Грань миров

Мрачный рассказ о том, что некоторых секретов лучше не знать.

Твайлайт Спаркл Пинки Пай

Джон Эппл "Медовая долька"

Пожилой фермер Джон Эппл пострадал от несчастного случая с одной из своих лошадей и столкнулся с тягостной перспективой хронических болей в спине до конца своих лет и невозможностью трудиться на ферме, которая была смыслом его жизни. Одинокий мужчина, без жены и детей, а теперь ещё и не способный работать, он решает покончить со всем этим. Но что это, он всё ещё жив? И почему очнулся в лошадином теле? Почему другие лошади могут говорить с ним и называют его своим отцом? И как сказать им правду?

Эплджек Эплблум Биг Макинтош Грэнни Смит ОС - пони Человеки

Сила двух Сердец. Часть 1.

Эпплджек встречает странную пони.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Луна Другие пони ОС - пони Человеки

Секрет

Фанфик про Dead Space. Кто не играл, наверное тоже поймёт)

Пинки Пай

Откровенные истории Эквестрийской Пустоши

Настала полночь, дети мои! А значит пришло время рубрики “хлюпающих историй” и ее бессменного ведущего Dj-Pon3! Жеребятам рекомендуется срочно выключить радио и идти баиньки. И помните, вы всегда можете прислать нам новую историю – мы принимаем бумажные письма, диктофонные записи и шары памяти. Кто-то может счесть их выдумкой, но на этой волне я всегда говорю вам правду, какой бы горькой она не была.

ОС - пони

Опус №8 "Мелодический"

Октавия попадает в рассказ, написанный о ней же одержимым ею брони-фанатом. Ей предстоит сохранить собственное "я" и попытаться отыскать дорогу домой.

Октавия Человеки

Невозможная книга

Однажды принцесса Селестия послала Твайлайт Спаркл в дальние южные провинции Эквестрии для изучения местных культурных традиций. Принцесса хотела, чтобы её ученица отдохнула и улучшила свои навыки общения с другими пони. Твайлайт так увлеклась некоторыми аспектами древней истории, что, вернувшись, тут же пропала в архивах кантерлотской библиотеки и обнаружила там нечто — книгу, которая чуть было не погубила её.

Твайлайт Спаркл Спайк Принцесса Селестия

Великая Война: Битва за Сталлионград

Родина Революции переживает тяжелые времена. Не так давно, в Сталлионграде закончились партийные чистки, и с завершением коллективизации, был преодолен голод в стране. Но на этом, беды не закончились. Кризалис и ее постоянно растущая армия чейнджлингов, подчинила своей воле страны оленей и медведей. А вскоре, ее амбиции коснулись и остального Эквуса. Вторжение чейнджлингов в Эквестрию, было лишь вопросом времени, но никто не мог сказать когда именно это произойдет. Хоть принцесса Селестия и начала финансирование армии, и предпринимались попытки строить укрепления на границе, этого все равно оказалось мало. Эквестрия не готова была к войне. В короткие сроки, армия чейнджлингов прошлась по Эквестрии и ее союзнику, Кристальной Империи, а после подступает к границам Северяны. Народу Сталлионграда понадобиться все свое мужество и упорство, чтобы суметь выдержать натиск военной силы, которой на континенте не видели тысячелетия. Судьба всего Эквуса решиться на землях Северяны.

ОС - пони Марбл Пай Чейнджлинги

Хаос, лишь Хаос и ничего, кроме Хаоса

Твайлайт считает, что Дискорд — это зачарованный Старсвирл Бородатый. Дискорд с такой точкой зрения не согласен.

Твайлайт Спаркл Дискорд

Изгнание

Быть принцессой-аликорном не так просто, как рисуют в мультфильмах для девочек...

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна

Автор рисунка: BonesWolbach
Щедрость Доброта

Магия

О поступках и их последствиях.

Глава 5. Магия.

— Тётушка Дэш? Тебе лучше выйти наружу. — Голос Эппл Спраута странно дрогнул.

— Да? — ответила Рэйнбоу. — Зачем?

— Рэрити здесь и хочет тебя увидеть.

Рэйнбоу Дэш подняла бровь.

— Почему она не в больнице?

Эппл Спраут открыл рот, чтобы ответить, но не произнес ни слова.

Рэйнбоу закатила глаза.

 — Что ж, хорошо. — она миновала Эппл Спраута и вышла из дома.

От увиденного на улице у неё перехватило дыхание. Рэрити скакала среди голых яблонь на гибких, мускулистых ногах, белее, чем тонкая корка снега под её копытами. На её лице было такое ликующее выражение, какого Рэйнбоу Дэш не видела с тех пор... в общем, никогда. Пара мраморного цвета крыльев была аккуратно сложена по бокам.

Рэйнбоу радостно завизжала и бросилась ей навстречу. Рэрити повернулась к ней и воскликнула в ответ. Походка её была шаткой из-за долгой неподвижности, но, несмотря ни на что, она быстро рванула вперёд.

Как только они встретились, Рэйнбоу Дэш прыгнула и заключила подругу в горячие объятия. Рэрити потеряла и без того хрупкое равновесие, и они обе рухнули на землю. Рэйнбоу Дэш вцепилась в белоснежного аликорна изо всех сил и уткнулась мордочкой в плечо, смеясь, пока не потекли слезы. Они катались по мерзлой траве, визжа и хихикая, словно жеребята. Прошло несколько минут, прежде чем они отстранились друг от друга. Рэйнбоу сумела взять себя в копыта, в то время как Рэрити вскочила на свои. Сияющая шёрстка была испачкана грязью и снегом, но кажется, сейчас это совсем её не волновало.

— Потрясно! — Рэйнбоу Дэш справилась с собой. — Ты выглядишь ... потрясно.

Тело Рэрити могло бы принадлежать спортсмену. Рог стал длиннее и тоньше, но казался более твердым и реальным, чем раньше. И эти крылья. Солнце и Луна, эти крылья. Они были изящными, мощными, гладкими... даже в молодости Рэйнбоу Дэш всё бы отдала за такие крылья.

— Я знаю! — сказала Рэрити. — Ты видела, как я бежала? Звезды и рыбёшки, я могу бегать!

— Бег — это хорошо. — Усмехнулась Рэйнбоу Дэш. — А ты пыталась летать?

— Научи меня, как! — Рэрити прыгала с ноги на ногу. — Покажи мне, покажи мне, покажи мне!

— Да нечему тут учить! Ты просто расправляешь свои крылья и ну, знаешь, летишь.

Едва она это сказала, Рэрити ринулась прочь, вздымая копытами снег и набирая скорость. Она расправила крылья и прыгнула в небо.

Полет этот был недолгим. Она взмахнула крыльями всего один раз, но это только отправило её в дикий крен. Спустя несколько мгновений Рэрити врезалась плечом в землю.

Рэйнбоу бросилась к ней.

— Ух ты! Ты там в порядке?

— Да! Я в порядке! — Рэрити громко рассмеялась. — Я упала, но я в порядке!

— Полёт требует некоторого привыкания. — Сказала Твайлайт. Рэйнбоу Дэш подпрыгнула, когда услышала это; она была так сосредоточена на Рэрити, что даже не заметила фиолетового аликорна. — Очень скоро у тебя всё получится. Так было со мной.

— О, — сказала Рэйнбоу. — Привет.

Они стояли лицом к лицу. Рэйнбоу начала было говорить, но потом оборвала свою речь. Взгляд Твайлайт метался между лицом Рэйнбоу Дэш и её копытами. Наконец пегаска нарушила молчание.

— Спасибо. — сказала она.

— Ты следующая. — ответила Твайлайт.

Рэйнбоу Дэш опешила.

 — Ты уверена?

— Ну, вот почему мы сразу же пришли сюда из бутика Карусель. Но если у тебя возникли какие-то другие мысли…

— Вовсе нет! — перебила Рэйнбоу. — Я просто удивлена. Подумала, что даже если ты приняла решение, то не будешь спешить, верно?

Твайлайт вздохнула.

 — В этом нет никакого смысла. Если я ошиблась, то уже слишком поздно, чтобы вернуть всё назад.

— Ты не ошиблись. — сказала Рэйнбоу Дэш. — Да ладно тебе, Твайлайт, только взгляни на неё.

Рэрити встала и отряхнулась, сбросив остатки льда и грязи.

— Я должна предупредить тебя, что превращение — не самая легкая задача. У нас это заняло достаточно много времени.

Твайлайт кивнула.

— Девятнадцать часов, если быть точным. Справится с Шестью Элементами слишком сложно для одного пони.

— Ну что ж, — сказала Рэйнбоу Дэш. — я думаю, нам лучше начать поскорее.

Через несколько минут Твайлайт стояла рядом с кроватью Рэйнбоу. Дверь была плотно закрыта, а Рэрити стояла снаружи, чтобы убедиться, что никто из Эпплов их не потревожит. Рэйнбоу Дэш лежала на кровати, свесив с неё передние ноги. Твайлайт искала способ нарушить затянувшееся молчание, но ничего не могла придумать.

— Я должна спросить, — сказала Рэйнбоу. — Почему ты это делаешь для меня? Только не пойми меня неправильно, я очень рада. Просто думала, что ты здорово зла на меня.

— Ну, да, это так. — ответила Твайлайт. — Я пыталась достучаться до тебя снова и снова, и каждый раз ты просто использовала это как возможность для нанесения мне нового удара. И я планирую потратить некоторое время, очень громко крича о том, какая ты ужасная пони. Просто я не ненавижу тебя настолько, чтобы хотеть ну, понимаешь, твоей смерти.

— Я понимаю. Спасибо, если это имеет хоть какое-то значение. — кивнула Рэйнбоу.

Твайлайт не хотела сейчас размышлять над этим.

— Давай просто сосредоточимся на нашей задаче, хорошо? Закрой глаза и глубоко дыши. — когда она это сделала, Твайлайт продолжила. — Постарайся расслабиться. У нас нет шести Носителей Элементов, так что твой разум должен быть особенно стабильным. Сосредоточься на своей магии пегаса, которую ты используешь для управления погодой.

Крылья Рэйнбоу дернулись несколько раз.

— Я сосредоточена, — сказала она. — И что теперь?

— Теперь я использую заклинание слияния разумов. Это создаст канал между нами. Я использую его, чтобы направить в тебя силу Элементов, так же, как я делала это, когда мы использовали их все вместе. Ты должна будешь... ну, в общем, ты сама поймешь. — Твайлайт никогда не рассказывала о внутреннем диалоге, или, возможно видениях, которые сопровождали её трансформацию. — Я не знаю, насколько я смогу помочь с этой частью. Ты готова?

Ухмылка расползлась по лицу Рэйнбоу Дэш.

— Готова.

— Хорошо, — сказала Твайлайт. — Приступим.

— Она сотворила заклинание слияния, связывая собственное сознание с сознанием Рэйнбоу Дэш. Она коснулась оболочки разума другой пони, напряженного, ровного фасада решимости и надежды, и погрузилась ещё ниже.

Твайлайт отшатнулась. Проникновение под горящую презрением поверхность разума Рэйнбоу было похоже на погружение в бассейн с теплой липкой грязью. Она чуть не прервала связь чисто рефлекторно, но всё-таки смогла её сохранить. Задача была слишком важна, чтобы допустить промах. Когда Твайлайт сориентировалась, то поняла, что она сама была объектом отвращения для Рэйнбоу Дэш. Она знала, что та была недовольна ей, но глубина всего этого ... Твайлайт никогда в жизни не испытывала даже половины той ненависти, что пронизывала все её существо.

Твайлайт попыталась вытолкнуть это из своего разума. Нужно закончить начатое. Она сосредоточилась на каждом Элементе по очереди, высвобождая их силу и надежно держа её в запасе. Магию призывать было так же просто, как дышать. Со Щедростью было труднее, и она должна была держать оба Элемента активированными, сосредоточившись на вызове Доброты. Несколько часов спустя, когда она перешла к Верности, то почувствовала каждую мысль Рэйнбоу Дэш. А также всё ещё едва сдерживаемое презрение. Твайлайт знала, как интегрировать всё свои эмоции в магию, но это знание оказалось бесполезным при использовании чужих эмоций. Она знала, что Рэйнбоу Дэш ощущает её дискомфорт. Пегаска старалась не думать о ней с отвращением, но это достаточно предсказуемо выдвинуло такие мысли на передний план. Твайлайт не могла удержаться от сосредоточения на Рэйнбоу Дэш, фокусировавшей свою злобу на ней. Контроль ослабел, и она потеряла нить своей магии.

Твайлайт открыла глаза.

— Мне очень жаль, — сказала она. — Я не могу этого сделать. Эм, твои чувства по отношению ко мне слишком отвлекают. Думаю, тебе лучше попросить Рэрити об этом.

— Я поняла, — сказала Рэйнбоу. Бусинки пота выступили на её мордочке. — Если бы я была тобой, то думаю, что тоже не хотела бы видеть меня в своей голове.

Твайлайт сглотнула.

— Я понятия не имела, что ты чувствовала такую ... ненависть.

Рэйнбоу Дэш старалась не смотреть на неё.

 — Послушай, я хочу быть добра к тебе прямо сейчас. Ты только что спасла Рэрити, и пыталась спасти меня. Это важно. Действительно важно. Но если ты уже прочла мои мысли, то да, ты убила Флаттершай. Может быть, я не думала об этом всё время, и пытаюсь не думать сейчас, но это чувство всё ещё там, во мне. Оно не собирается уходить, и на самом деле, я не думаю, что хочу этого. — после того, что она услышала в голосе Рэйнбоу, Твайлайт был рада, что не смотрела ей в глаза.

Она сменила тему.

— Это может занять больше времени, если Рэрити применит заклинание вместо меня, но она должна быть способна на это. Сейчас у неё должно хватить сил, чтобы призвать все шесть Элементов, думаю, трудностей с заклинанием слияния разумов не возникнет.

— Круто. — Рэйнбоу Дэш села. — Что ж, спасибо, что попыталась. Я попрошу её завтра, когда она немного пообвыкнет.

Твайлайт стояла на заиндевевшей траве, наблюдая, как её друзья парят над головой. Рэрити закладывала виражи, следуя за Рэйнбоу Дэш, соперничая со старой пегаской в скорости, если не в грации. Рэйнбоу настояла на том, чтобы учить её летать, и хотя обучение состояло в основном из чистого примера, без каких-либо словесных инструкций, но Рэрити, кажется, действительно училась. Важнее было то, что обе пони наслаждались жизнью, судя по их крикам и смеху.

Боковым зрением Твайлайт заметила настоящее буйство красок, когда Принцесса Кэденс подошла к ней.

— Ох, Твайлайт Спаркл. — голос её был полон ужасного разочарования. — Что ты наделала?

— То, что должна была сделать давным-давно. — Твайлайт не могла оторвать глаз от играющих друзей. Каким-то образом ей удалось сохранить твердость голоса.

— Я прибыла, чтобы навестить Рэрити. Когда врачи сказали мне, что случилось, я не хотела им верить.

— Мне жаль, — сказала Твайлайт. А затем, задумавшись на секунду: — Нет, на самом деле, нет. Все пони должны стать такими. Ты не можешь сказать мне, что это было ошибкой, увидев, как она счастлива.

— Это самая большая ошибка из всех, что пони совершили за тысячу лет. Ты прекрасно это знаешь, Твайлайт. Ты знаешь, что всё не так просто, как нам хотелось бы. А я не знаю, что мне сказать Селестии.

Твайлайт поморщилась. Она старалась не думать о Принцессе Селестии.

— Пожалуйста, не надо, — сказала она мягко. — Она должна услышать об этом от меня.

— Тогда почему ты ей ничего не сказала?

— Это трудно. Пожалуйста, просто дай мне время. Я хочу сделать всё правильно. Поверь мне.

Кэденс вырыла канавку в снегу передним копытом.

— Твой брат дал бы тебе шанс. Я пытаюсь быть похожей на него. — её лицо ожесточилось. — Но не в этот раз. Ты потеряла мое доверие. Мы отдали так много, чтобы этого не произошло, а ты отшвырнула всё это прочь. Ради него, я дам тебе один день, но не более. Признайся Селестии во всём и прими на себя ответственность за содеянное. Я скажу ей завтра. Если ты хочешь сделать это сама, поторопись.

— Спасибо. — Твайлайт никак не могла придумать, что ещё можно сказать.

Кэденс таращилась на неё несколько долгих секунд с полуоткрытым ртом.

— Иногда я забываю, как ты молода, — сказала она. — Селестия переубедит тебя. Не натвори чего-нибудь безумного до этого. — аликорн исчезла в магической вспышке.

Твайлайт посмотрела вверх. Похоже, её друзья были слишком поглощены акробатикой, чтобы заметить прибытие Кэденс. Они взмывали по спирали всё выше и выше. Твайлайт попыталась вернуться к наблюдению за ними, но мысли вертелись вокруг Принцессы Селестии. Как объяснить ей это? Она должна заставить Селестию понять. Если же нет... если нет…

— Вуу-ху! Так держать, Рэрити! — неожиданно близко раздался голос Рэйнбоу Дэш. — Твайлайт! Эй, Твайлайт! — Рэйнбоу снизилась и зависла перед ней. — Ты видела это?

— Что? — сказала Твайлайт. — Нет, извини.

— Это было просто великолепно! — Рэрити уже может пикировать быстрее, чем я. То есть, она быстрее, чем я! Она делает это так легко.

Рэрити спустилась, паря более или менее рядом с Рэйнбоу Дэш.

— Внешность может быть обманчива, дорогая. Я чувствую себя так, словно эти новые крылья сейчас отвалятся.

— Я очень устала, — сказала Рэйнбоу. — Давай продолжим завтра, после того, как ты сделаешь меня принцессой.

— Минуточку, — сказал Санстоун. — Мама превращает её в принцессу?

Твайлайт кивнула.

— Они будут заняты некоторое время. Трансформация может занять целый день, а то и больше.

Центр Стейж стоял в оцепенении. Все менялось так быстро, что он едва мог осознать произошедшее. Ему по-прежнему было трудно поверить, что его жена стала принцессой. Принцесса должна была быть недостижимым образцом мудрости и изящества, но никак не пони, которая делала вид, что ей нравится его стряпня, и храпящей, словно лесопилка.

— Хорошо, — сказал Санстоун. — Она превращает мисс Дэш в принцессу?

— Да. — Твайлайт нахмурила лоб. — Это проблема?

— Ну, — ответил Центр Стейж. — Она не особо похожа на принцессу. Я не могу представить себе её, носящей диадему и вершащей правосудие.

Твайлайт покачала головой.

— Дело не в этом. Причина в бессмертии. Я хочу убедиться, что она не умрет, вот и всё.

— Всё? Вечная молодость тоже кажется довольно привлекательной.

— Вы знаете, что я имею в виду. Речь идет о физической и магической трансформации, а не о социальном статусе. И из-за этого я не планирую останавливаться на Рэйнбоу Дэш. Я превращу в аликорна любого, кто этого захочет. Начиная с вас двоих.

Мозг Центр Стейжа попытался обработать поступившую информацию, но потерпел с этим полное фиаско.

— Что? — сказал Санстоун.

— Ты слышал меня. Вы станете такими же, как Рэрити и я. Вы сможете жить вечно, как и все остальные в Понивилле. И во всей Эквестрии.

Санстоун выглядел озадаченным.

— Что заставило Принцессу Селестию передумать?

— Хм. — Твайлайт потерла шею копытом. — Я, вероятно, буду делать это не с её благословения.

Санстоун побледнел.

— Вы не могли так поступить.

— Но я поступила! Мне пришлось! Я думала, ты хочешь, чтобы я сделала это.

— Полагаю, — сказал Санстоун. — Я не знаю! Я рад, что вы спасли маму. Но ... все пони, везде? Это заходит слишком далеко.

— Почему? — Каждая пони — это мать для кого-то, или сестра, или сын, или ещё кто-нибудь. Как это может быть правильно для Рэрити, но неправильно для других?

Санстоун задумался.

— Мне кажется это подходит только для особенных пони. Мама — одна из них. Она — Элемент Щедрости. А кто я? Просто обычный пони.

— Хм. По какой-то причине я никогда не думал, что ты просто обычный пони. — заметил Центр Стейж.

Твайлайт вздохнула.

— Я не хочу заставлять вас делать что-либо. Это ваш выбор, так что, если вы захотите...

— Ну, — сказал Центр Стейж. — Я мог бы…

— Папа! — Санстоун бросил на него острый взгляд.

— Эмм, по крайней мере, стоит над этим подумать, — сказал Центр Стейж. — Не каждый день получаешь подобное предложение.

Рэйнбоу Дэш лежала на шезлонге в гостиной Рэрити. Подушки были неприятно мягкими, а в комнате всё ещё витал запах больницы. Рэйнбоу вспомнила, какой слабой была Рэрити, когда они были в этой комнате в прошлый раз. Они были одни, Твайлайт вместе с семьей Рэрити ждали снаружи.

 — Ну, так на что похоже превращение в принцессу? — спросила Рэйнбоу. — Твайлайт объяснила мне, что произойдет, но не сказала мне, как это будет.

— Это сложно выразить словами. — ответила Рэрити, не переставая ходить по комнате. Рэйнбоу отметила, что после превращения её подруга не могла устоять на месте ни единой минуты. — Подготовка трудна и занимает довольно долгое время, но само преобразование идёт легко. Однако это всё равно довольно долго и изматывающе. Ты просто должна сосредоточиться на процессе, пока я буду плести заклинание.

Рэйнбоу Дэш кивнула.

 — Ты уверена, что сможешь использовать это заклинание после того как, ну… стала тем, кто ты сейчас?

— Конечно, да и не только его. Раньше я не была особа сильна в магии, но сегодня я уверена, что смогу превзойти любого единорога. А теперь, если позволишь…

— Да! Давай уже покончим с этим.

Вокруг рога Рэрити возникло яркое сияние. Уже второй раз за два дня Рэйнбоу Дэш почувствовала чужой разум. Мысли и эмоции Рэрити перемешались с её собственными так, что трудно было понять, где заканчивалась одни и начиналась другие. Разум Твайлайт был похож на запутанный клубок переживаний, тогда как Рэрити ощущалась искрящимся полем, полным радости от внезапного обретения новой силы.

Рэрити ушла в себя и сосредоточилась на медитации. Это весьма впечатлило Рэйнбоу Дэш, она даже не представляла, что Рэрити может быть такой. Пегаска последовала её примеру. Конечно, она никогда не смогла бы добиться такого самостоятельно, так что пришлось просто копировать действия подруги. Через несколько минут (или часов, она не могла точно сказать) Рэйнбоу Дэш почувствовала состояние полного покоя и сосредоточения.

— Отлично, первый шаг пройден. — Рэйнбоу потребовалось несколько секунд, чтобы понять, что она слышит голос Рэрити в реальном мире, так как слова прозвучали через половину удара сердца после того, как возникли в её голове — Теперь сосредоточься на своей погодной магии, она будет якорем для твоей души. Я покажу тебе, как это сделать.

Рэйнбоу Дэш почувствовала, что внимание аликорна переместилось на крылья, и попыталась сделать то же самое. Это оказалось на удивление трудно; Рэрити использовала пегасью магию с такой легкостью, какую Рэйнбоу и представить себе не могла. Несмотря на весь свой жизненный опыт, она чувствовала себя зеленым новичком, по сравнению с подругой. Потребовалось несколько попыток, но в итоге Рэйнбоу достигла степени концентрации, которая была признана удовлетворительной, потому что она почувствовала в своем сознании одобрение.

Разум Рэрити уходил всё дальше, следуя за магией на пути к глубинам подсознания. Рэйнбоу Дэш сосредоточила свои усилия на поддержании себя в таком же состоянии. Транс становился всё глубже, проводя их разумы мимо странных магических узоров, которые казались бессмысленными для пегаски.

Спустя непостижимое количество времени Рэйнбоу ощутила всплеск незнакомой энергии. Через некоторое время последовал второй, чем-то отличающийся от первого. Третьей волной была изначальная Верность. Они всё прибывали, четвёртая, пятая, и наконец, шестая. Ярко сияющая волна надвигалась на неё, мчась через канал, что связывал два разума, захлестнула и перевернула её несколько раз, утягивая всё дальше в подсознание, а затем…

Рэйнбоу Дэш поняла, что смотрит на две своих копии, одна из них была земной пони, а другая — единорогом. Она не могла понять, где находится. Возможно, это был грохочущий вагон в составе поезда, сад, находящийся под звездным небом, или гряда облаков. Почему-то это казалось совсем не важным.

 — Ну, что, — сказала Рэйнбоу Дэш. — Теперь мы должны использовать магию, чтобы стать одной пони?

— Не знаю, — сказала Рэйнбоу — единорог. — Не уверена, что хочу быть частью тебя.

— Хмм?

— Ну, мы же представляем элемент Верности, правильно? Но в последнее время мы были сплошной неприятностью для Твайлайт. Я не хочу быть такой.

— Эй, — сказала Рэйнбоу Дэш. — Я постараюсь быть настолько хорошей, насколько могу. В конце концов, она опринцессила Рэрити.

— Да, может быть, — ответила Рэйнбоу — единорог. — Но это просто терпение. Это не любовь. Это не дружба.

— Ох, да ладно, — сказала Рэйнбоу — земнопони. — Верность — это не значит быть хорошей для всех пони. Это, скорее, означает быть верным тем пони, которые это заслуживают. Твайлайт лишилась этого, когда убила Флаттершай. Мы скорее останемся верными именно Флаттершай. — она топнула копытом. — Твайлайт заслуженно лишилась нашей верности.

— Хоть Флаттершай и мертва, — сказала Рэйнбоу — единорог. — Есть пони, которым нужна наша верность. Твайлайт всё ещё рядом.

— Ну и что? — парировала Дэш — земнопони. — Мы по-прежнему должны оставаться верными Флаттершай. Это не включает в себя братание с пони, из-за которой она умерла.

— Постойте-ка, — сказала Рэйнбоу Дэш. — Я зла на Твайлайт, но не знаю, если говорить о верности... Флаттершай сказала мне, сказала нам… не важно, она просила не злиться на Твайлайт. Может быть, она была неправа, но это было её желанием.

Дэш — земнопони пожала плечами.

— Флаттершай никогда не уделяла достаточно внимания самой себе. Как мне кажется, это просто делает более важным то, что мы останемся верны ей. То есть, если она не собиралась делать что-либо для себя, значит, этим займется кто-нибудь другой.

— Ну, а что насчет Рэрити? — спросила Дэш — единорог. — Разве не имеет значения то, что Твайлайт сделала её бессмертной? Я не знаю, может ли что-нибудь восполнить смерть Флаттершай, но спасения Рэрити почти достаточно.

— Подождите-ка. — попросила Рэйнбоу Дэш, уже основательно запутавшись. — Как я должна объединить вас обоих, если вы говорите мне противоположные вещи?

Дэш — единорог пожала плечами.

— Не знаю. Я — это ты, помнишь? Не знаю, что ты делаешь не так.

— Да, — сказала Дэш — земнопони. — Может быть, ты должна выбрать, кто из нас прав.

— Нет. — Рэйнбоу Дэш шагнула вперед. — Вы обе правы, отчасти. Я не могу оставить Твайлайт. Возможно, я ненавижу её, но думаю, что она по-прежнему моя подруга. Я никогда не возненавидела бы её так сильно, если бы она ей не была. Если я брошу своего друга в такой напряженной ситуации, то поступлю не лучше, чем она. Но также я должна остаться верной Флаттершай, и не важно, что она мертва. Это очевидно. Я просто не знаю, как...

— Ну, — сказала Дэш — земнопони. — Чего хотела бы Флаттершай, если бы она была с нами? Что бы она сказала о том, что мы делаем?

— Она не хотела бы, чтобы я мстила. Это полностью противоположно тому, что она из себя представляла. Если я собираюсь оставаться верной Флаттершай, это значит, что я должна сосредоточиться на доброте. И полагаю, это означает, что я должна простить Твайлайт за то, что она сделала.

— Стоп, стоп, стоп! — взяла слово Дэш — земнопони. — Давай не будем сходить с ума. Нет никакого оправдания тому, что она сделала. Простить это … это… это невозможно!

— Правда? — сказала Рэйнбоу Дэш. — Я всё время делаю невозможное.

— Нам не нужно было бы прощать её, если бы она не сделала чего-то непростительного, — возразила Дэш — единорог. — Это и есть суть прощения.

— Да. — Рэйнбоу Дэш стиснула зубы. — То, что справедливо для Флаттершай, то же справедливо для Твайлайт, и это — то, что мы собираемся сделать. Она почувствовала что-то странное в глубине сознания, какое-то гармоничное давление, становящееся все сильней и сильней.

— Хорошо, — сказала Дэш — единорог. — Но чисто из любопытства, позволь спросить, что же справедливо для нас?

Другие бросили на неё скептичные взгляды.

— Кому какое дело? — ответила Дэш — земнопони.

— Нет никакой разницы. — добавила Рэйнбоу Дэш.

— Ну, — кивнула Дэш — единорог. — хорошо.

Они посмотрели друг на друга.

— Так, ммм... — Дэш — земнопони копнула копытом землю. — Договорились. Но как мы сделаем эту штуку, ну, слияние душ?

— На самом деле, я чувствую себя довольно забавно, — сказала Рэйнбоу Дэш. — Думаю, возможно, мы это только что сделали.

Давление в ее голове достигло апогея. Сначала был всплеск правоты и умиротворения, а затем она поняла, что смотрит тремя парами глаз.

— Ух ты! — сказали три голоса в унисон. — Странно.

Рэйнбоу Дэш расправила крылья, наблюдая это движение сразу с двух точек.

Три Рэйнбоу подошли на расстояние, достаточное для прикосновения. Пегас Дэш положила копыто на плечо Дэш — единорога. Внезапный разряд пробежал от хвоста до кончиков крыльев. Почему-то она никогда не замечала магию в мире вокруг, но теперь всё это было так очевидно. Она закрыла глаза. Магия висела в воздухе как туман, покрывала землю, как мох, вливалась в тело и собиралась вокруг основания её рога.
“Подождите-ка. Рог?”
Дэш — земнопони вышла вперед и дотронулась до Дэш — пегаса. Она ощущала себя устойчивой, цельной, могущественной. Чувствовала, как бьется сердце, как течёт кровь и работает печень. Она чувствовала каждую частичку себя, работающую в гармонии, чтобы поддерживать целое.

Когда Рэйнбоу Дэш открыла глаза, то увидела перед собой сияющую Рэрити.

— Поздравляю, дорогая.

Твайлайт стояла перед витриной бутика, любуясь украшениями Санстоуна. Очень скоро трансформация Рэйнбоу Дэш должна быть завершена, и им троим нужно будет определиться, что делать дальше. Однако она не могла перестать думать о том, куда направить теперь судьбу Эквестрии. Хотя пока что она просто хотела побыть пони, любующейся красивыми вещами.

Рэрити гарцующей походкой вошла в комнату.

— Угадай, что, Твайлайт! Мы закончили!

— Это невозможно, — сказала Твайлайт. — Вы были там всего три часа.

Рэйнбоу Дэш вышла следом за ней, демонстрируя свой шестицветный рог.

— Что я постоянно говорю вам о невозможных вещах?

Её тело вернуло себе красоту и изящество молодости, сохранив при этом силу и мышечную массу, что дали ей десятилетия работы на ферме.

— Что? Но как? — спросила Твайлайт. Трансформация Рэрити заняла целый день, а её самой почти столько же. Твайлайт даже не завидовала, просто пребывала в некотором замешательстве. Ладно, может быть, немного завидовала.

— Я не знаю, — ответила Рэрити. — Я делала то, что ты мне показала, и всё было гораздо понятнее, чем раньше, словно что-то меня вело. Это было ... о, это прозвучит глупо. Это напомнило мне о том, как я получила свою кьютимарку.

— Это может иметь смысл, — сказала Твайлайт. — Я не в полной мере понимаю особые таланты аликорнов, но они могущественные. Может быть, твой — это превращение других в аликорнов.

Рэйнбоу Дэш по-дружески толкнула Рэрити локтем.

— Ха! Неплохо для щедрости.

В дверь постучали. Но прежде чем Рэрити смогла подойти к ней, та распахнулась. Принцесса Селестия появилась на пороге с пылающим от ярости лицом.

— Твайлайт Спаркл! Что ты натворила? — её шерсть переливалась, словно раскаленная добела, а изо рта с каждым словом вырывался дым. Вместе с ней пришла принцесса Луна, холодная и неулыбчивая.

Твайлайт не могла вымолвить ни слова. Ей казалось, что все внутренности сейчас просто вылезут через горло. Наконец она обрела голос.

— П-Принцесса Селестия! Я собиралась сказать вам, что сделала на самом деле. Я, гм, я должна была это сделать.

— Я никак не ожидала от тебя такой слабости.

— Это не слабость! Это именно то, что я хотела сделать. Я помню всё, что вы мне говорили. Я знаю, вы думаете, что мои друзья не смогут справиться с этим. Вы, вы ... — Твайлайт колебалась. Ей было достаточно сложно принять эту мысль, сказать такое в лицо Селестии означало пойти против всего, что Твайлайт когда-либо имела. Она скажет это, так или иначе. — Вы ошибаетесь.

Рот Селестии стянулся в тонкую линию.

— Я думала, что ты проявляла больше внимания к моим наставлениям.

— Вы были лучшим учителем, о котором я могла бы просить. Я всегда старалась вам соответствовать. Вы научили меня, что дружба — это самая важная вещь в мире, что я всегда должен быть с моими друзьями, не смотря ни на что. — голос Твайлайт был тихим и дрожащим. — Я помню то время, когда появилась Кристальная империя. Вы научили меня, что поступить правильно важнее, чем сделать то, что тебе сказали. — она запнулась, но быстро оправилась. — Важнее, чем ваша любовь ко мне.

— Ты выучила неправильный урок. — сказала Селестия. — Этот тест должен был показать тебе важность самопожертвования. Я думала, ты это поняла, но мне кажется, всё-таки не пойдешь на жертвы, даже для защиты всех остальных. — она издала странный звук — полу-рычание, полу-вздох. — Может быть, я просто неправильно истолковала наши отношения. Я всегда считала, что ты заботишься обо мне так же, как я заботилась о тебе. Возможно, я просто принимала желаемое за действительное.

— Это... — сказала Твайлайт. — Речь не об этом. Я знаю, вы хотите только лучшего для Эквестрии. Я тоже. Эквестрия — это не что иное, как пони, которые живут здесь, и я просто хочу, чтобы они продолжать жить. То, что вы говорили ранее, о том, что пони, живущие вечно, будут мешать новым поколениям оставить свой след в истории… это не ошибка. Может быть, я никогда бы не стала архимагом, если бы мама им оставалась, но я была бы счастливее, если бы она всё ещё была жива. И она сама тоже.

 — Пожалуйста, выслушай меня. Я не собираюсь убеждать других принцесс. Луна зациклена на том, что с ней случилось, и ничего из сказанного мной этого не изменит. Кэденс... ну, она отказалась от превращения своих детей. Я могу себе представить, каково это. Если бы я так поступила, то никогда не смогла бы признать это ошибкой, не разрушив себя полностью. — Селестия горько усмехнулась. — Ты думаешь, что можешь представить себе, что это такое — потерять ребёнка?

Твайлайт осенило.

— Кэденс — не единственная принцесса, у которой были дети, — медленно выговорила она. — Вы тоже…

— Будь осторожна, Твайлайт, — сказала Селестия. — Будь очень, очень осторожна.

Твайлайт замерла, пытаясь придумать, что сказать, чтобы не сделать ситуацию ещё хуже.

— Так что ты станешь делать теперь? — если Луна и испытывала злость, не было видно никаких признаков этого. — Конечно, ты не могла ожидать, что вернёшься к Кантерлот после такого.

Твайлайт посмотрела на Селестию, подтвердившую слова сестры кивком.

— Не может быть второго шанса, после того, что ты сделала. Если бы ты пришла ко мне со своими сомнениями ... но я бы никогда не сказала тебе то, что ты хотела услышать. Вместо этого ты действовала. А теперь ... — Селестия сердито посмотрела на неё.

Твайлайт чуть не вырвало, но ей удалось сдержаться, хотя казалось, что весь мир покачнулся под ней.

— Я не ... Я думаю, мне придется остаться здесь на какое-то время. Нужно превратить ещё множество пони.

— Нет. — сказала Селестия. Бело-оранжевые искры затрещали в её гриве. — Ты и так зашла слишком далеко.

Рэйнбоу Дэш шагнула вперёд.

— К сожалению, принцесса, вы не сможете нас остановить.

— Я могу. — Рог Селестии засветился, а воздух потеплел. — Я сослала свою собственную сестру за меньшее. Я должна сделать то же самое с вами тремя. — Твайлайт почувствовала, как растёт напряженность всей ткани реальности, пока Селестия накапливала магию.

Она увидела, как напряглась Рэйнбоу Дэш, готовясь к битве, но не смогла заставить себя последовать её примеру. Она не могла зайти так далеко. Твайлайт посмотрела вниз и попыталась собраться с силами.

 — По крайней мере, мы по-прежнему будем вместе.

— Ты этого не сделаешь. — Луна встала между Селестией и Твайлайт. — Я не позволю.

— Если мы не остановим их, — возразила Селестия. — они уничтожат всю нашу цивилизацию. — Она неотрывно смотрела на Твайлайт.

— Я знаю. Ничто, кроме изгнания, не сможет удержать их, но я скорее увижу, как они добьются успеха в своих безумных устремлениях, чем позволю хотя бы одному пони в течение тысячи лет выносить такое. — Несколько безумно долгих секунд Твайлайт не слышала ничего, кроме неистового биения сердца и неземного воя едва сдерживаемой силы Солнечной принцессы.

— Хорошо. — Магия Селестии исчезла, хотя напряженность и думала покидать тело. — Думаю, я в долгу перед тобой.

— Да будет так. — Луна отступила. — Ты приняла решение, Твайлайт Спаркл. Ты увидишь, как пони, которых ты спасла, будут раздавлены тем бременем, что ты на них возложила. Ты будешь знать, что их безумие — дело твоих копыт. И будешь жить с последствиями своего выбора. — она повернулась к Селестии. — Твоя ученица больше похожа на тебя, чем ты думаешь.

— Я не думаю, что мои друзья сойдут с ума. — медленно сказала Твайлайт. — Думаю, с тобой это случилось лишь потому, что ты была одинока, ревновала к сестре и пыталась ей соответствовать. Мои друзья не собираются делать ничего такого. Они просто хотят жить. Даже если они действительно сойдут с ума, мы сможем им помочь. Когда вокруг так много принцесс, один неконтролируемый аликорн не будет такой огромной угрозой, что мы будем вынуждены изгнать его.

— Я надеюсь, что ты права. — сказала Селестия. — Ради тебя самой. А теперь, покончим с этим. Если вы трое собираетесь плюнуть на все основы моего правления, то вы лишаетесь права на мою защиту и руководство. Я хочу, чтобы вы покинули Эквестрию. У вас есть два дня, чтобы попрощаться, а затем вы уйдёте в Вечнодикий лес или Подземные пещеры или ещё куда-нибудь, выбор за вами. Если какие-то пони будут достаточно безумны, чтобы присоединиться к вам, я не буду их останавливать, но они никогда не смогут вернуться в Эквестрию.

Изгнание ранило меньше, чем гнев, который Твайлайт видела в глазах Селестии.

— Я надеюсь, что вы передумаете. — сказала она. — Так быть не должно.

— Также я больше не позволю тебе изменять небеса. — сказала Селестия.

— Я не…

— Это бессмысленно. — вмешалась Луна. — Ты не слушаешь. Мы закончили. — Она исчезла из виду, как звезды исчезают с восходом солнца, осталась только её сестра.

Твайлайт осторожно шагнула вперёд.

— Принцесса…

Селестия исчезла в огненном вихре, оставив после себя маслянистый дым и запах выжженной земли.

— О. — сказала Твайлайт. Она отошла от того места, где всего несколько мгновений назад стояла самая великая, самый важная пони в мире.

Копыто коснулось её холки. Твайлайт вздрогнула.

— Ты в порядке? — спросила Рэйнбоу Дэш. — Ты вся дрожишь.

— Вряд ли можно винить её. — сказала Рэрити. — Принцесса определенно была ужасна.

— Ну же, не волнуйся. — сказала Рэйнбоу. — Она уже ушла.

— Она была сама не своя. — Твайлайт тяжело села

Эппл Спраут тяжело дышал. Они с отцом были впряжены в самую большую повозку на ферме — скрипящее чудовище, загруженное коробками яблок. Пока они тащили урожай через город, то разговаривали о предложении Принцессы Твайлайт и тётушки Дэш. С тех пор как вчера днём аликорны сообщили им об этом, ни о чём другом они не говорили.

— Я должен признаться, — сказал он. — Это более чем заманчиво. Я бы отдал так много, но ... что ж, я думаю об этом всё время.

Крэбэппл фыркнул.

— Что тут думать?

— Послушай, я не хочу идти против Селестии! Если бы это была только моя собственная жизнь. Но ведь я собираюсь стать отцом. Я должен быть здесь, ради моего маленького саженца, не смотря ни на что. Если что-то случится со мной... То есть, я волнуюсь... малыш…

— Да, — сказал Крэбэппл. — Я знаю.

— Я думаю, ты бы мог. — Эппл Спраут замолчал на минуту, пока они разворачивали фургон на последнем повороте к городской площади Понивилля. Перед ними появились рыночные прилавки и красочные повозки. — И знаешь, ничего действительно плохого не произойдет. Я смогу прекратить беспокоиться. — он стиснул зубы. — Так или иначе, вот почему я думаю о поездке к тётушке Дэш. Может быть, ты считаешь, что это безумие.

 — Единственная безумная вещь, которую ты совершаешь, так это то, что ещё не решился. Я бы пошёл, не оглядываясь.

Эппл Спраут моргнул.

— Что, просто так?

— Конечно же! Это вечная молодость и неограниченная магия! Звёзды и клубника, что могло бы меня удержать?

— Земля. Ферма. Наследство шести поколений семьи Эпплов!

Крэбэппл закатил глаза.

— Грязь. Деревья. Кучка мёртвых пони. Ферма годится лишь для одного — это забота о пони. Живых пони. Тётушка Дэш и её друзья нашли лучший способ это осуществить.

— И ты бы просто оставил нашу семью позади?

Они остановились рядом с прилавком Хони Пай.

— Нет, если вы, ребята, захотите пойти со мной. — сказал Крэбэппл.

Хони Пай вышла из-за прилавка, сопровождаемая запахом корицы и жареных яблок.

— О? Собрались куда-то?

Эппл Спраут расстегнул крепления и помог жене дотащить первую коробку яблок до торговой палатки.

— Он хочет пойти к Твайлайт. — сказал он.

— И вы должны пойти со мной. — добавил Крэбэппл.

Хони Пай прекратила разгружать повозку.

— Что? Сделать меня принцессой? Я... я не могу!

— Почему бы и нет? — сказал Эппл Спраут. — По крайней мере, можно подумать над этим.

— Но... Я имею в виду, ты же не думаешь об этом, верно, Спраут?

Он потер шею.

— Ну, я ещё ничего не решил …

— Эппл Спраут!

— Это все довольно сложный вопрос, — сказал Крэбэппл. — но ваш дедушка хотел, чтобы я вернулся домой. Может, мы продолжим разгрузку?

— Ты можешь возвращаться, — сказал Эппл Спраут. — Мы справимся.

Крэбэппл пожал плечами.

— Ну, раз ты так говоришь. — он пошел назад к ферме.

Спраут начал поворачиваться обратно к грузу, но его остановило копыто, опустившееся на плечо.

— Я не могу поверить! — сказала Хони Пай. — Что не так с тем, что мы имеем сейчас? Я думала, что ты был счастлив!

— Конечно, я счастлив!

— Тогда почему ты хочешь уйти?

— Я не хочу уходить! Я хочу быть аликорном. Если бы я мог стать им здесь, то стал бы. Без вопросов. Это невозможно, но если бы ты пошла со мной... если я буду с тобой и малышом, то смогу обойтись и без фермы.

Она погладила его по лицу.

— Ты хороший пони, Спраут, но это не правильно. Что делает нас более особенными, чем всех пони, что были до нас, жили и умерли? Пони не суждено жить вечно. Того, что у нас есть, достаточно.

Он вздохнул.

— Ну, я всё равно никуда не пойду без тебя. Это важнее, чем что-либо ещё.

Хижина выглядела гораздо приветливее, чем когда-либо раньше. Зекора прожила девяносто девять лет, и за годы, прошедшие после её смерти, природа только поверхностно повредила дом. С помощью магии, всего за пару часов хижина была приведена в прежний вид. По-прежнему чувствовалось, что это место принадлежит зебре, что делало его гораздо менее одиноким, чем какое-либо другое место в лесу.

— Ну вот. — сказала Твайлайт. — Всё сделано. Я почти ожидаю увидеть её вернувшейся и начавшей смешивать зелье. — она провела копытом по краю недавно очищенного котла.

— Довольно неплохо. — сказала Рэрити. — Для жизни должно быть более чем достаточно. По правде говоря, обстановка хижины была совсем не в её вкусе, но это временно. Им нужно было где-то жить и работать, пока они не смогут построить что-то более подходящее. — осталось ещё кое-что, и всё будет в порядке. — Она вошла под сень Вечнодикого леса, снег похрустывал под копытами.

Твайлайт последовала за ней.

— Хижина довольно маленькая. Как ты думаешь, мы можем разместить всех пони внутри? Нужно ли нам наколдовать другой дом или ещё что-то?

— Это будет зависеть от того, сколько пони приведёт Рэйнбоу Дэш, конечно же. Пока они восстанавливали жилище, Рэйнбоу Дэш собирала пони, которые хотели стать аликорнами. Прошел день с начала изгнания, и как только Рэйнбоу покинет Понивилль, никто не из них туда не вернется. Рэрити пыталась оставаться оптимистичной и сосредоточилась на текущей задаче, больше ради Твайлайт, чем ради себя самой. И хотя Рэрити скучала по Понивиллю, она примирилась с тем, что оставит его, когда ещё находилась в больнице.

Рэрити сосредоточилась на стволе упавшего дерева, накапливая магию. Она ещё не использовала магию аликорнов, о которой ей говорила Твайлайт, но её единорожья магия была намного сильнее, чем когда-либо. Ствол превратился в кровать под балдахином.

— Прекрасно. — сказала она. — Твайлайт, будь добра, телепортируй её внутрь дома, если можешь.

— Ты уверена, что там есть место? Хижина маленькая, а это довольно большая кровать для одного пони.

— Двух пони. — сказала Рэрити. Центр Стейж был единственным пони, который, как она была уверена, присоединится к ним.

— Даже если она окажется слишком большой, я просто превращу её во что-то поменьше.

В подлеске послышался шорох копыт.

— Эй, ребята. — раздался голос Рэйнбоу. — Мы здесь.

Она вышла из леса, а за ней еще трое пони. Первым шёл Крэбэппл, со своим привычным хмурым взглядом. За ним шла Энжел Кейк, светло-розовая земная пони с желто-белой гривой, которая была ещё моложе, чем Эппл Спраут. Рэрити ощутила знакомый укол вины, из-за того, что не знала потомство Кейков так хорошо, как хотела бы. Наконец позади всех пыхтел Центр Стейж. Он подошел к Рэрити, и парочка коснулась носами. Конечно, не было никаких признаков Пинки, она жила слишком далеко, чтобы информация обо всём достигла её. В любом случае Рэрити почувствовала еще и укол разочарования.

— Крэбэппл? — сказала Твайлайт. — Я не ожидала увидеть тебя здесь.

— Что? Почему? — ответил Крэбэппл.

— Ну, ты вроде как всё ненавидишь. Почему же ты хочешь жить вечно?

Крэбэппл пожал плечами.

— Жизнь воняет, — сказал он. — но альтернатива ещё хуже.

— А что насчет остальных? — спросила Рэйнбоу Дэш.

— Спраут заинтересовался. — сказал Крэбэппл. — Малыш умнее, чем кажется. Но его удерживает жена. Клянусь, она еще раздражительней, чем была мама.

— Энжел Кейк. — сказала Твайлайт. — Ты одна из детей Пампкин Кейк, не так ли?

— Я дочь Паунда Кейка. — ответила та. — Младшая.

Рэрити закусила губу.

— Ты абсолютно уверена, что она достаточно стара для этого, Твайлайт?

Энжел Кейк нахмурилась.

— Мне восемнадцать лет, — сказала она. — я могу делать, что захочу.

— И почему же ты решила прийти сюда? — спросила Твайлайт.

— Ну. — она посмотрела вниз. — Я всегда мечтала стать принцессой. Вечная жизнь, и магия ... Кто этого не хотел бы?

— И это всё?

— Не совсем. — Энжел Кейк застенчиво улыбнулась. — Есть один жеребец, Тоффи Твирл. Он всегда смотрит мимо меня, вы знаете? Он никогда меня не замечает. Но он тоже подумывает стать аликорном. Если я сделаю это, то ему придется меня заметить. Они все заметят, даже если я буду здесь, в лесу.

Рэрити закатила глаза.

 — Твайлайт, думаю, ты понимаешь, что я имела в виду.

— Хоть её причины и довольно глупые, — сказала Рэйнбоу Дэш. — она по-прежнему хочет поступить правильно.

— Эй! — воскликнула Энжел Кейк. — Мои причины прекрасны! По крайней мере, первая.

— Это решение не может быть отменено, — сказала Твайлайт. — если ты пойдешь на это, то я не думаю, что Селестия когда-нибудь пустит тебя обратно в своё царство.

— Я понимаю. — сказала Энжел Кейк. — Я скорее останусь здесь навсегда в качестве аликорна, чем пятьдесят лет буду земной пони там.

— Хочу сказать, что ты даже не знаешь, как это долго — сказал Твайлайт. — Но да ладно, это твой выбор.

— Начнем с того, — сказала Рэрити. — что разместим всех. Я покажу тебе дом. Там должно быть достаточно места для всех нас, если мы потеснимся немного. — Она направилась к хижине, а остальные последовали за ней.

— Так получается, что место, где предпочитает жить кучка бессмертных полубогов. — усмехнулся Крэбэппл. — Это заброшенная лачуга в лесу.

— Ох, да успокойся ты. — парировала Рэрити. — Это место очаровательно в своей простоте.

Рэйнбоу Дэш выставила копыто перед Твайлайт, задержав её. Остальные зашли внутрь, оставив их одних в лесу.

— У нас действительно не было возможности поговорить, с тех пор как я превратилась. — сказала Рэйнбоу. — Я хочу, чтобы ты знала, что…

— Не могла бы мы, пожалуйста, отложить этот разговор? — сказала Твайлайт. — Я знаю, что не нравлюсь тебе. Хорошо. Ты мне тоже. Хотя слишком много всего происходит. Разве мы не можем просто не вставать друг у друга на пути?

— Нет! — сказала Рэйнбоу Дэш. — Агрх! Я пытаюсь простить тебя!

Твайлайт моргнула.

— За что?

— За всё. В основном за Флаттершай.

— Теперь ты прощаешь меня? Теперь, когда я, наконец, согласилась, что поступила неправильно?

— Слушай, ты мой друг. — сказала Рэйнбоу. — Это то, что делают друзья. Может быть, я должна была сделать это раньше, но ... ну, это было сложней. Я пыталась заставить тебя изменить свое решение, и я, должно быть, была сумасшедшей, когда так поступала.

— Ой, да ладно. — Твайлайт закатила глаза. — Ты не пыталась убедить меня. Ты пытались сделать мне больно. И знаешь что? У тебя это хорошо получилось.

— Ты права. Прости.

— И я должна отнестись к этому более серьезно, чем ты отнеслась к моим извинениям? Или ты думаешь, что можешь купить у меня прощение своим собственным?

Рэйнбоу Дэш опустила голову.

— Я не знаю. Я просто говорю, что сделала тебе больно, и делала это нарочно, и это было ошибкой. Делай то, что собираешься делать. Ты всегда лучше понимала все эти вещи.

— Тьфу. — Твайлайт потерла лоб. — Ну, так или иначе, спасибо. Мне нужно подумать об этом. Хотя, честно говоря, ты не та пони, чьё прощение мне действительно нужно.

— Тогда кто же?

— Я даже не знаю. — сказала Твайлайт. — Я сама, может быть. Флаттершай. — она задумалась. — Селестия.

Луна думала, что Селестия сейчас на совещании с кем-то из её бесчисленных помощников или советников. Вместо этого она с удивлением обнаружила её в своих личных покоях. Сестра свернулась калачиком на плюшевом ковре перед камином. Перед ней стояла кружка горячего какао, а рядом стопка пергаментов. Селестия всегда приносила с собой какой-нибудь отчёт или прошение, даже когда должна была отдыхать. Теперь же она не обращала внимания на пергаменты, смотря на огонь с блаженным спокойствием.

— Сестра. Как хорошо, что ты пришла. — Селестия даже не взглянула на неё. — Я предполагаю, ты здесь, чтобы поговорить о Твайлайт Спаркл и её маленьком бунтарском отряде. Я могла бы принять во внимание твоё мнение. Мой кабинет министров не уверен, как следует поступить.

— Ты знаешь моё мнение, — сказала Луна. — Я здесь не для этого. По крайней мере, не сейчас. Я волнуюсь за тебя. Я знаю, как много твоя ученица значила для тебя.

— Это очень мило с твоей стороны. — Селестия левитировала один из пергаментов, лежавших перед ней. Она осмотрела его, прежде чем бросить в камин, где он почернел и свернулся, перед тем как сгореть. — Я признаю, что предательство Твайлайт причинило боль, но нет ничего, с чем я не могла бы справиться. Теперь, когда удивление прошло, я скорее просто разочарована.

 — Правда? — обычно Луна восхищалась стойкостью Селестии, даже подражала ей. Но сегодня это её пугало. — Почему ты так равнодушна?

— Я должна. Мои пони нуждаются во мне сейчас больше чем когда-либо. Я не столь эмоциональна, как Кэденс и, конечно, не могу позволить чему-нибудь отвлечь меня.

— Эмоции — это не просто отвлечение, сестра.

— Ты права. Я неудачно выразилась. Тем не менее, Эквестрия всегда стоит для меня на первом месте. — Селестия отправила ещё один пергамент в огонь.

Любопытствуя, Луна подошла ближе и магией подняла пергамент, лежащий сверху.

Дорогая Принцесса Селестия,

Я рада сообщить, что дракон улетел из нашей прекрасной страны, и что именно моя хорошая подруга Флаттершай убедила его уйти. Это приключение научило меня никогда не терять веру в своих друзей. Они могут быть удивительным источником силы и...

Селестия магией выхватила у неё пергамент. Прежде чем Луна смогла отреагировать, Селестия бросила его в огонь, а мгновение спустя и остальные письма. Высоко взметнулось пламя, разбрасывая искры и хлопья пепла, поднимающиеся вверх по спирали, а затем так же быстро угасло до привычного тёплого сияния.

Луна шокировано смотрела на это.

— Это были…

— Были. — лицо Селестии никогда ещё не было столь безмятежным.

— Ты начала собирать их ещё до моего возвращения! Несколько десятилетий!

— Пятьдесят шесть лет, да. Но посмотри, к чему это привело. Я хочу, чтобы не осталось никаких записей об этом.

Луна глубоко вздохнула, а затем легла на ковёр рядом с Селестией.

— Никто не может стереть целую жизнь дружбы.

— Я должна. — Селестия смотрела вдаль. — Это не первый раз, когда я должна быть сильной ради Эквестрии. И даже не самый трудный, как ты хорошо знаешь.

Луна посмотрела ей в глаза и вздрогнула, обнаружив в них неумолимую решимость, которую не видела там более тысячи лет.

— Чувства к Твайлайт Спаркл могут повлиять на мои решения. А значит, я больше ничего не чувствую к Твайлайт Спаркл