S03E05

одна-единственная

Примечание автора: реквест для dresden_kink – кроссовер Dresden Files и MLP:FiM.

Первое впечатление Барона Марконе о команде Принцессы Селестии, прибывшей на переговоры, состояло в том, что они очень молоды.

Конечно, он не был специалистом по оценке возраста волшебных говорящих пони из глубин Небывальщины, но во время подготовки к проведению этой встречи ему удалось поговорить с самой принцессой; изящные линии её фигуры показывали зрелость, которой явно не хватало избранным ею послам.

Однако он был далёк от недооценки молодых. Но если бы всё так и оказалось – что ж, поменять мнение никогда не поздно.

Белоснежная с тщательно причёсанной гривой – больше всего напоминавшая того вампира, дружка Дрездена – повернулась к их лидеру и сказала:

– Не соглашайся на сделку. Я ему всё-таки не доверяю.

Та, что слева, с коротко стриженной разноцветной гривой, обнажила зубы в неприятно выглядящей улыбке и сказала:

– Мы всегда можем напустить на него Флаттершай.

– Спокойствие, пони, – сказала пурпурношёрстая лидерша, с решительным видом стукнув передними копытцами по столешнице. – Я бы не стала заходить так далеко. В конце концов, принцесса послала нас сюда, решив, что у него есть что-то, что можно предложить Эквестрии. Но мой вопрос в том, что же мистер Марконе ожидает от нас. Я почитала документы по вашему бизнесу и, похоже, на том же импорте яблок вы даже на чашку чая не заработаете. Или вы придумали, как превратить их в наркотики?

Она посмотрела на него совершенно отстранённым взглядом, так не сочетающимся с большими ясными глазами.

Марконе вежливо кивнул в сторону миски с ярко-красными яблоками.

– Поверьте, мисс …Спаркл, что если бы я знал способ превратить столь любезно предоставленный товар в то, что люди ценят достаточно высоко, он бы тут же стал первостепенно-важным.

– Да что ты говоришь? Я сейчас покраснею, а ведь это даже не мои яблоки, – вполголоса пробормотала радужногривая пони.

Спаркл оценивающе посмотрела на него:

– Не нужно лести, мистер Марконе, мы знаем себе цену.

Он постарался выглядеть максимально достойным доверия:

– Мисс Спаркл, мисс Дэш, мисс Рэрити… Я хочу именно то, что прошу – убежище. Я считаю себя ответственным за некоторых детей, которым требуется достаточно безопасное место, где они могли бы вылечиться и получить знания, будучи в безопасности от властей этого мира. Ваши земли кажутся подходящими для этого.

Спаркл сложила копытца и оперлась на них подбородком; её спиральный рог при этом оказался нацелен на него, но Марконе решил не расценивать это как угрозу.

– Вам известно, что люди не смогут выжить у нас без соответствующих трансформаций?

– Очень хорошо известно, – сказал Марконе, выпуская когти, устрашающе проскрипевшие по столешнице. Его лапы легли на стол рядом с её копытами.

Амулеты, столь любезно предоставленные принцессой, позволили им быть в безопасности за пределами Эквестрии, адаптировав их внешний вид к этой области Небывальщины. Гард и Хендрикс превратились в здоровенных лошадеподобных существ, что, видимо, было как-то связано с их духом в человеческих телах; Марконе же, по причинам, которые никто не захотел объяснить, стал тигром… С крыльями.

– Интересно – не являются ли эти амулеты какой-то шуткой вашей принцессы?

Дэш что-то пробормотала (он не смог разобрать), а Рэрити кинула взгляд на его бедро и, отступив, что-то прошептала Спаркл на ухо.

Та кивнула и повернулась к Марконе.

– Понимаете, мистер Марконе, нам прекрасно известно, насколько серьёзные преобразования потребуются людям. Я прочитала все ваши Неблагие соглашения и законы Белого Совета насчёт использования магии, и они дружно осуждают трансформацию человека как опасное и потенциально смертельное действие. Я удивлена, что вы предлагаете подвергнуть подобному испытанию детей, которые и без того находятся не в лучшем состоянии.

Она посмотрела на него, склонив голову.

Марконе оскалился; его зубы были гораздо внушительнее, чем её, так что пони явно пришлось подавить желание отшатнуться. Просьба об убежище была, фактически, лишь первым шагом – он был весьма заинтересован в более тесном союзе с Селестией, которая, похоже, не только была на одном уровне силы с Королевой Фэйри, но и находилась с ними в достаточно хороших отношениях; но и возможность создания таких убежищ была не менее важна.

– Я узнал, что вроде бы уязвимые человеческие дети уже посещали Эквестрию, причём без трансформации. И вернулись в гораздо лучшем состоянии.

– А, вы об этом… – сказала Спаркл. – Да, у нас были подобные случаи. Однако это происходило, когда пони были… под другой властью.

– Мы были под чем? – спросила Дэш.

– Ну как же, – сказала она. – Ты разве не читал «Историю Долины Снов»?.. А, забудь. Это было давным-давно, мистер Марконе… Если было вообще.

– Давным-давно?.. – медленно повторил он. – Это было меньше месяца назад. Молли только окончила колледж. Я говорил с ней в прошлом месяце.

Спаркл заморгала, уставившись на него.

– Это было более тысячи лет назад, ещё до того, как принцесса Луна была отправлена в Великое Изгнание.

Марконе повернулся к Гард, сузив глаза.

– Вы ведь сказали, что при этом не будет опасной разницы в скорости течения времени.

– Что ж, это оказалось ошибкой, – сказала она, поставив на пол все восемь пони-ног. – Тем не менее, градиент энтропии между двумя вселенными вызвал колебания в соотношении времён и, до недавнего времени, неравномерность внутреннего календаря Эквестрии создавала большие расхождения, скорее всего и бывшие причиной этого эффекта ускорения. Но теперь, когда силы Ночи и Зимы восстановились, этот мир движется в основном синхронно с Землёй. Здесь вы будете медленнее стареть из-за меньшей энтропии, но ваше внутреннее чувство времени должно оставаться более-менее совпадающим с земным.

Спаркл уставилась на неё широко раскрытыми глазами.

– Это удивительно! Так вот почему у нас стало больше визитёров после возвращения Луны!

– Я не эксперт, – ответила Гард. – Но если вас так интересует теория времени, то в вашей деревне как раз есть знаток в этой области, наверняка готовый взять вас в ученики. Уверена, что сейчас он называет себя Доктор Ктопыто.

Спаркл моргнула

– Что? Он учёный? Но он же…

– Твайлайт! – зашипела Рэрити. – Не отвлекайся! Наука подождёт.

– Верно, – сказала Твайлайт, и склонила голову, пригладив розовую полоску в гриве. – Боюсь, мистер Марконе, что случившееся до воцарения принцессы Селестии не имеет никакого значения. Эквестрия в нынешнем виде физически неприемлема для людей вроде вас и, подозреваю, не без оснований. Из того, что я прочитала о вашем мире, легко понять, почему вам так хочется создать здесь убежище… но я не уверена, что Эквестрия что-то выиграет от подобного вмешательства. Мы можем быть невинны по сравнению с вами, барон, но не думайте, что мы наивны.

Марконе несколько раз провёл когтями по столу, вызывая скрежет и скрип дерева.

– Я не собирался вас обманывать, мисс Спаркл. Земля может быть страшным местом, особенно по сравнению с вашим миром, и я бывал среди различных ужасов. Но я считаю, что в этом мире есть и столь замечательные вещи, которые даже вы сочтёте заслуживающими внимания, – он посмотрел ей в глаза. – Если это поможет вам определиться, могу ли я пригласить всю вашу команду нанести ответный визит в мой дом и увидеть всё своими глазами? Может быть, вы даже встретитесь с кем-то из тех детей, которым я пытаюсь помочь.

Спаркл откинулась на спинку стула, явно удивлённая:

– Я… должна получить разрешение от принцессы.

Дэш насмешливо фыркнула, Твайлайт уставилась на неё.

– Чего? – спросила та, состроив преувеличенно невинное выражение лица. – Ты знаешь принцессу гораздо дольше нас. На что поспорим…

– Мистер Марконе, – сладкоречиво прервала её Рэрити. – Можете ли вы сказать, что из визита к вам можно будет извлечь какие-то уроки Дружбы? Или, может быть, Честности? Доброты, Смеха, Щедрости, Верности? Или Ма…

– А-а-а… – Марконе задумался, порядком удивлённый их реакцией и собственным инстинктивным желанием ответить «да» на этот вопрос.

Дэш пробормотала что-то насчёт троллей.

И тут Спаркл крикнула, перекрывая все разговоры:

– Прекратить!

Все уставились на неё, даже Гард. Твайлайт постучала копытцами друг о друга и, чуть покраснев, предложила:

– Э… Давайте прервёмся на обед и личные разговоры? Скажем, на час.

****

Через некоторое время.

Гарри Дрезден шагал по штаб-квартире Джонни Марконе, проигнорировав Гард, приветственно помахавшую ему. Он наконец смирился с тем, что, сделав Марконе Бароном Чикаго, позволил ему… нет, лучше не продолжать.. С другой стороны, он быстро оценил лёгкий доступ к более широкому спектру ресурсов, чем до сих пор требовались. И Марконе, похоже, настроен весьма оптимистично насчёт обеспечения долговременной защиты для группы подменышей, которых он сейчас укрывал в резервном убежище.

Хорошее настроение продержалось до тех пор, пока он не шагнул за дверь и не обнаружил, что Марконе не один.

– Джон, – сказал он. – Откуда в вашем офисе кучка говорящих пони?

Комментарии (0)

Авторизуйтесь для отправки комментария.
...