The Elder Cupcackes

Однажды, как обычно, отстав от Довакина, Лидия случайно перемещается в Эквестрию, где знакомится с Пинки Пай, и они вместе пекут кексики.

Пинки Пай Человеки

Окна

Пони блуждает по ночному Троттингему и заглядывает в окна.

ОС - пони

Мельница

Эпл Блум всегда мечтала, что этот день однажды настанет. Но она не ожидала, что он может оказаться настоящим кошмаром для неё.

Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл

Мыслепреступник

В ходе процедуры дознания выясняется, что подозреваемый виновен в более тяжком преступлении, чем считалось раньше.

Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони

Как молодая кобылка с ума сходила

Пинкамина Диана Пай. Или, для друзей и близких, просто Пинки. Имя, за которым стоит целая вселенная. Вселенная смеха и грусти. Вселенная радости и печали. Как в этом розовом комочке счастья уживается необъятная грусть, и в этой бездне печали находится место веселью? И кто же из этих двух антиподов — её настоящая личность? Этот фанфик — попытка той самой пони найти свою новую личность в условиях, когда мир вокруг неё сузился до размеров палаты в клинике неврозов.

Пинки Пай Другие пони

Долгих лет Химайскому Союзу

Задолго до событий канона, Сёстры, желая подавить разгорающийся мятеж, по ошибке уничтожают всю магию в Эквестрии. Это послужило причиной раскола некогда единой страны на сорок новых государств. Через полторы тысячи лет, мир поделён между тремя сверхдержавами. Протагонист - Клэренс Чернов, лидер Химайского Союза. Решая личные и государственные проблемы, он продолжает идти к цели - утопии свободы и порядка, даже не подозревая обо всех препятствиях, которые встанут у него на пути

ОС - пони

Первый снег

Сегодня вспоминаем осенний тлен, любимый возраст последних романтиков, на которых постлетняя депрессия давит особенно сильно, а так же замечательный фильм "Игра".

Принцесса Луна Трикси, Великая и Могучая ОС - пони

Зубная боль в сердце

Помимо эпических сражений за настоящее и будущее Эквестрии... а в случае с Твайлайт - ещё и за прошлое... пони живут вполне рутинной жизнью. Но жизнь эта бросает порой нешуточные вызовы. Пусть преодоление их не сопровождается разрывом светового спектра на семь цветов, в чьей-то жизни это - самые главные победы. Берри Панч и Колгейт учатся терпению и доверию в борьбе со всё усугубляющимся пьянством Берри. Единорог-стоматолог пытается докопаться до его причин. Но сможет ли она принять эти причины?

Бэрри Пунш Колгейт

Обыкновенное чудо

О том, как в поезде, рассекающем заснеженные долины Эквестрии, произошло самое обыкновенное чудо.

ОС - пони Чейнджлинги

Каменный человек

Если бы мне кто-нибудь сказал, что однажды я попаду в мир разумных пони, стану их рабом и буду трудиться на шахтах, я бы поржал и предложил ему проспаться... Вот только теперь мне не до смеха.

Пинки Пай Другие пони Человеки Лаймстоун Пай Марбл Пай

Автор рисунка: BonesWolbach
Глава 4 - Джи-мер Глава 6 - Временной парадокс

Глава 5 - Нейтронная звезда

Наступило шесть часов вечера. Не опоздав ни на одну минуту, принцесса Луна в сопровождении Дискорда прошлась вдоль коридора, по очереди постучав в каждую из трёх дверей, представившись и попросив Главную Шестёрку не медлить и уже начинать собираться на Заседание Ассамблеи. Меньше, чем через пять минут все шестеро уже стояли в проходе и отдавали свои ключи-карточки администратору (никто из них практически не распаковывал свои чемоданы). Они ввосьмером спустились на первый этаж на лифте (драконикус всё также левитировал чемоданы перед собой, как и пару часов назад), принцесса Луна отдала ключи-карточки розовой пони на ресепшене, тем временем Дискорд вновь вызвал такси, и пони Главной Шестёрки в сопровождении администратора Федерации Звёзд и её Первого Заместителя направились к главному зданию галактики. Дорога не заняла много времени, так как пробок на автобанах в то время уже не было. Спустя двадцать минут, они были уже на месте. Пройдя сквозь парадные двери размером с двухэтажный дом, пони остановились на мгновение, чтобы переварить всю ту красоту, что предстала их глазам. Перед ними располагался огромный зал, выкрашенный в серебристые и золотые цвета, по размерам не уступающий космодрому. В некоторых местах стояли стойки ресепшена, в других – многочисленные лестницы и лифты. Неподалёку и чуть дальше впереди находился фонтан, основная часть которого была выполнена в форме планеты. “Портэквиин,” – догадалась Твайлайт, и её предположение оправдалось, как только пони прошли мимо этого белоснежного фонтана.

— “Подарок принцессам Селестии и Луне от признательных жителей Империи Звёзд. С вами к нам пришло счастливое время! Да просуществуют она и столица её Портэквиин не меньше, чем лет сёстрам! 75904 год”. — Прочла вслух Твайлайт выгравированную табличку на фонтане.

— Двадцать четыре века прошло, а как же он хорошо сохранился! — Восхитилась Луна.

— По поводу “счастливого времени” они, как показало время, просчитались. — Произнёс Дискорд, который был тут же смерен суровым взглядом администратора. Хотя в глубине души, та признавала, что драконикус был прав: уже полторы тысячи лет, их с сестрой отношения оставляли желать лучшего.

— Администратор Луна, а 75904 год это летоисчисление, начиная с какого именно события? — Поинтересовалась Рейнбоу. По внешнему виду остальных пони, можно было сказать, что те заинтересовались вопросом ничуть не меньше.

— Ну… — Протянула администратор, — Теперь уж наверняка сложно сказать, да и память аликорна, сколько её не тренируй за миллениумы, имеет свойство всё забывать, но, если я ничего не путаю, именно в тот год были собраны воедино тысячи мелких бедных планетарных государств и образована единая великая Федерация Звёзд.

— А что было до того? — Спросила Твайлайт.

— Неизвестно, — Ответила администратор. — Это было настолько давно, что, я практически ничего не помню о том времени, а других свидетельств само собой не сохранилось. Я смутно припоминаю, какой было ужасной жизнь этих государств, и как мы с сестрой решили положить этому конец. Если ты бессмертная, у тебя имеется огромное преимущество над другими. Хотя вместе с тем это и большое проклятье. Бесконечное количество времени… И бесконечные возможности на исправление ошибок… Однако ж, я придерживаюсь теории цикличной межзвёздной колонизации.

— А о чём именно это теория? — Заинтересовалась Твайлайт.

— Ну, если не вдаваться в подробности, то теория предполагает, что существуют циклы развития цивилизации и распространения её по близлежащему квадранту галактики. За примерно 50-200 тысяч лет цивилизация проходит весь свой жизненный цикл: рождается в каком-то регионе какой-то планеты, развивается, вырастает в страну, затем занимает всю планету, начинает колонизацию близлежащих пригодных к жизни планет, распространяется своё влияние на просторах квадранта, а затем погибает в результате какой-то катастрофы.

— Вот, только в вашем случае катастрофа произошла настолько давно, что выяснить её причину не представляется возможным, — Добавил Дискорд.

— Именно, — Подтвердила Луна, а про себя, как и остальные пони Шестёрки облегчённо вздохнула: “Он не знает! Теперь всё должно пройти как по маслу…”.

— Совсем? И мы никогда этого не узнаем, даже используя ваши супер-пупер навороченные примочки? — С якобы жалостью в голосе спросила Рейнбоу. Лица остальных пони приняли фальшивые, но практически неотличимые от реальных грустные очертания. Пони перевели взгляд на Дискорда.

— Нет. К большому сожалению, а то бы это пролило свет, на то, каким образом вы оказались здесь, и кто в этом виноват. А теперь поторапливайтесь! Заседание уже скоро начнётся.

Пони дошли до ближайшего пневмолифта, рассчитанного на тридцать персон, зашли в него, драконикус нажал на кнопку с надписью “Заседание Ассамблеи”, которая располагалась в центре огромной металлической панели, дверь лифта закрылась, и они ввосьмером поехали вверх. Путешествие на лифте продлилось минут пять, хотя для пони эти пять минут вылились в томительную вечность. Наконец, лифт доехал до нужного этажа, двери раскрылись, и компания оказалась в коротком коридоре со стенами багрового цвета. Громадные двери, сделанные из красного дерева, отделяли теперь пони от зала заседания Ассамблеи Федерации Звёзд. На стенах были развешаны своеобразные гобелены, на каждом из которых были изображены принцессы на фоне ландшафтов различных планет и в различных одеяниях: где в торжественных платьях, где в скафандрах, а где в синтетических, как сейчас на Луне, мундирах. Вдоль стен было расставлено шесть пластиковых скамеек, на которых и присели пони Шестёрки.

— Как вы, наверное, уже догадались, Заседание Ассамблеи будет проходить за этими дверьми. Сейчас, — администратор взглянула на наручные часы. — Шесть двадцать семь. Согласно церемонии мы с Первым Заместителем будет заходить в зал через другие двери. К тому же осталась парочка вещей, которые мне необходимо уладить…

— Кхм… — прокашлялся Дискорд.

— Ну, хорошо, НАМ уладить, — нервно поправилась принцесса Луна. — Не цепляйся к словам.

— “Нам” будет вернее.
“Нам всем будет вернее, если ты выпрыгнешь из окна здания Ассамблеи без парашюта,” — Мысленно пробормотала про себя администратор. Принцесса и Первый Заместитель удалились, и пони Шестёрки остались дожидаться начала разбирательства дела Сола-3 одни.

Через пятнадцать минут пони услышали, что с той стороны дверей начали раздаваться цокающие звуки копыт и многочисленные голоса. Очевидно, помимо четырёх администраторов, двух Заместителей и Первого Секретаря Ассамблеи на заседании будет присутствовать не один десяток пони, видимо в роле сторонних наблюдателей. Шестёрку, а в особенности Твайлайт, стал несколько настораживать этот факт. Почему администратор Луна не сказала им, что на рассмотрении их дела будет присутствовать кто-то, не имеющий отношения к разбирательству? Но, предположив, что для Портэквиина это самое что ни на есть обычное рассмотрение дела об эвакуации жителей с очередной погибающей планеты, Твайлайт перестала себя терзать этим вопросом. Ведь о ядерном взрыве никто кроме них с принцессой Луной не знает. Но на его место тут же встало чувство невероятной подавленности и страха. А что, если кто-нибудь из них растеряется и не сможет дать достойные показания на публику? Что, если из-за этого Луна не сможет убедить Первого Секретаря Ассамблеи, кем бы он ни был, провести свой эксперимент “каскадного синтеза тяжёлых металлов в мантии планет” с Землёй и все жители Понивилля будут навсегда расселены по другим планетам, а Земля будет уничтожена при глюонной нейтронизации Солнца? Что тогда?

— Я думаю, этого не случится, сахарок, и мы со всем справимся, — сказала ЭпплДжек.

— А? — Твайлайт только сейчас поняла, что она произнесла свои мысли вслух. Полушёпотом, но всё-таки вслух.

— Да не переживай ты так, Твайли! — Положила копыто на плечо подруги Рейнбоу. — У нас практически всё схвачено!

— Не думаю, что что-то может пойти не по плану, — согласилась Рарити.

— Мы со всем справимся, Твайлайт, — добавила Флаттершай.

— Да разумеется! — вставила слово Дэш, — Делов-то! Порасскажем аргументов, почему нас не надо эвакуировать, встанем все шестеро горой за каскадный… чем бы он ни был что-то там администратора Луны, и всё! Победа за нами!

— Мне кажется, ты слишком форсируешь события, Рейнбоу, — сказала Твайлайт. — Для начала нам нужно каким-то образом не допустить накала страстей между принцессами Селестией и Луной. Если они и правда находятся сейчас на волосок от очередного скандала, то не дать этому волоску разорваться – очень непростая задачка для нас. Мы должны будет выложить на все сто… сто двадцать процентов, — Твайлайт перевела взгляд на Рейнбоу и получила в ответ одобрительный кивок. На лице радужной пегаски появилась задорная улыбка. — И сделать всё от нас зависящее, что бы дело Сола-3 было разрешено в нашу пользу. Но, соглашусь с Рейнбоу, — Твайлайт неожиданно обняла всех своих подруг. — Я верю, что мы это сделаем!

— А вот такой настой по мне! — сказала Рейнбоу.

— Внимание, Заседание Ассамблеи Федерации Звёзд вот-вот начнётся, — Раздался голос из динамиков Интеркома. — Первым будет проходить слушанье дела Сола-3. Свидетели по делу Сола-3 приглашаются пройти в зал заседания немедленно. На входе вас будут сопровождать трое охранников.

Главная Шестёрка встала со своих скамеек и направилась к распахнувшимся перед ними дверям из красного дерева. Как оказалось, эти двери заодно служили и рамкой безопасности. Пройдя через них, пони почувствовали лёгкое покалывание на языке и кончиках ушей, а также копыт. Еле заметная голубоватая магическая плёнка даже не шелохнулась, из чего Твайлайт сделала вывод, что опасных вещей при них нет. Хотя приблизившиеся трое охранников, белоснежных пегасов в серебряных доспехах, с тёмно-синими гривами и чёрными накопытными металлодетекторами заставили Твайлайт заметно занервничать. Трое провели металлодетекторами шестерых пони с головы до хвоста, но, когда дело дошло до Твайлайт, прибор, находясь над седельной сумкой единорожки, загудел. Охранники попросили Твайлайт Спаркл показать всё, что находилось в сумке. Фиолетовая пони сделала, всё как ей сказали. Охранники бегло осмотрели каждый из предметов, но на изучение металлической полусферы затратили секунд двадцать-тридцать. Твайлайт стала заметно нервничать. Не уж-то такие электронные послания проносить в Зал Заседания Ассамблеи нельзя? Это ведь простой автоответчик. Или же…

— Леди, я надеюсь, вы в здравом уме и не будете синтезировать свой фаст фуд прямо во время Заседания Ассамблеи?

— Что? Нет. Конечно, нет… — “Они решили, что эта штука может синтезировать искусственную еду. В их мире и такое есть?! Интересно. Даже очень интересно! Надо будет расспросить об этом принцессу Луну после слушанья дела…” — Подумала Твайлайт.

— И вообще, завязывайте питаться этой дрянью, — Добавил второй охранник. — Вон, Софти уже третью неделю мучают газы.

— Кхм… — Третий пегас, очевидно Софти, пнул локтём своего напарника, чтобы тот заткнулся. Рейнбоу спряталась за Рарити и зажала рот копытами, чтобы не брызнуть со смеху.

— Ладно, запрещённых вещей при вас нет. Можете занимать свои места. — Сказал пегас и движением копыта пригласил пони Шестёрки пройти в центр зала.

Зал был сравнительно небольшой, не больше парадной Кантерлота. В какой цвет он был выкрашен сказать было сложно – в зале царили густые сумерки. Посреди помещения находился длинный овальный пластиковый стол. Верх его светился белым цветом, а низ был окрашен в пастельно-фиолетовый, точно такой же цвет, каким были освещены восемь рядов трибун, возвышающихся амфитеатром справа и слева от стола. Кто именно находился на трибунах, определить было невозможно: подсвечены были только нижние части трибун, хотя по нескольку десятков светящихся в темноте глаз (что выглядело неестественно странно, в чём-то жутко, и даже заставило Флаттершай изрядно занервничать), Твайлайт предположила, что большая часть присутствующих здесь состояла всё же из пони. К дальней части стола была приставлена небольшая бежевая трибуна, очевидно предназначавшаяся для Первого Секретаря Ассамблеи. Она возвышалась на тридцать-сорок сантиметров над столом, ясно давая знать, кто в конечном итоге здесь будет принимать судьбоносное решения. На верхней части трибуны можно было разглядеть изображение галактики в кружке и две буквы на переднем фоне – “ФЗ”. Пространство за трибуной было скрыто багровыми занавесками. Пони, осматриваясь по сторонам, медленно дошли до стола, отодвинули шесть стульев у его ближней для Шестёрки левой части, на каждом из которых горела надпись “Представитель Земли”, сели за них и робко остались ждать, что случится дальше.

— Внимание, администраторы по делу Сола-3. Пройдите, пожалуйста, в зал Заседания Ассамблеи. — Донёсся голос из динамиков интеркома, и дверь, находившаяся слева от трибуны (со стороны Шестёрки) распахнулась, и из ослепительно яркого коридора в тёмное помещение зашли четверо пони, один грифон и один драконикус. Администраторы сели за овальный стол, и их еле различимые в темноте силуэты превратились в наудивление знакомые каждой пони Шестёрки лица.

— Трикси?! — Удивилась Твайлайт.

— Гильда? Спитфайр? Соарин?! — Произнесла ошарашенная Рейнбоу, но администраторы даже не шелохнулись: очевидно, не услышали.

И действительно, четыре присутствующих за столом администратора: Луна (с Дискордом), Трикси, Гильда и Спитфайр (со своим заместителем Соарином) оказались старыми знакомыми Шестёрки. На Трикси был надет белый синтетический костюм, отдающий лёгкой голубизной, с синей окантовкой, на Гильде – зелёный костюм с чёрной окантовкой, а на Спитфайр – чёрный с золотой окантовкой. Соарин же был одет в красный костюм с двумя толстыми чёрными поперечными полосами (именно красный цвет выдавал тот факт, что он, как и Дискорд, является Первым Заместителем). У всех присутствующих в зале администраторов на груди висели разноцветные пластины, аналоги медалей. У Спитфайр с принцессой Луной их было практически равное количество, в то время как у Трикси, в отличие от других, не было ни одной. Твайлайт из-за этого даже стало отчасти жалко голубую единорожку. Каждый сидел за столом идеально прямо, устремив свой взгляд хоть и на противоположенную часть стола, но и в то же время, казалось, что будто и куда-то вдаль. От этих шести отстранённых взоров пони Шестёрки становилось не по себе. Разумеется, никто из присутствующих, кроме Луны и Дискорда, их не узнал. “Интересно, как Гильда, Трикси, Спитфайр и Соарин оказались здесь? Они же не могли прожить четыре миллиона семьсот… сколько там говорила Джи-мер, уже не помню, лет…” — Задала себе мысленный вопрос Твайлайт. — “Этому ведь должно быть логическое объяснение. Хотя кого я обманываю, нашему скачку во времени ведь нет логического объяснения. Я даже не могу быть уверена, что Трикси, сидящая напротив меня, та самая Трикси, что когда приезжала в Понивилль демонстрировать, насколько она «Великая и Могучая». Она не смотрит на меня, как на соперницу или как на старого врага. Да она вообще практически на меня не смотрит! Только поочерёдно переводит взгляд с каждого из нас, представителей Земли, на принцессу Луну и Дискорда. Я не вижу на её лице практически никаких явно выраженных эмоций. Как не вижу их и на лицах Спитфайр, Соарина, Гильды… Интересно… Это безумие, конечно, но всё же, кто тогда они? Могут ли они быть реинкарнациями в миллионом поколении?”. Пока Твайлайт думала над всеми этими вопросами (на которые она, скорее всего, никогда не получит ответа), как впрочем, и Рарити, и Пинки, и Рейнбоу Дэш, ЭпплДжек или Флаттершай, в динамиках интеркома снова прозвучал знакомый голос диктора:

— Заседание по делу Сола-3 об эвакуации пони с умирающей планеты объявляется открытым. Первыми будут выступать администратор Луна со своим Первым Заместителем Дискордом, следом за ними – остальные администраторы, после этого слово будет представляться каждому из представителей Земли. Встречайте Первого Секретаря Ассамблеи Федерации Звёзд.

Зал разразился аплодисментами. Из-за багровых занавесок вышла, а затем и встала за трибуну в конце овального стола одетая в необычное футуристическое платье, сочетающее в себе перламутровый, алый и лиловые цвета принцесса Селестия. Пони Шестёрки как по команде раскрыли рты от удивления. К такому повороту событий они были явно не готовы. Селестия выглядела невероятно грациозно: на голове Первого Секретаря Ассамблеи красовалась серебристая диадема, извивающаяся причудливыми нитями, с пятиугольным рубином по центру, а в ушах были видны оригинальные ромбовидные серёжки, сходящиеся спиралью к центру, где находился небольшой изумруд. Но, несмотря на поистенне божественную красоту, от принцессы Селестии веяло цепляющим за душу холодом. Её жёсткие черты лица, строгий взгляд и безукоризненная осанка, слегка выпяченная вперёд грудь, навивали не просто беспокойство, но и самый настоящий ужас. И каждый пони-представитель Земли мог чувствовать это напряжение. Принцесса Селестия больше не была спокойной, доброй, готовой в любой ситуации тебя выслушать наставницей, такой, какой её и привыкла обычно видеть Твайлайт. На трибуне стоял жёсткий командир, готовый в любой момент отправить тебя заклинанием на тот свет за любое неудачно сказанное слово. Теперь Твайлайт отчётливо поняла, почему принцесса Луна, так не хотела связываться со своей сестрой.

— И так, слушается дело Сола-3 по факту эвакуации пони с умирающей планеты. — Беспричастным голосом возвестила Селестия. — Слово предоставляется администратору квадранта Федерации Звёзд DFY-94 с планетой Сола-3, известной среди её жителей, как “Земля”. Встаньте, администратор.

Над стулом принцессы Луны загорелся ослепительно белый прожектор, и администратор покорно встала.

— Уважаемая Глава Федерации Звёзд, уважаемые коллеги-администраторы и все присутствующие на данном заседании существа, — Заговорила Луна. — Так как в моём секторе Федерации располагается вышеупомянутая планета Сола-3 или “Земля”, то моим долгом является защита интересов её немногочисленных оставшихся в живых обитателей. Всем известно, что эвакуация существ с умирающих планет является стандартной процедурой в звёздных сообществах. Однако согласно законам Федерации Звёзд любая в достаточной мере разумная раса также имеет право и апеллировать решения Ассамблеи. Несмотря на немногочисленность подобных случаев, при желании представителей от планеты остаться на ней, они имеют на это полное право. Этим правом решила воспользоваться и планета Сола-3, в чём мы не в праве ей отказать. Как вы видите, население планеты в прошлом состояло преимущественно из пони, находящихся на вполне подходящем для признания “разумными” этапе эволюционного развития. Это подтверждает тот факт, что, повторюсь, аборигены имеют право на апелляцию решения Ассамблеи. Несмотря на то, что земная делегация встретила своего администратора на подобающем уровне, они были далеко не рады услышать о своей предстоящей эвакуации. Я полностью подтверждаю слова представителей планеты Сола-3, которые утверждают, что при попытке к насильственной эвакуации аборигены дадут массовый отпор, который будет сопровождаться многочисленными жертвами, чего, разумеется, хотят избежать, как пони Сола-3, так и Ассамблея. Поэтому после предоставления право голоса представителям Сола-3 или “Земли” я ходатайствую об отмене эвакуации.

— Администратор Луна, — Произнесла Селестия. — Вам известно, что их Солнце находится на пограничной фазе перехода от красного гиганта до нейтронной звезды?

— Известно.

— И что при нейтронизации Солнца все планеты вплоть до Сола-6 или “Нептуна” будут испепелены взрывом сверхновой?

— Дело в том, что… — Замялась принцесса Луна. — Я также ходатайствую о признании планеты Сола-3 сектора DFY-94 археологическим памятником древности галактического масштаба и прошу о праве повторного провидения эксперимента “Вита Проксима” о каскадном резонансе ядер тяжёлых металлов в мантиях планет с Сола-3.

— “Вита Проксима”? — Удивилась Селестия. — Администратор, кажется, мы уже обсуждали с вами…

— В данном случае речь идёт о планете нормальных масштабов, а не о каком-то метеорите неправильной формы! — Излишне эмоционально перебила Секретаря администратор Луна. — Эксперимент “Вита Проксима” провалился в прошлый раз из-за того, что структура метеорита по многим параметрам не соответствовала среднестатистической структуре обитаемой планеты.

— Во-первых, держите себя в руках, администратор, — Строго произнесла Селестия. — Либо же в противном случае мне не останется ничего другого, как наказать вас из-за неуважения к порядку проведения слушанья в Ассамблее.

— Извините… — Сказала Луна.

— Во-вторых, вашему эксперименту “Вита Проксима” был изначально предначертан провал. Извините, администратор, но синтез тяжёлых металлов, тем более в мантиях планет физически невозможен.

— Разрешите возразить Вам, Первый Секретарь Ассамблеи. Межпланетная Миграционная Служба когда-то также не верила о возможности выхода в шестое гиперпространство, однако, около четырехсот лет назад, мной было доказано, что данное мнение, бытовавшей в то время, является ошибочным. Я смогла слегка модифицировать штурмовик среднего класса, чтобы тот имел возможность открытия шестого гиперпространства, и сама же приняла участие в испытаниях. Эксперимент увенчался успехом. Вы сейчас уже врятли где найдёте на просторах галактики звездолёт, не имеющей возможности выхода в гиперпространство ниже десятого порядка.

— Администратор, сейчас речь идёт о другом. — Произнёс Первый Секретарь. — Маневрирование с гиперпространством это одно, а возрождение умирающей планеты – совершенно другое. Вопрос открытия гиперпространства нового уровня зависит целиком и полностью от технически-квантового оснащения цивилизации. При каскадном синтезе тяжёлых металлов в мантиях планет речь идёт о фактическом стирании границы между понятиями “планета” и “звезда”.

— И да, и нет. — Возразила администратор Луна. — Теоретически, имея возможность управления немыслимо громадными объёмами энергии, при её непрерывной подкачке в мантию и ядро планеты гипотетически возможно превращение последней в звезду. Но, согласно моим расчётам, для этого необходимо использовать энергии минимум пяти среднестатистических звёзд. Даже при нейтронизации звёзд мы от силы можем использовать до 0,7 процента удерживающейся в ней энергии. Это невероятно большие объёмы, никто не спорит, и нам хватает её для полной подзарядки значительной части крейсеров и звездолётов-истребителей, но это всего лишь одна семисотчетырнадцатая от необходимой энергии для активации каскадного синтеза. Говоря же о гиперпространствах, если мне не изменяет память, Вы, Первый Секретарь, точно так же, как и другие учёные скептически относились об открытие шестого гиперпространства.

Принцесса Селестия замолчала, тщательно обдумывая услышанное.

— Ну хорошо… — Спустя минутной паузы протянул Первый Секретарь. — Допустим, я разрешу вам провести ещё раз эксперимент “Вита Проксима” с планетой Сола-3, и допустим, прошлый раз дело было действительно в неправильной форме метеорита. Не будет ли Вам жалко, в случае, если что-то пойдёт не так и планета взорвётся, потерять этот, как вы говорили… — Селестия опустила взгляд в папку с делом по Сола-3. — “Археологический памятник древности галактического масштаба”?

— Я клянусь вам, Первый Секретарь, — Луна положила правое копыто на грудь, — Что “Вита Проксима” имеет девяностодевятипроцентную гарантию благополучного исхода в отличие от пресловутых восьмидесяти пяти процентов нейтронизации звёзд. — В конце администратор бросил презрительный взгляд на своего Первого Заместителя.

— Хорошо. Значит, вы абсолютно уверены в успехе “Вита Проксима” с Сола-3. И тем не менее, не могли бы Вы нам всем рассказать, почему Вы считаете, что эта планета имеет такое большое значение для Федерации Звёзд? — Спросила Селестия.

— Кхм, да, да, конечно. — Прочистила горло Луна и продолжила говорить, правда, чуть менее уверенно, чем до этого. — Вообщем, планета Сола-3 или “Земля” квадранта DFY-94, о которой мы сейчас говорим. У меня есть вполне обоснованное предположение, что самое первое заселение галактики пони когда-то очень давно, несколько миллионов лет назад, началось именно с этой планеты.

Что произошло дальше, Твайлайт слегка удивило: по всему залу прокатился удивлённый гул.

— Тайна начала заселения галактики является одной из мировых научно-филосовских тайн, уступающей, пожалуй, лишь тайне о смысле жизни. — Сказал Первый Секретарь. — Для присвоения Сола-3 подобного статуса должны имеется серьёзные археологические аргуметы…

— И они есть! — Воскликнула администратор Луна, забыв о предупреждении. — В моём отчёте Вы можете видеть помимо сухой констатации общеизвестных исторических фактов ещё и прикреплённые фотографии, сделанные мной и моим Первым Заместителем Дискордом. — Первый Секретарь пробежалась глазами по увесистой папке отчёта, состоящего из ста-ста двадцати страниц. — На них изображена планета Сола-3 такой, какой она есть на сегодняшний день – безжизненная пустыня, практически ставшая непригодная для обитания на ней пони.

— Если она не пригодна для обитания, то как мы можем сейчас видеть представителей этой планеты, сидящих справа от Вас?

— Пони, оставшихся в живых на Сола-3 немного, всего лишь несколько тысяч. Согласно тому, что я от них узнала, есть предположение, что они – жертвы искривления пространственно-временного континуума, вызванного влиянием громадных температур и трансквантовых энергий.

— Поясните.

— Я считаю, что оставшиеся на Сола-3 пони – современники наших предалёких предков, тех, что только учились строить звездолёты, случайно переместившиеся на четыре с половиной миллиона лет в будущее.

Зал наполнили взволнованные шёпоты, которые были слышны всем: как пони Шестёрки, так и администраторам.

— Разрешите уточнить, Вы считаете путешествия во времени возможными?

— Да, они возможны. И в этом нет никаких сомнений.

— Извините, администратор, но…

— Уважаемая правительница Федерации Звёзд, — сказала Луна. — Около шестисот лет назад мной лично был проведён ряд экспериментов по путешествию во времени. Они доказали, что перемещаться во времени возможно. Данный проект был закрыт только из-за того, что испытания были признаны чрезвычайно опасными, но не из-за “отсутствия в них физической составляющей”!

— Что ж… сказать по правде я уже не помню точную причину закрытия проекта… — Задумалась принцесса Селестия.

— Не волнуйтесь, Первый Секретарь, я помню.

В зале вновь повисла тишина.

— Хорошо, не стану с Вами спорить. Возможно, здесь Вы и правы. Ответьте тогда на мой следующий вопрос: собираетесь ли Вы возвращать представителей Сола-3 обратно в их время, если… у Вас будет возможность?

Главная Шестёрка перевела полуиспуганные, полувстревоженные взгляды на администратора, ожидая её ответа. Напряжение нарастало. На лбу у принцессы Луна проступили капли нервного пота.

— Видите ли… — пробормотала Луна. — Я бы с превеликим удовольствием вернула их домой, только… Я не уверена, что это возможно. Суть моей теории заключается в том, что при воздействии чрезвычайно громадных энергий на континуум материя и время разделяются и первая получает значительный толчок вперёд по отношению ко второй. Другими словами для материи время как бы многократно сжимается. Объекты остаются в том же месте, но перемещаются из прошлого в будущее. Мне… мне не известно обратим ли этот процесс, поскольку… что ж… поскольку Сола-3 – пока что единственная планета, с которой это произошло. В истории галактики ещё не было похожих прецедентов. Гипотетически, направив ту же энергию не на материю, а на время, возможно повернуть его вспять, так как, опять же согласно другой моей теории время – это определённое количество энергии, изменяющееся каждое мгновение, но… Первый Секретарь, проект был заморожен на долгие века, я уже не помню всех тонкостей и деталей. Для однозначного ответа понадобятся в лучшем случае годы исследований… Скорее всего вернуть жителей Сола-3 назад в прошлое будет уже нельзя… Но это только моё предположение, я не ручаюсь за него! Я просто не готова пока сказать точно. Но, уважаемая правительница Федерации Звёзд, не сочтите, пожалуйста, это за ходатайство о продолжении исследований в области перемещений во времени. Я буду, конечно, несказанно счастлива, если Вы дадите мне возможность продолжить свои исследования… Но сейчас речь идёт не об этом, а о том, что нам делать с Сола-3 и…

— Достаточно, администратор. Я поняла Вас. Можете не продолжать.

Прожектор над принцессой Луной слегка потускнел, но остался светить в пол своей силы.

— Голос предоставляется Первому Заместителю администратора сектора DFY-94 Дискорду.

Над Дискордом загорелся ослепительно белый прожектор. Тот встал из-за стола с настолько самодовольным напыщенным видом, что администратор Луна злобно на него зарычала, правда так тихо, что это услышала только Твайлайт, сидящая ближе всего к принцессе ночи.

— Благодарю за предоставление мне слова, уважаемая правительница Федерации Звёзд! Благодарю за внимание с вашей стороны, мои дорогие зрители процессии! Для меня, Дискорда, Первого Представителя, вечно меркнущего во всестороннем нескончаемом внимании пони к моему прекрасному администратору, явилось неописуемым счастьем узнать о том, что обо мне вы всё ещё помните! О старом добром Дискорде, о том, чьи решения…

— Ближе к делу, Первый Заместитель, — произнесла принцесса Селестия, и тон её голоса намекал на то, что это первое и последнее предупреждение.

— Кхм… Ладно, так уж и быть. Я подготовил целую приветственную речь, но если вы не хотите её слушать… Что ж, приступим тогда сразу к делу. По поводу Сола-3. Моё мнение такого, что наилучшем решением текущей проблемы является нейтронизация Солнца. По правде сказать, я не вижу весомых аргументов в пользу проведения предложенного моим администратором эксперимента “Вита Проксима”. Процесс каскадного синтеза тяжёлых металлов в мантиях планет крайне нестабилен и вполне может привести к непредсказуемым последствиям.

— И тем не менее, — вмешалась Луна, — вероятность благополучного исхода у него намного больше, чем у нейтронизации звёзд.

— Только в теории. — Возразил Дискорд. — На практике же мы убедились, что это не так…

— Эксперименту был с самого начала предначертан провал! — Не выдержала Луна. — Метеорит по многим параметрам не подходил для проведения пробного запуска мегатонны!

— Администратор, эксперимент увенчался провалом. И Вы не станете, потому что не можете, этого отрицать.

— То был всего лишь один пробный эксперимент! Даже если мы взорвём планету, мы принесём намного меньше вреда галактике, чем собственными копытами создав сверхмассивную чёрную дыру! Сколько уже планетарных систем, заселённых живыми пони были безвозвратно утрачены? Пятнадцать? Восемнадцать?

— Это был Форс-Мажор, администратор. В любом случае, выделяемой энергии нам достаточно для подзарядки большинства звездолётов Федерации.

— А если бы это с Вами приключился такой Форс-Мажор, Первый Заместитель? Что, если бы Вы были на одной из планет, поглощённой сверхмассивной чёрной дырой?! А насчёт звездолётов, не пора ли нам уже начинать повышать их КПД и разумно тратить энергию на межзвёздные перелёты, а не разбрасываться ей налево и направо?!! Так никакой энергии нам не хватит!

— Тишина! — возвестил Первый Секретарь Ассамблеи. — Всем успокоиться!

— Простите, Правительница… — пробормотала принцесса Луна, чуть склонив голову.

— Пора уже кому-то начинать следить за своим языком, — сказал Дискорд, но был тот час же смерен суровым взглядом Селестии.

— Ещё одна такая выходка, и вы оба будете наказаны. — Произнесла она.

— Ещё раз извините… — сказала Луна.

— Особое замечание Первому Заместителю. Учтите, что второго уже не будет. Не забывайте, Дискорд, что решения о проведении подобных экспериментов принимаете не Вы, а либо Министерство Науки Федерации Звёзд, либо я. Пока что, администратор Луна практически убедила меня провести “Вита Проксима” повторно. Вы же ничего не решаете. Вы лишь высказываете своё мнение. Решения на заседании принимает только Первый Секретарь Ассамблеи.

— Хорошо, хорошо, я понял. Так, Вы разрешаете продолжить?

— Да, говорите… — С лёгким раздражением в голосе сказала Селестия.

— Так вот… Кхм, если же вам интересно узнать мою точку зрения, я не вижу большого смысла в повторном проведении эксперимента “Вита Проксима”. Нейтронизация звезды – относительно надёжный и уже давно используемый повсеместно способ тотальной дозаправки энергией звездолётов Федерацией Звёзд. Я считаю, что большего нам и не нужно. У нас есть целая уйма красных гигантов, у нас есть пятьсот миллионов звездолётов, требующих дозаправки. Взрываем звезду – получаем нужную энергию. Проще некуда. Да, риск возникновения сверхмассивной чёрной дыры существует, но, по моему мнению, риск является оправданным. Кстати, администратор, мне кажется, или Вы забыли упомянуть об одном… интересном моменте, когда мы были на Сола-3?

Тут по спине принцессы Луны, Твайлайт, да и других пони Шестёрки пробежали мурашки. Неужели Дискорд намекает на причину временного скачка Понивилля в будущее?

— Каком ещё моменте? Что Вы имеете в виду? — С волнением в голосе произнесла Луна.

— Том самом, который может непременным образом касаться нашей великой Правительницы Федерации Звёзд и… Вас.

— Вот как? — Селестию искренне удивили слова Первого Заместителя.

— Именно так, Ваше Высочество, — кивнул Дискорд. — Как бы мне так намекнуть, чтобы сохранить интригу и Вы, мой администратор, поняли на что конкретно я намекаю… Хм… Ну, задам Вам такой вопрос: является ли Понивилль единственным сохранившемся городом на Земле?

Тут пони облегчённо вздохнули.

— Э-э-э… Нет. — Сказала Луна. И радостная повернулась в сторону трибуны. — Уважаемая правительница Федерации Звёзд! Недалеко от Понивилля мы с Первым Заместителем обнаружили древний замок, по словам представителей Земли некогда называвшийся Кантерлотом. Дело в том, что он был окружён стазисным куполом и внутри всё сохранилось в точности таким, каким было около четырёх с половинной миллионов лет назад.

— Интересно, почему тогда стазисный купол оказался нетронутым до наших дней? — Спросил Первый Секретарь.

— Что ж, — замялся администратор. — Наши сканеры не смогли отнести купол ни к одному из двадцати подвидов стазиса. Скажу больше, для них купол вокруг замка практически не виден. Я не в полнее понимаю, какие технологии были использованы при его возведении, поэтому, возможно, потребуется проводить дополнительное исследование, чтобы узнать его природу. При сканированиях же квадранта в районе звезды Сола в нём не было обнаружено разумных цивилизаций. Планета Сола-3 правда имела достаточно суровые, но всё же пока пригодные для жизни температуру и радиационный фон у поверхности… Но так как практически восемьдесят пять процентов планеты покрывает песчаная пустыня, я решила, что на ней не может быть живых особей. По крайней мере, их там не было триста лет назад. Повторное уже детализированное сканирование Сола-3 выявило только два крупных образования искусственной природы – Понивилль, перенёсшийся из прошлого при непонятных обстоятельствах, и замок Кантерлот, всё это время просуществовавший в стазисе. Других построек древних цивилизаций на поверхности Земли, увы, не сохранилось.

— И какое отношение имеет древний дворец ко мне и Вам, как утверждает Ваш Первый Заместитель? — Спросила Селестия.

— Самое прямое! — Выскочил Дискорд. — По крайней мере, я так думаю…

— Кхм… видите ли… Я не хотела поднимать этот момент на заседании Ассамблеи, так как я ещё не всё выяснила, но раз мой Первый Заместитель так яростно хочет, чтобы я Вам о нём рассказала…

— Конечно, хочу! — Возвестил Дискорд. — Я что, напрасно делал фотографии?

— Так вот… В этом дворце мы с Первым Заместителем обнаружили портрет, вернее даже очень много портретов, на которых была запечатлены я и Вы.

— Мы с Вами? — Удивился Первый Секретарь. — Вы уверены, что Вы ничего не спутали?

— Да, я полностью уверена, на портретах были запечатлены мы с Вами, уважаемая Правительница. Я… не в полнее понимаю, как такое возможно, но… Вероятно, когда-то мы с Вами имели отношение к планете Сола-3.

— Что ж… — Протянула принцесса Селестия. — Это… это неожиданно. Узнать, что вы имеете отношение к планете, которая сотни тысяч лет являлась безжизненной пустыней… — Первый Секретарь только сейчас открыл страницу дела по Сола-3, на которой красовались фотографии с изображёнными на них портретами принцесс.

— Я была в таком же шоке, увидев это, — Сказал администратор Луна. — Так же во дворце есть две комнаты с отличительными особенностями: одна выполнена в тёмно-синих и серебристых, другая – в золотых и фиолетовых тонах. Уважаемая Правительница, это наши с Вами любимые цвета…

— Да уж… — произнесла Селестия. — Это очень странно.

— И интерьер в этих двух комнатах, он кажется очень… родным. Первый Секретарь, я на сто процентов уверена: это когда-то были наши с Вами комнаты.

— Интересно… — Вновь протянула принцесса Селестия. — Что ж, нам абсолютно точно необходимо провести в Кантерлоте детальное историческое расследование.

— Я рада, что Вы со мной согласны. — воодушевилась Луна.

— Но только после того, как закончится рассмотрение этого дела.

— Само собой…

— Кхм, разрешите мне продолжить? — Деликатно поинтересовался Дискорд.

— Разрешаю, — Ответила Селестия.

— Ну-с, сказать по правде, я не считаю, что Кантерлот достоин такого уж прямо внимания, которое вы ему уделяете. Поймите меня правильно, да – этот замок, возможно, сохранился с незапамятных времён, но мы ведь ничего о тех временах-то толком и не знаем! Что нам даст подтверждение того факта, что четыре миллиона лет назад, Вы вдвоём имели отношение к этой, будем прямы, не самой милой планетке Сола-3, расположенной где-то на окраине Федерации Звёзд? Хорошо, мы выясним, запечатлены ли вы на этих портретах или всё же нет. Допустим, подтвердим это. Что дальше? Прошло четыре миллиона лет. Могу поклясться, что даже аликорны вроде вас не могут вспомнить события, произошедшие с ними так давно. Собираетесь дополнить пропавшие без вести куски галактической истории? Не выйдет это у вас при всём искреннем желании. Я и не думал, когда намекал администратору, что Вы сумеете поднять такой переполох, вокруг одного упоминания о ваших портретах. Ну и пары фотографий с ними, само собой. Вообщем, подводя итог, я считаю, что Сола-3 будет надёжнее и правильней всего нейтронизировать, оставшихся в живых на ней транспортировать в безопасное место (хотите – пусть даже и на Портэквиин, почему нет?), а насчёт двух древних городов… я лично не вижу смысла их сохранять, но с другой стороны я не историк, так что полагаю моему администратору это виднее. У меня всё.

И свет прожектора над Дискордом стал светить в полсилы.

— Хорошо. Слово предоставляется администратору квадранта QFG-12 – Трикси.

И Трикси с напыщенным видом (именно такой, какой пони Шестёрки, в частности Твайлайт, её запомнили) пробежалась взглядом по представителям Земли и начала свою речь:

— Добрый день, уважаемые администраторы! Добрый день, Первый Секретарь Ассамблеи! Для великой и могучей Трикси является необычайной честью впервые присутствовать на заседании, посвящённому межпланетному переселению пони. Я подробно изучила материалы текущей процессии и могу с полной уверенностью заявить, что эвакуация жителей Сола-3 и последующая за ней нейтронизация звезды Сола являются единственным правильным решением, которая Ассамблея должна принять в сложившейся ситуации.

— Ты чего это, Трикси?! — Возмутилась Рейнбоу.

— Трикси, как ты можешь такое говорить? — Искренне удивилась Твайлайт. — Неужели это всё из-за того происшествия с Малой Медведицей? Ты всё ещё злишься на меня за это?

Вопросы были заданы излишне громко, но Первый Секретарь не сочла необходимым делать замечания.

— Великий и могучий администратор Трикси искренне не понимает, о чём говорят эти две выскочки, именуемые себя “представителями Земли”, — Отмахнулась от Твайлайт и Рейнбоу Трикси. — Более того, администратор Трикси желала бы, чтобы к ней относились по достоинству, а не по панибратски. Обращайтесь ко мне по должности и никак иначе, в противном случае Первому Секретарю не останется ничего иного кроме как вывести из зала заседания неуважающих порядок проведения слушанья представителей Сола-3.

Твайлайт поняла (хоть и без того догадывалась), что Трикси, сидящая напротив них не была той самой хвастливой и зазнающейся пони, что жила четыре с половиной миллиона лет назад. Хотя она так и осталась “Великой и Могучей”, она их не узнала, потому что никогда в глаза не видела земную Малую Медведицу и никогда не приезжала в Понивилль и не хвасталась в нём своими многократно преувеличенными талантами.

— Так вот, я продолжу, пока меня снова не перебили неуважающие правила слушанья Ассамблеи. Дорогие присутствующие здесь существа, апеллировать решения Межпланетной Миграционной Службы имеет, как нам сказала администратор Луна “в достаточной мере разумная цивилизация”. При подробнейшем ознакомлении с материалами дела у великой и могучей Трикси не сложилось подобного впечатления о населении планеты Сола-3. Как по мне, так живущие на Земле пони невероятно далеки в техническом плане от нас, уж не говоря о культурном.

— Разрешите Вам возразить, администратор Трикси, — сказала Луна. — Я, как археолог с большим именем в определённых кругах, могу заявить, что до катастрофы на Сола-3 проживало разумное население, и мои представители являются более чем разумными существами.

— Что ж, такого ВАШЕ мнение, администратор, а как по мне, так они не сильно продвинулись от дикарей. Так что чем раньше вы эвакуируете всех этих… — Трикси пробежалась глазами по Шестёрке. — хм… существ с Сола-3, тем же лучше будет для них. Хотя большой вопрос стоит относительно того стоит ли их эвакуировать вообще. Тем не менее, так как Общество Защиты Погибающих Цивилизаций требует защиты любой цивилизации, сомневаюсь, что эвакуацию отменят. В любом случае, что должна сделать Ассамблея? Быстренько эвакуировать жителей Сола-3 (куда угодно, хоть на Портэквиин для установления степени разумности, меня это не касается), без лишних разговоров нейтронизировать Сола-3 и продолжать заниматься насущными, более важными для Федерации Звёзд проблемами. Повторюсь, я не вижу причин признавать разумными жителей захудалой планетки Сола-3. У меня всё.

Прожектор над Трикси стал светить в полсилы.

— Хорошо… — Многозначительным тоном протянула Селестия. — Следующим слушается мнение администратора квадранта DAX-11 грифона Гильды.

Твайлайт не волновалась за показания, данные Трикси. Судя по выражению лиц остальных администраторов, да даже самой Правительницы Федерации Звёзд, многие считали Трикси обычным дилетантом. В прочем так оно и было.

— Уважаемая Правительница, администраторы, — начала свою речь Гильда, — я здесь сегодня присутствую для того, чтобы дать ответ на три вопроса. Первый: имеет ли право население Сола-3 оспаривать решения Ассамблеи (или другими словами является ли цивилизация в достаточной мере разумной). Второй: о нейтронизации звезды Солнце, и третий: о признании городов Понивилль и Кантерлот археологическими памятниками галактического масштаба. Что ж, не буду тянуть ваше время и начну отвечать на вопросы в той же последовательности, достаточно кратко, но объясняя своё мнение. В отличие от предыдущего администратора.

Трикси фыркнула. Твайлайт оказалась права: не они одни вшестером недолюбливают великую и могучую единорожку.

— И так, признавать ли жителей Сола-3 разумными? Не простой вопрос для меня, но, пожалуй, я отвечу на него “да”. — Рейнбоу была готова до конца жизни благодарить за эти слова Гильду. — Лично моё мнение, сложившееся после скорее всего более детального изучения материалов дела, чем администратора Трикси, такого, что жителей Сола-3 можно считать разумными и они могут апеллировать решения Ассамблеи. До недавнего времени я придерживалась положительного мнения о нейтронизации звёзд (и придерживаюсь его сейчас), однако недавняя катастрофа с Фростон-6 заставила меня усомниться в надёжности метода, предложенного Федерации Первым Заместителем Дискордом. Его эффективность – на высоте, гарантированность его же благополучного исхода для звезды оставляет желать лучшего. Администратор Луна заинтересовала меня своим Каскадным Синтезом и моё мнение такого, что Сола-3 является подходящим полигоном для проведения испытаний кварковой бомбы. После эвакуации её жителей в безопасное место, разумеется. Что же насчёт памятников древности… Меня, скажу по правде, не впечатлили картинки Понивилля, да и от дворца Кантерлот, признаюсь, я ждала лучшего. Я не вижу необходимости сохранения этих двух строений не только в качестве исторических памятников, но и вообще. У меня всё.

— Слушается мнение администратора квадранта DDV-90 Спитфайр и её Первого Ассистента Соарина, — вновь возвестила Селестия. На этот раз прожектор зажегся над двоими сразу:

— Добрый день, администраторы и добрый день, Уважаемая Правительница Федерации Звёзд, — произнесла Спитфайр. — Для меня стали сюрпризом заявления нескольких администраторов о том, что они не считают жителей Сола-3 разумной цивилизацией.

— Эй! — Встрепенулась Гильда, — Я не говорила, что они неразумные! Я сказала только, что мне было сложно убедиться в этом!

— Держите себя в руках, администратор Гильда, — Спокойным, но настойчивым тоном сказала Спитфайр, — Я не имела в виду именно Вас, но тех, которые хотели побыстрее закончить дело по Сола-3.

Трикси во второй раз недовольно фыркнула. ЭпплДжек тихонько захихикала. Пожалуй, это был единственный случай в жизни великой и могучей Трикси, когда о ней заговорили в третьем лице и ей это дико не понравилось.

— Так вот, досконально изучив материалы дела по Сола-3, я могу с полной уверенностью заявить, что цивилизация Земли является достаточно разумной для возможности оспаривания решений Ассамблеи. Теперь давайте разберёмся с памятниками древности. У нас есть два города: Кантерлот, просуществовавший громадное количество времени в куполе стазиса, и Понивилль, перенёсшийся по невыясненным причинам из далёкого прошлого в настоящее время. Я не историк, но будь я им, меня бы искренне заинтересовали два города, потенциально самые старые во всей галактике. Даже если исследования этих городов не сможет связать наши столь отдалённые друг от друга времена, мы всё равно будем иметь невероятно ценные для Федерации Звёзд памятники древности. Поэтому о нейтронизации Солнца, которая уничтожит пять ближайших к ней планет, и речи быть не может. — Дискорд недовольно посмотрел на Спитфайр. Впервые с начала её речи. Всё остальное время он нервно постукивал пальцами по столу и ждал, когда же речь администратора подойдёт к концу. — Буду говорить откровенно: я не испытываю ни малейших симпатий к открытому администратором Дискордом процессу нейтронизации звёзд. Он эффективен? Да, он способен подзарядить большинство звездолётов галактики. Но восемьдесят пять процентов вероятности положительного исхода – слишком малая вероятность по современным меркам, Дискорд. Намного более интересным во всех отношениях я вижу проект администратора Луны о каскадном синтезе тяжёлых металлов в мантиях планет. При практически стопроцентной вероятности положительного исхода мы имеем настолько резкий скачок в технологическом плане, о котором ещё лет сто назад не смели и мечтать! Ваши исследования в этой области, администратор Луна, заслуживают большего, чем единственный эксперимент с планетой Сола-3. Но, как говориться, “великое всегда начинается с малого”. Я готова оказать финансирование повторного проведения эксперимента “Вита Проксима” и лично участвовать в его проведении, если Уважаемая Правительница Федерации Звёзд сочтёт целесообразным его проводить. Однако моё мнение такого, что “Вита Проксима” – многообещающий проект, и мы сможем увидеть ещё громадное количество достойных открытий, в будущем сделанных Вами, администратор Луна.

Луна еле заметно покраснела.

— Большое спасибо… — Произнесла администратор сектора Земли.

— За Нейтронизацией я не вижу большого будущего, Первый Заместитель. Без обид.

— Да не… какие обиды? — Сказал Дискорд, но в голосе его явно прослеживалось раздражение и разочарование.

— У меня всё.

— Первый Заместитель, у вас есть что добавить? — Обратилась Селестия к Соарину. Пегас встал.

— Нет. Я придерживаюсь точно такого же мнения, что и администратор Спитфайр. Буквально слово в слово, если хотите знать. Добавить мне нечего.

— Замечательно… Что ж настало время выслушать мнения представителей Земли. Шесть представителей одной умирающей планеты здесь – большая редкость. Обычно делегация состоит из одного, двух, максимум трёх существ, не включая администратора квадранта планеты. Тем не менее, напоминаю вам, что хоть вас и шестеро, ваше мнение будет считаться Ассамблеей за один голос.

— Мы это знаем, — Ответила за всех Твайлайт. Пони Шестёрки кивнули головами в знак согласия.

— Что ж, я предлагаю Вам, мисс… — Первый Секретарь на мгновение опустила взгляд в папку с материалами. — … Твайлайт Спаркл выступить первой.

Фиолетовая единорожка неуверенно приподнялась со своего места.

— Да, хорошо. Меня зовут Твайлайт Спаркл. Я являюсь представителем планеты Земля или Сола-3, как вы её здесь называете, — Фиолетовая единорожка нервно выдохнула, собираясь с мыслями, что ей следует сказать дальше. — И я… Мне понятно, почему Ассамблея хочет переселить нас на другую планету и нейтронизировать Солнце (я уже много раз слышала причину от уважаемых администраторов), но… Моё мнение, как представителя погибающей планеты Земли, заключается в том, что, возможно будет лучше разрешить администратору Луне провести эксперимент “Вита Проксима”. Просто… я уже разговаривала с администратором на эту тему, когда она только-только прилетела в Кантерлот вместе со своим Первым Заместителем. Проблема в том, что хоть лично мы вшестером и готовы принять эвакуацию с Земли за данность, её никогда не одобрит две трети проживающих в данный момент в Кантерлоте пони. Они будут сражаться за свою свободу, и мне сложно себе вообразить, что жертв удастся избежать. Поэтому я со всей уверенностью беру на себя ответственность и заявляю, что пони Земли согласны на эвакуацию только в том случае, если эксперимент “Вита Проксима” проведённый на Земле закончится провалом и планета уничтожена. Такого мнение пони Земли.

— Большое спасибо за Ваше мнение, мисс Спаркл, — Произнесла Селестия. — Однако согласно правилам мы должны дать выступить с речью и остальным представителям, даже в том случае, если их мнение действительно детально совпадает с Вашим. И так, речь предоставляется второму представителю планеты Сола-3 – Рарити.

Модельерша поднялась со своего места.

— Кхм, — прочистила горло пони. — Что ж, моя подруга Твайлайт уже высказала вам мнение пони Земли, включая наше, как представителей. Единственное, что мне остаётся добавить, так это то, что моё мнение целиком и полностью совпадает с её мнением, и я выступаю против нейтронизации Солнца и за проведение “Вита Проксима”.

— Речь в таком случае предоставляется третьему представителю Земли – Пинки Пай.

Когда Пинки Пай заговорила, Твайлайт поняла, что кого-кого, а её нужно было оставить на Земле.

— Добрый вечер все очень-очень-очень угрюмые по какой-то причине администраторы-старые-знакомые и великолепно выглядящая в этом роскошном платье (даже лучше чем в далёком прошлом!) принцесса Селестия, называющая себя Первым Секретарём Ассамблеи! — Тут Твайлайт, Рейнбоу Дэш, ЭпплДжек и Рарити поняли, что всех фейсхувсов на прежней Земле не хватило бы для того, чтобы передать то, что четвёрка пони чувствовала в данный момент. — А ещё добрый вечер много-много пар разноцветных глаз, глядящие на нас и темноты зала заседания! Я Пинки Пай. Но вы это уже знаете, так что я могла бы и не представляться второй раз. Так вот, я представитель Земли, так же как и Твайлайт, и Рейнбоу Дэш, и Рарити, и Флаттершай. И я заявляю, что понивилльцы против любой нейтронизации Солнца! Даже такой малюсенькой-малепусенькой нейтронизации, которая ничего ему не сделает. Мы считаем, что нейтронизировать Солнце – плохо, но эксперимент администратора Луны – очень хорошо, возможно, это наше спасение, а то и ещё чего лучше! Земля сейчас выглядит очень-очень плохо. Одни пески, да высушенные деревья без листьев, да… и всё! Там больше ничего не осталось! Как, скажите мне, пожалуйста, пони выжить в таких условиях? А некоторые из них бывают такими упрямыми! Мой знакомый Крэнки, например. Он был таким упрямым, когда я хотела с ним подружиться, уму непостижимо! Такой своенравный ослик. Я испробовала все свои приёмы, пытаясь пополнить список моих лучших друзей на одну позицию, но ничего не получалось! Нет, вы можете в это поверить? На него абсолютно ничего не действовало: ни розыгрыши, ни даже песня моего собственного сочинения! Ни даже… — Пинки поймала взгляды своих друзей. — Ну да я немножко отвлеклась. Хи-хи. А что я хотела сказать, так это то, что пони не согласятся никуда улетать с Земли, что бы им взамен не предложили. Даже я не хотела лететь сюда, потому что Портэвиин от Земли ведь так далеко! И безвоздушное пространство повсюду в пути, и… Да много чего ещё! А если можно Землю возродить будет – так все пони будут вам вообще вечно благодарны! Для всех же будет такая радость, когда они снова смогут отдыхать на лугу, купаться в речках, гулять в лесу, как много-много-много лет назад. Это будет чудесно! И… я бы честно сделала всё возможное, чтобы Земля стала такой же жизнерадостной, как и прежде. И когда вы снова станете правительницами Эквестрии, как всегда было.

Речь Пинки Пай произвела на всех неизгладимое впечатление. Несмотря на её бессвязность, а иногда и полное отсутствие видимого смысла или отношения к процессии, на лице у Правительницы Федерации Звёзд появилась улыбка. Возможно, Пинки так и не донесла до неё и администраторов то, что хотела, но, по крайней мере, у них сложилось твёрдое впечатление о земных пони, как любящих свою планету. Единственную крупицу неуверенности в сердцах принцесс посеяла последняя фраза розовой пони.

— Слово предоставляется четвёртому представителю – Рейнбоу Дэш.

— Здравствуйте, администраторы и Уважаемая Правительница Федерации Звёзд. Я, пожалуй, не буду столь многословна, как моя подруга, но всё-таки и мне есть, что вам сказать. Когда Понивилль был прекрасен. Как и Кантерлот, и Клаудсдейл, и множество других городов Эквестрии. Но после нашего перемещения во времени ничего кроме Понивилля не осталось таким, каким мы его знали и любили. Земля превратилась в безжизненную пустыню. Я до сих пор не могу поверить, что я больше никогда не встречусь со своими старыми знакомыми из облачного города, никогда не смогу поступить в Академию Вандерболтов – не смогу осуществить мечту всей своей жизни. Хотя мне необычно видеть одного из их тренера, сидящего напротив меня. — Администраторы переглянулись, — Я имею в виду Вас, администратор Спитфайр. Я не знаю как такое возможно, но ваша точная копия жила тогда, четыре миллиона лет назад в Клаудсдейле и та Спитфайр действительно была капитаном Вандерболтов.

— Действительно? — Спитфайр была явно ошарашена заявлением Дэш.

— Да. Конечно, глупо думать, что Вы – это и есть та самая Спитфайр. Прошло слишком много времени. Но полное совпадение как ваших имён, так и обликов я просто не могу оставить без внимания.

— Администратор Луна, — Обратилась Спитфайр, — Я думаю, данное обстоятельство заслуживает отдельного расследования. С позволения Первого Секретаря, разумеется.

— Я даю вам своё согласие, — сказала Селестия.

— Вообщем, что я хотела вам сказать так это то, что я за сохранение Земли и за проведение эксперимента “Вита Проксима”.

— Спасибо, слово пятому представителю Земли – ЭпплДжек.

Деревенская пони встала.

— Спасибо, Уважаемая Правительница за предоставление мне слова, но я могу лишь повторить уже сказанное. Я целиком и полностью не поддерживаю нейтронизацию Солнца, так как я хочу остаться жить на Земле, как и остальные пони, живущие в Новом Понивилле сейчас. Старый Понивилль был моим домом всю жизнь, и я бы сделала всё возможное, чтобы вернуться к той жизни, что была у нас до того проклятого взрыва. Я ничего больше не хочу. Хочу снова жить так, мы жили раньше, но так уже не получится поскольку… поскольку не все из нас выдержали это испытание. — ЭпплДжек думала о бабуле Смит. По её щеке пробежала слеза. — Я… я просто хочу вернуть всё назад. А эксперимент администратора Луны с каскадным… чем бы он там ни был может вернуть нам, хоть и частично, прошлый утраченный мир. Уважаемая Правительница, я также искренне прошу вас разрешить Луне продолжить исследования в области перемещений во времени. Пожалуйста, мы все просто хотим вернуться к себе домой. Что же касается повторного эксперимента… Я выступлю за него, так как хуже быть уже точно не может.

— Спасибо, представитель Земли, ЭпплДжек. Слово предоставляется последнему представителю Флаттершай.

— З-здравствуйте, — Робко начала пони. — Я… я бы очень хотела остаться на Земле, если получится. Мне страшно, признаюсь, покидать родную планету и отправляться в неизвестность. Вы себе и не представляете, сколько на Земле существовало представителей флоры и фауны! Ежи, еноты, барсуки, колибри, змеи, бабочки… Их бессчётное количество! Они все такие непохожие друг на друга, такие разные. И каждый обладает чем-то особенным. Чем-то таким, что пони не могут это потрогать, но могут только почувствовать… Я бы не хотела потерять хотя бы тех немногих из них, что перенеслись вместе с нашим Понивиллем в ваше время, отдалённое от нашего на четыре с половиной миллиона лет. Пожалуйста, Первый Секретарь, если возможно, разрешите администратору Луне провести её эксперимент на Земле. Я не думаю, что бедные зверушки смогут выдержать межзвёздный перелёт. Они не смогут выжить на других планетах и мы… мы, скорее всего, тоже не сможем. Пожалуйста, не эвакуируйте нас с Земли. Я верю, что ещё не всё потеряно.

Твайлайт облегчённо вздохнула. Речи представителей Земли явно оказали положительный эффект на администраторов, не говоря уж и о принцессе Селестии. В зале наступила тишина. Решение Первый Секретарь озвучит в течение ближайшей минуты. Твайлайт была искренне горда за своих подруг. Как и говорила ей Джи-мер, всё прошло как по маслу… хоть и не совсем так, как она планировала.

— Ну что же… — Подала голос Селестия. Решение по делу Сола-3 было уже практически принято. — Так как подавляющее большинство выступило за проведение эксперимента “Вита Проксима”, то решение о нейтронизации Солнца временно замораживается на неопределённый срок. Более того, так как…

— Кхм, — Демонстративно прокашлялся Дискорд. — Я бы хотел кое-что добавить к материалам дела. Возможно Вас, Правительница Федерации, заинтересует эта… весьма интересная информация.

Пони Шестёрки заметно занервничали после данного заявления.

— Да, Первый Заместитель, Вы хотите нам что-то сказать?

— Скорее дополнить выступление администратора Луны, — поправил Первого Секретаря Дискорд. — Когда я делал фотографии старого Понивилля, я совершенно случайно зашёл в одно здание – местную типографию. И там мне случайно попалось на глаза это, — Дискорд достал из-под стола злосчастную газету, ту самую, которую так долго вчера разглядывала принцесса Луна.

— Что это? — Удивилась Селестия.

— Газета, и согласно её тексту, напечатана она была через день после этой, как вы там говорили, “таинственной катастрофы”. — Драконикус передал её Первому Секретарю. — Так вот, чем же она интересна, спросите Вы меня? Да всего лишь тем, что говорит нам об истинной причине скачка во времени – взрыв ядерной ракеты особо крупных размеров.

В зале повисла зловещая тишина.

— Полагаю, что моему дорогому администратору было уже давно об этом известно, как и представителям Земли, умело скрывшим эту информацию от Вас, Первый Секретарь. В прочем, моё предположение ничего толком не меняет. Администратор ведь понесёт ответственность в независимости от того, знала ли она о причине катастрофы или нет.

Селестия с гневом уставилась на свою сестру.

— Так. Значит. Это. Правда? — С расстановкой в голосе произнесла она. Луна нервно сглотнула.

— Первый Секретарь, понимаете, дело в том, что…

— Вы скрыли от Ассамблеи причину перемещения во времени! — Грозно произнесла принцесса Селестия.

— Да, но…

— Молчать! — Крикнул Первый Секретарь. Она поднялась со своего места, и теперь её лицо приняло ещё более грозный вид. — Цивилизации, уничтожившие себя собственным оружием, не имеют права апелляции решений Ассамблеи! Более того, они лишены прав вообще. Ваши благие намерения, мой дорогой администратор, в конечном итоге обернулись против Вас самой.

— Сестра! Но как же дровец?!

— Дровец – всего лишь умелый камуфляж, служащий для того, чтобы отвлечь моё внимание от более важных вещей. — Твайлайт поняла, что земля уже давно вышла из-под её ног, и они с подругами летят в бездонную пропасть. — Это ВЫ всё до жути умело подстроили, администратор. Настолько умело, что Вам даже удалось заставить меня поверить во всю эту ложь с нашими портретами в стенах якобы древнего дворца.

— Но это не ложь! — С болью в сердце выкрикнула Луна. — Этот замок древний, очень древний. И в нём висят доподлинно старинные картины нас с Вами! В нём есть наши апартаменты! И он действительно сохранился благодаря стазисному куполу!

— Администратор Луна, — Заговорила принцесса Селестия пугающе спокойным тоном. — За сокрытие факта уничтожения цивилизации собственным оружием и осмеливании при всём этом апеллирования решения Ассамблеи вы приговариваетесь к военному трибуналу. Представители Земли…

— Нет! Я прошу Вас! — В истерике умоляла Луна.

— …и её жители немедленно доставляются на Портэквиин и ссылаются на каторжные работы на рудники. Нейтронизация Солнца производится в принудительном порядке без замедлений. Первый Секретарь Дискорд повышается в звании до администратора соответствующего квадранта из-за неспособности предыдущего администратора выполнения своей работы на приемлемом для Ассамблее уровне.

— Благодарю Вас! — Дискорд засветился от счастья, когда услышал это.

— Заседание по делу Сола-3 окончено. Все свободны.

Твайлайт никак не ожидала такого резкого и драматичного поворота событий. Как собственно никто из Шестёрки. Она увидела, как двое охранников подбежали к администратору Луне и поволокли её прочь от стола. Мгновенье спустя и охранники надели магические накопытники на шестерых представителей Земли и потащили их к выходу из зала заседания. Пулемёты-видеокамеры, висящие по углам зала и над входной дверью, автоматически навели свои стволы на пони Шестёрки, и были готовы открыть огонь при первой необходимости. Полусфера с посланием вывалилась из сумки, и откатилась на два метра в сторону стола.

— Нет! Принцесса! Принцесса Селестия, Вы не можете! — Кричала Твайлайт, пока охранники волокли её в сторону выхода. — Вы не можете так с нами поступить! Это же я, Твайлайт Спаркл! Ваша самая преданная ученица! Я писала Вам письма! Об уроках дружбы. Разве Вы не помните! Это мы спасли Вашу сестру, когда она вернулась из тысячелетнего заточения на Луне! Мы уничтожили её тёмную сторону Найтмер Мун с помощью Кристаллов Гармонии! Вспомните! Вы должны вспомнить!

Но принцесса Селестия, очевидно, этого не помнила, так как её лицо оставалось всё таким же холодным и безразличным. Твайлайт не могла поверить в это. Дискорд знал. Он всё это время знал, что ядерная ракета уничтожила Землю четыре миллиона лет назад! И он всё это время умело делал вид, что не знает. В любой другой ситуации единорожка бы восхищалась его врождённым актёрским талантом, но только не теперь, когда жители Понивилля обречены на никчёмную бесправную каторжную жизнь в рудниках Портэквиина, а Земле, как и пяти другим близлежащим от Солнца планетам грозит неминуемая гибель при нейтронизации звезды Сола. Пони Шестёрки были в отчаянии. В одно мгновение все их радужные надежды рухнули как карточный домик. Даже послание принцесс и то лежало у самого края овального стола, а охранники уже оттащили их на добрых десять метров от него. Твайлайт поняла, что спасти их сможет только чудо. И чудо произошло.

— Остановитесь! — Раздался знакомый для Твайлайт голос. Все пони, находившиеся в зале, точно бы повиновались приказу (на самом деле остановившись скорее от шока и отсутствия веры в собственные глаза). На овальном столе стоял величественный аликорн белоснежного цвета с кирпичного цвета хвостом и гривой. Это была Джи-мер. Охранники многозначительно переглянулись, как и пони Шестёрки – никто из них так и не понял, когда и как кобыла успела так быстро появиться в зале заседания из ниоткуда и уж тем более – забраться на стол.

— Мама?! — В удивлении пробормотали принцессы Селестия и Луна.

— Кто вообще этот аликорн? — Спросила Рейнбоу Дэш у Твайлайт.

— Долгая история… — Отмахнулась единорожка. — Можешь считать её нашим ангелом-хранителем.

— Эти пони не виноваты в том, что ядерный взрыв перенёс их вместе с их родным городком на четыре миллиона семьсот двадцать девять тысяч лет вперёд. — Произнесла Джи-мер. — Они – всего лишь дети той страшной войны, произошедшей на Земле. Войны, которой я не сумела предотвратить. Войны, уничтожившей всю планету Сола-3 за исключением Кантерлотского дворца, погружённого в стазис в тот миг, когда последние из выживших пони были эвакуированы на Портэквиин. Это было очень давно. И в доказательство абсолютной правдивости моих слов мы можете прослушать последнюю видеозапись выживших, сделанную за полчаса до того, как космический корабль забрал их с планеты Земля и повёз прочь в неизведанные глубины космоса.

Джи-мер телекинезом подняла полукруглую сферу с пола зала заседания, а затем перед таинственной кобылой появился уже знакомый галлографический экран, с которого взору наблюдателей предстал лик Первого Секретаря, сидящего за столом из красного дерева во дворце Кантерлот на фоне красных ламп тревоги. Вскоре к ней присоединился и администратор Луна. Селестия и администраторы с глубочайшим интересом и волнением просмотрели всю видеозапись до конца. Когда же галлографический экран погас, раздался голос Первого Секретаря:

— Твайлайт! Моя дорогая ученица, Твайлайт Спаркл!

— Принцесса Селестия! — Со слезами радости на глазах воскликнула фиолетовая единорожка и побежала по направлению к трибуне. В порыве радости она прижалась к груди принцессы Селестии, а та в свою очередь с лёгкой улыбкой на лице обняла Твайлайт и положила голову ей на плечо.

— Вы меня вспомнили! — Не могла успокоиться от переполнявшего её восторга Твайлайт Спаркл. — Неужели?! Вы меня помните!

— Конечно же, я помню тебя, Твайлайт. — Спокойным, но счастливым голосом произнёс Первый Секретарь. — Теперь я ВСЁ вспомнила. Прости меня, Твайлайт, за то, что я забыла о тебе, забыла о Хранителях Элементов Гармонии и о том, на какой планете был когда-то мой первый дом.

— Как же я рада, что Вы нас вспомнили! Как же я рада! Теперь ведь всё будет по-другому, правда? Теперь мы вместе сможем возродить Землю, и Вы с администратором Луной будете снова управлять Эквестрией, как и четыре миллиона лет назад!

— Да, Твайлайт. Теперь мы с Луной возвратимся за Землю, и пока не будет найден способ путешествия во времени в прошлое, мы проведём эксперимент “Вита Проксима”, и я уверена, пони снова будут жить счастливо, как в старые добрые времена!

— Нет, не будут.

Селестия и Твайлайт оглянулись. Дискорд запрыгнул на овальный пластиковый стол и теперь стоял в двух-трёх метрах от аликорна с кирпичного цвета гривой.

— Вы и правда взбрели себе в голову, что я, будучи духом хаоса и разрушения, позволю вам восстановить царившую на Земле четыре миллиона лет назад понячью эдилию? — Глаза драконикуса злобно сощурились: — Не до-ждё-тесь.

— Дискорд, но ты же изменился?! Нам с Первым Секретарём удалось тебя перевоспитать! — Сказала Луна.

— Нет, не удалось… — С горечью в голосе произнесла Джи-мер, и Дискорд в знак согласия кивнул головой. На его лице появилась неприятная ухмылка.

— Вы, правда, думали, что сможете меня регулировать с помощью этого? — Драконикус показал некий электронный механизм, по размерам и форме напоминающий браслет. — Блокировка чтения мыслей других пони? Как же это банально. Да я взломал этот блокиратор через три дня после того, как вы нацепили его на меня! А уж генератор альфа-ритмов на меня вообще никогда не действовал! Я всё это время умело притворялся, чтобы как можно глубже втереться к вам в доверие, мои дорогие принцессы, чтобы начать превращение красных гигантов в сверхмассивные чёрные дыры и уничтожать целые планетарные системы за раз, и чтобы, когда бы вы уже начали заподозревать, что что-то здесь не так, что нейтронизация была всего лишь прикрытием, Федерация Звёзд лежала бы в руинах гражданской войны. Если бы от неё осталась хоть одна планетка, разумеется.

— Но зачем тебе это, Дискорд? — Спросила Селестия, но ответ она получила не из его уст, а из уст Джи-мер:

— Потому что, так происходило уже не один раз.

И тут Твайлайт поняла, что означает эта фраза.

— Моя теория о цикличной межзвёздной колонизации… — Пробормотал администратор Луна.

— Да, да, именно, моя дорогая принцесса! — Подтвердил Дискорд. — За 50-200 тысяч лет цивилизация проходит весь свой жизненный цикл, начиная от своего рождения и заканчивая гибелью её и колонизированных ею планет. Должен отдать должное, в Вашей теории описаны достаточно точно многие моменты кроме одного. Вы придерживаетесь нескольких теорий о том, что могло послужить причиной катастрофы такого грандиозного масштаба. Но на самом деле причина была всегда одна и та же. И Вы, конечно же, догадались, что это была за причина…

— Ты. — В один голос произнесли пони Шестёрки, Селестия и Луна.

Лицо драконикуса расплылось в жуткой и противной улыбке.

— Насколько же не совершенна ваша память, принцессы. Мы можете вспомнить максимум то, что происходило не позднее, чем сто тысяч лет назад. Но я. Помню. Всё. Абсолютно всё. Каждое тысячелетие, каждый год, каждый миг. Но вы-то не можете похвастаться такой же прекрасной памятью, не так ли? От пяти до двадцати раз за миллениум я был свидетелем рождения, расцвета и падения цивилизации. И каждый раз цивилизация погибала из-за меня. Иногда разными способами, иногда одними и теми же. Это не важно. А важно то, что каждый раз вы видели, как я предавал вас, а спустя какое-то время вы снова брали меня под свою опеку. И тогда я снова предавал вас. И так повторялось снова. И снова. И снова…

— Но что ты имеешь против счастливой жизни пони? — Эмоционально задала вопрос принцесса Луна.

— Я дух хаоса и разрушений. И я не могу не уничтожать что-либо и кого-либо, — Просто объяснил Дискорд. — Это… похоже на врождённые таланты. У кого-то есть склонности к музыке, у кого-то к инженерии, программированию или пилотированию звездолётов. А мой врождённый талант – нести за собой разруху и опустошение! — Глаза драконикуса злобно засверкали, кончики губ чуть приподнялись, превращая его жуткую улыбку в поистине зловещую. — Принцессы, какие же вы наивные идеалисты! Всё время хотите жить в беззаботном счастливом мире, где бы не существовало ни войн, ни страданий, ни убийств, ни преступлений… Проблема в том, что мир не хочет так жить. И в тот роковой момент, когда Вы выступаете против законов мироздания – появляюсь я!

— Это безумие… — Пробормотала Луна, не веря своим ушам, — Просто безумие…

— Согласен. Пожалуй… да. Это можно назвать безумием. Но что может быть приятней осознания собственного безумия, не так ли? И кстати, раз уж у нас пошёл такой откровенный разговор, то и ядерная ракета, взорвавшаяся над Понивиллем, была запущена непосредственно мной. Из командного пункта R-9 близь Кантерлота.

Пони Шестёрки захлестнула волна необычного чувства. Это было нечто среднее между отчаяньем, страхом и шоком.

— Дискорд, тебя за ногу! Как ты мог! — Крикнула ЭпплДжек на драконикуса. — Бабуля Смит, получается, померла из-за тебя! Эквестрия была сожжена живьём из-за тебя!

— Я, между прочим, был с вами когда твоя бабуля, царство ей небесное, извиняюсь за прямоту, отбросила копыта. Я был там и не только там. Я был везде. И я всё слышал.

— Да как…! Ты…! Мне…! — ЭпплДжек не могла найти слов, чтобы выразить весь гнев, что она чувствовала по отношению к нему.

— Можешь не продолжать, ЭпплДжек. И вы, пони Шестёрки, можете молчать. Я прекрасно знаю мысли каждого из вас (в частности обо мне), но ведь и тем веселее каждый раз уничтожать Федерацию всё более изощрёнными способами!

— Теперь, когда твой план рухнул, тебе уже не удастся уничтожить Федерацию Звёзд в очередной раз, — Произнесла Джи-мер. — Ты сам загнал себя в ловушку и отдал в руки правосудию. Охрана, поймайте его!

Но драконикус щёлкнул пальцами, и каждого из пони в форме окутал сиреневый магический шар. Он щёлкнул пальцами ещё раз, и телепортировался на два метра дальше того места, где он только что стоял. Камеры-бластеры выстрелили в одну точку, оставив чёрный опалённый след на пластике стола, но больше пока огня не открывали. Дискорд усмехнулся:

— Пулемёты-камеры? Признаю, для вас, мой дорогой администратор, это был шаг вперёд в своё время, но только не теперь. Держать эти штуки на предохранителе одной силой мысли невероятно сложно, практически невозможно, но как видите, у меня пока что это выходит на “ура”. — Дискорд перевёл взгляд на таинственную кобылу. — Я. Так просто. Никогда. Не сдаюсь. Джи-мер. На патрульном крейсере Стела Санита 1250 уже стоит кварковая бомба. Её будет достаточно, чтобы нейтронизовать звезду, скажем, размером с Солнце. А как только Солнце, Земля и Луна прекратят своё существование, умрёте и Вы, принцессы! Так что, Арриведерчи, Федерация Звёзд и прощайте принцессы и Хранители Элементов Гармонии, когда-то заточившие меня в камень! Да наступит апокалипсис галактического масштаба! Снова! Аминь!

Драконикус щёлкнул пальцами и растворился в воздухе за мгновение до того, как камеры-бластеры второй раз попали в стол. Охранники, освободившиеся из магических сфер, распахнули двери, и Шестёрка пони вместе с принцессами Селестией и Луной выбежали в коридор и помчались направо, следуя по пятам Дискорда, едва успевая замечать, куда тот свернул на очередном повороте. А Дискорд мчался по многочисленным коридорам громадного здания, стараясь отыскать комнату с окнами как можно скорее. Но он их не находил – зал заседания был расположен в центральной части скалы-небоскрёба. Наконец драконикусу посчастливилось – комната с окном! Но в тот момент, когда он запрыгнул на письменный стол и уже был готов его выбить футуристическим вида стулом, в дверном проёме показались принцессы и пони Шестёрки, а также Джи-мер.

— Стоять! — Приказала таинственный аликорн.

— Так я тебя и послушал! — Выкрикнул драконикус, и прежде чем в его сторону полетели выстрелы бластеров, он изящно разбил стекло стулом, щёлкнул пальцами и был таков.

— Проклятье! — Выругалась Луна. — Одна из причин постройки этого здания и отсутствия в нём большого количества окон была именно для того, чтобы Дискорд не мог из него телепортироваться! Нам надо было отказаться от витражей и ставить пуленепробиваемые стёкла!

— Кто же мог подумать, что он окажется предателем… — Протянул Первый Секретарь.

— И что причиной каждой межгалактической войны, уничтожавшей целые звёздные цивилизации, был он. — Поддержала Луна.

— Что же нам теперь делать? — Крикнула Рейнбоу Дэш.

— Мы сможем его догнать, если поторопимся, — Сказала ЭпплДжек. — Мы недавно пробегали мимо пневмолифта. На нём спустимся, поймаем такси, затем – в космопорт, садимся в звездолёт и догоняем!

— Не получится, — Возразила принцесса Луна.

— Почему? — Спросила Твайлайт.

— Крейсеры Стелла Санита – самые быстрые в галактике. Они единственные оборудованы выходом в пятьдесят первое гиперпространство, — Объяснила Селестия. — В космодроме Авроры Бореалис сейчас находится только один звездолёт этой серии, и, судя по всему, он только что был угнан драконикусом.

— Но мы же не можем просто остаться здесь и ждать, сложа копыта, когда он взорвёт Солнечную систему! — Не выдержала Твайлайт.

— Вот именно! — Поддержала подругу Рейнбоу.

— Мы должны что-то предпринять!

— Мы уже ничего не сможем сделать, Твайлайт, — С грустным голосом сказала принцесса Селестия. — Когда кварковая бомба взорвётся на Солнце и уничтожит планетарную систему Сола, мы с сестрой погибнем. Только сейчас я вспомнила о том, что наши силы и наше бессмертие обеспечивает исключительно существование этих двух небесных светил – Солнца и Луны.

— И согласно мнению учёных пони, живших на Портэквиине двести тысяч лет назад, не станет их – не станет и нас. — Подтвердила Луна.

— В этом лишь моя вина, Твайлайт Спаркл. Я была некогда твоей наставницей, и я совершенно забыла о том, что лишь Хранители Элементов Гармонии смогут предотвратить полное уничтожение галактики. Если бы я только вспомнила о вас двадцатью минутами ранее, ничего бы этого не случилось…

— Вы не могли предотвратить побег Дискорда из зала Заседания. Это было неизбежно, — Сказала Джи-мер. — Однако, ещё есть небольшой шанс всё исправить…

С этими словами таинственная кобыла окутала себя ослепительно яркой белоснежной энергетической сферой и с громким звуком исчезла из комнаты.

— Куда это она? — Изумилась Твайлайт. По выражению остальных пони (и даже принцесс) было понятно, что их беспокоил тот же вопрос.

Тем временем Дискорд уже очутился на космодроме. Драконикусу ничего не стоило проделать то же самое, что и в зале заседания, чтобы угнать звездолёт (снова щёлкнул пальцами и обезвредил камеры-пулемёты и охранников). Фрагмент крыши громадного ангара сдвинулся в сторону, и Стела Санита безо всяких проблем поднялась в воздух и помчалась в открытый космос. Уже выходя на орбиту земли, Дискорд разбил стекло с надписью “Только при ЧС”, засунул руку в круглое углубление рядом с рулём, вытащил красную рукоятку, повернул её на девяносто градусов и что было силы вдавил обратно. “Варп-двигатель активирован. Выход с пятьдесят первое гиперпространство на счёт три… два… один…” — Произнёс женский компьютерный голос, и в следующее мгновение звездолёт Стела Санита превратился в точку и исчез среди звёзд. Дискорд в напряжении держал штурвал, лишь изредка переводя взор на спидометр, датчики давления горючего, температуры, состояния плазмы, процента искривления пространства и некоторые другие индикаторы. За несколько минут звездолёт уже прошёл десятую долю пути от Портэквиина до Земли и с каждой секундой расстояние стремительно сокращалось. Драконикус был весь в напряжении. Что-то заставило его обернуться, но в салоне малюсенького крейсера не было никого. Дискорд облегчённо выдохнул, перевёл взгляд на лобовое стекло и обомлел: он встретился взглядом с Джи-мер. Кобыла стояла в двух метрах от драконикуса. Только по ту сторону лобового стекла. Её копыта, казалось, были намертво приклеены к носовой части Стела Саниты. Грива кирпичного цвета легонько подёргивалась из стороны в сторону, словно бы на ветру. Вот только ветра снаружи не было. А была близкая к абсолютному нулю температура, радиация, отсутствие воздуха, внешнего давления и звёзды, превращавшиеся по мере движения корабля из точек в длинные прямоугольники. Но Джи-мер, похоже, этот факт не сильно беспокоил.

— Что…? Но. Как. Ты…? Только я могу проворачивать такие фокусы! — Запинаясь, сказал шокированный драконикус.

— Пожалуйста, Дискорд, я прошу тебя, остановись пока ещё не поздно! — На лице таинственной кобылы читалась грусть и мольба.

— Нет уж, Джи-мер! Ты меня в позапрошлый раз уже чуть не остановила. Каждый раз, каждый раз я пытался уничтожить галактику без остатка, чтобы на ней не осталось ни одной живой планеты, ни одного живого существа! И каждый раз у меня это почти выходило, но нет, эти проклятые пони снова начинали колонизации планет и снова расползались по галактике! В этот раз всё будет по-другому, Джи-мер! В этот раз не выживет никто!

— Тебя не будут судить, если ты остановишься сейчас, и не будешь сбрасывать кварковую бомбу на Солнце!

— Судить не будут, ха-ха! Да плевать мне на твой суд, Джи-мер! И плевать я хотел на всех вас!

— Ты ведь погибнешь. Никто не сможет выжить при взрыве, который ты собрался устроить.

— Да, я в курсе. Какой ещё очевидной информацией поделишься?

— Пожалуйста, Дискорд, послушай меня, — произнесла Джи-мер. — Пока ты не превратил Солнце в сверхмассивную чёрную дыру, ещё можно всё исправить.

— Я не хочу ничего исправлять! — вспыхнул от гнева Дискорд. — Я хочу убить их всех! Всех пони до единого! И я знаю, что, несмотря на все свои трюки, ты мне помешать не в состоянии. А теперь убирайся!

Джи-мер молчала.

— Дискорд, у тебя ещё есть шанс…

— Ты оглохла или как? Я сказал тебе: пошла прочь!

Джи-мер грустно вздохнула и исчезла во вспышке яркого белого света.

— Плохие новости, — Сказала Джи-мер пони Шестёрки и принцессам. — Мне не удалось его переубедить.

Пони в один голос ахнули.

— И что же нам делать? — Спросила Твайлайт.

— Это конец. — Сказала Луна.

— У нас остался последний шанс… — Произнесла Джи-мер. Вокруг её рога стала образовываться новая белоснежная сфера, и когда та взорвалась, пони Шестёрки обнаружили, что стоят в сером кратере, со всех сторон окружённые бесчисленным количеством звёзд, а впереди их взору предстала планета с до жути знакомыми очертаниями материков – Земля.

— Эт… Это Земля? — Удивилась Твайлайт, да и не только она одна. — То есть мы сейчас стоим на Луне? В открытом космосе? Что это значит? Как такое вообще возможно?

Вопросы были небезосновательными: пони всё ещё продолжали дышать приятным воздухом (или не продолжали? и воздухом ли?), который был на Портэквиине, никакого дискомфорта они не ощущали, разве что лёгкий холодок, неясно откуда взявшийся, приятно обдувал их.

— Нет времени объяснять, — отрезала Джи-мер. — Дискорд прибудет здесь с минуты на минуту.

— Но как мы оказались здесь так быстро? — удивилась Твайлайт.

— У меня правда нет сейчас времени на объяснения. Вы оказались здесь, потому что вам надо было здесь оказаться. А теперь, слушайте меня внимательно: я не знаю, сработает это или нет, но я попытаюсь отправить вас вшестером в прошлое, чтобы вы остановили Дискорда от запуска ядерной ракеты. У вас будет единственный шанс, чтобы всё исправить. Пожалуйста, выстроитесь кругом и соедините свои копыта с копытами ближайших партнёров, я встану посредине. — Пони Шестёрки переглянулись и безукоризненно выполнили приказание таинственной кобылы: поднялись на задние копыта, а передние вытянули в стороны, образовывая шестиугольник с Джи-мер посредине. — Очень хорошо. Теперь мне нужно от каждого из вас стопроцентная концентрация. Вы должны поверить мне, что я делаю это для вашего же блага. Какие бы противоречивые чувства в вас не возникли, какие бы ощущения вы бы не испытали во время трансфера, вы должны позволить мне проникнуть в ваши мысли и отправить вас назад в прошлое. Постарайтесь расслабиться и ни о чём не думать. Чем меньше будет в вас ежесекундных мыслей, тем проще будет мне и быстрее вы отправитесь домой.

— Но при чём тут наши мысли? — Задала сама себе вопрос Твайлайт. — Я не понимаю, как Джи-мер сможет отправить нас назад, “просканировав” наши мозги? Если только… Нет. Она же не будет… отправлять назад только мысли! Если это так, то мы всё равно погибнем, разве нет?! Мы находимся на Луне! Нас заглотит Свермассивная Чёрная дыра! И нас расщиплет на атомы! И мы не просто умрём, мы…

— Твайлайт… — Мысли единорожки все на подряд как ветром сдуло. Она и забыла о том, что Джи-мер сама по себе обладала телепатическими способностями. — Твои опасения вполне логичны и обоснованы. Но сейчас ты должна очистить свой разум от посторонних мыслей. Только так мы сможем спасти галактику. Доверься мне, Твайлайт. Доверься мне…

И Твайлайт послушалась Джи-мер. Это было невероятно сложно для неё, но когда очередная мысль зарождалась в голове единорожки, она выкапывала её с корнем и отбрасывала как можно дальше. Она пыталась сделать всё от неё зависящее, чтобы освободить свой рассудок от негативных мыслей. Десятью секундами позже слева от Земли среди звёзд произошла вспышка, и Шестёрка пони увидела еле различимый силуэт корабля, летящего на большой скорости мимо Земли.

— Пожалуйста, приготовьтесь к трансферу, — сказала Джи-мер. — Как только ваша энергия будет в моей власти, а ваши мысли переплетены с моими, и мы пролетим сквозь пограничный рубеж Чёрной дыры, вы сами того не заметите, когда окажитесь дома. Сосредоточьтесь…

— Пролетим через Чёрную Дыру?! — Не поверила своим ушам Твайлайт. — Никто нам не говорил про то, что мы будем пролетать через Чёрную дыру! — Твайлайт огляделась, по выражением лиц остальных пони выражало обеспокоенность этим же обстоятельством.

— Доверьтесь мне, Хранители. Просто доверьтесь… — Произнесла Джи-мер, на этот раз на уровне телепатии. Пони послушали таинственную кобылу и сделали так, как она просила: максимально очистили головы от каких бы то ни было мыслей. В этот момент звездолёт приблизился к Солнцу и исчез, а секундой позже Шестёрка увидела то, что, наверное, отпечатается на их сетчатке глаза навсегда: Солнце – красный гигант резко увеличился в своих размерах в полтора раза, а затем стал резко сжиматься. Звезда превратилась в небольшой круглый объект белого цвета, и сразу же за трансформацией последовал ослепительный невероятно громкий взрыв, и пони увидели, как от новорождённой нейтронной звезды во все стороны прокатилась энергетическая волна. Она прошла сквозь Землю и сквозь Луну, устроив невероятной силы встряску, но пони всё ещё оставались стоять на дне неглубокого кратера. В различных направлениях полетели серые метеориты испещрённые кратерами. Твайлайт поняла, что это были фрагменты, расколовшейся Луны и, несмотря на то, что их было достаточно много, основная её часть, на которой пони стояли, практически не сдвинулась со своей орбиты. Пони перевели взгляд на Землю. Громадная планета песочного цвета (тёмно серого там – где раньше были океаны и моря) после прохода ударной волны мгновенно потрескалась на тысячи фрагментов, трещины моментально заполнились магмой и взорвалась. Куски земной коры различных форм и размеров разлетелась во все стороны. В космос вытекла вязкая красно-жёлтая субстанция – мантия и ядро планеты. В какой-то миг в голове Твайлайт родилась страшная мысль. Понивилль! Кантерлот! Тысячи пони, перенёсшиеся на четыре миллиона лет вперёд! Они ведь всё ещё были на Земле! Твайлайт с трудом представляла себе, какого это видеть, как громадные куски земли, некогда бывшие твоим домом, разлетаются по небосклону, а секунду спустя ты и сам понимаешь, что несёшься на одном из них, осознаешь, что и этот кусок улетел из под твоих ног и спустя мгновенье кислород рассеется, пространство вокруг заполнится критически холодными температурами и радиацией, а ещё секундой позже – ты умрёшь. Твайлайт стало дурно.

— Ни думай о них, Твайлайт. Сосредоточься. Открой свой разум для меня. — Услышала единорожка мысленный голос Джи-мер.

На несколько секунд она зажмурилась и постаралась прогнать от себя мысли о земных пони, обречённых на верную гибель. Тем временем пони Шестёрки увидели, как нейтронная звезда резко сжалась и также резко увеличилась, сменив свой цвет с белоснежного на угольно-чёрный. Там, где ещё минуту назад был красный гигант, была пустота. Круглая пустота, чей чёрный цвет был намного чернее пространства между звёздами. Обломки Земли стали медленно собираться в единый поток и направились прямиком к ней.

— Чёрная дыра! — В страхе подумала Твайлайт. — Это зарождение сверхмассивной чёрной дыры!

— Приготовьтесь, когда мы будем пролетать пограничный рубеж. Освободите свой разум. Не думайте ни о чём. — Был слышен голос Джи-мер.

Не думать ни о чём было до чёртиков сложно, но Твайлайт пыталась изо всех сил. Она старалась запомнить то, что видела. В мельчайших деталях, только лишь для того, чтобы позже проанализировать. Землю полностью засосало в Чёрную Дыру и, теперь Луну ждала та же участь. Кромешная тьма в форме шара затмевала звёзды вокруг. Твайлайт думала, что не сможет больше держать свой разум открытым. Тем временем в миллионах световых лет на Портэквиине сначала Селестия, а спустя мгновенье и Луна упали без чувств в комнате с пятью стражниками. Охранники постарались сделать всё, что было в их силах, чтобы вернуть принцесс к жизни, но все их усилия были тщетны. Было слишком поздно… Когда же Шестёрка прошла барьер, рог аликорна засветился белоснежным светом, и пони поняли, что они, или, быть может, только их разум, уже не в открытом космосе, а в каком-то другом не менее странном месте – вокруг них был длинный цилиндрический коридор, чьи стены, казалось, были сделаны из бело-синих облачных завихрений и они всё мчались и мчались по нему куда-то с бешенной скоростью. Спустя несколько секунд до пони дошло, что они, освещаемые предзакатными лучами Солнца, стояли в одном из коридоров дворца Кантерлот.