Антропология

Всю свою жизнь Лира посвятила поиску любых свидетельств существования людей, и это стало ее одержимостью, поводом для беспокойства и жалости со стороны остальных пони. Но, что если она права? Права во всем.

Твайлайт Спаркл Лира Бон-Бон Человеки

Magic school days / Школьные годы волшебные / Школа — это магия

Три любопытных жеребёнки? Есть. Сова, доставившая письмо о зачислении? Есть. Мальчик по имени Гарри Поттер? Есть. Лёгкая нотка хаоса от вмешательства Дискорда? Есть. Приключение трёх неуёмных, весёлых и любопытных кобылёнок в лучшей в мире Школе Волшебства и Чародейства начинается! Это точно ничем хорошим не кончится…Ссылка на Рулейт, где можно прочесть главы раньше по платной подписке. Буду очень благодарен за каждую приобретённую подписку, так как это значительно стимулирует переводить дальше. Также выложено на Фикбуке (кому интересно, может почитать там много довольно интересных и забавных комментариев). Также теперь вы можете послушать этот фанфик, зачитываемый Diogenius-ом, на YouTube

Эплблум Скуталу Свити Белл Филомина Дискорд Человеки

Из чего состоит радуга

Из чего на самом деле создаётся радуга? Ужасный кошмар, приснившийся Скуталу незадолго до экзамена Лётной Академии, заставляет её задуматься над этим вопросом. Но она даже не предполагала, что вскоре ей предстоит узнать на него ответ.

Рэйнбоу Дэш Скуталу

Шайнинг сДУлся! [Shining DONE!]

Продолжение рассказа "Твайлайт сДУлась!" Первый рассказ цикла "Дэринг сДУлась!" Приближается годовщина свадьбы принцессы Кейденс и Шайнинг Армора. И поскольку он просто не может подарить любимой жене какой-нибудь обычный подарок, он просит Королевскую Стражу Кантерлота помочь ему с необычным…

Принцесса Селестия Принцесса Луна Принцесса Миаморе Каденца Шайнинг Армор

Пик Наблюдателя

История знакомства Октавии Мелоди и Винил Скрэтч

DJ PON-3 Октавия

Аполлон

- Хьюстон, у нас... пони?

Принцесса Луна

Воссоединение аниморфов

После нескольких тысяч лет жизни порознь аниморфы объединяются, чтобы дать отпор новым врагам. Нынче на призыв Главного мага и Повелителя Сатурна Z к объединению откликнулась принцесса Селестия Эквестрийская, правительница Эквестрии.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Зекора Спитфайр DJ PON-3 Другие пони ОС - пони Дискорд

Кто ты, Тень?

На долю Кристальной Империи пришлось немало бедствий за всю её долгую историю, но она пережила все напасти и выстояла. Однако перед лицом новой таинственной угрозы империя оказалась бессильна, ведь враг ударил в её самое уязвимое место.

ОС - пони Принцесса Миаморе Каденца Шайнинг Армор Старлайт Глиммер Санбёрст

Парфюм и магний

Он напоминал тонкий дорогой парфюм. Само его имя было в Кэнтерлоте синонимом изящества и утонченности. Жеребец, который создавал и оценивал прекрасное. Хойти-Тойти. Она походила на магний, всегда готовый вспыхнуть. Её вспыльчивость вошла в поговорку, но эта пони давала миру шедевры, зажигая новые звёзды. Вспышка, без которой не бывает фотографий. Фотофиниш. В канун Дня согревающего очага, когда за окном и в сердце холод, этим двум пони так хочется тепла.

Хойти Тойти Фото Финиш Фэнси Пэнтс Флёр де Лис

Луна и её звезда

Найтмер Мун томясь одиночеством, мечтает о дочери, с которой сможет разделить Лунное королевство. Твайлайт одинока и мечтает о матери, которая будет любить её. Что произойдет, когда их желания исполнятся?

Твайлайт Спаркл Найтмэр Мун

Автор рисунка: BonesWolbach
Глава 4. Призраки оперы Эпилог. Вопросы, не требующие ответа

Глава 5. С этих яблонь не падают яблоки

Три пони двигались по направлению к Центральному парку. На лице белой единорожки с бело-лиловой гривой играл яркий румянец.

— Ох, я не знаю, что на меня нашло. Петь? На сцене Мэйртрополитен-оперы? Мне? Ох…

— Свити, сахарок, ты это уже пятый раз повторяешь. – В голосе Эпплблум явственно чувствовались характерные эппловские нотки.

— Шестой. – Поправила ее Скуталу.

— Тем более. Прекращай уже! И ты так пела… Так одухотворенно, вот! И, знаешь, когда я тебя слушала, то мне казалось – как вот на стадионе – что мы делаем что-то правильное. Что-то нужное. И нам… и этому миру. Сну. Будто миссию важную выполняем.

— Ой, а кто тут говорил, что я слишком много умностей от Твайлайт нахваталась? – язвительный ответ единорожки, несмотря на колючки, явно содержал нечто большее, кроме насмешки. – Но знаешь, я вправду почувствовала. Наверное, мы выбрали правильный путь.

— Значит, у нас остается только Центральный парк. Это твое, Эпплблум.

— Да поняла уже. Но лучше бы там появиться ответам. А то у вас с ними не густо. – Желтая кобылка чуть надулась.

— Кстати, почти пришли.

Улица закончилась, и дома вокруг расступились, открывая кобылкам вид на широкую дорогу, за которой виднелись кроны деревьев. По размерам парк не уступал всем садам Понивилля, вместе взятым. Меткоискатели направились к ним, и вскоре оказались среди зелени Центрального парка. Вернее, того, что должно было быть зеленью: деревья, что смыкали свои кроны над аллеями, сейчас выглядели как пародия на самих себя. И здесь преобладающим цветом был серый: серо-зеленая листва, трава, серые ветви деревьев. Даже уже привыкшим к этому серому миру кобылкам становилось не по себе. В их родном Понивилле зелень всегда была вокруг – и сочных оттенков луга, и темные листья Вечнодикого леса неподалеку, и празднично-нарядные яблони. Но здесь все было настолько не так, насколько можно себе представить.

Эпплблум неожиданно сорвалась с места и быстрым галопом проломилась через то, что могло бы называться «живой изгородью» в их прежнем мире. Ее подруги быстро сориентировались и нырнули в ту же дыру, но земную пони было не так-то легко догнать даже спортивной Скуталу. Подругам следовали за Эпплблум – то там мелькнет в просвете между листвой ее малиновая грива, то тут окажется свежепроделанная дыра в изгороди. Но они все-таки потеряли ее из виду и продолжали бег по больше по инерции. Остановившись, они рассеянно оглядывались по сторонам, все больше волнуясь за свою подругу – но вскорости до их слуха донесся отчетливый плач. Пони со всех ног поспешили на звук.

Он привел их на небольшую полянку. Эпплблум тоже была здесь. Земная пони сидела на земле и рыдала, вытирая глаза копытцем и размазывая по лицу серую грязь. Свити Белль тут же достала из своей сумки платок и бросилась к подруге.

— Что случилось? Не плачь так, и глаза не три. – Словно маленького жеребенка, успокаивала она подругу.

— П-посмотри. – Всхлипнула Эпплблум и подняла копыто вверх.

— Дерево. Яблоня? – Скуталу, поднявшая глаза, несколько раз моргнула. Да, это была яблоня. Этого мира – серые плоды округлой формы, одновременно бывшие и не бывшие яблоками, свисали с ее ветвей.

— Я ведь понимала, что здесь увижу. – В голосе желтой пони еще слышались следы недавнего плача. – Понимала уже после стадиона. Ответы? Да не может здесь быть никаких ответов! На этой земле не растет даже трава. На этих яблонях нет яблок. Никто никогда не пойдет в оперу, не отведет жеребят на матч, не поедет в такси, не сядет в поезд, не испечет яблочный пирог, не прочтет газету. Этот мир даже не мертвый. Мертвое дерево когда-то было живым. А здесь никогда не было ничего живого! Здесь нет никаких ответов, ясно? Ясно!

Последние слова Эпплблум уже прокричала, обращаясь к яблоне. Из глаз ее упали крупные слезы и разбились о сухую серую траву.

Резкий порыв ветра заставил ее зажмуриться и согнул нежный стебелек, что проклюнулся у ее передних копыт.