Оловянный солдатик

Ранней осенью жители Понивилля готовятся к главному событию года – «Ночи падающих огней». Впервые за тысячу лет. Пони Эквестрии снова вспомнят не только красоту окружающей их Вселенной, но и ее опасность, пока трио принцесс пытается разобраться с загадками таинственной находки, найденной в снегах Кристальной Империи. Но богини и не подозревали, что это была лишь вершина того айсберга, который маячит на горизонте уже довольно давно. Никто не мог предвидеть, что их ждало «Посещение».

Флаттершай Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони ОС - пони Дискорд Человеки Кризалис Принцесса Миаморе Каденца Шайнинг Армор

Слендерпонь

Кошмар для маленькой кобылки начинается.

Эплблум

Крылатые гусары

Горит закат. Строй прорван, поражение неизбежно. Ружьё и ствол орудия никнут под натиском полчищ Сомбры... И лишь крылатые гусары не смеют дрогнуть в своей обречённой атаке.

ОС - пони

Риттмайстер и далеки

Библиотекарь Садовой Академии Кватерхорста, Риттмайстер, планировал провести весь день на своем рабочем месте, но, кто мог знать, что к нему вдруг заявится Доктор Хувз.

ОС - пони Доктор Хувз

Наследие Смерти

История семьи сестер всегда была покрыта мраком. Обливион и Элеонора вообще мало что говорили о своим прошлом, всячески скрывая факты того времени. Что же за причина была в этом? Что не поведали своим дочерям древние король и королева Эквестрии? И главное, причем тут Корпус Смерти Крига?

Принцесса Селестия Другие пони

Всадник Селестии

Анон, разумеется, рассказал Селестии, что люди ездят верхом на лошадях. Её это удивительно сильно заинтересовало...

Принцесса Селестия Человеки

Нелепая история

Жаркие страсти в тихом Понивиле.

Флаттершай Твайлайт Спаркл Лира Бон-Бон

Повесть юных лет

Вы мечтаете оказаться в Эквестрии? И если да, то как именно: в виде пони или, быть может, захотите сохранить свою человеческую натуру? Желания трех друзей внезапно исполняются, но не совсем так, как им бы того хотелось. По крайней мере, одному из них...

Флаттершай Твайлайт Спаркл Спайк Другие пони ОС - пони Человеки

Машина

Рассказ о Твайлайт, её шедеврах и ржавых рычагах. Но совсем не про это!

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Эплджек Спайк Принцесса Селестия

Fallout Equestria: Снег и Ветер

Удары мегазаклинаний практически не затронули пустынный Север, но Эквестрийская Пустошь даже здесь проявляет свою жестокость. Чтобы распрощаться с жизнью, достаточно совершить одну ошибку. Для тех, кто не хочет марать копыта, всегда найдутся наёмники. Они возьмутся за любую работу, будь то чья-то ликвидация или сопровождение торгового каравана – важен лишь размер вознаграждения. Айсгейз – разведчик и охотник за головами из Стойла 307. Редлайн – обычная кобылка, на которую взвалили непосильную задачу. Встреча изменила их и так нелёгкую жизнь в худшую сторону, и теперь они стремятся лишь вернуть всё на круги своя. Однако, Эквестрийская Пустошь приготовила для них совсем другую судьбу.

Другие пони ОС - пони

Автор рисунка: Noben
Магия

Доброта

Твайлайт расслабилась и позволила энергии заклинания развеяться.

— Эй, Рэрити! — крикнула она. — Посмотри, как тебе это?

Она отступила на шаг, разглядывая своё творение. С высоты башни Рэрити можно было видеть всё. Поляна рядом с домом Зекоры была едва узнаваема. Крэбэппл построил себе аккуратный деревянный коттедж, Энжел Кейк — небольшой каменный дом, а новый облачный дом Рэйнбоу Дэш плыл над самыми верхушками деревьев. Башня Рэрити из мрамора и хрусталя, законченная лишь наполовину, превосходила всех их, взятых вместе. Твайлайт была поражена тем, как много их заклинания сотворили за четыре коротких дня. До сих пор она одна могла использовать всю силу магии аликорнов, но даже Энжел Кейк намного превосходила любого единорога-архимага.

Кроме того, их число всё росло. Еще три пони присоединились к ним, двое из Троттингема и один из Холсталлиона. Все были незнакомцами, и не моложе сорока пяти лет. Пока Твайлайт превращала первого из них в аликорна, Рэрити превратила остальных и добавила лестницу к своей башне. Это было вчера, а сейчас лестница уже была скрыта за стеной из прозрачного кристалла.

Рэрити влетела в проём, где в скором времени будет построена наружная стена. Она приземлилась и осмотрела латунный дверной косяк, который Твайлайт только что закончила вплетать в ткань реальности. Это должен был быть вход в гостиную.

— Хорошо. — сказала Рэрити. — Это действительно замечательно. Хотя, если бы ты могла чуть уменьшить бронзовый оттенок и добавить больше золота, было бы прекрасно.

— Детали могут подождать, — сказала Твайлайт. — У вновь прибывших ещё нет собственных домов. Сейчас все они делили хижину Зекоры с Твайлайт, а Корнфлауер (Cornflower) храпел.

— Ты права, — сказала Рэрити. — хотя это напоминает мне кое о чём. Я говорила с Рэйнбоу Дэш по поводу заселения следующей группы пони в старый замок, если они прибудут прежде, чем мы сможем их где-нибудь разместить. Он совсем близко, и я могу быстро сделать его пригодным для обитания.

— Ты имеешь в виду замок, в котором мы сражались с Найтмер Мун? — Твайлайт удалось передать голосом весь свой скептицизм. — Я не знаю. Это был замок Селестии, и она, возможно, не захочет, чтобы мы переселились туда. Нам определенно не следует злить её еще сильнее, — она помолчала. — Кроме того, это место довольно жуткое.

— Я полагаю, ты права, но не хочу видеть, как ты работаешь на износ, идя другим путём.

Твайлайт подняла бровь.

— Забавно, что именно ты мне это говоришь.

— Я творю, потому что я люблю творить. Но ты не такая. Если бы ты изучала какую-нибудь пыльную книгу, я бы даже не задумалась над этим, но... почему ты это делаешь?

Твайлайт втянула воздух сквозь зубы.

— Если я перестаю работать, то начинаю думать.

— Думать?

— Я позволила Флаттершай умереть, — сказала Твайлайт. — Я и вправду не хотела бы заострять на этом внимание.

— В этом не было твоей вины, — твёрдо сказала Рэрити.

— Конечно, это моя вина. Я имела власть над жизнью и смертью, и я выбрала смерть.

— Флаттершай выбрала смерть. Она никогда не просила, чтобы ты спасала её, не так ли?

Твайлайт отвернулась.

— Знаешь, ты определенно не помогаешь мне с "не заострять внимание".

— Ты не можешь похоронить свои чувства в работе навсегда. — Рэрити подошла ближе. — Ты должна поговорить об этом когда-нибудь.

— Под "когда-нибудь" ты имеешь в виду сейчас, — сказала Твайлайт.

— Именно. Потому что ты ведешь себя глупо. Флаттершай сказала бы тебе, если бы думала, что нуждалась в спасении.

Что ж, я не спасла её, и теперь она мертва. Может быть, она решила бы по-другому, если бы я предложила ей выбор. Может быть, я уговорила бы её присоединится к нам. Или она всё равно бы умерла. Мы никогда не узнаем, потому что я даже не попыталась.

— Извините, — голова Центр Стейжа появилась из-под лестничной клетки. — Сюда летит какой-то пони.

— Что? — сказала Рэрити. — Кто это?

— Раньше его не видел. Я был над лесом, практиковался в полёте. Какой-то пегас летит к нам, и быстро. Я подумал, что ты захочешь поприветствовать его.

— Хорошо, — сказала Твайлайт. — Спасибо.

До сих пор все новички просили о встрече с Твайлайт, как только прибывали. Она никогда не сомневалась в своих лидерских качествах и раньше, но теперь, когда де-факто стала главой изгнанников, находила эту роль достаточно тяжелой, и хотела бы позволить себе хоть небольшой перерыв. Однако теперь уже было слишком поздно, чтобы обернуть всё вспять. Она не могла открыть свои сомнения кому-нибудь, кроме Рэрити. Твайлайт спрыгнула с края башни, опередив Рэрити и Центр Стейжа. Пегас шёл на посадку по дуге, расправив крылья и ловя ими воздух, чтобы погасить скорость. Тем не менее, она двигался довольно быстро, когда приземлился у основания башни. Он попытался пуститься в галоп, но быстро упал на колени и заскользил по траве. К тому времени как Твайлайт приземлилась рядом с ним, пегас поднялся на копыта с криками о помощи.

Твайлайт изобразила на лице абсолютную решимость.

— Всё хорошо, — сказала она. — Вы здесь. Вы сделали это. Вдохните поглубже. Как вас зовут?

Пони расхаживал взад и вперед, вороша ногами траву.

— Я Бризибай (Breezybye). Послушайте, мы должны спешить. Я не знаю, сколько времени ещё осталось.

— Может быть, вам лучше всё объяснить. — сказала Рэрити, приземлившись рядом с Центр Стейжем. — Начните с самого начала.

— Да, — сказал Бризибай. — Всё довольно просто. Мой дядя Кобальт (Cobalt) умирает, и он хочет стать одним из вас. Он стар и болен, и не может сам прилететь сюда. Пожалуйста, вы должны спасти его!

— Где он? — спросила Твайлайт.

— Больница в Клаудсдейле.

Рэрити нахмурилась.

— Принцесса Селестия сказала нам держаться подальше от её владений. Возможно, было бы лучше, если бы ты привез его сюда.

— Но он умрет! — возразил Бризибай. — Врачи сказали, что ему нельзя двигаться.

— Хорошо, — сказала Твайлайт. — Тогда сперва я пошлю сообщение для Селестии и спрошу её. Чтобы во всем разобраться потребуется не более пары часов.

— У него нет этого времени. Он быстро угасает.

Твайлайт подавила раздраженное ворчание.

— Знаете, было бы намного проще, если бы вы пришли не в последнюю минуту.

— Я пришёл, как только он попросил меня. Пока он не был на грани смерти, я не думаю, что он хотел этого.

— Вы уверены, что это действительно то, чего он хочет? — сказала Твайлайт. — Может быть, он просто испугался. Это серьёзное решение.

— Он говорил уверенно! Вы можете поговорить с ним, если хотите.

— Может быть, мы отложим споры на потом, — сказала Рэрити. — Похоже время дорого.

— Ты права, — сказала Твайлайт. — Рэрити, Бризибай, я телепортирую вас двоих в Клаудсдейл, чтобы спасти Кобальта. А сама вернусь сюда, чтобы написать Селестии. И полагаю, что буду просить у неё прощения, а не разрешения.

Санстоун встрепенулся, когда звякнул колокольчик над парадной дверью.

— Добро пожаловать в бутик Карусель, — сказал он автоматически. — Чем я могу... — он замолчал и быстро вышел из-за прилавка. — Голди! Как давно мы не виделись.

— Слишком давно, — ответила Голден Эппл. — Я была в городе два раза в прошлом году, но не смогла выкроить время, чтобы зайти. Семейные дела, и всё такое.

— Я знаю, как это бывает.

Голден Эппл подняла бровь.

— Зато твоей семье повезло, когда их ... изменили?

— Я не знаю. — Санстоуна этот вопрос задел до глубины души. — Принцесса Селестия запретила общаться с ними.

Голден Эппл моргнула.

— Я слышала, что, но ... ты же их сын! Как Селестия могла запретить и тебе?

— Она сказала, что это слишком важно, и нельзя делать исключений. И должен признать, что понимаю её.

— Почему? Если они захотели уйти и оставили Эквестрию в покое, то почему это должно нас заботить?

— Оставили нас в покое, да? Я думаю, ты еще не слышала о Кобальте.

Голден Эппл покачала головой.

— Это было недавно? Я ехала на поезде и не получала новостей.

— Мама пришла и забрала этого Кобальта прямо из Клаудсдейла. Должен сказать, что никак не ожидал такого от неё.

— Но что плохого в том, что они делают? — сказал Голден Эппл.

— Принцесса Селестия говорит, что это не очень хорошая идея, и этого более чем достаточно для меня.

— Да? И ты не доверяешь собственной матери?

— Она хорошая пони, и мудрая, — сказал Санстоун. — Но Селестия — это нечто совершенно другое. Вся Эквестрия существует благодаря ей.

— Как бы то ни было, я не думаю, что это так плохо — дать пони возможность выбора.

— О, я согласен. Мы должны иметь выбор. Но всё равно, это не правильно. Игнорирование Селестии кажется мне не самым лучшим планом.

— Я не уверена в этом, — сказала Голден Эппл. — Это дело копыт Твайлайт Спаркл. Она была моим первым другом, когда я переехала в Кантерлот, и я никогда не встречала пони лучше, чем она. Я не могу себе представить, что она может быть не права в чём-то таком. Вот почему я прибыла в Понивилль. По правде говоря, я надеялась поговорить с ней.

Санстоун нахмурился.

— Ты ведь не считаешь, что я не думал об этом, не так ли?

— Конечно, но я была бы полной дурочкой, если бы не рассматривала, по крайней мере возможность этого.

— Что ж, для этого, вероятно, придется зайти далеко. Селестия не разрешила Бризибаю вернуться в Эквестрию, после той роли, что он сыграл в истории с этим Кобальтом. Если ты хочешь поговорить с Твайлайт, то это будет путешествием в один конец. Я знаю, что ты не собираешься оставить своих детей.

— Не сейчас, конечно. Но лет через десять или около того, когда они вырастут ... ну, я думаю, это того стоило бы.

Рэйнбоу тяжело трудилась, призывая и формируя облака в готовые конструкции. Она всегда была специалистом в этом деле, но теперь, когда Твайлайт научила её парочке погодных заклинаний, Рэйнбоу не могла поверить в то, как быстро она всё строила. Сама Твайлайт была внизу, помогая Роял Риббон(Royal Ribbon) с её трансформацией.

Здесь, наверху, облако, которое начало своё существование в качестве дома для Рэйнбоу, было расширено несколько раз. Это была уже небольшая деревня, где жили десятки новых аликорнов, всё прибывающих день ото дня. И Рэйнбоу не была единственной пони-строителем.

Тишина повисла над строительной бригадой. Все пони смотрели на что-то. Рэйнбоу вслед за ними посмотрела вверх, щурясь от яркого солнца. Селестия спускалась вниз по безупречной дуге. Другие пони попятились, но не Рэйнбоу Дэш. Они встретились на одном из недостроенных облаков.

— Рейнбоу Дэш. Ты знаешь, почему я здесь.

— Я думаю, вы злитесь из-за Кобальта.

— Я изгнала Твайлайт. Она вернулась несколько дней спустя. Это недопустимо.

— Эй, тот пони умер бы, если б не мы! — Рэйнбоу продолжала говорить, когда рядом приземлилась Твайлайт. — Может быть, вы не считаете это важным, но я никогда не буду бездействовать и позволять такому случатся, если могу помочь.

Твайлайт прочистила горло. Рэйнбоу нахмурилась. Та должно быть прервала заклинание трансформации.

— Принцесса, — сказала она сдержанно.

— Твайлайт.

Они встретились взглядами. Твайлайт беззвучно открывала рот. Селестия оставалась бесстрастной, словно камень.

— Принцесса, мы ... — Твайлайт замолчала, отвела взгляд, и начала снова. — У вас серьезные аргументы, — сказала она. — Мы не можем просто блуждать по Эквестрии. Тем не менее, иногда мы могли бы выходить, если подобное снова повторится. Мы должны создать какую-то систему на такой случай.

Селестия смотрела на Твайлайт с непроницаемым выражением на лице. Прошло порядочно времени, прежде чем она заговорила.

— Ты что-то придумала?

— Ещё нет. Мне нужно подумать об этом, поговорить с другими пони. Полагаю я могу посетить Кантерлот, чтобы разобраться во всём... скажем через три дня.

— Очень хорошо. И твоей системе лучше больше не допускать лицемерия, — она расправила крылья.

Твайлайт Спаркл заметно выпрямилась.

— Селестия. Мы можем пойти куда-нибудь, где меньше народу? Я хотела бы поговорить о…

— Нам не о чем разговаривать, — ответила Принцесса Селестия. Она взмахнула крыльями и поднялась в воздух. Поднявшийся ветер взъерошил гриву Рэйнбоу Дэш.

Она посмотрела на Твайлайт, наблюдающей за улетающей Селестией, крепко сжав челюсти.

Пони начали приближаться. Энжел Кейк шагнула вперед, выглядела она так, словно хотела что-то сказать. Рэйнбоу бросила на неё взгляд, и кобылка отступила.

Рэйнбоу положила крыло на холку подруги и повела её к хижине Зекоры. Твайлайт тянула шею, чтобы посмотреть на удаляющуюся Селестию, пока Рэйнбоу не втащила её внутрь и не закрыла за собой дверь.

— Эй, — сказала она. — Ты хочешь поговорить об этом?

Непонятный звук вырвался из горла Твайлайт.

— Все будет хорошо, Твай. Если она хочет продолжать быть задницей, то это на её совести.

Твайлайт издала что-то похожее на смех или рыдание.

— Совсем как ты когда-то поступала со мной.

— Да, — удар сотряс дом. — Именно так.

Рэрити шла по тронному залу Селестии с высоко поднятой головой, в окружении знакомых лиц. Флёр де Лис, барон Примроуз (Baron Primrose) и несколько десятков других придворных выстроились с обеих сторон. Сенешаль Чекерборд (Checkerboard) повел её по красной ковровой дорожке к возвышению в дальнем конце зала, к правящим сестрам. Четыре церемониальных стражника выстроились внизу. Рэрити вспомнила, как сражалась, защищая Кольтсдам, вместе с Новой Бурст (Nova Burst) и Стоунскином (Stoneskin) из Солнечной гвардии. Они стояли плечом к плечу с красивицей Спар (Spur) и старым мудрым Снейком из Лунной гвардии, который помог Пинки Пай разгадать тайну Звёздных свитков. Каждый пони в этом зале когда-то был другом Рэрити или союзником, но теперь все они смотрели на неё со смесью благоговения и неприкрытого страха.

Все, кроме самих сестер. Принцесса Луна казалась отстраненной, в то время как Принцесса Селестия была, как обычно, спокойна.

Сенешаль остановился перед помостом.

— Принцесса Рэрити. — объявил он. — Из Вечнодикого леса.

Та постаралась не хмуриться. Титул казался уважительным, но отмечал её как иностранца.

Селестия заговорила первой.

— Я думала, что Твайлайт придёт сама.

— Мы сочли, что это было бы чревато излишней эмоциональностью, — сказала Рэрити.

— Мудро. Твайлайт всегда была чувствительной пони.

Рэрити не ответила на это замечание. Оно было достаточно правдивым, хотя Твайлайт была не единственной пони, реакции которой они боялись.

— В любом случае, я говорю от её имени. Твайлайт и остальные согласились соблюдать договоренности, которых мы здесь достигнем, — она прервалась на мгновение, чтобы успокоиться. — Как вы заявили ранее, мы должны найти какой-то способ, с помощью которого мы можем принимать в свои ряды Эквестрийцев, которые хотят присоединиться к нам, но не могут совершить это путешествие, и в то же время, соблюдая то разделение, что вы ввели. У нас есть предложение.

— Не уверена, что должна делать что-нибудь, чтобы помочь моим пони бежать в ваше поселение.

— При всем уважении, Принцесса, — сказала Рэрити. — Это решать не вам и не мне. Решать должны сами пони. Вы и я не должны делать ничего, кроме как выполнять их пожелания как можно лучше.

— Вы не выполняете их желаний, — сказала Селестия. — Вы вторгаетесь в Эквестрию. Вы уничтожите эту землю так же, как могла бы это сделать Найтмер Мун. Я не позволю этому произойти.

Глаза Рэрити сузились.

— Скажите, что вы имеете в виду, Принцесса.

— Либо ваши пони будут уважать границы Эквестрии, — сказала Селестия. — либо я остановлю вас магией и огнём

— И вы ещё обвиняете нас в следовании по пути Найтмер Мун?

Селестия ощетинилась.

— Это не одно и то же.

Луна впервые подала голос.

— Это так, — сказала она. — Найтмер прибегла к силе, когда уговоры потерпели крах. Я не буду помогать тебе делать то же самое, сестра.

— И что тогда? — отрезала Селестия. — Мы пытались поступать разумно. Это бесполезно. Если мы уступим сейчас, то уступим и в следующий раз. Ты знаешь это, так же как и Твайлайт. Её последователи пожрут наше королевство, чтобы прокормить своё собственное. Сила всегда была нашим последним средством, но мы всегда использовали её, когда не было никакого другого способа защитить Эквестрию. Ты боролась против Дискорда и Лорда Бронзы. Ты убедила меня пленить Сомбру. Это ничем не отличается.

— Эти враги сами прибегли к силе, — сказала Луна. — Я не ударю первой. Если мы не можем убедить пони в своей правоте, то, возможно, должны спросить себя: "Почему?"
Селестия тряхнула головой и повернулась к Рэрити.

— Ты сказала, что у вас есть предложение.

— Именно так. Мы хотели бы создать посольство в каждом крупном городе. Ничего грандиозного, просто место, где будут жить один или двое из нас, и где пони смогут найти нас, если понадобится. Таким образом, пони, такие как Кобальт, смогут свободно выбрать, следует ли им присоединиться к нам или нет, а мы останемся в стороне от остальной части вашего общества. Те, кто нас не ищут, никогда не будут видеть нас на улицах, и более того, вообще думать о нас.

— Это не сработает, — сказала Луна. — Хотя я не сомневаюсь, что ваши пони намерены отрезать себя от мира, но это будет не так просто. Они могут наколдовывать себе пищу, но вся ваша новообретенная власть не защитит от одиночества. Некоторые сломаются и покинут свое добровольное место заточения. Я не собираюсь допускать, чтобы эти послы бродили по нашим городам и улицам каждый день.

— Тогда как вы предлагаете решить эту проблему?

— По примеру, который Твайлайт нам предоставила. Когда пони будет нуждаться в вашей помощи, они будут звать вас. Мы позволит вам приходить, применять свою магию, и уходить с новообращенными, как это сделала Твайлайт с Кобальтом. Вы не будете задерживаться. Вы не придете по любой другой причине. Вы исполните то, что следует и уйдете. Мы даже позволим гонцам возвращаться.

— Не каждый пони сможет вовремя доставить это сообщение, — сказала Рэрити. — Если бы Бризибай был земнопони, а не пегасом, Кобальт был бы мертв. Ваше предложение неприемлемо, Принцесса.

— Как и твоё, — сказала Селестия.

— Возможен компромисс. Мало того, что мы останемся в наших посольствах, но также будем приходить и уходить оттуда только с помощью телепортации. Таким образом, ни крылом, ни копытом мы не оставим и следа в Эквестрии, ваши последователи не увидят, что они теряют.

— Очень хорошо, — сказал Луна. — Этого должно быть достаточно.

— Хорошо, — сказала Селестия. — Хорошо. Мы оформим это письменно. Надеюсь, больше не будет непредвиденных изменений.

— Есть ещё кое-что — сказала Рэрити. — Твайлайт хотела подождать, прежде чем просить ещё о чем-то, но Рэйнбоу помола Рэрити убедить её пойти на уступки. — Я не вижусь со своим сыном с тех пор, как вы изгнали меня. Я прошу, чтобы вы позволили ему посетить нас в Вечнодиком и вернуться в Эквестрию, наряду с любыми другими пони, которые захотят этого. Я не буду оспаривать наше собственное изгнание, но, пожалуйста, не изгоняйте любого пони, который просто ступает на нашу землю.

Лицо Селестии было безразличным.

— Вы повернулись хвостом к Эквестрии. Это только ваш выбор.

— Санстоун не должен страдать из-за её глупости, — сказала Луна. — Это жестоко — разделять семью.

Селестия мельком взглянула на сестру, а потом отвела взгляд.

— В таком случае пони смогут посетить вас в этих посольствах, на которых вы так настаивали. Я не хочу, чтобы пони перемещались между вашим царством и нашим из-за любой прихоти, но небольшие, короткие визиты не должны доставить больших хлопот.

— Спасибо, — сказала Рэрити.

— Есть ли у вас какие-либо дополнительные требования? — спросила Луна.

— Нет, — ответила Рэрити. — Это всё.

— Тогда уходи, — сказала Селестия.

Рэрити ушла, борясь с совершенно неподобающей улыбкой. Она не купилась на блеф Селестии, и выиграла.

— Твайлайт! Подойди, зацени это! — голос Рэйнбоу был наполнен чистым ликованием.

Твайлайт обернулась.

— Что на этот раз? — с тех пор, как они покинули Эквестрию, Рэйнбоу Дэш постоянно пыталась восстановить приятельские отношения с Твайлайт. И та не была уверена в своих чувствах насчет этого. Часть её ещё испытывала боль, но другая часть была благодарна, что хотя бы один кусочек прежней жизни вернулся.

— Я тут пытаюсь освоить кое-какие трюки, и теперь, наконец, пришло время показать, на что способно это новое тело. Ты ни за что не поверишь.

— Хорошо. Давай посмотрим.

Рэйнбоу усмехнулась. Она расправила крылья, низко пригнулась и…

Рэйнбоу Дэш исчезла в болезненно яркой вспышке радужного света. Не успела Твайлайт и глазом моргнуть, а та уже стояла на траве в нескольких сотнях ярдов от неё. Она повернулась, но последовала ещё одна вспышка, и Рэйнбоу снова оказалась рядом.

Твайлайт уставилась на неё.

— Это было…

— Эта скорость! Я думала, что Соник Рэйнбум был быстрым, но он даже рядом с этим не стоял!

— То есть ты просто быстро летаешь?

Рэйнбоу усмехнулась.

Просто быстро летаю?

Твайлайт закусила губу.

— Интересно, а если ... хм. Я хочу попробовать кое-что, — она переключила внимание, в результате чего её Космическое сознание вышло на передний план в первый раз с тех пор, как Селестия изгнала её. — Хорошо, попробуй снова.

Едва эти слова сорвались с губ, Рэйнбоу вспыхнула снова. Радужный след описал широкий круг, поперечником в милю или больше, а потом она остановилась всего в нескольких длинах рога от того места, где стартовала. Она опять перемещалась слишком быстро, чтобы Твайлайт могла её увидеть. В одно мгновение Рэйнбоу была там, а в следующее — уже где-то в другом месте. Астрономическое чувство Твайлайт подтвердило её подозрения.

— Ты сейчас летела со скоростью света, — прошептала она чуть слышно.

— А это быстро?

— Это самая высокая скорость, какая только возможна. Даже телепортация и вполовину не так быстра.

— Ха! Потрясно! Только подумай, как быстро я смогу двигаться, ещё немного попрактиковавшись.

Твайлайт покачала головой.

— Ты не сможешь двигаться быстрее, чем свет. Скорость так не работает.

— Да ладно тебе! Я совершаю невозможное всё время. И теперь у меня действительно есть всё время!

— Подожди-ка, — странное, щекочущее чувство возникло на краю сознания Твайлайт. Теперь, когда она обратила своё внимание на космос, то почувствовала в небесах что-то новое. Луна излучала знакомое присутствие Луны, но было кое-что еще…

— Ну, что? — сказала Рэйнбоу. — Что там?

— Я сказала, подожди. — Твайлайт сосредоточилась. Присутствие чего-то нового шло с неба, точнее не совсем с неба ... — Какой-то пони там, на Луне.

— Что? Кто? Луна?

— Я не знаю, кто. Не Луна.

— Тогда это один из нас, не так ли? То есть, я даже не знаю, как пони может попасть туда, но это должен быть аликорн.

— Думаю, что ты права. Но я действительно не знаю, кто это, и почему он там или ... всё, что угодно.

Рэйнбоу поморщилась.

— Мне это не нравится. Возможно, один из нас был изгнан. Мы должны пойти и проверить.

— Думаю, что смогу телепортироваться туда, — сказала Твайлайт. — но не знаю, хватит ли мне сил, чтобы взять нас обеих.

— Ну, хорошо. Делай свое дело.

Твайлайт так и поступила. Это было не самым мощным заклинанием, которое она когда-либо применяла, и не самым сложным, но оно было близко к этому. Она прибыла на место в оцепенении, и ей едва хватило присутствия духа, чтобы наколдовать воздушную сферу вокруг себя. Здесь было темно, тихо и холодно, несмотря на тепло, излучаемое магией. Перед её взором предстали только тусклая пыль, зубчатые камни, глубокие тени и точки звёзд в бескрайнем небе.

— З-здравствуйте? Есть здесь кто? — позвала Твайлайт.

Тени зашевелились. Она мельком увидела размытые цвета.

— Твайлайт? Это ты?

Она узнала этот голос.

— Кадэнс? Что ты делаешь на Луне?

Кадэнс вышла на тусклый свет. Её шерстка была перепачкана серой пылью.

— Хотела найти место, где я могла бы побыть в одиночестве.

— А?

— Эквестрия умирает, Твайлайт. Ты убила её. Сейчас это просто вопрос времени. Вас будет становиться всё больше. Ваше количество будет расти, но вы никогда не будете никого терять. Рано или поздно, не останется места для обычных пони. Что мы тогда будем делать?

— Я не вижу в этом проблемы. Мы — обычные пони.

— Ты прибыла сюда, чтобы спорить?

— Нет, не для этого. Извини. Я просто хотела узнать, что происходит.

— Хорошо. — Кадэнс отвернулась. — Теперь ты знаешь. Можешь уходить.

— Что? Но я совсем ничего не понимаю! Почему ты прячешься здесь? Я никогда не видела, чтобы ты бежала с поля боя.

Кадэнс посмотрела на неё.

— Ты пытаешься убедить меня остановить вас?

— Я просто хочу знать, что случилось! Я забочусь о тебе, Кадэнс. Ты единственная семья, что у меня осталась.

Взгляд Кадэнс мог бы превратить кокатрикса в камень.

— Ты тоже моя единственная семья, потому что я позволила остальным умереть. Пяти мужьям и восьмерым детям. Теперь у меня осталось только несколько пра-пра-внуков, которые едва ли знают обо мне. И ты. И Эквестрия. Эквестрия — это самое прекрасное, что когда-либо было или будет, важнее меня, Шайнинга Армора, Ноктюрна Соната... и всё, через что я прошла, стоило того, чтобы Эквестрия существовала вечно. Только теперь ты убила её, а я видела, как мои дети умирают напрасно. Я не буду смотреть, как Эквестрия тоже умирает. Я не могу.

— Если ты…

— Я прибыла сюда, чтобы найти покой и уединение, — сказала Кадэнс. — Ты собираешься отнять у меня и это?

Твайлайт начала говорить, потом заставила себя остановиться. Не сказав ни слова, она телепортировалась.

Понивилльское посольство располагалось в небольшом деревянном здании, с двумя уютными комнатами. Крэбэпплу говорили, что оно было недалеко от центра города, но он не мог знать точно, никогда не видел его снаружи.

— Посмотри, Па, — сказал он, — я действительно хочу, чтобы ты присоединился к нам. Ты всё еще крепок, но с пони твоего возраста... гарантий никаких. Если случится сердечный приступ или еще что-то, ты можешь не успеть добраться до посольства вовремя.

Макинтош покачал головой.

— Не собираюсь становиться аликорном.

— Что? Ты должно быть шутишь.

— Думаю, я прожил достаточно долго. И сделал всё, что хотел, — голос Макинтоша был твёрд, как никогда.

— Ты говоришь о самоубийстве.

— Умирать — это не самоубийство.

— Эй, когда ты можешь выбрать между жизнью и смертью, и выбираешь смерть, это называется именно так.

Макинтош пожал плечами.

— С тех пор как твоя мама умерла, думаю, я просто жду, когда придёт моё время. Не осталось того, ради чего стоит жить.

— Верно, верно. Ведь у тебя нет детей, которые хотят быть рядом.

— Вы во мне больше не нуждаетесь. Вы взрослые пони и знаете, как быть порядочными. Я смирился с тем, что мои родители покинули этот мир, и вы тоже должны. Что до меня, то я просто хочу снова быть с вашей мамой.

Крэбэппл закатил глаза.

— Ой, да ладно. Если на самом деле так считаешь, то ты не должен ждать. Мог бы пойти и убить себя прямо сейчас.

Макинтош наклонился вперед на долю дюйма.

— Не смешно.

— Спорный вопрос, но я не шутил. Мне действительно интересно. Если ты так спешишь умереть, то почему бы и нет?

— Я буду там в своё время. Она подождет.

— А что, если нет? Что если ошибаешься насчет того, что происходит после смерти?

— Тогда я ошибаюсь, — пожал плечами Макинтош. — Но я рискну, ради неё.

— Агрх. — Крэбэппл на мгновение отвернулся, прежде чем снова смог повернутся лицом к отцу.

— Так что, она важнее, чем мы? Ты отказываешься провести целую вечность со мной и Спраутом ради одного только шанса на то, что увидишь её снова? Мои уши меня не подводят?

— Агась. — кивнул Макинтош.

— Тётушка Дэш! Эй, тётушка Дэш!

— Спраут! — Рэйнбоу Дэш накренилась и нырнула навстречу Эппл Спрауту. Он поднимался с уже знакомой ей неуклюжестью пони, еще не привыкшей к крыльям. Рэйнбоу врезалась в него, заключая в объятия. Смеясь, Эппл Спраут тоже обнял её, при этом забыв, что нужно махать крыльями, но Рэйнбоу была достаточно сильна, чтобы опустить их обоих на землю.

— Когда ты успел появиться? — спросила Рэйнбоу. — Я понятия не имела, что ты уже здесь.

Эппл Спраут пожал плечами.

— Я не уверен. Папа занялся моим превращением сразу, как только я очутился здесь, и мы закончили должно быть полчаса назад, но я понятия не имею, как долго это продолжалось.

— Двадцать два часа, — сказала Хони Пай, подойдя к мужу. — и десять минут.

— Она явно была беременна, как заметила Рэйнбоу Дэш. Ей потребовалось ещё какое-то время, чтобы осознать, что смотрит она на земную пони.

— Ты не смогла найти кого-нибудь, кто может превратить тебя в принцессу? — сказала Рэйнбоу. — Я могу это сделать.

Хони Пай сглотнула.

— Я не хочу становиться аликорном.

— О, да, конечно, — сказала Рэйнбоу. — Понятия не имею, что при этом может случиться с жеребенком. Хорошо. Что ж, после того как малыш родиться, ты должна будешь найти Рэрити. Ей как-то раз удалось превратить пони меньше, чем за час.

— Нет, — сказала Хони Пай. — Я имела в виду, что не хочу быть аликорном.

— Конечно, тогда... подожди. Что? Но, тогда почему ты здесь?

Спраут откашлялся.

— Я хотел им стать. Не она. Если бы мы остались в Эквестрии, то не могли бы по-прежнему быть вместе.

— Полагаю, что да. Но в самом-то деле, ты не знаешь, чего лишаешься. Если бы ты могла летать, то увидела бы очень…

— Тётушка Дэш. — сказал Эппл Спраут.

Рэйнбоу вздохнула.

— Верно. Хорошо. Извините. Но это будет нелегко, и я имею в виду вовсе не "стареть и умирать". Мы пытаемся переселить всех пони в облачную деревню, — она задумчиво нахмурилась. — Тебе не помешало бы выучить заклинание хождения по облакам, малыш.

Твайлайт читала письмо. Она перечитала его второй раз, потом третий. Слова упрямо отказывались меняться.

Она посмотрела в сторону Рэйнбоу, читающей письмо из-за её холки, выглядела она такой же поражённой, как сама Твайлайт себя чувствовала.

— Где ты это взяла? — спросила Рэйнбоу.

— Понивилль. — ответила Рэрити. Она парила над ними, не в силах усидеть на месте. — Санстоун принес мне его в посольство. Я отправилась искать вас двоих, как только вернулась.

— Звёзды и зарницы, — сказала Рэйнбоу. — Как же мы скажем Крэбэпплу?

— Я не знаю, — ответила Твайлайт. — Вон он, — она указала за край облачного города, на котором они находились. Крэбэппл скользил по ветру, ненамного ниже их. Достаточно скоро он заметил пристальный взгляд и подлетел, чтобы присоединился к ним.

— Ну, что? Что это такое? — нахмурился он.

Тишина. Твайлайт переступала копытами.

Крэбэппл рассердился.

Что-то точно происходит.

— О, Крэбэппл. — сказала Рэрити. — Я думаю, что нельзя как-то смягчить это известие.

Твайлайт увидела, как смятение исчезает в его глазах, сменяясь нарастающей болью.

— О. — голос его был мягким, почти хнычющим. — Как это произошло?

— Инсульт, — ответила Твайлайт. — В письме говорится, что боли не было.

— Па, упрямый старый дурак, — прошептал Крэбэппл. — Я говорил тебе.

Рэйнбоу посмотрела вверх.

— Это не... — начала она и захлебнулась.

— Твой отец абсолютно здоров, — сказала Рэрити.

Крэбэппл нахмурился.

— Тогда что …

— Твоя сестра, — сказала Твайлайт. — Мне жаль. Голдэн Эппл мертва.

Низкий, сдавленный звук вырвался из горла Крэбэппла. Рэйнбоу потянулась к нему, но он уже улетал прочь.

Они посмотрели ему вслед.

— Мы должны последовать за ним, — сказала Твайлайт.

— Дайте ему немного времени, — возразила Рэйнбоу.

— Я не знаю, — сказала Рэрити. — Никто не должен оставаться один в такую минуту.

Рэйнбоу глубоко вздохнула.

— Мы будем здесь, когда он будет готов. Дайте ему немного времени. Это Крэбэппл, а не Пинки Пай.

— Мы должны написать принцессе насчет похорон, — сказала Твайлайт. — Крэбэппл должен быть там.

— Ты думаешь, Селестия позволит? — Рэрити нахмурилась.

— Ой, да ладно тебе, — сказала Рэйнбоу. — Это же Селестия. Она старается быть хорошей пони и никак не сможет отказать. Я имею в виду, это же его родная сестра.

— Тогда я лучше пойду писать это письмо, — сказала Рэрити, засветив рог. — Извините меня, девочки, — она телепортировалась, оставив после себя дымку из сверкающих пылинок.

— Я не могу поверить, что она мертва, — сказала Твайлайт.

Рэйнбоу ничего не сказала. Только что-то прохрипела.

— Это моя вина, — продолжала Твайлайт. — Если бы я затеяла всё это раньше, может быть, мы смогли бы спасти её вовремя.

— Эй, эй! Ты не виновата.

— Ты этого не знаешь. Всё было бы иначе, если…

— Твайлайт. Если бы это была твоя вина, я первая сказала бы тебе об этом. А это? Нет, ты ни в чём не виновата.

— Это, это несправедливо. Я уничтожила всё, я разорвала Эквестрию, Селестия ненавидит меня, а пони по-прежнему умирают. Она не должна была умереть.

— Всё хорошо. — Рэйнбоу обернула крыло вокруг Твайлайт и притянула к себе. — Всё хорошо.

— Что я должна делать? — голос Твайлайт был приглушен перьями.

— Ты делаешь всё возможное для пони. Никто не может просить большего.

— Думаю, это так. — Твайлайт восстановила дыхание. — Однако я действительно должна была начать раньше.

— Не важно, — сказала Рэйнбоу.

— Что значит "не важно"? Пони умирают!

— Хорошо. Посмотри. Ты ошибалась тогда. То есть, действительно ошибалась. Но теперь это не так, и думая о том, что произошло, ты не поможешь никому. Сейчас ты должна оставить это в прошлом.

Твайлайт моргнула.

— Ты имеешь в виду, что нужно просто двигаться дальше?

— Э-э. Достаточно близко, да.

— Я хочу. Но это не так просто.

— И что с того? Ну, то есть, это конечно трудно, но что с того? Ты хорошо справляешься с трудностями. Полагаю, что это требует терпения, но да, в этом вся ты.

— Да, — сказала Твайлайт. — Терпение.

На луне было темно и холодно. Хуже была только тишина. Твайлайт стояла на серой равнине, стараясь не обращать внимания на холод, просачивающийся в копыта. Кадэнс безвольно распростерлась на некотором расстоянии от неё.

Тишина ничем не нарушалась, начиная с её прибытия сюда, два, а может быть и три часа назад. Когда Твайлайт вернулась в первый раз, Кадэнс убежала. Твайлайт преследовала её, быстро телепортируясь в этой странной, прерывистой гонке. Во второй раз Кадэнс сердито смотрела на неё в течение нескольких часов, в тишине, пока Твайлайт не ушла. Теперь же она игнорировала её полностью, и почему-то это было труднее всего.

Тем не менее, Твайлайт не собиралась сдаваться. Она ничего не говорила, потому что нечего было говорить. Он могла предоставить только своё присутствие. Она вспоминала речь Луны об ужасах одиночества. Твайлайт не могла позволить Кадэнс обречь себя на такую судьбу, добровольно или нет.

Итак, она ждала. И знала, что уйдет, не услышав ни слова. Она вернётся. Снова и снова, возможно, в течение нескольких недель, может быть, в течение многих десятилетий. Когда Кадэнс, наконец, будет в ней нуждаться, она будет рядом.

Твайлайт наблюдала за восходом солнца, когда прибыла Рэрити. Копья красно-золотого света пронзали город под её крыльями... да, теперь это действительно становилось городом. Шпили из облаков, золота и стекла смешались вместе, словно в лихорадочном сне художника.

Рэрити телепортировалась так плавно, словно влившись в окружающий воздух, что потребовалось несколько секунд, чтобы Твайлайт её заметила.

— О! — воскликнула Твайлайт. — Ты действительно хороша в этом, — она заметила ухмылку на лице Рэрити. — Ладно, что случилось?

— Твайлайт, дорогая, у меня замечательные новости! Ты ни за что не догадаешься, с кем я столкнулась в посольстве! О, я определенно так обрадована.

— Ты не возражаешь, если мы пропустим игру в угадайку? Похоже это что-то важное.

— О, очень хорошо. Некоторые пони напрочь лишены драматического чутья. Следуй за мной.

Рэрити телепортировалась, но достаточно медленно, оставляя заметный эфирный след для Твайлайт. Мгновение спустя они уже были в башни Рэрити под городом, вместе с…

Твайлайт осела под тяжестью взрослой пони.

— Ты скучала по мне? Так ведь, так ведь, так ведь?

— Пинки! — Твайлайт освободилась из её крепких объятий. — Я начала беспокоиться, что ты не придёшь.

Пинки хихикнула.

— Ну, это было бы глупо. Я пришла, как только смогла. Я просто должна была наладить работу приемных стойл так, чтобы они продолжали работать без меня... впервые.

— Я так рада, что ты здесь. — Твайлайт откинула гриву с лица. — После Эпплджек и Флаттершай... это было бы трудно — потерять и тебя.

— Ну, теперь то мы все вместе! Тебе не придется беспокоиться о том, что это когда-нибудь снова случится.

Понивилльское кладбище было переполнено. Похороны были короткими и напряжёнными. Крэбэппл не стал задерживаться, он взлетел в воздух, как только тело Голдэн Эппл предали земле, даже прежде, чем его отец смог с ним поговорить. Луна неотрывно наблюдала за его полетом. Не обращая внимания на нескольких скорбящих пони, которые набрались смелости подойти к ней, она провожала взглядом уменьшающуюся фигуру Крэбэппла. Улетая, тот оставил после себя крошечные вихри из снежинок, медленно опускающихся на землю.

Макинтош посадил саженец на могиле, и пони начали расходиться. День медленно сменился вечером, и Луна осталась на кладбище одна.

— Твайлайт Спаркл. — сказала она. — Я знаю, что ты здесь.

Сумрачный образ всколыхнулся в поле зрения, когда Твайлайт сбросила с себя заклинание иллюзии.

— Я, э-э, привет. — Она стояла рядом с могилой Эпплджек, в двух шагах от Луны и могилы Голдэн Эппл. — Пожалуйста, не злись на меня.

Луна вздохнула и посмотрела на заходящее солнце.

— Ты совершила глупость, придя сюда.

— Я знаю! Но Голдэн Эппл была моим другом.

— Тебе повезло, что моя сестра отправила меня присматривать за Крэбэпплом в свою смену. Если бы она пришла сюда сама, все обернулось бы не очень хорошо.

— Ох, да ладно, — дыхание Твайлайт вырывалось паром в зимний воздух. — На самом деле она ничего бы не сделала. Она отступала столько раз, а что сейчас?

— Это обернулось бы не очень хорошо для неё. Она ужасно страдает. Не следует делать всё ещё хуже, чем есть.

Твайлайт вся сжалась.

— Извини.

— Я не та, кому нужны твои извинения.

Твайлайт замерла. Она глубоко вздохнула, взяла себя в копыта, и шагнула вперёд.

— Нет, на самом деле, знаешь что? Ты не можешь просить об этом, — она коснулась деревца на могиле Голдэн Эппл передним копытом, — она — единственная, перед кем я должна извиниться, а из-за вас двоих всё это будет продолжаться.

Луна молчала несколько долгих секунд.

— Возможно, не так долго, как ты думаешь. Дети Голдэн Эппл уже отправились в твой город. И есть еще десятки и более тех, кто собирается совершить это путешествие, но они не будут медлить слишком долго. Вы сможете поддерживать такое количество пони?

— О, мы можем. Другие совершенствуют свои магические таланты, поэтому мы строим быстрее, и создаем больше пищи с каждым днем.

— Хорошо, — сказала Луна. — Это хорошо. Теперь твоя цивилизация не может быть остановлена. Всё, что нам остается, это сделать её как можно лучше.

— Можешь ли ты сказать это своей сестре? — выпалила Твайлайт.

— Я пробовала. Когда-нибудь я смогу убедить её, но не думаю, что она простит тебя, Твайлайт Спаркл.

— Ох, — сказала Твайлайт. Она помедлила с ответом. — А что насчет тебя?

Луна вздохнула.

— Пожалуй, заключим договор. Я прощу тебя за снос старого порядка, если ты простишь меня за его поддержку.

Твайлайт кивнула.

— Да. Договорились. Хоть я и не безупречна в сохранении старого порядка. И Рэйнбоу бы сказала, что мы должны двигаться дальше, — она прочистила горло. — Кстати говоря, я должна идти. Мне на самом деле не место здесь.

— Твоя правда. — Луна посмотрела на надгробия вокруг неё. — Это место не для тебя. Однако я хочу, чтобы ты здесь осталась ненадолго.

— Спасибо. — Твайлайт села. — Мне это действительно нужно.

Луна протянула крыло к Твайлайт, остановилась, и вновь сложила его.

— Боль исчезнет со временем.

— Да. — Твайлайт вытянула собственное крыло и подтащила Луну поближе. Две пони склонились друг к другу. — Времени у нас много.