МеткоНЕискатели (Undead Robot Bug Crusaders)

У Скуталу есть секрет. Тот, что она скрывала всю жизнь, и решила раскрыть только после свадьбы в Кантерлоте. У Эплблум есть секрет. Тот, что она скрывает уже шесть месяцев, и который до сих пор внушает ей страх. У Свити Белль есть секрет. Тот, что она скрывала... ну, она сама не знает, как долго, но очень хочет это выяснить. Так что же произойдет, когда трое не-пони узнают, что их друзья тоже не совсем пони? Наверняка известно лишь одно: они придумают новое название для своего клуба.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл Спайк Бабс Сид Чейнджлинги

Реликт

Пони живут, радуются жизни и удивляются древним находкам, говорящим о загадочных пегасах, единорогах и аликорнах. Они уверены, что это лишь отголоски мифологии прошлого, символика древности и не более. Но они ничего не могут как доказать, так и опровергнуть. У них для этого нет прошлого. Оно было утрачено, ровно как и магия волшебного мира.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Другие пони

По ту сторону окопов

Октябрь 1918 года. Союзники наступают по всем фронтам, перехватив инициативу после провала немецкого «Кайзершлахта». Боевые действия перешли в стадию манёвренной войны, но окопы напоминают о себе.

Принцесса Селестия Принцесса Луна Человеки

я том, откуда появился том, откуда появился том, откуда появилс

О вселенной, её 13,7-миллиард-летней истории и о камне по имени Том - тысячи слов вполне достаточно.

Другие пони

Не та, кем кажется

Что делать когда на твоих глазах погибает твоя правительница и наставница? Твой народ побежден, выжившие прячутся чтобы не стать рабами захватчиков. Лайтнинг Джастис думала что всё кончено, но судьба решает дать ей шанс. Взамен метаморф должна выдержать несколько испытаний, которые подготовят её к главной задаче: попытаться спасти новый дом, который предоставлен судьбой. Сможет ли она пройти испытания и решить задачу? Найдет ли новый дом и познает ли силу дружбы? Как покажет время, она справится...

Дерпи Хувз ОС - пони Чейнджлинги

Игры разума

Дружба, магия, войны и капелька гипноза ;)

ОС - пони

Погибший Рай (Dead Paradise)

Технологический прорыв, изменивший мир, вышел всем пони боком. Сможет ли Эмеральд понять, в чём причина? И если да, то исправит ли последствия? И чего ради он так рвётся в разрушенный Пони Парадиз, ныне именуемый Погибшим Раем?

Скуталу ОС - пони

Грехи Прошлого: Падение Кантерлота

Это должен был быть простой день для Шайнинг Армора. Взять с собой дочь, Фларри Харт, и племянницу, Никс, чтобы занять их чем-нибудь, пока его сестра и жена готовятся к Фестивалю Дружбы. Это должен был быть приятный день веселья и отдыха. Тем не менее, после вторжения целой армии, день был каким угодно, но не приятным. Сможет ли Шайнинг объединить кантерлотскую стражу, чтобы противостоять адмирал Темпест, хотя бы до того, как он, Фларри Харт и Никс сбегут? Или же они обречены быть схваченными и, возможно даже, превращёнными в камень? Что бы ни случилось, этот день ни Шайнинг Армор, ни Темпест Шедоу никогда не забудут.

Спитфайр Другие пони ОС - пони Шайнинг Армор Стража Дворца Флари Харт Темпест Шэдоу

Опус №8 "Мелодический"

Октавия попадает в рассказ, написанный о ней же одержимым ею брони-фанатом. Ей предстоит сохранить собственное "я" и попытаться отыскать дорогу домой.

Октавия Человеки

Под серыми облаками

Давным давно небо было закрыто для жителей эквестрийской пустоши. Анклав пегасов, сепаратическая организация собравшая в себе командный контенгент пегасов из эквестрийской армии, спланировал всё ещё до падения первых бомб. Когда земля сгорела, пегасы отгородились от неё серой завесой и больше никогда не шли на контакт с жителями поверхности, за исключением огневого. Выжившие возненавидели их за это, что, надо сказать, было обоснованно с их стороны. Пегасы это свободолюбивый по своей натуре вид пони. Они совершенно не терпят заточения и рвутся покорять новые вершины мироздания. Что если такой пегас родиться в пустоши? Что чувствует тот кого тянет в небесные просторы, но облака закрывают для него все прелести свободного неба?

ОС - пони

Автор рисунка: Noben

Странник

Головная боль

Почему от спасения невинной души постоянно что-то отвлекает?

Идеально плоская вершина ледяной горы. Ветер обдувает трёх боевых сервиторов, полукругом вставших вокруг обнажённого по пояс десантника. Астарес стоит на одном колене, вогнав в землю меч в землю,он тихо и спокойно читает молитву. Киборги резко срываются со своих мест и с занесёнными для ударов булавами и секирами, которые заменяют им руки от самых локтей, накидываются на противника. Десантник легко уклоняется от острого лезвия и описав вокруг себя дугу, разрубает пополам ближайшего нападающего. Заливая девственно белый снег кровью и машинным маслом, сервитор не издав ни звука, падает. Два оставшихся киборга, начинают расходиться, стараясь окружить человека. Астартес перехватывает меч нижним хватом, и на манер копья, кидает его во второго врага. Пробитый насквозь, сервитор сыплет искрами и кровью и через пару секунд присоединяется к своему товарищу. Последний нападающий, заметив, что человек теперь безоружен, кидается в атаку. Глупые сервиторы. Хотя это просто бывшие люди с промытыми мозгами, которым заложили определённое число команд. Они не могут обучаться. А зря. Если бы он помнил их последнюю встречу с десантником, он бы знал, что безоружный Астартес не менее опасен, чем вооружённый. Киборг наносит удар наотмашь, стараясь задеть уязвимое горло, но воин Императора, снова легко уходит от удара, и быстро восстановив концентрацию, наносит удар кулаком по черепу. К слову, кулак Астарес, это как небольшая булава. Хруст костей и металла и последний киборг оседает на неизвестно откуда взявшуюся траву.

— Тренировка закончена! — Крикнул десантник ясному небу.

Как только прозвучали заветные слова, реальность рассыпалась на миллиарды маленьких осколок, словно разбитый хрусталь и через мгновение Астартесу открылось истинное поле боя – небольшая, круглая, прозрачная камера в которой валялись три испорченных сервитора. Выйдя из тренировочного зала, десантник довольно оглядел остальные камеры – его братья продолжали тренировки: кто-то сражался с сервиторами, кто-то между собой, некоторые просто отрабатывали удары на манекенах.

— Капитан Зигфрид, вы как всегда на высоте. — Словно вырос из стены, десантник в белых доспехах.

— А, Фабий, рад тебя видеть. — Храмовник поприветствовал апотекария. — Но ты лучше следи за нашими братьями, боевые сервиторы это не шутка, а некоторые воины ещё не так хорошо овладели мечами.

— Конечно, капитан, но вы просили сообщать вам все свежие новости об инквизиторе.

Покрытое множеством шрамов лицо Зигфрида стало ещё страшнее, когда он услышал слово “инквизитор”. Провожая взглядом гусеничных сервиторов, тащащих своих товарищей, капитан представил одного из них объектом своей ненависти , что немного его успокоила.

— И что же наш друг придумал на этот раз? — Подходя к стойке с “тренировочным” оружием, спокойно поинтересовался капитан.

— Мы взломали почту Дрогана, и оказывается, он отправлял запрос в “Официо Ассасинорум” и получил добро. — Наблюдая за яростным поединком двух скаутов, ответил апотекарий.

С громким звоном, на пол упал меч со сломанной рукояткой. Капитан, как ни в чём не бывало, подобрал испорченное оружие и положил его на небольшой столик стоящий рядом.

— Значит, инквизитор решил обратиться к ассасинам. — Вытирая полотенцем взмокший лоб, констатировал Зигфрид. — И если убийца справится со своей задачей, а он СПРАВИТСЯ, то выходит, что Дроган задержал мою роту просто так.

— В одном из сообщений, инквизитор написал, что не уверен в силах Каллидус.

— Храм Каллидус? Предатель обречён. — Зигфрид сел на скамейку, которая жалобно заскрипела под весом Астартес. — Через час я отправлюсь в дворец регента и заставлю этого “великого комбинатора”, отпустить нас. Довольно! Космодесантники рождены для битвы, а не для сидения на подконтрольной Империуму планете.

Апотекарий хотел было возразить, но в одной из камер послышался крик. Подбежав к источнику шума, Фабий обнаружил растерзанного сервитора и истекающего кровью скаута.

— Держись брат, Ларраман с нами. — Забежав в камеру, апотекарий подставив десантнику плечо, и вывел его в коридор. Зигфрида уже не было.

«Будьте осторожней капитан, не доверяю я этому Дрогану» — Оказывая первую помощь “молодому” Астартес, подумал Фабий.


«Моя… голова… болеть» — Такими были первые мысли очнувшегося “вора”.

Тут Странника окатили холодной водой. Всяко лучше, чем удар по морде.

— Так-так ворюга, ты уже зашевелился? Хорошо, я успею задать тебе пару вопросов до прихода стражи.

Открыв глаза и сплюнув воду, Ферразиус обнаружил возвышающуюся над собой огромную фигуру грифона. Стоя на задних лапах, он был реально огромен, а привязанный к стулу, весь мокрый и облезлый Странник рядом с ним смотрелся ну очень нереспектабельно. Поёрзав на стуле, Ферразиус к своей радости обнаружил, что кости ему не переломали, органы не отбили и вообще кроме ужасной головной боли и режущих неприятных ощущений от верёвок, ничего не страшного с ним не происходило.

— Не дёргайся всё равно не убежишь. — Прогрохотала живая скала. — Куда деньги дел, чучело? Лучше расскажи нам, ведь стражники при допросе, и случайно покалечить могут.

— Какие деньги? — Оглядываясь по сторонам, удивился Странник.

Его держали в том же магазине, где он и купил клинки! Причём не в подвале, не на втором этаже, а рядом с прилавком. Значит не похитители и пытать не будут. Хотя если учесть что Ферразиуса назвали вором, это и так понятно.

— Какие деньги? Так ладно, рассказывай всю правду, а я подумаю, что сказать страже.

Пока Странник рассказывал о своей короткой встрече, он успел приметить ещё одного грифона чистящего изогнутую саблю (он, небось, падла по голове тюкнул), а также тот самый боевой молот, который здоровенный детина играючи вертел в одной лапе. Один хороший удар и Ферразиус превратится в кровавую гармошку.

— Мне б водички. — Закончив рассказ, попросил, Странник.

Новая порция освежающего душа.

— Я имел в виду попить. — Отряхиваясь, возмутился Ферразиус.

Но молотодержец его не услышал, полностью отдавшись возмущению:

— Какая сказочная наглость! Эта стерва нас не только обворовала, но ещё и обменяла НАШИ мечи на какие-то ножи! Не могу поверить… дааа, в моё время такого не было.

— На МОИ ножи! — Скромно вставил свои пять копеек Странник.

Второй грифон, отбросил клинок и явно тоже захотел что-то добавить, но его прервали зашедшие в магазин три стражника. Двое из них были в синей кожаной броне и вооружены алебардами. На поясе у них висело по кривой сабле, прямо как та, которую чистил, вырубивший Ферразиуса грифон. А вот третий был снаряжён куда лучше – стальная кираса, крылатый шлем с поднятым забралом и наколенники. Из-за его спины приветливо выглядывала рукоять двуручного меча, которая вместе с распущенными крыльями ну очень красиво смотрелась. На всех трёх стражах были простые штаны, которые судя по выражению их лиц, очень им жали и носились только из приличия. Также присутствовали плащи, назначение которых у крылатых грифонов, осталось для Странника загадкой. Их командир, пожав лапы обоим грифонам, перевёл взгляд на Ферразиуса.

— Значит, ты и есть тот самый вор, обворовавший оба магазина? — Бряцая доспехами, начал подходить к связанному Страннику, латник.

— Нет, не думаю, что это он.

Ферразиус перевёл изумлённый взгляд на громилу.

— Гор, ты уверен? Ты же сам сказал, что поймал вора. — Латник тоже посмотрел на гиганта.

— Я кое-что у него поспрашивал, и думаю, что его подставили. Я не мало пожил на свете и могу отличить правду от лжи. — Он кивнул в сторону пленника. — Он просто попал не в то место, не в то время… да и украденного при нём обнаружено не было, только парные мечи, но он их не совсем украл.

— Ты точно уверен? Ты же знаешь, что я не могу просто взять и отпустить его.

— Уверен. И о твоих полномочиях я знаю. — Здоровяк глянул на не верящего в своё счастье Ферразиуса. — Он единственный кто видел вора, а значит, без него мы не поймаем настоящего преступника.

— Ладно, Гор, мы уже оцепили район, и по воздуху никто не выбрался, я гарантирую это. Так что вор, где то поблизости.

— Воровка. — Подал голос Странник.

— Что? — Не сразу уловил суть командир стражи.

— Не вор, а воровка. Эта сука с карими глазами и коричневатой шёрсткой, ещё поплатится, когда я до неё доберусь. — Прохрипел Ферразиус.

Гор поймал взгляд командира и лишь кивнул.

— Стража, оповестить всех о том, чтобы отвели всех подозреваемых женского пола в казармы! — Крикнул латник, не поворачивая головы. — Слушай сюда мститель, мы тебя сейчас развяжем и поведём на опознание, попытаешься улететь получишь болт в крыло, и пару переломов при падении на мой кулак. Усёк?

Ферразиус не верил своему счастью – его поймали адекватные грифоны и ему не придётся терпеть побои, предназначающиеся не ему, и не нужно будет готовить изощрённый план мести своим истязателям. Пока он размышлял, его вывели на улицу, на которой оказалось чертовски прохладно( ледяной душ делал своё тёмное дело). Делиться одеждой никто не собирался, а жаться к мужикам не хотелось – честь и здоровье важнее мелких неудобств. Трясясь от холода, он заметил, что к его эскорту добавилось два стражника. Один из них был довольно симпатичной грифоночкой.

«Надеюсь, она не возразит, если я укутаюсь в её крыло.»

Одну болезненную пощёчину спустя, Ферразиус решил, что не все советы Талиониса следует воспринимать всерьёз. Однако когда он начал чихать и кашлять, стражница сжалилась и отдала ему свой плащ. Как мило. По дороге к казармам он успел познакомиться почти со всеми, кроме стражников (Они просто молчали, и даже щедрая дама никак не реагировала на Странника).

Гор – здоровенный грифон с внешностью серийного убийцы оказался обыкновенным кузнецом и настоящим хозяином магазина «Сталь и когти». В отличие от многих своих сородичей, перья у него были чёрного цвета ( от работе в кузне?), а кисть хвоста была закручена на манер викингской бороды. В Кентерлот он приехал из-за намечающегося праздника, надеясь продать своё оружие богатеньким грифонам.

Табар – тот самый гад, который оглушил Ферразиуса и по совместительству подмастерья Гора. Грифон, каких сотни, разве что шрам на лбу заставит его выделиться из толпы себе подобных. Парень вспыльчивый и извинения из него выдавили только благодаря хмурому взгляду его работодателя.

Дайг – командир местных стражников, обещавший подстрелить Странника при попытке к побегу. Броня мешала его как следует разглядеть, поэтому Ферразиус не стал особо заморачиватся по поводу его уникальной внешности.

Пока ему рассказывали о тонкостях работы с преступниками, Странник всё больше радовался тому, что он идёт на опознание в качестве свидетеля. Наконец показались казармы – большой каменный дом, явно построенный наспех. Его завели внутрь и усадили за длинный стол. По бокам посадили “потерпевших”, у дверей поставили стражу, а Дайг сел около стены и взведя арбалет, положил его себе на колени.

— Сейчас ты должен опознать воровку, но будь внимателен – кара за лжесвидетельство хуже смерти. — Шепнул Гор.

— Заводи! — Ударяя вилкой о стеклянный стакан, крикнул Дайг.

В помещение завели десять грифонш. К ужасу Ферразиуса они были очень похожи, и отличались лишь незначительными деталями, такие как цвет глаз или причёска. Хотя с непривычки всех представителей рас начинают считать одинаковыми, и эта особенность сейчас очень мешала. Под немногочисленные приметы, которые он запомнил, подходили две грифонши. Всмотревшись повнимательнее, Странник понял, что воровки среди них нету. Заметив отрицательно кивающего грифона, Дайг дал знак заводить других подозреваемых. Снова ничего, разве что одна из них подмигнула Ферразиусу, но это к делу не относится. Понимая, что это надолго, Странник облокотился на ладонь и снова отрицательно завертел головой. Двое его соседей по столу, воспользовавшись ситуацией, разглядывали девушек, а Табар даже шёпотом попросил угадывать воровку подольше. Тяжело вздохнув, Ферразиус стал разглядывать “третью волну”, но опять ничего не заметил… хотя.

— ЭТО ОНА!!! — Вскочил он, переворачивая стол, и тыкая когтем в стоящую ближе всех к выходу грифоншу, которая зачем то повернулась в золотому подсвечнику. — Я ЭТОТ ПОРЕЗ НА ЗАДНИЦЕ ДАЖЕ В ТЕМНОТЕ УЗНАЮ!!!

Хрупкая на вид воровка (хрупкая рядом с солдатами) врезала между лап стражнику и выбежала на улицу. Все, включая Странника, вывалились следом. На улице ещё один страж получил по самому дорогому и громко ругаясь, повалился на землю, освобождая путь грифонше. Она, уже на четвереньках убегала в ближайший закоулок.

— ПЕРЕКРЫТЬ ВСЕ ВЫХОДЫ ИЗ ГОРОДА И ИЗВЕСТИТЬ КОРОЛЕВСКИХ ГВАРДЕЙЦЕВ, В ЛЮБОГО ПОСМЕВШЕГО НАРУШИТЬ ДОГОВОР О ПОЛЁТЕ В ГОРОДЕ, СТРЕЛЯТЬ БЕЗ ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ, СКОРЕЕ ВСЕГО ТОЛЬКО ОНА И ПОПЫТАЕТСЯ ВЗЛЕТЕТЬ!!! — Заорал Дайг, на бегу кладя в арбалет болт.

Решив внести свою лепту в поимку воровки и просто отомстить, Ферразиус вспомнил молодость и уже через пару мгновений бежал по пятам за грифоншей… по домам. В Кентерлоте они не было не одной ровной крыши, поэтому приходилось постоянно прыгать, скользить, делать перекаты и просто стараться не упустить объект из поля зрения. На бегу сорвав бельевую верёвку, Странник приметил, что у беглянки сейчас есть только один путь к свободе –они уже в квартале пони а выход есть только через главные ворота. Сократив путь пробежавшись через верхний этаж ресторана и сиганув в дырку в стене ( откуда она тут?!), Ферразиус упал на что то тёплое но жёсткое.

— Какая встреча! — Помогая подняться щедрой стражнице, заулыбался грифон.

— Не мешай ловить вора! — Отдёргивая лапу, она заметила хитрый взгляд Странника и невольно остановилась.

— Ага, у меня есть план. Вот, бери конец этой верёвки и спрячься за тем углом, а когда я дам знак – тяни на себя. — Вытолкнув из подворотни грифоншу, которая уже держала в лапе верёвку, он присел за ящиком.

— Что это ты командуешь? — Возмутилась она, но за угол спряталась.

— Тссс, сержанта тебе сейчас заработаем.

— Я уже сержант!

— Вот видишь, я мы ещё ничего не делали.

Тем временем звуки скребущихся о камни когтей нарастали, и вот из-за угла быстро выросла тень.

— ПОДСЕКАЙ! — Заорал Ферразиус.

Воровка бежала с чуть открытым клювом и им же поймала резко поднявшуюся верёвку. Чуть не свернув шею, она перевернулась в воздухе и упала на спину. Подбегая к грифонше, Странник заметил, как в её лапе что-то блеснуло. Клинок вылетел по прямой траектории, и стражница привалилась к стене, забрызгивая бардюр своей кровью. Второй кинжал полетел уже в Ферразиуса, но тот успел уйти в сторону, и лезвие просто пробило насквозь крыло. Вот тут его как подменили – в немой ярости он подбежал к уже поднявшейся грифонше, и одним ударом заставил её вновь принять лежачее положение. Потом он просто уселся сверху и начал её душить. В её глазах он видел только животный ужас и ему это нравилось. Воровка хрипела и пыталась вырываться, но грифон лишь сильнее сжимал её элегантную шейку. Мир начинал казаться огромным кровавым пятном и Ферразиус понял, что одной жертвы будет мало. Не отрывая от неё взгляда, он продолжал наслаждаться мгновениями того, как из неё медленно вытекает жизнь.

— Э! Э! Э! Остынь мститель, она нам живой нужна. — Услышал откуда-то издалека обезумевший от боли и чего-то ещё грифон.

Он почувствовал, как его подхватили под лапы и стащили с грифонши. Потом просто прислонили к столбу и стали мельтешить перед глазами.

— Ого, он взбесился! — Водя когтем из стороны в сторону, перед лицом Странника присвистнул Дайг, видя, что тот не сводит с него налитых кровью глаз. — Спокойно, спокойно с Астрид всё в порядке, жить будет, всё успокойся. — Ферразиус что-то неразборчиво прорычал. — Тихо-тихо, всё хорошо.

Оказывается Дайг не только заядлый рубака, да ещё и неплохой психолог. Неожиданно.

Тем временем кровавая пелена стала потихоньку сходить, и Странник начинал потихоньку приходить в себя. Резкая боль в крыле заставила его выдать новую комбинацию ругательств, доставившую море удовольствия стоящим рядом солдатам.

— Крыло… АГХХХ… пиз…на от часов.

— Наложите ему шину, а я пока поговорю с юной леди. — Отдав приказ, командир стражи подошёл к вжатой лицом в землю грифонше. — Ну что мразь, попрощайся со своими лапками. Хотя нет – нападение на стражу, покушение на убийство, подстава невиновного и наконец воровство. — Дайг надавил ей лапой на затылок, заставляя грифоншу застонать от боли в клюве. — Надо было позволить ему придушить тебя, я бы даже глаза закрыл. Хотя тебе теперь по любому конец, но всё же тратить на такой мусор точильные камни верх расточительности. Когда приедешь в место назначение, тебе поотрубают всё, что только можно, но перед этим хорошенько насадят всей тюремной братией. А, что скажешь тварь? Не нравится, когда твоей жизни грозит опасность? Тогда перед смертью подумаешь о том, как нехорошо бросаться ножами в живых грифонов. — Убрав лапу, Дайг уже хотел кивнуть страже, как его оборвал слабый голос.

— Жалко дуру… — Держась за крыло, еле проговорил Ферразиус.

— Жалко? Жалко у пчёлки! Она чуть тебя и Астрид не убила, а тебе её действительно жалко? Судя по тому, как ты её душил, твои слова очень сомнительны. — Отрезал Дайг.

— Она спасала свою жизнь… как могла… а я… я не знаю, что на меня нашло. Слушай, я понимаю, ты грифон честный и исполнительный, но может, есть альтернатива?

— Знаешь ты очень и очень странный, от твоих перепадов в настроении мне становится не по себе, и… погоди у тебя что, глаза светятся? — Грифон уставился на Ферразиуса, у которого глаза горели ярко-синим огнём.

— Побочный эффект от наложенного моим другом заклинания, то же самое и с голосом. — Ответил грифон, поднимаясь с помощью ближайшего стражника. — Ну, так есть альтернатива?

— Альтернатива говоришь? — Тут Дайг растянулся в широкой улыбке. — Грамоту о частной собственности мне и перо не забудьте.

— НЕТ, ТЫ НЕ ПОСМЕЕШЬ! ТЫ… — Воровку оборвали хорошим подзатыльником.

— Не посмею? — Грифон принял перо и грамоту, и подставив крыло на манер стола, начал что-то быстро чирикать на пергаменте.

Каждый росчерк пера словно резал грифоншу ножами, так она изгибалась и шипела, пытаясь вырваться из стальных захватов. Когда Дайг, закончил, она уже грызла булыжники, орошая их кровью из разбитого клюва.

— Готово! Вот ваша альтернатива. — Протягивая Страннику пергамент, заявил командир стражи. — Сейчас пройдём ко мне в кабинет, поставим печать и всё готово.

— Что? — Ферразиус в непонятках оглядывал грамоту. — Вы предлагаете мне её в качестве раба?

— Это её единственный шанс на выживание, и не бойся, она не сможет убежать, ведь мы занесём её в специальный список, и каждый увидевший её без сопровождения хозяина, волен делать с ней всё, что захочет вплоть до убийства. Замечательный стимул не думать о побеге.

— Но…

— Об оплате не волнуйся, только держи клюв на замке насчёт удара дубиной. — Видя растерянность Странника, Дайг подошёл и похлопал его по плечу. — Ты главное на цепь её посади, что бы особо проблем не доставляла, а то видишь как не рада своему новому социальному статусу.

На грифоншу было жалко смотреть – в луже крови, вся в слезах и грязи она просто уткнулась лбом в землю и тихо всхлипывала.

— Что ты ревёшь? Тебя от смерти спасли а ты… ааа ну тебя, вы воры народ неблагодарный. — Латник снова повернулся к Ферразиусу. — Значит так, завтра придёшь к семи утра к казармам и заберёшь эту сучку, если передумаешь или проспишь – отправим её на казнь, без обид. Если надоест, можешь продать её или отдать нам и тогда она понятное дело отправится на плаху. Хм, я что-то забыл… — Дайг почесал крылья на своём шлеме. — Ах, да… с удачной покупкой тебя, друг!