Координаты

Каково это – потерять всё? Когда надежды практически нет, можно пойти на крайние меры. Но какова цена всего этого? Будет ли шанс начать новую жизнь, оставив прошлое позади? А если ты не хочешь этого и стараешься всеми силами сохранить остатки своей личности? Но, как говорится – всё происходит не так, как бы ты не подстраховывался.

Другие пони ОС - пони Дискорд Человеки

Цветок и грёзы

Раз в жизни самые отважные бризи отправляются в долгое и опасное путешествие — путешествие в большом, неприветливом мире. А летят они туда за тем, чтобы раздобыть пыльцу. Но, спросишь ты меня, зачем же надо покидать тёплый уютный дом ради горстки жёлтых былинок? О, эту историю нужно знать всем бризи, особенно самым юным…

Другие пони

Fallout Equestria: The Legend of a Mirror lake

Министерство Морали – искренняя и бескорыстная организация, которая неустанно следила за пони во время войны и дарила их жеребятам подарки за хорошее поведение. Загадочное учреждение под руководством Пинки Пай, чьи сотрудники подобно ей самой каким-то образом знали обо всех жителях Эквестрии: чем они занимаются, что любят и чем увлекаются. Министерство, которое было для всех олицетворением добра, радости, смеха… и тайн. Тайн, о которых многие даже не подозревали. Что на самом деле скрывало министерство Пинки Пай? Какие эксперименты проводило в своих подземных лабораториях? И как это отразилось на войне и судьбе Эквестрии в целом? Ответы на эти вопросы не знал никто, пока однажды в одном из довоенных стойл под номером 84, простому охраннику по имени Джек Стаборн, не пришлось оставить привычную жизнь в бункере и отправиться на пустоши, чтобы найти там пони своей мечты…

Пинки Пай Другие пони ОС - пони

Fallout Equestria: Хроники Дитзи Ду

Привет, меня зовут Дитзи Ду. Большинство из вас знает меня, как автора "Копытоводства по Выживанию на Пустошах" . Двести лет я странствовала по Эквестрийской Пустоши, и за время тех странствий я получила огромное количество бесценного опыта, который я выложила в Пособие. Теперь же, я расскажу вам свою историю.

Гильда Снипс Дерпи Хувз Другие пони Флэм

Казино всегда в выигрыше

Казино остается в выигрыше всегда. При любых обстоятельствах. И если ты считаешь, что можешь выиграть у него, то ты глубоко ошибаешься. Казино всегда в выигрыше.

ОС - пони

Луна на Аноне на Селестии

Селестия и Анон устраивают для Луны весёлый день рождения.

Принцесса Селестия Принцесса Луна Человеки

Кьютимарки

Твайлайт рассуждает о кьютимарках.

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек

Три дня со Спайком

Спайк пытается ужиться со своей новой подругой(?).

Твайлайт Спаркл Рэрити Эплджек Спайк Колгейт

Кукловод

Теплый, ламповый рассказ с неожиданным окончанием.

Трикси, Великая и Могучая Другие пони

Другая точка зрения

Все мы смертны, и пони не исключение...Но что если один из них решит стать бессмертным? Небольшой рассказ о кэнтерлотском семействе, принцессе Селестии и скелетах в шкафах.P.S.Писался к Турниру.

Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони

Автор рисунка: MurDareik
Лояльный дезертир. Утрата. Крепость страданий Ересь пустила корни

Зима близко...

Итак, у меня вопрос к моим немногочисленным читателям: среди вас есть хороший редактор? Я просто ппц как устаю перечитывая главы и вылавливая из них различные повторы или сюжетные нестыковки. На форуме спрашивал но без особых успехов... *Зевок* в будущем хочу объединить более мелкие главы в одну большую, но перед этим нужно исправить все ошибки и недоговорки, поэтому и прошу помощи. Кому интересно skype — lhji16
Описание к главе... хм даже не знаю, просто читайте)

— Просыпайся ксенос, вставай, давай-давай, времени мало! — Такие слова и тычки сапога в бок, вывели Бладнайф из сна.

От слабости не осталось и следа, хотя поспала она от силы несколько часов. Наёмница до сих пор была завёрнута в плащ, который сейчас у неё беспардонно отбирали. Отдав таки вещь её владельцу, грифонша потянулась, зевнула и поняла, что, в пещере стало в разы холоднее. Хорошие новости – клюв окончательно перестал болеть

«И что ему сказать? Поздороваться? А почему нет».

— Здрасьте… — Неожиданно для себя, тихим голосом выдала наёмница.

«Это чё только что было?! Я словно малолетка в баре».

Гвардеец отвлёкся от заворачивания своего тела в плащ и повернулся к грифонше.

— Хех, здарова ксенос! Отлегло? Замечательно, нам пора двигаться дальше.

Бладнайф хотела возразить насчёт неизвестного обзывательства, но человек уже скрылся из виду ,и она поспешила за ним. Зря он так резко взяла разгон. Вписавшись в спину остолбеневшего гвардейца, она выглянула из-за его спины и замерла точно как солдат. В горах шёл снег, и не просто снег, а настоящий снегопад, который начинался только в середине зимы. Белоснежные пушистые хлопья падали перед двумя ногами и четырьмя лапами, внося свой вклад в создание хрустящего покрывала. Холодный ветер, словно немой призрак с завыванием пробирал беглецов до костей. Уходящий вниз каньон уже полностью был завален снегом, и лишь тонкая речушка, не желая быть погребенной под миллиардами снежинок, растапливала их, как только они смели её касаться. На трясущихся ногах, имперец повернулся к грифонше.

— Так ведь не должно быть, да?

Бладнайф вместо ответа, по привычке кивнула.

— С каждым днём тут всё интересней и интересней. — Доставая из кармана бутылку, вздохнул человек.

По заснеженной тропе идти было куда сложнее и опасней – не смотря на то, что лёд ещё не успел образоваться на выступающих камнях, какую-нибудь кочку или корягу вполне можно было проглядеть и отправиться в недолгий полёт до дна каньона. У наёмницы были крылья, а вот у человека они отсутствовали, и помня про треклятый артефакт у неё на шее, грифонша следила за каждым шагом кадианца. Сам же кадианец трясясь под плащом пил из горла бутылки согревающий эликсир, который явно был обычным алкогольным напитком. Наёмница сумела выпросить у него одну из таких бутылок, а вот за предложение поделится плащом, он показал кукиш. Медленно, но верно они петляли по отвесным горным лабиринтам, и человек в очередной раз порадовался, что у него есть проводник.

— Тебя как зовут? — Банально начала знакомство Бладнайф, зашвыривая опустевшую бутылку в обрыв.

— Думаю, ты слышала. — Нехотя ответил продрогший солдат и снова присосался к пустеющему на глазах сосуду.

— Индрик? Это у тебя имя такое? Больше похоже на звание… а фамилия у тебя есть?

— Есть.

— Какая?

— Забей. — Гвардеец остановился, и достав новую бутылку, возобновил ход.

— Ты стыдишься своей фамилии? Странно, она, что очень смешная или просто по дурацки звучит?

— Может, себя лучше назовёшь? А то всё ксенос, да ксенос. — Сменил больную для него тему, человек.

Грифонша тоже не любила своё полное официальное имя, но шанс узнать загадочное слово всё же сделал свой вклад.

— Я – Бладнайф Фон Венгельхольм. — Приосанившись, гордо выдала она.

— Класс, я буду звать тебя Венгель. — Раздражённо буркнул гвардеец, глядя на дно быстро опустевшего источника приятного тепла.

— Лучше просто – Бладнайф.

— Как скажешь, Венгель.

*Три выпитые бутылки спустя*

— Тут нереально холодно! Долго ещё до ближайшего перевалочного пункта?

Стратегический запас алкоголя подходил к концу, а он был единственным приемлемым способом согреться на ходу. Да и солдата уже начинало клонить в сон от такого количества принятого спиртного. Благо опьянел он совсем чуть-чуть – приобретённый с годами “тренировок” иммунитет имперского гвардейца в действии. Наконец, замёрзшие и злые, они спустились в каньон.

— Т-т-т-у-у-т, тавер-р-р-н-н-а, недал-е-е-к-о. — Грифонша уже просто прыгала на месте стараясь согреться.

— Таверна в таком месте? Мда…

Пройдя… нет, пробежав с огромной скоростью несколько километров, стараясь, не превратиться в ледышки они наконец-то добрались до маленького, двухэтажного постоялого двора. Перепрыгнув покосившуюся калитку, Бладнайф услышав за спиной грохот и обернувшись, увидела, как человек подобно тарану сметает сгнивший забор и за секунду обгоняет её. Но в дверь они завалились одновременно. Их встретила полу заброшенное помещение с несколькими пустующими столами, картинами откровенного содержания и скучающий за барной стойкой хозяин трактира.

— Клиенты, слава Матриарху! Я уж думал после этих слухов, ко мне больше никто не зайдёт! — Бочкообразный грифон в масляном фартуке и засаленными лапами из-за отсутствия других постояльцев, лично подошёл к ним. — Что будем… а ты ещё кто? — Человек в тёмно-зелёной броне стал причиной логичного вопроса.

— Дай сначала пожрать, потом попить, затем спокойно отоспаться, и тогда возможно поговорим. — Сказал гвардеец, до сих пор не сняв свой шлем.

Трактирщик охотно закивал нечастым гостям и осведомился о способе оплаты. Имперец полез к себе за пазуху.

— Это что такое? — Вертя в лапах плоские карточки, поинтересовался хозяин таверны.

— Кредиты. Ты не косись на меня, их, между прочим, на миллионах планет принимают, так что бери, не тупи.

— На нашей “планете” их не берут. — Отдавая имперские деньги, посочувствовал грифон.

— Скоро будут. — Угрожающе пообещал солдат.

Бладнайф наконец “оттаяла” и вмешалась в разговор. Сказав трактирщику пару слов, она отвела его в сторону и начала что-то шептать. Гвардеец понял, что его или берут на слабо или соблазняют или просто угрожают, и решив не терять времени снял шлем…

Этим действием он привлёк внимание обоих грифонов, которые стали с интересом его разглядывать. Наёмница, продолжая смотреть на лицо человека, снова что-то сказала трактирщику и тот, сглотнув ком в горле, исчез за прилавком.

— И что ты ему про меня наговорила? — Тормоша со временем отросшие за время службы до нормальной длины, чёрные волосы, полюбопытствовал солдат.

— Просто сказала, что ты сожрёшь его за негостеприимство, а снятие шлема у вашего народа символизирует оскорбление и смыть его можно только кровью… или вином. — Не отводя взгляда от его ярко фиолетовых глаз, грифонша удивилась. — Вы все такие облезлые? И почему у тебя рот с клюв по отдельности? А эти штуки по бокам уши, да? Ты их чувствуешь? Можешь ими шевелить?

Имперец просто отмахнулся и сел за ближайший к прилавку столик – что бы меньше ждать заказ. С собой у него были кое, какие припасы, но тратить он их собирался только в самом крайнем случае. Когда трактирщик принёс, целую кучу еды и питья, гвардейцу пришлось надеть каску, что бы, не пугать грифона в возрасте. Маска свисала на грудь, а широкие защитные очки были натянуты на шлем и дорвавшийся до нормальной халявной еды, человек принялся за дело. Грифон немного подождал, а потом, сказав, что всё равно разорён, присоединился к клиентам. После болезни, Бладнайф ела вяло и по большей части налегала на выпивку, что не очень радовало человека – бухой проводник это плохой проводник. От плана по удару ксеноса током в особо неудобный момент, его отвлёк трактирщик.

— Зима близко… — Мрачно протянул он.

— Чё? — Чавкнул гвардеец. — Ты на улице то был? Она уже наступила.

— Это ещё не зима, вот много лет назад…

Тут встряла Бладнайф.

— Ты что, из тех дурачков, которые верят в долгую зиму, монстров за стеной и прочую чепуху? Пфеее…

Грифон покачал головой и вернулся к своему стейку, но имперцу неожиданно захотелось послушать местных баек.

— Что за долгая зима? — Ложкой, выводя на деревянной тарелке невидимые узоры, заинтересовался человек.

Бладнайф опять подала голос.

— Не-не, это полный бред, самая нелогичная херотень которая только могла родиться в воспалённом мозгу гри… пФ-пф…

Сейчас гвардеец сжимал ей клюв, не давая вставить и слова и подождав пока она престанет кашлять внутрь себя, заверил.

— Я сам решу, что мне слушать, а чего не слушать. Ты место своё не забывай, окей? — Отдёрнув руку, он повернулся к трактирщику. — Рассказывай, давай.

Много тысячелетий назад, когда сёстры ещё не правили соседней страной Эквестрией, а земли грифонов были поглощены варварской междоусобицей, пришли Они. Никто не помнит, как выглядели эти монстры, но то, что они принесли с собой долгую и холодную зиму, знали все. Они шли, сметая всё на своём пути, и раса грифонов оказалась на грани вымирания. Когда все кланы, забыв про старые обиды, объединили усилия и изгнали захватчиков обратно в дикие пустоши, на их границе был построен Бастион. Огромная стена высотой под несколько сотен метров отделяла королевство грифонов от обители зла. Но граница была далеко на севере, в пустующих снежных долинах и поэтому был основан Ночной дозор – всяк кто совершал преступление, получал призыв в Бастион в качестве альтернативного наказания, поэтому основной массой “ добровольцев” были убийцы, насильники, воры и прочее отребье. Однако там же стали появляться сильные волевые лидеры, помнящие о своей цели и держащие всех этих преступников в узде. Несмотря на то, что монстры больше не появлялись, Ночной дозор до сих пор несёт стражу северных границ, готовый в любую минуту дать отпор. Трактирщик оглянулся назад, словно за ним следили, а потом сказал, что вчера у него останавливался один из них. Кажется, появление чужаков заставило, часть северных стражей, покинуть стены родной крепости и отправится в их регион. Учитывая, что им не разрешалось покидать Бастион без особого разрешения, дела принимали серьёзный оборот.

— Бабкины сказки… — Нахохлилась обиженная грифонша, и увидев вопросительный взгляд гвардейца, выразила свою точку зрения. — Монстры – выдумка идиотов, которые никогда мира не видели и считают что, наслушавшись сказок, узнали историю. Бастион действительно существует, но туда ссылают особо опасных грифонов, дают поиграть в “защитников королевства”, а потом они дохнут от тартарского холода. Долгая зима – ещё один высер сплетников, попавшим в снегопад и под впечатлением растрындившим всем про “Доооолгую зиму”. Страшно? Мне нет.

— Зря вы так. — Укорил наёмницу трактирщик. — Благодаря таким как вы, настоящих героев начинаю забывать.

— Герои, ха-ха. Героев в Бастион не ссылают! Да ну тебя, продолжай верить в сказки, дедуля.

Дальше трапеза протекла в полной тишине. Наевшись до отвала, Индрик подошёл к окну и моментом закашлялся, прячась за угол.

— Всем тихо. — Прошептал он удивлённым грифонам, вылезающим из-за стола. — У нас гости.

Бладнайф и хозяин таверны глядели через украшенное ледяным узором стекло на четыре плетущиеся фигуры, полностью облепленные снегом. Гвардеец сразу же узнал своих бывших сослуживцев и приказал ксеносам запереть дверь и приготовится к обороне.

— Обороне? От кого? От усталых, замёрзших путников? Я всё равно на мели и скоро закрою таверну, так что их можно впустить и поделится.

— Они убьют нас всех и даже имени не спросят. — Глядя на приближающиеся фигуры, сквозь зубы процедил гвардеец.

— Дай хоть узнать это от них самих! — Не дожидаясь разрешения человека, трактирщик открыл дверь и высунулся наружу. — Что вам нужно, странники?

«Ой, дурак…»

Знакомое шипение и грифон сполз на пол.

— Ха, видели, как взорвалась его голова?! — Раздался победный крик одного из ренегатов.

Индрик быстро высунулся в дверной проём, и наспех прицелившись, дал залп. Мощность лазгана была на максимуме, и он успел выстрелить только один раз, но зато попал куда следует, и один из предателей распластался на снегу, дымя прожженной лазером грудью. Трое оставшихся нападающих разбежались по укрытиям, и начался скучный обмен смертоносными лучами.

— Венгель, втащи дохляка внутрь, он дверь держит – дует. — Вкручивая рычажок на минимум для экономии боеприпасов, рявкнул лоялист.

— Мене зовут Бладнайф…

— Я тебя сейчас током ё…у, давай живее!

Когда дверь закрылась, теплее не стало – ренегаты выбили парочку окон, явно не желая замерзать в одиночку. Безоружная наёмница с жадностью глядела на винтовку убитого солдата, лежащую в десятке метров от трактира.

— Даже не думай. — Пригрозил ей Индрик и послал очередной луч в “молоко”.

Пару раз предатели кидали гранаты, но первая до цели не долетела и разнесла в клочья телегу, вторую занесло на крышу, и она взрывом выбила оставшиеся наверху стёкла, но большего вреда не причинила. Сам лоялист не рисковал швырять взрывоопасные предметы при встречном ветре. Холод начинал пытаться убить человека и грифоншу чуть ли не больше чем ренегаты и когда потух камин, а таверну уже порядком занесло снегом, Индрик понял, что долго в обороне они не протянут. Зато теперь у него появился шанс ощутить себя офицером.

— Адъютант Бладнайф, неси к моей позиции самое крепкое бухло, которое только найдешь.

Грифонша затормозила от такого нелепого приказа.

— Что?

— Тащи живее, если хочешь пережить эту заварушку.

Наёмница перепрыгнула за прилавок и спустя несколько вялых пародий на штурм, вернулась с кучей бутылок.

— Вот и за…ца. — Индрик пальнул вслепую, после чего откупорил толстенный сосуд и стал уничтожать его содержимое.

— Нас в осаду взяли, а ты бухаешь? — Такой наглости в битве она ещё никогда не видела.

— Сразу видно, что с военным делом ты знакома очень поверхностно. — Глядя на растерянную грифоншу, лоялист сделал пару глотков и дал настоящий урок по тактике. — Ты хоть обстановку оценила? Мы посреди бури, заперты в здании, НО наши враги вообще мёрзнут снаружи и долго не протянут. Правда у нас пробоина, внутрь идёт холод, и мы тоже долго не продержимся, вот тут на сцену и выходит алкоголь – пьём в меру, греемся изнутри, держим оборону, ждём, пока они не замёрзнут лёжа на одном месте. Всё. Хех, что-то они расслабились.

Индрик высунул лазган в окно и выстрелил в рандомном направлении целых пять раз. Три огневые точки огрызнулись оранжевым шквалом, вконец разнося оконную раму.

*Пять выпитых бутылок и один неудачно побежавший в атаку ренегат спустя.*

— Вали говно! — Гоготал лоялист, стреляя в противоположную от противника сторону.

Наёмница, осознав, что без стрелкового оружия она будет только мешаться, взяла с собой несколько бутылок, и решила переждать бой на втором этаже. Двое предателей совсем окоченели, и заметив перемены в меткости засевшего в таверне солдата, стали пытаться затащить своего раненого за обломки телеги.

— БАМ, ХАОСИТСКИЕ П..Ы! — Гвардеец под градусом, взял гранату и не боясь метели швырнул её в предателей.

Перед глазами ренегатов пронеслась вся их жизнь, когда рядом с ними упал маленький, зелёный шар. Пятисекундный стоп кадр, но ничего не происходило.

— БЛ…Ь!!! ЧЕКА СУКА, ЗАБЫЛ!!! — Раздался пьяный бас из дома.

Радости предателей не было предела, пока один из них с болтом в шее не уткнулся в сугроб. Бросив раненого товарища, последний перепуганный нападением неизвестного врага, уцелевший гвардеец-перебежчик скрылся в метели, после чего с той стороны раздался вопль ужаса, который сразу же отрезвил Индрика. В поле зрения появился грифон в чёрном меховом хауберке с непокрытой головой, и не говоря ни слова, добил умирающего еретика своим двуручным топором. Глянув на таверну и заметив ещё одного человека, он взмахнул крыльями и исчез в танце ветра и снега. Лоялист перезарядил лазган и отошёл от окна. Спрятавшись за стол в углу, не давая зайти себе за спину, он замер. Зашуршала промёрзшая солома и Индрик понял, что грифон на крыше. Стрелять было рано, да и некуда, поэтому гвардеец продолжил ждать. Сглотнув, он нехотя начал обходить зал, зная, что грифон уничтожит его, если он будет засиживаться на одном месте.

*Щёлк!*

Болт угадил гвардейцу прямо в незащищённую подмышку. Закричав от боли, он резко развернулся на месте и зажал спусковой крючок. Грифон успевший спустится на первый этаж, сразу же исчез за углом и не один выстрел не смог достигнуть цели. Зубы сжались с такой силой, что готовы были пойти трещинами, и кадианец зажмурившись от болевого шока, вытащил зазубренный болт.

*Щёлк!*

Проклятый грифон уже успел перезарядить свой арбалет, и второй болт попал человеку чуть ниже колена. Новый удар агонии, и имперец, выронив из рук свой лазган, повалился на занесённый снегом пол. Ксенос уже достал свою секиру и теперь не спеша подходил к лоялисту. Тот не найдя ничего лучше, достал из ножен запасную байонету и вонзив её в пол попытался подняться. Мощный удар лапой в челюсть и гвардеец отлетел от своего последнего оружия. Тяжело дыша, не в силах встать, он глядел в покрытое шрамами и морщинами лицо грифона и приготовился к встретить свой конец. Его задняя лапа уже легла ему на грудь, и над головой Индрика вознеслось окровавленное лезвие топора.

— Мы не умираем, мы отправляемся в ад на перегруппировку. — Растянулся в предсмертной улыбке человек.

— СТОЙ, НЕ УБИВАЙ ЕГО!!! — Выскочившая из неоткуда Бладнайф, схватилась за ручку топора яростного мстителя.

«Хех, как она за меня, а точнее за себя боится! Я люблю тебя… изобретатель тротилового ошейника».

*Тьма и пустота*


Владимир сидел в прекрасной, обвитой плющом беседке и просто бездельничал, разглядывая бежевого единорога, который что-то ворча себе под нос, замазывал царапины на статуе принцессы Луны. Скоро должен был начаться бал и все гости, слуги, стража и прочие завсегдатаи замка были во дворце и наводили марафет, каждый на свой лад. Когда снайпер увидел местных аристократов, он на полном серьёзе заржал как больной, несмотря на свой сдержанный характер. Ну, посудите сами – пони в дорогих фраках и платьях, ходят с таким видом, словно их картошку копать привезли, а лица так вообще в небо смотрят, они их только опускали когда встречали кого то из себе подобных или того, кто ещё выше их по социальной лестнице. Грифоны не в счёт – они тут вроде почётные гости и все дела, к тому же и среди них много знати, но они хотя бы не делают таких смешных надменных рожь. Правда пернатые немного задиристы и один из них даже красивую статую испохабил. Продолжая наблюдать за устранением следов вандализма, Владимир заметил знакомое лицо.

— Алексей! — Он помахал единорогу.

Обращённый пони тоже заинтересовался ремонтом статуи, и оглядывая её, подошёл к беседке.

— Привет, а ты разве не должен быть на каком-то очень важном разговоре с принцессой Селестией. — Стукнул он копытом о кулак, в знак приветствия.

— Я её и жду. Встречу перенесли сюда, видно догадавшись, что при такой замечательной погоде, разговор лучше вести в саду.

— На счёт моего превращения не забудь спросить. — Пытаясь устроиться на скамейку в привычной для него позе, попросил полицейский.

— Так сам и спроси, не маленький, вот, кстати, и она. — Заметив через ровно подстриженные ряды кустов переливающуюся северным сиянием гриву, отмахнулся следопыт.

Правительница Эквестрии была уже перед ними, и мягко улыбнувшись, она кивком отпустила двух своих стражников и села на скамейку в беседке. Алексей, поспешно сел в привычную для пони позу. Принцесса, не теряя времени на уже прозвучавшие утром приветствия, перешла к делу.

— Не сочтите за грубость, но я думала, что буду говорить с Громовым. — Без намёка на оскорбление, произнесла она.

— Я за него. Полковник занят, допр… расспросом пострадавшей грифонши. — Безмятежно ответил Владимир.

— Вы про рабыню? Надеюсь, она поправиться. Я обязательно поговорю с лордами грифонов об изменении этого варварского закона. Всё же, я не могу поверить, что Ферразиус причинил, кому то вред, пускай и на законных основаниях.

— Я не имею не малейшего представления о том, что из, себя представляет Кэйрон, но по рассказу Найтроудж, он взял её в рабы, спасая от плахи. А насчёт вреда… не знаю, может было за что, я не хочу гадать.

На лице аликорна появилась улыбка благодарности, и она продолжили с уже более мягким тоном.

— Вы хотели получить информацию о людях?

— О людях? Нет, об одном человеке… погодите тут, что помимо нас и убийцы кто-то ещё есть?!

Владимир не предвидел такого поворота. Ему хватило двух часов, что бы разговорить Луну и узнать от неё о том, что людей тут не было, а если и были то очень давно. Правда она, что-то скрыла, но потом оправдалась, ссылаясь на незначительность фактов. Пытать и уговаривать сумеречную принцессу, снайпер не собирался, и вытянув всю возможную полезную информацию, дорисовав её портрет, отпустил младшего аликорна хвастаться его шедевром.

— Лучше просто почитайте… — Из воздуха материализовался свиток и упал спецназовцу на колени.

Развернув его и прочитав короткий доклад, он окончательно отказался понимать что либо. Это была сверхсекретная информация прямиком из королевства грифонов. Судя по всему у них там назревала настоящая война – передовой лагерь местных обитателей был стёрт с лица земли, а на пограничной заставе, отделяющей от их суровой страны, мирную Эквестрию, произошло сражение. Но самое странное было то, что там сражались не грифоны, а люди и огромные гиганты. Донесение обрывалось на месте где монстры, вынесли крепостные ворота, видно шпион был молодой парень, а скорее всего девчёнка, и не выдержав такого накала битвы, благополучно улетел (а). В конце описывались скучные подробности о том, каким образом, тот или иной лорд клана отреагировал на произошедшее, но в общих словах все их огромные монологи сводились к одному – войне.

«Глупцы – война, а в особенности с людьми, это последнее дело. Думаю, теперь наше пребывание в Кентерлоте слегка усложнит заключение мира между двумя государствами».

— Довольно странно. — Передавая Алексею свиток, покачал головой следопыт. — Нападать без причины, даже не пытаясь вести, переговоры… нет, мы конечно тоже не идеальны да, как и грифоны, повоевать любим, но просто истребить две сотни живых, ни в чём неповинных… нет, это сделали не люди. Хотя это очень похоже не нашего клиента – бездумное и жестокое убийство. Хм, и сколько нужно народу, что бы убить две сотни солдат…

Конечно, Владимир льстил своей расе, поэтому говорить о том, что люди больше чем убивать, любят только порабощать и подминать под себя, он не стал. Принцесса тем временем вглядывалась в кьютимарку полицейского, а тот всеми силами старался делать вид, что не замечает этого.

— Перейду к делу. — Окончив рассматривать герб РФ, Селестия повернулась к снайперу. — Эти люди вполне могут быть теми, кого вы ищете или хотя бы знать о местоположении того кто вам нужен. Смею добавить весомый аргумент, что они попали в королевство грифонов неизвестным способом, который очень сильно совпадает со стилем перемещения убийцы.

О том, что Ферразиус Кэйрон умеет исчезать в арках, она умолчала. Тия была уверена на все сто, что Странник к этому не причастен. Он для этого был слишком… наивный, что ли.

— Вы хотите, что бы мы убили этих людей и избавили ваших намечающихся союзников от занозы в заднице, а сами в награду могли бы у них кое-что выведать? — Предположил Владимир.

— Убить?! — В глазах белого аликорна появился страх перемешанный с отвращением. — Как вы вообще могли такое сказать? Я начинаю понимать, почему люди без предупреждения напали на королевство грифонов.

«Язык мой – враг мой».

— Я не совсем, это имел в виду. — Селестия всё равно не сменила выражения лица. — Я подразумевал, что мы их… нейтрализуем, только если они будут опасны для окружающих. Мы никого не трогаем без причины, а в купе с тем, что они точно знают, то, что нужно нам, мы тем более не будем на них нападать.

— Что ж хорошо, прошу меня простить, но моё время на исходе, вы хотите что-то уточнить или попросить об услуге? — Кажется, теперь общество снайпера её не радовало.

Владимир толкнул в бок зазевавшегося единорога.

— Кхм… ты чего? Ой, точно! — Он виновато повернулся к правительнице Эквестрии. — Ваше величество, если вас не затруднит, вы не могли бы вернуть мне мой прежний облик?

— Разумеется, для меня это не сложно. Вас я, кстати, больше не задерживая. — Последняя фраза была адресована снайперу. Когда он попрощался и ушёл, она снова смягчила голос. — Я могу развеять заклинание в любую минуту, но вы уверены, что хотите этого?

Капитан непонимающе почесал нос.

— Конечно! У меня дом, работа, семья. Я и так тут загостился и мои близкие уже наверняка волнуются.

— Я всё понимаю, но всё же… неужели вам не хочется побыть пони, пока вы пребываете здесь? Это же бесценный опыт побыть представителем другой расы. Если бы у меня было время и желание, я бы сама попробовала пожить в новом теле. — Тут аликорн смутилась.

— Хм, а я никогда не думал об этом. А знаете, если вы действительно можете снять заклятие в любое время, то я ещё побуду конём с рогом.

— Единорогом.

— Точно!


— Тетрис наше всё. — Играя в старинную игрушку у себя на телефоне, Громов сидел в приёмном отделении.

Лошадки-врачи мало того, что заставили его одеть белый халат и бахилы, которые были ему малы так ещё и пообещали впустить его к грифонше, а сами уже пол часа, где то пропадали. Найтроудж была единственным незанятым свидетелем, видевшим Ферразиуса, а остальные оказались либо заняты, либо уже были допрошены, но не рассказали ничего полезного. Он слышал, что некая Пинки Пай задержалась у него после вечеринки. Она, правда, по словам Селестии ничего толком не смогла объяснить, но полковник всё равно хотел её расспросить. К сожалению, она и несколько её подруг укатили на местный праздничный фестиваль, а приказать ей отложить законный отдых он не мог – полномочия не позволяли. Да и они как-никак не у себя на родине. Осталась только воровка, которую держали взаперти. Её рассказ, несмотря на правдивость, был полон подводных камней, которые спецназовец распознал не сразу, а как заметил, тут же лично пришёл в больницу. С надеждой посмотрев на вошедшего в приёмную врача и не услышав своего имени, Олег закинул ногу на ногу и продолжил ломать бесконечно строящуюся стену.


Найтроудж было хреново – после избавляющих от истощения процедур хотелось родиться обратно. Елозя головой по мягкой подушке, она оглядела двухместную палату, в которой уже довольно долго лежала, словно овощ и наконец, посмотрела на свою соседку. К её удивлению она оказалась ей смутно знакомой, словно они недавно виделись. На соседней койке покачивая из стороны в сторону, задней лапой лежала миловидная грифонша. Мечтательно смотря в потолок и чему то улыбаясь, он заметила что привлекла внимание, и не переставая глядеть вверх начала разговор.

— Я уж думала, ты так и будешь притворяться спящей.

Воровка насторожилась.

— Не притворялась я.

— Умеете вы воры врать, ох умеете. — Она, наконец, повернулась к Найтроудж и та узнала в ней стражницу. — Ты-то тут из-за чего?

Метательнице ножей стало очень неудобно и сразу захотелось спрятаться под кровать.

— Да не бойся ты, не собираюсь я тебе глаза выцарапывать, ты же мне личную жизнь помогла устроить. — Стражница уже прислонилась к стене и наблюдала за вошкающейся на месте воровкой.

— Личную жизнь?

Тут Найтроудж пересказали романтическую историю, которую уже слышал Ферразиус, и даже поблагодарили за “вклад” в развитие их отношений. Заодно соседки и познакомились.

— Обращайся! — Хихикнула воровка нелепости случая.

— Хах, ну уж нет, дальше я сама справлюсь. — Снова замечтавшись и посмотрев в окно, ответила Астрид. — Его нет всего ничего, а я уже скучаю и волнуюсь…

— Не беспокойся ты так – вернётся твой Дайг. Что такому лбу сделается? — Заговорила в Найтроудж женская солидарность.

— И верно, он командир гвардии Матриарха, а не маленький птенец…

Тут стражницу резко передёрнуло.

— Что это, судороги? — Испугалась воровка.

— Да нет, просто холодный ветер подул. — Астрид встала с кровати и закрыла окно.

Вот только день был жаркий и безветренный…