глефа не разбавляют более одиночества, и пусть они сейчас вместе со мной, но некое чувство пустоты никуда не уходит. С пониманием этого все вокруг стало вдруг совсем неуютным: пещера начала казаться больше и страшнее, яйца ткачей какими-то мерзкими склизкими штуковинами, ну а возвышающаяся надо мной матерь улья — жутким демоном, способным убить меня даже не напрягаясь. Как шерсть от такого дыбом не встала — я не знаю, но "Крыло Ночи", совершенно четко уловив мои мысли, со звоном раскрылась, хищно блеснув синими рунами.

"Э, что со мной происходит?"

Встряхнувшись я провел по глефе свободной ногой, успокаивая ее, хотя сам оставался неспокоен. Возможно, слишком сильно волнуюсь, что пони осталась совершенно одна? Или же это всего лишь подсознательный страх перед более крупным существом? Не люблю тоннели?

— Ты чего-то хочешь, — неожиданно произнесла Королева, заставив меня вздрогнуть, — стремишься как можно быстрее покинуть этот зал, я чувствую твои эмоции, твое сердце бьется в клетке, желая свободы.

— Сердце желает свободы? — Глупо переспросил ее, не угнавшись за необычными мыслями.

— Да, — последовал немедленный ответ, — ты этого не ощущаешь пока, дитя. Не буду больше тебя задерживать, иди вперед по дороге судьбы, и прими мою благодарность за то, что избавил наш дом от страшной угрозы.

Раздался тихий звон заклятия, укрывшего Королеву завесой невидимости, и она мгновенно исчезла, оставив меня наедине с безмерным удивлением.

— Ч-что?

В состоянии полного недоумения меня обнаружил Скитск. Не дождавшись хоть какой-нибудь внятной реакции, он толкнул меня лапкой в бок, но добился лишь того, что подо мной засветился защитный круг.

Магия сама заботилась обо мне, пока я пребывал вне пределов мира...

Закрыв, а затем открыв глаза, я попытался разглядеть арахниду, эту гигантскую пародию на паука, изъясняющуюся странными, до конца не понятными фразами, безо всякой логики. Могла ведь сказать хоть что-нибудь по поводу всех наших с пони похождений? А по поводу артефакта — камня, отравившего их жизнь? О Тьма, в конце-концов лес, раскинувший свои владения на месте пустыни уж точно заслуживал своего внимания!

— Найт?

— Какого so'shaas тут происходит? — мгновенно вскипел, рывком повернувшись к ткачу. — Мне с головой хватило всего, случившегося там, внизу. Тайн — хоть весь год разгребай, а тут такое... "Сердце в клетке"! И самое странное, — продолжил уже тише, прислушиваясь к себе, — она права... Права, а я не знаю даже в чем.

Глухая боль послушно запульсировала, стоило лишь на мгновение обратить взор в себя, и источник ее находился в самой драгоценной части тела. Возможно, это последствия слияния с "Сердцем Рат'агара", когда живой кристалл стал частью организма? Это бы объяснило многое, случись оно раньше, сразу после "Времени вспять", но нет же. Нет, это чувство, которое испытываю впервые, объявилось совсем недавно, исключая любую возможность списать его на знакомые события.

— Королева передала мне указания, Найт, моя миссия тут выполнена. Не желаешь вернуться в жилые кластеры?

А та, кто знает, просто-напросто исчезла, оставив прозябать в неведении... Такое чувство, что кто-то специально подстраивает события подобным образом.

— Пожалуй, — буркнул себе под нос и в два мгновения вернул крылья, двумя полупрозрачными полотнами высвободившиеся со спины.

~

— Не знаю, о чем говорила наша мать, но даже мне удавалось ощущать чувство пустоты, гнетущее тебя, — сказал мне на прощание Скитск прежде, чем растение-дверь распахнулось, скрыв ткача от моего взгляда.

Закатив глаза к потолку, тихо, насколько позволяли копыта, вошел в нашу уютную комнатку, остановившись возле магического щита Твай. Не знаю, что меня занимало больше: артефакт, плавно двигающийся вокруг единорожки, или его новая владелица, мило сопящая, свернувшись калачиком на своей "кровати". Один из них таил в себе множество тайн, а также был желанен для Хаоса, вторая же недавно продемонстрировала великую силу, способную выжигать землю и менять природу. Что мне интересно больше?

Коротко звякнула глефа, аккуратно опущенная на землю, пропел свою песнь возводимый щит, прогнувшись подо мной, когда я завалился на него, как на мягкую кроватку. Седельные сумки были бережно отнесены телекинезом в угол, к своим собратьям, а маленькие сгустки молний, созданные почти сразу, напротив, отправились ко входу, создав возле него подобие треугольника.

Больше всего мне интересно сейчас спать: слишком уж заразный пример подавала пони.

Закрыл глаза я вроде бы в пещере, но открыл в весьма знакомом месте, уж явно отличающемся от каких бы то ни было помещений в улье. Здание ратуши безмолвно поприветствовало меня неровной дырой там, где, по-идее, должна была быть дверь, а немногочисленные вывески, местами разбитые, словно насмехаясь надо мной, качались на несуществующем ветру. Лишь черной драконицы не хватало, чтобы вызвать ностальгию.

— Нет, это действительно издевательство!

Я даже ударил одной ногой о другую, вызвав вполне реальную боль. Но одного лишь этого не хватило: в миг на кончике рога сформировался шипящий белый шар, стремительной птичкой устремившись к ближайшему дому. Раздался короткий треск, яркая вспышка и в деревянной стене появилась едва дымящаяся вентиляция.

"Опять этот сон... Виновата снова Твайлайт, да?"

На мой вопрос никто не ответил: Тьмы нигде не было видно. Я заглянул внутрь ратуши, походил вокруг, но не нашел даже следа жизни. В конце концов решил вернуться к разломанному лично мной строению и уселся возле "входа", даже натянул на голову капюшон плаща, в котором и обнаружил себя в этом странном месте.

"Ничего себе сон. Больше похоже на пытку".

Оставалось лишь смириться и дотерпеть это до конца, чем и занялся, не двигаясь и тупо пялясь вперед. Мертвая природа, которую я имел счастье лицезреть, была по-своему красива. Более темная листва иногда мягко покачивалась в такт несуществующим порывам ветра, деревья, выцветшие, но все равно прекрасные, навевали спокойствие, хоть и не излучали магию природы как обычные. Они вообще ничего не излучали, будто нарисованные на картине, и это было забавно, ведь нигде более такого я не видел. Вообще, если подумать, здорово было вот так вот спать, но при этом и бодрствовать, мечтать на разные темы, размышлять, пока организм отдыхает. Хотя, вряд ли он отдыхает... Тень подо мной вытянулась куда-то в сторону, значительно прибавив в густоте, как будто кто-то встал позади меня с ярким фонарем. Волей-неволей я устремил туда внимание: обычная тихая улица местного Понивилля, мягко сияющая в лучах бледного полумесяца. Ничем не выделяясь среди других таких же, разве что другими по цвету домиками, она тем не менее почему-то тянула на себя магию, будоража обычно спокойные чары.

"Что же там такое?"

Сон ли это, или нет, но чувство интереса оставалось таким же ярким, как во время бодрствования. Казалось, что человеческая натура пробуждается во мне, нещадно, сантиметр за сантиметром оттесняя обычно спокойную единорожью. Ведомый желанием узнать, я встал на все четыре и медленно двинулся туда, куда показывал темный луч под ногами. Медленно — это действительно медленно; шаг за шагом отходил от избранного в качестве скамьи крылечка, направив часть усилий вниз, где, взбудораженные, причудливо метались тени. Мало-помалу образовался и окреп защитный круг, позволив уделять меньше внимания безопасности, поэтому я свободно взглянул вперед... и тут же встал, как вкопанный. Ветер, до того подгоняющий меня сзади, досадливо разбился о преграду моего плаща и исчез, повинуясь едва слышному слову на драконьем.

Передо мной, закутанный в плащ почти также, как я сам, находился самый настоящий человек. Двуногий, двурукий, совсем не похожий ни на пони, ни на других жителей Эквестрии, он остановился, чуть не выронив из рук сучковатую, выломанную совсем недавно палку. Взгляд его глаз отчетливо передавал удивление, ничем не уступавшее моему, словно я появился тут впервые, и без спроса.

"Хотя, если подумать..."

— Кто ты? — задал первый пришедший на ум вопрос, заметив, как ночной гость опустил свое импровизированное оружие, демонстрируя тем самым если не дружескую, то хотя бы нейтральную позицию, правда вот не учел, что драконий знают-то не все... — ты понимаешь меня?

Опустив руки, человек отбросил свою палку. Это почти никак не повлияло на меня, я лишь немного склонил голову на бок: вряд ли он мог мне сделать что-то этой штуковиной, но под тонким слоем одежды и кожи, под этим внешне хрупким телом скрывался огромный резерв энергии, причем не какой-либо, а самой настоящей энергии Тьмы. Маг ночи, который оказался в этом же "сне"... но что он тут делает? Какая судьба, безжалостно играясь событиями, словно фигурами на шахматном поле, привела его сюда, в мир, существовавший лишь в разуме древней Тьмы?

Ведомые моей воле, тени сильно вытянулись вперед, чтобы разойтись дельтой где-то между нами. Не то чтобы хотелось демонстрировать агрессию, но нежелание поймать "сюрприз" было самую чуточку сильнее.

— Ты не из этого мира, — утвердительно произнес незнакомец почти на чистом драконьем и вытянул вперед руку в каком-то странном, но вроде бы обыденном для него жесте.

Легкая настороженность моя тут же сменилась животрепещущим удивлением. Он знает древний язык, причем, очень и очень хорошо, да еще и несет в себе Ночь? Как может случиться подобное совпадение? Был бы он чуть пониже, без длинных волос, ниспадающих из-под капюшона, вооруженный парными клинками, тогда, быть может, я бы признал в нем исчезнувшего Фанга. Обрадовался бы как ребенок, побежал обниматься... Но это точно не он, и дело не совсем во внешности: никогда, насколько себя помню, не ощущал сильного проклятия на моем друге из Храма, в отличие от этого человека, чья аура была разрезана пополам неведой магией, и в этот разлом, понемногу, крошечными капельками, выливалась энергия Ночи.

"Так кто же ты такой?"

Уже собравшись повторить свой первый вопрос, чтобы открыть-таки между нами ворота понимания, провести бомбардировку вопросами и установить, что может делать представитель рода двуногих в Понивилле, я вдруг отчетливо ощутил опасность, источник которой находился прямо передо мной, но все же чуть дальше, чем стоял незнакомец. Как стремительный вихрь захватывает всякий мелкий сор, как огонь в момент сжигает бумагу, события развернулись и понеслись вперед с невероятной скоростью.

Успев лишь крикнуть "обернись", я прыгнул вперед, один за другим мгновенно посылая в бой три подготовленных магических полумесяца, но все это было слишком поздно. За спиной человека вспыхнула какая-то серая сущность, мгновенно окутав его своим туманным телом. Он повернулся, чтобы встретить опасность лицом к лицу, и попытался что-то нащупать рукой среди ремней, одиноко свисавших с его одежды. На удивление, нащупал, только вместо личного оружия им почему-то оказалась моя глефа, материализовавшаяся прямо внутрь сущности. Раздалась яркая синяя вспышка, сопровождаемая мелодичным звоном, которая поглотила тонкую фигуру, забрав ее во все возрастающий, словно маленькое солнце, шар темной энергии. Глаза тут же заслезились, протестуя против подобного зрелища, а сердце пару раз резко сжалось, то ли от страха, то ли от неожиданности. Низко опустив голову, пользуясь капюшоном как барьером между мной и светом, я ощетинился щитами и приготовился давать отпор неведомой угрозе, неуловимой для моих обычных чувств, но все же давящей на сознание самим своим существованием.

Множество разных проявлений Тьмы, энергичных разрядов Молний были готовы сорваться с кончика рога, тени надежно ограждали и фронт, и бока, все чары были на взводе, но когда я поднял голову, чтобы осмотреть шар из энергии,

то не увидел ничего. Ни магии, ни серой сущности, ни даже незнакомца, лишь хищно блестящее руническое лезвие, что неподвижно торчало из земли.

Шипящий белый разряд пронзил пространство, закономерно разбившись на тысячи искр о стену дальнего дома, едва не задев глефу, и совсем не задев ничего по пути, на что я втайне надеялся.

"Пропали".

Мысль пришла словно со стороны: такая была спокойная и умиротворенная. Казалось, мне сейчас следует сойти с ума и со всех ног нестись на место вспышки, чтобы отыскать следы, но некое чувство удерживало меня от скоропостижных решений. Чувство, что так оно и надо, так и должно быть... Лишь единственный вопрос вертелся в голове, понемногу занимая видное место в моем разуме: что именно сделало "Крыло", а главное, почему и как оно совершенно самостоятельно атаковало предполагаемого противника, вылетев из креплений на ноге?

~

Просыпаться не хотелось вовсе. Столько всего неразрешенного оставалось с той стороны барьера грез, столько вопросов... Лишь слабая вера в то, что вскоре, быть может, я вернусь туда и продолжу свое маленькое исследование, удерживала от того, чтобы повернуться на другой бок и продолжить спать.

Нет, придется вставать, ведь мы не дома, да и наше присутствие более не требуется. Выполнив свою миссию, наша маленькая команда теперь может отправиться на заслуженный отдых, в ожидающий нас уютный городок, где трудолюбивые пони уже подготовили нам встречу, ведомые странным, можно сказать, мистическим "Пинки-чувством" одной розовой кобылки. Кстати, что же будет, когда мы вернемся? Отправимся во дворец, или же сначала к подругам? А может, подождем денек в моем гнезде? Последнее было бы совсем неплохо, особенно в свете того, что стоит посвятить моей глефе немного свободного времени...

— Р-р-ре! — раздался громкий вскрик, и нечто темное приземлилось прямо на мой щит-кровать, уставившись на меня взглядом четырех голубых глаз, — р-р-ре!

Неожиданное явление Тэн народу заставило меня отпрянуть, в результате чего щит наклонился и Тень с верещанием сползла ко мне в объятия. Ударившись о мои ноги, она шустро вцепилась в них и судорожно замахала крылышками, стараясь усесться поудобнее. Я улыбнулся и уселся на круп, вытянув ногу перед собой.

— Какая же ты все-таки милая... Кстати, спасибо тебе за вчерашнее.

— Р-ре? — смешно пропела та и ловко пробежалась по импровизированной жердочке вперед, оказавшись в опасной близости от моей морды. Миг, и я был вылизан теплым шершавым языком.

— Эй! — шутливо возмутился, легко толкнув ее носом, чем вынудил отпрыгнуть. — Вредина, прекрати.

Определенно, с этим мелкая была не согласна, вновь попытавшись приблизиться, но в этот раз наткнулась на небольшой барьер, выставленный заблаговременно. Похоже, что наша небольшая возня, наконец, добралась и до поняшки, потому как в стороне раздалось шуршание, а затем громкий зевок.

— Проснулась, Твай?

— Как тут не проснешься, при таком-то шуме, — сонно ответила она, и, судя по звукам копытец, вяло опустилась на землю.

Кое-как поборов наседающую Тень, я тоже спрыгнул со своей кровати, и с хрустом потянулся, да так, словно находился в одной и той же позе пару дней. Глухо тренькнул щит, распавшийся на множество мелких огоньков, вспыхнули и исчезли шарики у двери: маленькие молнии выполнили свою задачу и теперь могли свободно развеяться.

— Когда поживешь пару дней в одной пещере с другим драконом, осознаешь, каково это — спать в любой ситуации.

"Ох, чуть не вылетело из головы!"

Повернувшись вбок, я увидел глефу лежащей ровно там же, где ее и оставил недавно. Словно и не происходило ничего, она спокойно валялась себе на каменном полу, слабо мерцая синим, как бы говоря: "Все в порядке". Но чувства не обманешь... наклонившись, продел ногу в специальные рога и закрепил оружие, другой проверив, болтается ли оно. Вроде все в порядке, просто так ее теперь отсюда не выдернешь.

Вдруг, ни с того ни с сего, по телу прокатилась волна знакомой энергии, выродившись в чувство пустоты, немного похожее на то, что владело мной ранее. То были эмоции, шедшие от моего оружия, причем настолько яркие, что даже дурак понял бы. Сосредоточившись на мгновение, совсем не обращая внимания на всякие внешние раздражители, вроде устроившейся на моей голове Тэн, я попытался мысленно дотянуться до "Крыла Ночи", но не ощутил ничего интересного. Все та же неведомая тоска, быстро утихающая под токами моей Тьмы, что небольшой речкой омывала рунические лезвия, словно мать успокаивала сына.

— Если ты не забыл, я вообще-то и живу с драконом, — подала ехидный голос кобылка, — и прекрасно знаю, какого это — вставать посреди ночи, или же не спать до утра.

Я улыбнулся.

— Обязательно познакомлю тебя с Градаром, потом скажешь мне эту фразу вновь.

Пока единорожка аппетитно жевала траву, запивая ее простой Эквестрийской водой, я сидел напротив и пытался понять, что же делать нам дальше. Скитск, когда мы шли, обещал подарить мне и единорожке какое-то особое украшение, служившее в улье символом воина, поэтому следовало немного подождать здесь, в нашей комнате; к тому же, я могу и не найти выход самостоятельно. Времени полно, надо куда-нибудь его тратить.

Может быть, попробовать новенькую магию еще раз?

— Эй, Твай, у меня есть идея.

— Позволишь догадаться? — с усмешкой ответила та. — Ты хочешь сделать что-нибудь, связанное с магией?

— Невелика догадка, — я тоже усмехнулся и поднялся на ноги, — если быть конкретным, хочется вновь выполнить "слияние с Твайлайт".

Пони возмущенно пискнула, подавившись пучком травинок, и посмотрела на меня взором, полным смущения; ее прекрасные фиолетовые щечки заполыхали, выдавая ее странное настроение, заодно сбив меня с толку. "Что я сказал не так?"
— Найт, назови это как-нибудь иначе, пожалуйста!

Оставалось лишь выгнуть бровь и изобразить полнейшее непонимание на морде.

— Ну... хорошо, если ты настаиваешь. А что тут такого?

— Звучит так, словно это что-то нехорошее... ты должен понять, жеребец как-никак!

Хмыкнув, я пожал плечами. Вроде ничего страшного в простом названии нет, но раз пони просит, то отказать не выйдет.

— Ты меня слишком хорошо знаешь, и можешь понять, что никакого скрытого смысла во всем этом нет. Ну так что насчет небольшого эксперимента?

Перевоплотившись, я стоял перед пони в облике дракона, неподвижно замерев. Мы не видели друг друга: наши глаза были закрыты, но этого и не требовалось, ведь души были связаны воедино заклинанием. Невероятные ощущения, не затмеваемые на сей раз смертельной опасностью. Все было спокойно, наше уединение надежно защищалось парочкой действенных заклинаний и лишь невероятные обстоятельства могли нарушить эту идиллию.

Пребывая в состоянии покоя, я мог точнее и лучше воспринимать мысли кобылки, зная даже, когда какое движение она совершит. Улыбнувшись, переставил задние лапы, идеально повторив движения Твай.

— Надо же, я могу двигаться, как ты.

— Я тоже, — последовал немедленный ответ, — какая странная магия, и ощущения невероятные!

— Не могу не согласиться, — утвердительно кивнул, зная, что единорожка ощутит этот жест, — причем события, благодаря которым это заклинание попало ко мне в копыта, столь же необычны, если не больше.

К тому же именно благодаря твоей магии изменения времени, примененной, как вижу, несознательно, я попал в "сон" и Тьма во мне стала сильнее. Теперь, правда, надо бы как-нибудь уравновесить ее с Молнией, а то дисбаланс в душе вредит здоровью.

— Когда вернемся, отдохнем как-следует, ты расскажешь мне все в подробностях, договорились?

— Вполне. Начнем?

Теплая волна магии пришла со стороны пони, окутав меня на мгновение, как ночь принимает в свои объятия спящую природу. Это было, наверное, самое искреннее согласие, даваемое кем-то в моей жизни, что я даже не удержался и вернул чары, погрузив кобылку на мгновение в мягкую сферу Тьмы.

Впрочем, это совсем не то, лишь часть того, что можно вытворять во время "слияния". Большая, исписанная множеством символов, руна неподвижно зависла между нами, просто ожидая команды, двух слов, что принесут в этот мир мощь наших связанных душ и стихий. Осталось только выполнить небольшой ритуал...

"Тьма, Молнии, вы готовы?"

Высвободив часть энергии, я позволил ночной стихии взять контроль над телом и развеять его черным туманом, из-за чего тут же потерял все обычные чувства. Вспыхнул и погас тревожный огонек в разуме, после чего фантомного плеча коснулась холодная, такая родная лапа.

"Аномалия..." — слово, что заставило руну засветиться, едва-едва вибрируя от соприкосновения с большим потоком магии. "...Защита" — приказ, воплотивший рунические письмена в жизнь. Мое тело полностью обратилось в волшебство, незримым куполом окружив единорожку.

Пони судорожно вздохнула, поддавшись потоку чувств. На сей раз все прошло куда лучше, мост между нашими разумами был более крепок и красив. Как свои собственные, перед мысленным взором стали пробегать картины воспоминаний пони, и, в свою очередь, то же самое происходило с Твай. Мы видели друг друга, знали, понимали, были просто единым целым.

"С трудом верится, что подобные чары существуют".

— Поддерживаю... — произнесла пони вдохновленным голосом, — это просто изумительно!

"Только вот немного нарушается личное пространство. Надо как-то разделить нашу память. Есть идеи?"

Открыв было рот для ответа, она постояла так секунду и задумалась, оставив взгляд блуждать, как иногда любила делать. Задумался и я, даже попробовал поставить мысленный блок, что, ожидаемо, не получилось просто так. Впрочем, оставлю проблему своей напарнице, а сам лучше изучу открывшиеся возможности. Пусть Твайлайт и не видела этого, но в ее ауре до сих пор оставались следы довольно мощных заклинаний, и если первое было мне неведомо, то во втором прослеживалесь определенные последовательности, характерные лишь для моих боевых чар. "Песнь Ночи", если быть точным.

Потребовалось совсем немного времени, чтобы представить руну этого заклинания, пусть и в не настолько мощном варианте, после чего, с чувством выполненого долга, передал эти знания единорожке.

"Сможешь воспроизвести это?"

Она просто кивнула.

— С твоей помощью, наверное, да. Ты хочешь выпустить радугу сейчас?

"Упаси тебя Тьма, нам еще не хватало пробить улей насквозь... нет уж, не надо так. Лучше сделаем это, когда прибудем домой, заодно похвастаешься Селестии".

— Похвастаюсь? Но я никогда не хвастаюсь...

"А сообщаешь об успехах, верно? — я мысленно улыбнулся, — ну, ты называешь это так, я — иначе. Не суть важно, главное — тебе будет приятно. Как насчет испытать на себе заклятие Авалона?"

— Это то, что вызывает ночь?

"Не совсем точная формулировка, но в целом верно".

На самом деле оно обращает день в ночь, меняя сами потоки магии. Все остальное: звезды, полумесяц, небо — мишура, сделанная лишь для красоты.

— Я прочитала о нем в твоей памяти, — спустя пару секунд сказала пони, закрыв при этом глаза, — оно возвращает тебя в родную стихию, где ты лучше всего себя проявляешь. Но во мне нету ничего такого, как "Авалон" может на меня повлиять?

Хороший вопрос...

"Ну... Если подумать, то я стану в этот момент сильнее, как следствие — ты тоже. Просто проверим".

Мною двигал чистый интерес, подогреваемый такой чудесной мощью, осознанием, что вместе мы способны побеждать весьма сильных противников, прошлый бой — тому доказательство. Ну а пони же просто впала в счастье от обилия разных, по большей части бесполезных для нее знаний. Множество путей, пройденных мною, картин, увиденных в чужих мирах, заклинаний, созданных не только спустя дни кропотливых трудов, но и спонтанно. Мы оба были за, и ничто особо нам не мешало, так что...

— Ммм... Я просто должна сказать это? Авалон?

Пусть даже она не до конца осознавала, как работают эти чары, зато это знал я. Повинуясь моей воле, следующей приказу Твай, магия вокруг нас всколыхнулась темным пламенем, постепенно образовывая небольшой купол, в котором одна за другой зажигались звезды, согреваемые бледным светом полумесяца. Легкие дуновения ветерка слабо лизнули бока единорожки, когда Тэн, привлеченная знакомыми ощущениями, быстренько прилетела "на огонек". Быстро-быстро замахав маленькими крылышками, она зависла точно над головой Твайлайт, и, прицелившись, села ей на голову.

— Эй! — возмущенно пискнула кобылка, но мое неслышное "подожди" остановило зарождающуюся тираду.

"Она так на мне сидела. Похоже, чувствует, где я".

— Ну знаешь ли... Ох.

Если бы у меня было дыхание, его бы точно перехватило, а так я лишь безмолвно выдохнул, стараясь не потерять рассудок в этом мгновенном порыве близости. Казалось, что мы уже и так одно целое, но нет: как только я оказался под луной, словно лопнули незримые барьеры, закрутив нас в водовороте общих чувств и переживаний. Как свои собственные, я видел картины памяти пони, все те, что были даже очень стары. Как маленькая она игралась с родителями, сидела за учебниками, училась в какой-то школе, где помещения были большими и светлыми, украшенными прекрасными орнаментами. Затем юность при Селестии, приезд в такой знакомый Понивилль, жизнь с пятью подругами. Я отмечал, как искренне она радовалась их успехам, переживала о провалах, как сильны были ее чувства к няне, той, доселе толком неведомой аликорн, к брату, к Спайку... настоящая счастливая жизнь, хотя различия миров не позволят сравнить ее с моей.

— Ух ты, сколько всякой магии! — воскликнула пони, радостно подпрыгнув на месте, — и как красиво называется-то!

Уфф... Я мысленно покачал головой. Кто о чем, а моя напарница все о чарах. Знания прежде всего, и всякое подобное... С другой стороны ясно, почему она так тяжело вначале поддавалась очарованию дружбы и заводила друзей; определенно — небольшой промах солнечной пони. Кстати...

Мысль, почему-то вдруг посетившая меня, заставила призрачные щеки полыхать. Поначалу я немного сопротивлялся ей, но она была столь навязчива, столь желанна, что скоро все мои барьеры рухнули и нужные фрагменты памяти послушно встали перед взором.

Все больше и больше картин проплывало, цепи памяти становились поистине огромными, собираясь из изученных звеньев. Параллельно с этим Твайлайт с головой погрузилась в мои заклинания, жадно изучая их структуру и особые свойства.

Прошло несколько минут. Совсем не ощущая усталости, я, отчаянно краснея и не понимая, откуда вдруг подобные влечения, уже почти полностью увидел главные воспоминания, но не нашел ни одного, связанного с искомым. Из этого приходилось делать простой, весьма удивительный вывод.

Кажется у Твайлайт, взрослой кобылы по меркам поняш... не было ни единого жеребца!

А удивителен он был, в основном, тем, что Твайлайт весьма красива, можно сказать богата, и периоды "кобыльих дней" уже давным давно начались... и ни один эквестриец не предложил ей копыто. Почему?

— Ой, Найт, я вижу рисунок "Слияния с Тьмой". Можно мне тоже попробовать сделать такое?

Отвлеченный раздумьями, я даже не обдумал ответ, брякнув дежурное "Хорошо", и вновь вернулся мыслями к проблеме. К непониманию, точнее; никак не мог уяснить, почему все так обернулось, ведь по уровню привлекательности для меня она стояла где-то на одном уровне с Селестией и Луной, а те были, как-никак, эталонами красоты... Эй-эй, что это за мысли? Раньше такого не было!

Стоп.

Только сейчас до меня дошло, чего именно хотела вытворить единорожка. Быстренько обдумав воздействие этой магии на нее, я ужаснулся последствиями и постарался воспрепятствовать колдовству. Не вышло.

"Твай, а ну стоять! Это заклинание объединяет тебя с твоим внутренним элементом, а в данном случае Тьмой для тебя являюсь..."

Вспыхнула руна, вопреки моим усилиям задействовав магию, переданную ей поняшей. Как же быстро она это сколдовала... Волна чистой энергии захлестнула меня, выжигающим пламенем распространившись по всему телу, оставляя после себя чистейшую эйфорию. Словно в меня разом попало с десяток исцеляющих заклятий, я блаженно расслабился, не в силах даже удержать рассудок. Очень быстро угасли все связи с пони, мой слух, зрение, а вскоре и магическое осязание, после чего, под стройный хор прекрасных лунных созданий, я провалился в пустоту.

~

Сознание возвращалось тяжело и очень неохотно. Вроде ничего не болело, но было чувство, словно внутри меня разрезали невидимые ниточки. Кое-как подняв голову, услышал протяжный тяжелый стон Твай и повернулся туда... впрочем, сразу же отвернулся; хорошо, что драконы не краснеют.

— Живая?

— Д-да, кажется... Что произошло? Я чувствую себя странно... иначе, чем раньше.

Это и не удивительно, ведь только что она просто взяла, и соединилась со мной. Со мной! Целиком! И это пока я сам был в элементальной форме. Тут могло случится все что угодно вплоть до разрушения моей личности и слава Тьме, все обернулось именно так... хотя все равно стыдно.

— Память вернется со временем, не волнуйся, — утешил ее, одновременно отозвав охранную руну от двери, — я пойду выйду, а ты пока... ну... почистись, хорошо?

— Да...

"Драконы не краснеют. Драконы не краснеют!" — как заведенный повторял про себя, двигаясь к выходу, хромая и спотыкаясь. В нос ударил доселе неизведанный слабый запах, немного приторный, что подстегнуло меня и я аж прыгнул вперед, на едва гнущихся лапах покинув комнату.

Когда растение-дверь распустилось за моей спиной, я облегченно выдохнул и немного расслабился. Странное настроение, владеющее мной, исчезло, словно осталось по ту сторону прохода, позволив спокойно обдумать ситуацию. Запоздало пришел страх смерти, но так как мне уже ничего не угрожало, он покрутился в сознании немного и исчез бесследно. Легкий бессмысленный ветерок.

Обижусь ли я на пони из-за случившегося? Это вряд ли, ведь стоит ей выразительно на меня посмотреть, и я тут же ломаюсь как тросточка, не в силах сопротивляться; к тому же, по большей части, виновата совсем не она. Это именно я предложил вновь испробовать новенькое заклинание, еще толком не опробованное, таящее в себе множество сюрпризов. Кто же знал, что оно требует не только мастерства и желания, но еще и силу воли? В этой безмолвной битве мы с Твайлайт потерпели поражение, окунувшись в жизни друг друга вместо того, чтобы просто синхронизировать сознания... Слишком сильное слияние, как бы пони не получила эмоциональную травму.

Немного поблуждав взглядом, я нашел туннель, отмеченный едва заметными всполохами магии, и двинулся по нему. Особой цели у меня сейчас не было, но возвращаться пока нельзя, так что... Заметив проходящих невдалеке ткачей, мысленно окликнул их и спросил дорогу на поверхность, на что те шарахнулись от меня, как от кошмара. Не сразу понял в чем проблема, но когда понял, пришлось перевоплощаться обратно в пони и извиняться. Слава Тьме, хоть в единороге признали Найта.

Итак, дорога на поверхность. Один из арахнид указал мне на длинный проход, который, как я знал, ведет к центральному колодцу, поэтому уже через минуту я шустро поднимался вверх. Огромный зеленый кристалл равнодушно взирал на меня, своим мягким светом укутывая все это огромное пространство, вопреки всему делая его еще более зловещим, чем оно было на самом деле. Ткачи деловито сновали туда-сюда, неся на своих спинах корзины с разными листьями, отрубленными (подозреваю, что еще и откусанными) ветвями деревьев, ярко-красными ягодами и подобными им большими плодами. Выглядело аппетитно, но это не смущало. Моя цель была другой, немного странной, достичь которой сейчас желал больше всего на свете.

Где-то под самым потолком оказалась небольшая расщелина, весьма населенная, так что пришлось даже немного постоять в очереди со всеми этими безмолвными жильцами улья прежде, чем девственный лес, наконец, предстал передо мной.

~

Градар, Арст, Рейн, ребята, где же вы сейчас, что делаете, как живете? Отправились ли в новый мир, или же осели где-нибудь? Сколько астральных миров уже преодолели?

Несмотря на то, что они были единственными моими друзьями до того, как замечательная Эквестрия приняла меня в свои объятия, о нашем вынужденном расставании я нисколечки не жалел: в любом случае мы вскоре встретимся, быть может даже раньше, чем планировали. И все из-за Хаоса... Наш враг, о котором мы ничего толком и не знаем, показался из норы. Пусть даже он больно получил по носу, это вряд ли поумерит его пыл, и скоро он вновь заявит о себе, в этом-то то я абсолютно уверен.

Вздохнув, я перекатился на бок, ощущая шкурой всю рельефность листвы какого-то дерева, на котором сейчас лежал, наблюдая красивый закат. Мне очень нравились подобные картины и иногда, как в Храме, так в других мирах, вечером Найта можно было найти свисающим вниз головой с очередной толстой ветви, достаточно прочной, чтобы выдержать вес тенекрыла. Закат для меня был словно рассвет для других: время, когда моя родная стихия вступала в свои права. Тьма укроет своим крылом эту землю, зажгутся звезды, измененная энергия потечет по моему телу, и именно в этот момент я стану сильнее себя прежнего, но лишь до наступления утра. Таков мой дар, и проклятие одновременно.

Конечно, рассуждая о таком, я забываю о молниях, что неслышимыми грозами бушуют внутри меня. Именно они, моя вторая стихия, держат меня в строю, не давая сорваться в ночную жизнь. Все ночью спят, и я — не исключение, пусть даже это не совсем нормально для мага Тьмы... Но зато нормально для мага Молний.

Эх, элементы мои... Все время вы были в равновесии, позволяя мне быть тем, кем я есть. Каждое темное заклинание несло в себе частичку неукротимой стихии гроз, каждый шипящий разряд разил еще и лунной магией. Все поровну, все честно.

Но случилось так, что чаши весов перестали быть на одном уровне. По вине обстоятельств Тьма выросла, подарив силы и возможность относительно безопасно использовать магию-аномалию, но также и частично повлияв на мой рассудок. Как иначе объяснить случайный всплеск неподконтрольных мне эмоций? Помню, когда магия ночи впервые покорилась мне, как я тогда был безразмерно, прямо-таки ненормально счастлив, весел. Товарищи все как один отмечали эту странную перемену в характере, больше волнуясь за меня, чем радуясь, но изменить что-то уже не могли... Ничто не могло, по-идее, однако это произошло.

Когда вместе с Тьмой во мне стала обитать вторая стихия, мой характер стал даже более спокойным, нежели раньше. В очередной раз мне удалось удивись всех, включая самого себя, и в очередной раз никто не мог понять, что со мной происходит. Ни на кого больше из моих знакомых магия так не влияла; с другой стороны лишь я обладал сразу двумя элементами, что могло быть веской причиной.

Ведомое моей волей, перед моим носом сформировалось простое черное облачко, воплощение магической энергии. Попрыгав туда-сюда, оно разрослось до размеров жеребенка и лопнуло, разойдясь вокруг темным туманом. Спустя мгновение несколько переливающихся колец окружили меня, медленно вращаясь в разных направлениях. Я оглядел их. Сотканные из теней, они мерцали крошечными синими вспышками, разрезающими темное полотно замысловатыми изогнутыми нитями. Все так, как и должно было быть, именно так выглядит почти готовое заклинание, на котором я обычно проверял баланс стихий. По моей команде оно взорвется, и по тому, насколько сильно все вокруг меня почернеет, можно определить превосходство Тьмы над Молниями.

Кольца громко зазвенели, а затем вспыхнули, разгораясь все ярче и ярче. Я сразу же зажмурился, не в силах выдержать исходящий от них свет. Сейчас... сейчас произойдет небольшой взрыв, и все... Уже подлетая вверх на теплом воздушном потоке, я осознал, что впервые эти чары сработали не так, как надо.

"Безобидная вспышка" окутала собой всю верхнюю часть дерева; вниз по стволу побежали руны, чередуясь между синими и черными, а затем вся эта конструкция вдруг исчезла, оставив на несчастном растении множество выжженых пятен.
"Ничего себе".

Но это было еще далеко не все. Послышался громкий треск, по мощной коре прошло множество сияющих иссиня-черных трещин и в один момент дерево словно бы лопнуло изнутри, развалившись как иссохший пень.

Совершенно сбитый столку, я парил над местом происшествия, с трудом пытаясь осознать случившееся. Рунический взрыв впервые что-то... взорвал. Сколько раз им пользовался, сколько раз он исправно выдавал результаты, и тут такое...

"Ты не прав, мы в равновесии".

"Были в нем всегда, оно не пошатнется".

Голоса раздались словно бы внутри головы, хотя ушами их я тоже слышал. Несомненно, они принадлежали двум моим хранительницам, неведомо зачем решившим со мной заговорить.

— Не пошатнется, говоришь? А что, в таком случае, со мной происходит?

"Не мы виноваты, ты просто не понимаешь".

Передо мной возник символ Тьмы — полумесяц с когтем посередине, и воздух вокруг него заискрился. Постепенно из редкого тумана соткалось подобие рамки для картины.

"Помнишь Аругу? Помнишь, что ты тогда ощущал?"

Внутри рамки появилась картина: прекрасная золотая драконица, лежащая на лугу в окружении множества голубых и белых цветов. Ее чешуя ярко блестела, отражая лучи весеннего солнца, маленькие белые рожки просто сияли, а зубастая пасть была приоткрыта в сонной улыбке. Красавица, да и только! Сердце, правда, никак на это не среагировало, продолжая также мерно биться.

— Все как-то смутно. Вроде как она предложила мне стать консортом?

"Это верно, но не то, что надо. Вспомни свои первые чувства, ты ведь почти согласился тогда".

Было дело... Ну очень уж она была привлекательна по меркам драконов, особенно тенекрылов, жаль только оказалась простой соблазнительницей, стремящейся с помощью могущественного покровителя выбить в своей стае местечко потеплее. Желание ее, конечно, понять можно, но с такой я судьбу связывать не пожелал: слишком уж люблю свободу, чтобы вечно обитать возле какой-то золотистой красавицы.

— Кажется, меня к ней влекло... Но это было вполне осознанное желание, обусловленное, к тому же, особенностями моего драконьего рода. Я прекрасно осознавал все и держал себя в копытах. Что же теперь? Странные желания, которые ну вот никак не стыкуются с моим образом мышления.

"Но ведь сейчас ты вовсе не дракон. Твои предпочтения изменились вместе с телом".

— При чем тут это? Если бы меня привлекала Твайлайт, это было бы уже давно ясно.

Моя невидимая собеседница недовольно фыркнула и стегнула своих хвостом мне по спине, что выродилось в небольшой холодок, словно ветер прошелся. А ведь он мог вполне пройтись, ведь я до сих пор парил в воздухе.

"Привлекала? Чушь, хватит судить все нашими мерками. Ты же пони, так? Вот и будь как пони".

— И как же мне себя вести в случае, если я вообще не знаю, о чем ты сейчас говоришь? Много раз со мной случалось подобное?

"Ты больше ноешь, чем пытаешься хоть что-то сделать. Если нуждаешься в помощи, обратись к друзьям за советом. Просто же".

— Конечно просто, всего лишь зайти к кому-нибудь и спросить: "А что со мной происходит?"

Я внутренне усмехнулся, представив, как задаю такой вопрос, например, Рейну. Этот волчонок точно удивится больше, чем я за весь этот день, а потом будет подкалывать всю оставшуюся жизнь. Ответ, разумеется, я не услышу.
"Ты мог бы поговорить с Луной".

— С Луной? — произнес возмущенно, аккуратно приземлившись на обломки некогда могучего растения. — Она — принцесса, а не кобылка какая-нибудь. Кроме меня у нее точно найдутся заботы поважнее, чем болтать о всякой чепухе. И вообще, почему я сейчас разговариваю с тобой, Тьма, на эту тему, когда прямо у меня под носом испытанное заклинание дало сбой?

"Потому, что это чувство грызет тебя изнутри, мой дорогой Защитник, и оно не успокоится, пока не обратишь на него внимание".

~

Когда я, поглощенный спором со своей стихией, вернулся в жилой кластер, встретил там Скитска и Твайлайт, мгновенно покрасневшую при одном лишь моем появлении. Решив, что стоит проигнорировать это и забыть случившееся как нелепую ошибку, я сразу обратил все внимание на ткача.

Перед ним, плавая в золотистом поле, висел странный предмет, похожий на выпуклый диск. Сделанный из неведомого мне бледно-желтого металла, лишь слегка похожего на золото, он, казалось, заключал в себя падающий на него свет, который затем маленькими нитями распространялся по поверхности, образовывая странный рисунок. По краям диска было несколько выемок, обрамленных прекрасными мерцающими кристаллами, такими же, какие торчали из окружающих нас стен, освещая все помещения улья.

На первый взгляд эта вещь напоминала очень дорогое украшение, но... когда то я и сам занимался заколдовыванием предметов, поэтому хорошо сейчас чувствовал, как струится магия в этом, с виду безжизненном куске металла. Это оружие, причем, зная ткачей как противников, очень сильное оружие, способное составить конкуренцию их природным иглометам.

— Приветствую, — не заставил себя ждать ткач, — я ожидал, что ты уже покинул нас. Стражи доложили об этом.

— Без Твайлайт я отсюда не уйду, — я улыбнулся, — не волнуйся. Что это за удивительная вещь?

"Удивительная вещь" вдруг резко подскочила и притянулась к единорожке, разорвав сдерживающие ее чары. Определенно неожиданное для меня, действо не произвело ровно никакого эффекта на эту парочку, поэтому на фоне неподвижно замеревших Скитска и Твай мой рывок выглядел несколько... глупо. Запоздало высвободились тени, вытянувшись из-под меня во все стороны в поисках цели.

— Это нормально, здесь не с чем сражаться.

— Никто не говорил, что я собираюсь это делать. Просто меры предосторожности, — смущенно ответил ткачу и повернулся к пони, подарив ей вопросительный взор, — что это?

Казалось, она сейчас сгорит от пламени, надолго поселившемся на ее щеках, однако, мой взгляд был предельно серьезен. Ну еще бы, ведь только что опасная, по моему мнению, вещь совершила действие, угрожающее жизни моей напарницы.

— Это подарок от королевы...

— Знак почета, "солнечное лезвие" — так название будет звучать для вас, — вмешался арахнид, принявшись забавно раскачиваться на лапках, — мои извинения, что перебиваю, Твайлайт Спаркл. Позволено ли мне будет объяснить до конца?

Встряхнув головой, поняша глубоко вдохнула и медленно выдохнула. В ее глазах появился отчетливый блеск вернувшегося разума, и она утвердительно кивнула.

— Конечно. Я пока соберу вещи.

Дальше произошло очень необычное, но зато отвечающее на некоторые вопросы событие: рог единорожки засветился и на поверхности диска наметились две черных полосы, лежащие крест-накрест. Тихо заскрипев, механизм открылся, выпустив наружу уже хорошо знакомый волшебный камешек.

— Когда будешь готов, зайди и забери "Крыло", — спокойно попросила кобылка, после чего повернулась, и, сопровождаемая парящим артефактом, скрылась за "дверью".

Я улыбнулся.

— Готов слушать, Скитск.

Понятия не имею, зачем мне нужна была вся эта информация, значительную часть которой почти сразу выбросил из головы. История создания первых образцов, некоторые легенды, уходящие вглубь веков, прочие пыльные факты — все это было интересно моей напарнице, но никак не мне. Зато как эта штуковина работает и что умеет — это я запомнил на будущее. Неплохое оружие, внутри которого можно хранить личную реликвию, артефакт в нашем случае, имеющее небольшую связь с владельцем. Похоже на мою глефу, даже четыре когтистых лезвия выдвигаются по бокам, только вот они точно не умеют делать это самостоятельно, активируясь лишь специальной маленькой руной на обратной стороне диска.

Теперь точно будет чем похвастаться перед всеми.

Аккуратно нажав на растение, я спровоцировал его свернуться, освободив проход, и заглянул внутрь. Не было смысла самому забирать глефу: достаточно было "позвать" ее; другое дело сам факт отсутствия свидетелей: Скитск не пошел за мной, предпочтя остаться снаружи. Как только "дверь" закрылась, меня тут же окутали чары единорожки, едва заметным куполом развернувшись в этом небольшом помещении.

— Случившееся навсегда останется между нами, пока ты не захочешь обратного. Слово Тьмы.

Я догадывался от том, что меня ждет, и говорить об этом вовсе не хотел. Немного резковато вышло, но лучше решения пока не видно.

Пони, взирающая на меня жалобным взглядом, вздрогнула и опустила голову, принявшись ковырять копытцем камень. Однако это не скрыло от меня зарождающуюся улыбку.

— Я также прекрасно понимаю твои эмоции и причины, по которым произошло это... недоразумение. Ты не виновата, что бы себе не говорила.

— Все равно, — послышался тихий всхлип, — все равно мне не следовало так делать. Я слишком увлеклась, это не правильно!

— Но-но, не надо только плакать... пожалуйста?

Я хотел было подойти к ней, но пони опередила меня, в короткой вспышке телепортировавшись вперед, и сама бросилась в объятия; пришлось чуть присесть на задние ноги, чтобы удержать равновесие.

Тихая просьба не помогла: пони свернулась калачиком в моих передних ногах, дав волю своим чувствам. Мне не оставалось иного, как молча позволить ей выплакать все, что накопилось в ее добром сердце за эти дни.

~

За дверью, как и ожидалось, находился Скитск. Правда вот его положение...

— Мы готовы, — произнес я, посмотрев, как и Твайлайт, на потолок, где совершенно невозмутимо сидел ткач.

Все вещи были при нас, включая свернувшуюся вокруг моего рога Тэн и парящий рядом с единорожкой подаренный диск, заключивший в свои металлические объятия добытый нами артефакт. Ничто более нас тут не держало, и Эквестрия, родной дом кобылки, мир, что приютил Защитника, звала нас обратно.

— Хорошо, пойдемте, я провожу вас.

Присутствие Скитска не требовалось более, когда мы добрались до места, откуда началось наше путешествие в улей, поэтому он попрощался с нами и очень быстро скрылся в глубинах этого огромного, удивительного подземного дома. Мы остались одни, не считая Тэн.

— Ну что, Твайлайт, ты готова?

— Разумеется! Я уже так соскучилась по девочкам и Спайку.

Живая, энергичная, ни о чем не волнующаяся, так похожая на ту самую Твайлайт до перехода в этот мир, она мне нравилась такой больше. Ощущать подле себя волшебное по своей чистоте души существо — бесценное чувство, недоступное большинству моих товарищей по ордену. До этого момента она даже не ведала вкус настоящей битвы, но теперь же, еще и частично переняв мою личность, мое отношение ко всему этому, совсем не испортилась, продолжая оставаться самой обычной эквестрийской кобылкой... ну, не совсем обычной.

Удивительно, как сильно можно повлиять на ее настроение, всего лишь несколько минут поработав "подушкой для плакания".

— Помнишь маяк, расположенный в моем гнезде в Эквестрии?

Пони кивнула. Рог ее засветился.

— Хорошо, — я довольно кивнул, — портал полностью твой. Действуй.

Наша миссия выполнена. Приключения, какими бы они не были — позади. Все пережитое здесь мы запомним надолго, никакие ошибки не останутся без внимания. Мы стали сильнее, возможно даже настолько, что разум мой объять такое не способен; но ничто не бывает просто так.

Хаос — противник, с которым мы еще не сражались, заявил о себе. Древнее зло, как гласят рунописи под храмом, что находится в вечном противостоянии с Порядком: С Тьмой, с Душой, со стихией океанов и лесов, солнечного света и яркого пламени. Вся магия, доступная Защитникам, объединяется под одной эгидой, единым знаменем, неся которое мы очищаем миры от скверны. И если Хаос — та самая скверна, значит у нас нет иного пути.

Не знаю, как будет выглядеть эта война. Будет ли она вообще, станет длинной, или все решится в коротком сражении; где находятся поля битв, кто явится на них — все это не важно для меня. Важно лишь одно. Я буду сражаться вместе с братьями и сестрами.

Defseh kha qar.