Флаттервшоке

Твайлайт Спаркл узнаёт о личной жизни Флаттершай чуть больше, чем ей самой хотелось бы. Флаттершай не может выдержать смущения и каменеет от стыда. Теперь для того, чтобы вернуть пегасочку к жизни, её друзья должны сделать нечто такое, о чём и говорить потом будет нельзя.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Принцесса Миаморе Каденца Шайнинг Армор

Последнее сияние фиолетовой звезды

Попробуй увидеть себя лежащей в грязи, неспособной втянуть воздух ртом, булькающим от непрекращающегося потока крови, и ощущающей как глубоко в сердце гаснет последняя искра надежды. В один прекрасный день на Твайлайт напал убийца. Раненая и обессиленная, чувствуя близкое и предмогильное дыхание смерти, ей предстоит вспомнить свое ужасное прошлое. Только от нее зависит, переживет ли она этот день... События фанфика разворачиваются после самого начала 7 сезона сериала.

Твайлайт Спаркл Принцесса Луна ОС - пони

Незаконный транзит

Новелла повествует о сухой, мрачной жизни обычного работника компании, занимающейся торговыми договорами и транспортировкой разной продукции – Спарклин Кейборд. Страдающая от депрессивного одиночества, ограниченности интересов и флегматизма, она ведёт самую обычную жизнь и чаще всего наблюдает за тем, что происходит вокруг неё. Она убеждена в своих мировоззрениях и не видит всей сказочности, которая является всего лишь преградой на пути к истине. С болью в душе Спарк покидает свою родную деревушку и едет в столицу в поисках лучшей жизни и по пути встречает нового знакомого. Альтер Лоудер, она же Коблер — одна из представительниц ярых экстремистов с неестественными для других пони взглядами. Лоуд уверена в том, что миру необходима генеральная «перестройка» и чтобы помочь в этом Спарк должна провести транзит через границы нескольких королевств некий груз.

ОС - пони

Дружба это бюрократия: брачные законы

Кризалис была выброшена из Кантерлота любовью Шайнинг Армора и Кейденс друг к другу. Но она еще не проиграла - у нее есть секретное оружие против них. Оружие, которое доступно лишь древнему, пожирающему любовь существу с живым умом и армией шпионов...

Принцесса Селестия Кризалис Принцесса Миаморе Каденца Шайнинг Армор

Стардаст

Разлученная с друзьями и плененная посреди войны, Твайлайт должна справиться с кошмарами своего пребывания на "Земле", а также с угрозами, которые несут ее обитатели, видящие в ней врага. Сможет ли она преодолеть свои страхи и страхи своих пленителей? Будет ли помощь своенравной единорожки для "людей" благом или проклятием? И, самое главное, отыщет ли она дорогу домой?

Твайлайт Спаркл Человеки

Спасительница души в лиминальности

Эквестрия столкнулась с удивительным светом. Здесь никогда не было войн. И пони здесь ничем не болеют. И всё постоянно хорошо. Так почему в Эквестрии почти никого не осталось? Что в конце коридора? И самое главное - что будет, когда плёнка закончится?

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек ОС - пони

"Под Откос или Поезд Вне Расписания 2"

Мой Рассказ про Почтальона Дёрпи Хувз,которая одним Мартовским днём должна была доставить письма к другому городу в Эквестрии на поезде,но что-то пошло не так...

Дерпи Хувз

Конец или начало

Конец. Учебного года. Свити Белль ожидает неожиданность.

Рэрити Эплблум Скуталу Свити Белл

Вприпрыжку к успеху

За всю историю Эквестрии не было никого богаче Пинки Пай. В чём же секрет её успеха? Она понятия не имеет.

Твайлайт Спаркл Пинки Пай Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони Мундансер

Ламповые посиделки. История Эквестрии. Лекция №5 – Первое вторжение Дискорда

К сожалению, по техническим причинам аудиозапись этой лекции была утрачена. Всё, что у нас осталось – магическая стенограмма. Поэтому сегодня запись лекции выложена в текстовом виде. Общественное Радио Понивилля просит прощения у всех слушателей за эту досадную накладку. Впредь мы будем внимательнее с бэкапами.

Другие пони Дискорд

Автор рисунка: BonesWolbach
Глава шестая. Слишком много неожиданностей Глава восьмая. Червь

Глава седьмая. Разговоры

— Ох ты ж... Какой чувствительный, а еще Летун...

 — Твист! Твист, чтоб тебя! Пообещай, что ты не будешь убегать, и мы отвяжем тебя от стула!

 — Ты что, не видишь, они оба в шоке?!

 — Ну, я бы тоже был в шоке, если бы меня подвели к окну, а я увидел там дохлый труп мертвого себя!

 — Эх ты, я в твои годы...

Так препирались Химик и Бамбук, приводя в чувство слабо дрыгающегося Филина и одновременно успокаивая Твиста.

 — Э-эй, народ, — внезапно спокойным голосом потребовал Твист, — отвалите вы от него. Сам очнется.

 — С чего это вдруг ты успокоился? Еще с минуту назад ты выглядел как пациент психиатрического отсека лазарета! — взвизгнул Бамбук. — И тут такое спокойствие?

 — Да. В конце концов, действительно, не стоит так дергаться. Ну, труп и труп... — при этих словах трехногий снова побледнел. — В конце концов, я-то живой и здоровый. Меня в этом убеждает то, что я голоден, веревки слишком сильно стягивают меня, а вы со мной разговариваете. Может, первые два пункта необязательны, а?

 — Ладно, — вздохнул Химик. — Мы тебя и накормим, и отвяжем. В обратном порядке, естественно.

 — И о нем подумайте, — кивнул в сторону Филина Твист. — Все таки и правда долго он без сознания лежит.

 — Я уже пару минут как пришел в сознание, — сварливо сообщил голос за их спинами. — И слушаю тут вас в абсолютно адекватном состоянии. И, между прочим, не надо тут мне про мои нервы рассказывать!

 — Если это не твои нервы, то с чего ты упал?! — возопил колясник. — И почему вы оба такие спокойные?!

 — Ну, начнем с того, что упасть в обморок — это у меня стандартная реакция в случае, если я чувствую сильный приступ... — Филин поднялся с пола. — Да, не скрою, я испугался того, что я там увидел. Я все-таки не ты, Химик, я там, — он неопределенно ткнул копытом куда-то вверх, — не работал.

 — Ты бы не напоминал, — по спине вожака пробежал холод. — Нет, молодец, что сам понял, но...

 — Эй, эй! О чем это вы? — влез неходячий. — Где это работал наш дорогой Химик?

 — Неважно! — одновременно сказали Химик и Филин. А Химик добавил: — ты бы лучше Твисту еды принес.

 — Ну ладно, ладно, принесу... — ворча, Бамбук выкатился из комнаты и вскоре принес поесть.

 — Ну... — протянул Твист.

 — Что тебе? — обиделся колясник. — Еду не ту привез? Ну, первое, что нашел. Кстати, Филин, если твои соседи завтра недосчитаются провизии — знай, я ни при чем. Наверное, это дело Дискорда.

Фидин хмыкнул, пораженный и развеселенный наглостью Бамбука, о которой он каждый раз забывал, а Твист продолжил:

 — Нет, просто вы обещали меня развязать.


— А теперь — подробно расскажи, почему ты сбежал! — потребовал неходячий. На этот момент все уже были спокойны: Химик просто забыл о трупе за окном, Твист старательно выкинул это из головы, Бамбук отреагировал как всегда — с удивлением и бех страха, а Филин обдумал это и решил, что бояться нечего.

 — Ну... — Твист сгорбился. — Знаешь, я не хотел уходить отсюда. Это вся причина. Я уже был во многих больницах и интернатах... Только здесь я почувствовал себя нормально.

 — А ты НА ВСЕ СТО ПРОЦЕНТОВ уверен, что тебя никто не просил остаться? — вкрадчиво спросил Бамбук. — А то всякое бывает, знаешь ли... Меня вот однажды Дискорд размером с карандаш навестил и сказал, чтоб я срочно копал подземный ход отсюда... Но я его грубо послал.

 — Бамбук, если ты забыл, то это было на праздновании твоего дня рождения, — сдержанно напомнил Химик. — Тебе исполнялось... Сколько там... Черт возьми, ты все равно всегда выглядел на шестнадцать, сколько я тебя помню, а значит, тебе не меньше двадцати двух... Ну, в общем, день рождения и тогда ты... перебрал.

 — О, вот оно как! — Филин хихикнул. — Он у вас, оказывается, не только маньяк и изобретатель, прославленный наряду с Лосем и, — Филин возвел глаза к потолку, — Дроном, а еще и алкоголик! Это меня удивляет.

 — Ладно, — ничуть не смутился Бамбук. — Согласен. Так вот, Твист, тебя-то никто так вот не убеждал?

 — Нет... Насколько я помню. — Твист потер лоб. — Вроде что-то и вспоминается, а что — не в курсе...

 — Слушай, если сначала ты остаешься в Доме, а потом мы находим оборотней, которые выглядят как ты — на мой взгляд, это повод для размышлений! — грозно вращая глазами, рявкнул Бамбук. — А учитывая то, что ты не из тех, которые могли бы на самом деле остаться в Доме вопреки всему... ладно, признаю — не из тех, кто мог бы так топорно это устроить, то скорее всего у кого-то здесь проблемы с памятью!

 — Возможно... — Твист наморщил лоб. — Но я не могу вспомнить никаких странностей. Все как обычно! Ну, я имею в виду — в плане мыслей. Никто меня не заставлял делать что-то, оставаться в доме, бежать из него, что угодно. Я все делал по собственной воле.

 — А вот это, дорогой мой друг, еще не факт! Опытный гипнотизер может что угодно. А еще кто-то — например, оборотень — может притворяться любым дорогим тебе пони... и заставить тебя сделать что-нибудь. Намеками, полунамеками... А ты и не поймешь, что выполняешь его волю!

 — Твист, ты часом с кем-то, подозрительно напоминающим Грифон, не общался? — осведомился Филин. — Нет, я вполне серьезно. Если да — то скажи, а я спрошу у нее, разговаривала ли она с тобой.

 — И это ничего не даст! — азартно воскликнул Бамбук. — Ведь к ней тоже мог прийти оборотень в виде Твиста и говорить с ней!

 — А мы у нее про место встречи спросим, — мрачно ухмыляясь, предложил Летун. — И если они не сойдутся — пойдем бить морды местным упырям... И не только упырям...

 — Точно! Вот, смотри, какой у меня кастет!

 — Зачем тебе кастет? Ты же с нами пойти не можешь!

 — Ничего, меня Химик понесет, а там уж я...

Увидев, что Бамбук и Филин разговорились, Химик вздохнул и обратился к Твисту:

 — С тобой говорил кто-нибудь? Или даже она!

 — Нет, — покачал головой Твист. — Я помню, что сам принял решение.

Видно было, что Твист, хочет что-то спросить. Химик проворчал:

 — Ну, спрашивай уже, облегчи душу.

 — Ну... — Твист замялся, — я хочу спросить... А где ты все же работал?

Вожак Седьмой показал куда-то вверх. Твист проследил направление и, побледнев, спросил:

 — Ф-фабрика?.. Это не сказки?

 — Нет, не фабрика. Я не уверен, что она существует. Но, — последние слова Химик сказал совсем уж тихо, — я не уверен, что мое место работы было хоть чем-то лучше. Скорее еще хуже.

И он замолчал.