Pain

Боль, моральная и физическая. Как с ней справиться, если выбора нет, а шанс на хэппиэнд можно вообще забыть?

Флаттершай ОС - пони

Любовное пиршество Королевы Кризалис

Слово автора оригинала: «Тебя поймала Королева Кризалис, и теперь она извлекает из тебя любовь. При помощи секса.»

Человеки Кризалис

Дело №147

То, что пони цветные и милые, ещё не значит, что они не могут быть жестокими. Принцесса Селестия даёт принцессе Твайлайт книгу как раз о таких.

Принцесса Луна ОС - пони Найтмэр Мун

Одна жизнь пернатого солдата

Самостоятельный законченный мини-роман о насыщенной на события жизни одной грифонши. Мини-роман о судьбе, где нашлось место всему, что есть в жизни: и подвигам, и сомнениям, и личным драмам.

Ломка

Учение — свет. Знание — сила. Беда пришла откуда не ждали.// Комментарий переводчика: Короткий фанфик, но какая экспрессия!

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк

Солнечный свет и Пушистые Облака

Слово автора оригинала: "Буря за бурей. Погодная команда была загружена ни на шутку, не говоря уже, что некоторые ее члены начали заболевать ветрянкой. Рэйнбоу осталась расчищать облака и была приятно удивлена, когда стеснительная желтая кобылка появилась, чтобы помочь ей. Клоп! Внимание: смехотворно мило."

Рэйнбоу Дэш Флаттершай

Дождь

Итак, наконец-то я решился, написать книгу о том что произошло. Ну как книгу, скорее маленький рассказик. Для начала стоит объяснить кто я и что произошло, верно? Давайте начнём с первого. Меня зовут Флэш Стик (Не знаю о чём думали мои родители, когда давали мне имя) единорог красной масти с ядовито-зелёной гривой. Также имеется любимая единорожка, и по совместительству моя жена с коричневой шёрсткой и жёлтой гривой Медиум Рэр, но я называю её просто Миди. Ну и куда же без жеребёнка. Маленькая годовалая единорожка Лайт. Ну а что всё же произошло? Спросите вы. Что ж сейчас вы всё узнаете.

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия ОС - пони

Зазеркалье

Сансет всегда знала, что ей суждено стать великой, но даже не представляла — насколько. Пока не увидела себя аликорном в волшебном зеркале. Игнорируя предупреждения Селестии, Сансет искала ответы. Когда она узнала, что зеркало — это еще и портал в другой мир... ну что еще ей оставалось, как не прыгнуть туда? Но, похоже, она не предусмотрела все возможные варианты. Например, что может оказаться в ловушке на другой стороне. Или что снова превратится в ребенка.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Другие пони ОС - пони Человеки Сансет Шиммер Флеш Сентри

Серая вечеринка

Пинки Пай проиграла и отдала право провести вечеринку Чизу Сэндвичу, но что же чувствует сама Пинки Пай?

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек

Всемогущий ужас огненных копыт

Провалив очередной экзамен в Аду, начинающая озлобленная демонесса-неудачница добивается последнего шанса проявить свой талант. Но по роковому стечению обстоятельств её закидывают в Эквестрию для выполнения, казалось бы, лёгкого задания. Как и полагается, что-то сразу пошло не так...

Другие пони

Автор рисунка: Devinian
V VII

VI

В районе двух часов дня пара дошла до дома Догла. И вот теперь, несмотря на то что жеребец, благодаря непринуждённому разговору, сумел-таки избавиться от одной напасти, перед ним встала новая проблема – его беднота и ужасное положение в доме. И хотя Догл прекрасно понимал, что Хопи знает, в каких условиях ему приходится жить, он не хотел, чтобы она это видела. Ведь одно дело знать, а другое – видеть.

— Может быть, ты пока что… — попытался придумать Догл какую-нибудь причину, но, увы, ничего дельного на примете не было.

— Что?

— Да нет, ничего, ответил жеребец, глупо улыбнувшись.

Так и не найдя никакого предлога (его и быть-то не могло!), Доглу пришлось пригласить Хопи в дом. Впрочем, уставить какую-либо «экскурсию» жеребец не собирался, но и просто не разрешать кобылке покидать кухню (здесь было относительно чисто и ухожено) он не мог.

— Ты подожди меня здесь, я сейчас, — протараторил Догл и быстренько заскочил в комнату.

Он бегло осмотрел свои «богатства», а затем быстро подскочил к кровати, где, как он считал, должен был лежать мешок с сухофруктами.

— Ах, дурья моя башка, я же сам вчера всё перенёс на печь! – недовольно «прорычал» жеребец и ударил копытом по голове.

Догл вернулся обратно на кухню, и Хопи почему-то одарила его весёлой улыбкой и смешком.

— Что смешного? – недоумевал земнопони.

— Я, конечно, предполагала, что у тебя дома грязно и требуется уборка, но я не думал, что всё так плачевно.

— Прекрасно, — грубо ответил Догл. – Я рад, что ты находишь моё положение забавным.

— Извини, я не хотела… — говорила пегаска, всё ещё посмеиваясь, однако не так сильно, как раньше.

— Не стоит извиняться, — продолжал Догл, — я уже привык к тому, что надо мной потешаются, и ты посмейся, ведь смех, кажется, продлевает жизнь?

— Догл!

— Вот и поживёшь подольше. А мне ничего, я потерплю. Не привыкать! – закончил жеребец и фыркнул.

Пегаска же ответила ему обиженным взглядом и, подумав: «Да какое он имеет право так со мной разговаривать?!» — топнула копытом и вышла из дома, хлопнув дверью.

Догл злился недолго и в скором времени сумел понять, какую ошибку только что совершил. Назвав себя «дураком», он выбежал из дома, но было уже поздно, пегаски и след простыл. «Куда бежать? Куда идти? Где её теперь искать?» — крутилось трио вопросов в голове земнопони. Но ни на один из них ответить он не мог. Однако выбирать всё равно пришлось, и Догл решил пойти к Хопи домой. И он не просто пошёл, а помчался туда галопом.

Перед ним проплывали лики и образы незнакомых и знакомых ему пони, но ни с кем он не поздоровался и ни разу не остановился, ему хотелось только одного – извиниться перед любимой кобылкой за свою грубость. И вскоре, даже раньше, чем он предполагал, ему выпал такой шанс.

Догл встретил Хопи уже через пару минут. Она медленно брела, грустно опустив голову и так же, как и земнопони, не обращала внимания на окружающий мир.

— Хопи, — как-то неуверенно и виновато позвал пегаску Догл.

Та обернулась, но в ответ на улыбку лишь фыркнула и обиженно отвела взгляд в сторону.

— Хопи, — сказал жеребец и подбежал к кобылке. — Прости меня пожалуйста. Я сказал не подумав, я не хотел тебя обидеть.

— Вот как значит теперь ты заговорил, — сказала кобылка надменно. – Раньше надо было думать.

— Ну прости, прости меня, дурака, пожалуйста… — Пегаска остановилась, а жеребец продолжил: — Я ведь люблю тебя, Хопи, и ни за что и никогда я не хотел тебя обидеть, сделать тебе больно. Прости. – И вдруг пегаска подалась вперёд и обняла его.

— Я тоже тебя люблю, — ласково произнесла она, а затем добавила: — Но если ещё раз накричишь – по шее получишь!

— Постараюсь не давать тебе повода, — согласился Догл, улыбаясь.

— Кстати, я смеялась вовсе не над твоим… положением.

— Да? А над чем тогда?

— Ну… — Хопи посмотрела на лицо Догла и хихикнула. – А вот над этим! – Пегаска сняла с гривы земнопони скомканный комок пыли и паутины. – А ты, глупенький, уж подумал.

— Паутинка? М-да уж, действительно, на пустом месте.

Хопи и Догл смотрели друг на друга и улыбались. Ни следа от прежней злобы не осталось ни у него, ни у неё. Лишь только те тёплые чувства, что ощущаешь, находясь рядом с любимым пони, грели их сердца.

— Голоден? – с улыбкой и смешком спросила Хопи, услышав урчание в желудке жеребца.

— Немного.

— Ну так пойдём, я тебя накормлю.

— К тебе?

— Да. Родителей всё равно дома нет. Отец уехал на заработки в Мэйнхэттэн, а мать гостит у знакомой, так что никто мешать нам не будет. – Кобылка игриво улыбнулась жеребцу, а тот лишь слабо кивнул, после чего пара не спеша направилась к дому пегаски.