Один дождливый день

С тех пор, как гармония рухнула в последний раз, прошло пятнадцать лет. Война, между двумя сестрами, пронеслась сокрушительным ураганом по стране, но пони Эквестрии выстояли и смогли вернуться в нормальное течение жизни. Однако память войны до сих пор преследует их во снах, в ночных кошмарах, что несет Найтмэр Мун, и наяву, в виде Детей ночи. Эти сироты одно из немногих напоминаний того, что произошло годы назад. Если во времена войны они были жеребятами, то теперь стали взрослыми и сильными. Теперь они являются не просто жителями Эквестрии, но и теми, кто может вновь ввергнуть гармонию в небытие. Хоть они и живут мирно, но с них не спускают пристальные взгляды. Может, они добры, но в их душах посеяна злоба. Они те искры, которые необходимы для всепожирающего пламени. Эта история об одной из таких искр, которая начала разгораться в один дождливый день в городе, что на севере страны.

Принцесса Луна Другие пони ОС - пони

Оборотная Сторона Монеты (Rebooting)

История поведает о жеребце и его младшей сестренке, которые приняли тяжелое решение - покинуть родною страну и глядя в лицо опасности, добраться до Эквестрии, чтобы поведать всем о страшной участи их мест...

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Зекора Биг Макинтош Грэнни Смит Диамонд Тиара Сильвер Спун Черили Принц Блюблад Лира Бон-Бон Другие пони ОС - пони Дискорд Стража Дворца

Секс-игрушки

Это небольшая зарисовка на предмет альтернативного развития событий возвращения Найтмер Мун.

Принцесса Селестия Найтмэр Мун Человеки

Ночные секреты Селестии

Иногда хочется отдохнуть от всей суеты и просто побыть одной, а может и с кем-либо... Любовь может быть ко всему. Тут мы узнаем про ночные шалости Селестии, которые она совершает, пока никто об этом не знает, почти никто...

Принцесса Селестия

Битва за Филлидельфию

Город Филлидельфия подвергается настоящему нашествию роя странных существ. Поначалу это никем не воспринимается всерьёз, но очень скоро становится ясно: это грозит обернуться катастрофой.

ОС - пони Лайтнин Даст

Сказки небесного домика

Высоко над Понивиллем в бескрайнем небе плывёт…дом. Да, да, самый обыкновенный пегасий дом, сотканный из белых облаков. Не такой большой и шикарный, как у одной всем известной радужной красотки, но всё же очень удобный и уютный. Его хозяин – молодой темногривый пегас, перебравшийся в Понивилль из Сталлионграда несколько месяцев назад и устроившийся на работу в местный погодный патруль. Обычная скучная жизнь, вы сказали? Разгонять облака совсем не скучно, когда вместе с тобой служат такие необыкновенные пегаски как Дерпи Хувз или Рэйнбоу Дэш! К тому же в небе и на земле столько всего интересного для юного патрульного, надо только уметь смотреть и слушать. Вот поэтому парящий над землёй дом знает множество занятных историй: о полётах среди туч и о ярких рассветах, о нежной любви и о крепкой дружбе, об Элементах Гармонии и о новых проделках Меткоискателей. Если у вас есть крылья, вам нужно всего лишь взлететь на облачное крылечко и позвонить в колокольчик. Хозяин радушно впустит вас к себе и угостит не только свежим маффином, но и новой историей. Входите, садитесь у огня и слушайте!

Рэйнбоу Дэш ОС - пони

Легенда о Камнепаде, отважном бизоне

Давным-давно, когда на этой земле ещё не было пони, все племена жили в мире и согласии. В те дни бизоны без стеснения странствовали по холмам и равнинам, от гор до самого моря могло безбоязненно мчаться их стадо. То было время, когда обрёл легендарную славу храбрый воин, прозванный Камнепадом. Присядь же, послушай — я расскажу тебе о том, как избавлял он наш народ от бед!

Другие пони

Никогда не суди о жуке по надкрыльям (Хроники разрыва по-королевски: Кризалис)

От автора: Что будет, если взять Королеву перевёртышей без королевства. Человека, обозлённого на пони, отсящихся к нему, словно к научному проекту. И добавить возникшую между ними необычную дружбу, ставшую причиной чего-то ранее неслыханного в землях Эквестрии. Ответ? По-настоящему странная история о бестолковом представителе рода человеческого и Королеве, которая не станет флиртовать за просто так. Эта Хроника о Кризалис превратилась в полноценную историю. Потому что наш мимимишный жучок любви оказалась чересчур сексуальной для простой летописи и потому заслуживает кровавый сюжет. Кроме того, я ещё не закончил историю о Кризалис, так что это своего рода вызов. Да, ещё здесь отображена точка зрения самой Королевы, и потому это вызов вдвойне!

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Другие пони Человеки Кризалис

Алое пламя войны

Давным-давно в волшебной стране Эквестрии, жили три расы. Каждая из них билась за место под солнцем. Каждая раса нуждалась в том что было только у других. Но в этой стране напрочь отсутствовала гармония и взаимопонимание. И все стали требовать и угрожать своим соседям. Весь мир сидел на углях, оставалось лишь найти искру которая их воспламенит, и мир охватит алое пламя войны.... И такая искра нашлась....

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл Спайк Трикси, Великая и Могучая Спитфайр ОС - пони Лайтнин Даст Мод Пай

Мама Понк

Перевод одного из моих любимых >гринтекстов с форчана. Короткая история о том, как мама Пинки, узнав, что у её сынули не вяжется с противоположным полом, решает ему всё рассказать и показать.

Пинки Пай Другие пони Мод Пай

Автор рисунка: Devinian
Глава 19: Эквестрийский протекторат, против... | Финал, часть 1 Эпилог

Глава 20: ...страшного и ужасного Некроманта | Финал, часть 2

— Что… что вы задумали? — со страхом в глазах, запинаясь спросил ученый, однако ответом на его вопрос послужила лишь яркая вспышка.

Он и еще трое агентов, прямо на глазах у ошарашенного Крауда, с коротким вскриком исчезли в обильном зеленом пламени. На их месте не осталось даже пепла, они просто взяли, и… и нет их. Агент Хайп, который по своей натуре был достаточно скверным типом, в этот момент почувствовал, как по его спине пробежал холодок, а копыта пустило в дрожь. Единорог сел, пялясь на то место, где секунду назад было несколько живых пони. Конечно, Мериндорф сказал, что оставит самого агента… но он даже не думал, что тот поступит с остальными именно так!

Маг, казалось, сделал это совершенно без какой-либо совести и страха. Просто, не думая… убил их? А о чем думал Крауд, когда соглашался на него работать? Точно не о смертях пони, нет. Колдун, конечно, пусть и являлся «злым Некромантом», но даже они вроде как поднимают мертвецов, но никак не умерщвляют живы…

— Я всего лишь телепортировал их в Кантерлот. — колдун резко оборвал поток мыслей Крауда, приподняв бровь — Предварительно стерев им память. Лицо такое сделал, будто заревешь сейчас.

— Я… я просто думал… стоп, вы и мне хотите память стереть? — принял прежнюю серьезность агент.

— Я уже говорил, что нет. На данный момент все сотрудники из ЭкПро мне более не нужны, таков первый пункт моего плана Бэ. Все, кроме тебя, Хайп. В тебя я вложил часть своей энергии и что самое главное – часть надежды. В ту ночь я не просто сделал тебя единорогом, я сделал из тебя «Мастера иллюзий»!

Крауд покосился на свой рог.

— Думаю, вы забыли меня обучить этой… магии.

— Ох, дурья башка, я же говорил, что ты в состоянии сам познать все необходимые заклинания! Что-ж, видимо следует объяснить немного подробней…

Доковыляв до кресла, колдун грузно развалился в нем и принялся рассказывать. Крауд, словно внук, слушающий байку дедушки, расселся рядом на полу.

— Мастера иллюзий – это древний клан волшебников, открывших так называемое «Обратное измерение магии». Это особое колдовство, отличающееся от обычного, и пользоваться им могли лишь те, кому удалось «перевернуть магию вверх ногами» в самих себе. Собственно, так они и добивались этого обратного измерения. То, что я сделал с тобой – это лишил тебя долгих и упорных медитаций и тренировок, которые могли бы занять почти всю твою жизнь, чтобы добиться переворота магии. Тебе она доступна уже сейчас. Как же она работает? Одним словом – не напрямую. Если простой маг наколдует щит достаточной силы, чтобы сдержать удар, то Мастер иллюзий сделает свою ауру настолько слабой, что удар пройдет сквозь него. Если маг будет идти напролом, посылая во врага огромные огненные шары, то Мастер иллюзий лишь отвлечет его своим силуэтом, в то время как сам подберется сзади. Если маг – это одно единственное живое существо, которое победить крайне сложно, то мастер иллюзий – тот, кто может разделить самого себя на сотни и тысячи копий, которые берут не силой, а количеством и умом. Мастер останется живым до тех пор, пока не будет уничтожены все копии – и даже в том случае, если умрет изначальный «оригинал», ибо иллюзионисты спокойно переключаются между своими клонами. Ты хоть понимаешь, какую мощь я тебе дал? Какую энергию? Ты – дискордова армия, ты рой чейнджлингов в одном лице! Ты тот, кто ходит по ту сторону льда на замерзшем озере, тот, кто существует в зеркальном отражении, ты – тень, отбрасываемая светом. Тень огня.

Тут до Крауда наконец начало доходить осознание своих способностей. Если раньше он считал, что теперь будет обычным единорогом, как и все – то теперь сильно в этом сомневался. Вот только как это – магия «наоборот»?

Агент зажмурился напрягся. Колдун с интересом стал следить за золотистым сверканием гладкого, чуть изогнутого назад рога, и вскоре после этого произошла небольшая вспышка. Единорог оглянулся, и понял, что стоит уже в другом месте. Но то, что он наколдовал, было вовсе не телепортацией — глянув туда, где он сам только что сидел, агент обомлел. На том месте, как ни странно, сидела точная копия Крауда, которая смотрела на Мериндорфа.

— Схватываешь на лету. — похвалил его колдун, — Но знай, что это не просто твоя копия – это по-прежнему твое тело, и ты в силах управлять ими обоими. Причем даже не покидая того клона, в котором сейчас находишься.

Крауд почувствовал, как его сознание как будто «переплыло» обратно в «прежнего себя». Совершив это, агент оглянулся на копию, стоявшую неподалеку. Неожиданно для себя он понял, что колдун прав, и Крауд в состоянии контролировать оба тела одинаково, не путаясь в «командах» и не «переплывая» из одного тела в другое.

Мериндорф продолжил наблюдать, как два Крауда осматривают друг друга, как появился третий, как один потрогал нос другого, а третий ткнул в бок первого.

— Эту магию изобрели в незапамятные времена… настолько незапамятные, что и сказать-то трудно. Сейчас в нее мало кто верит, ибо полагают, что все это лишь сказки и легенды. Но многие сказки могут быть правдой… уж я-то знаю. Используй эту энергию мудро, Крауд. Не так, как сейчас.

Крауд, будучи уже в «четверном» дубликате, поймал на себе осуждающий взгляд, и решил, что делать пирамиду из самого себя было не самой умной затеей. Три копии исчезли, оставив лишь одного.

— Простите Господин… проверял способности. — виновато улыбнувшись, ответил агент.

— Помимо личного копирования, способностей у тебя еще вагон и одна тележка. Но я перечислю самые основные. — сказал колдун, подняв взгляд к потолку. Короткое молчание дало понять Хайпу, что он вспоминает.

— Так… Нулевое преломление, или невидимость. Самая, думаю, стандартная функция. Смена облика, потом обнуление… это то, что я говорил о щите. Обнуляющий щит еще называется. Что там еще… Клонирование себя, это ты уже знаешь. В принципе, ничего другого тебе и не понадобится. Но на случай, если ты захочешь развиваться, должен предупредить – эта магия может аннигилировать тебя на месте. Аннигилировать значит уничтожить и не смотри на меня так. Просто помни, что в ней все «наоборот» и смотри не облажайся – тогда будешь в порядке.

Сказав это Мериндорф встал с кресла и потянулся.

— Ох, с посохом было удобней ходить… Надо бы подыскать себе трость на временную замену. Итак, Крауд. Пусть я и сказал, что ты нужен в деле как никто, тем не менее, на данный момент наш общий замысел не предусматривает наличие в нем тебя, так что считай, что ты официально заслужил небольшой отпуск. Будет время разобраться в своих возможностях. Кстати, советую начать со смены облика, так как тебя никто не должен узнать. Это работает даже при магическом сканировании со стороны, если сочетать это заклинание с нулевым щитом. Но ни в коем случае не злоупотребляй этим, иначе… за последствия я даже не ручаюсь.

Агент Крауд ответил коротким кивком, затем спросил

— Я могу идти?

— Да, иди отдыхай. Свистну как понадобишься. А пока ты «отдыхаешь», тебя на время заменит еще кое-кто…


Размеренным ритмом раздавались звуки капели, падающей со слегка потрескавшегося потолка прямо на каменные плиты, некогда давно выложенные по всему лабиринту внутри горы. С глубин этих тоннелей порой доносились различные гулкие звуки, которые могли напугать даже самого матерого искателя приключений… однако, ни один искатель не пошел бы сюда, так как лабиринты эти – собственность Института.

Но вскоре по просторам этой собственности раздался совершенно новый звук. Множества копыт, стараясь не шуметь громче той же капели, быстро и слажено семенили по коридору, направляясь куда-то вглубь. Вскоре показались хозяева этих копыт – группа специального подразделения Эквестрийского Протектората, во главе с капитаном Люксорхувом. Резвая пробежка этого небольшого Табуна говорила об опыте солдат в плане приглушения разного рода звуков собственного производства, а также о специальном материале их накопытной обуви.

Позади всех, в группе с учеными семенила Твайлайт. Как ни странно, за все время путешествия в глубины горы спецназ так и не встретил ни одного последователя колдуна, или кого-либо в принципе. В следствии, единорожка заскучала и завела диалог с одним из ученых. В последствии выяснив, что зовут ее (а это была именно она) Кэсси Мэттерс, и что они учились с ней в школе для одаренных единорогов. Правда, не были одноклассниками, так как Твайлайт взяла под свою опеку сама принцесса Селестия, в то время как Кэсси, со своей сестрой, перешла небезызвестному доктору наук, профессору Стивенсу Гранду. Разговор быстро набирал обороты, вскоре выяснилось, что зовут эту сестру Джинн, и работает та на данный момент в аспирантуре. Фамилия сестер вскоре дала о себе знать и тогда Твайлайт пришлось выслушивать кучу вопросов, которые свалились на нее из уст весьма разговорчивой кобылки в белом халате.

Спрашивала та в основном о том, какого это быть ученицей принцессы, как она умудрилась достигнуть таких успехов, и прочее. У Твайлайт создалось впечатление, что Кэсси немного завидует… и от этого лавандовой волшебнице стало неловко. Но как только разговор зашел о колдуне, она почувствовала себя уверенней, чего нельзя было сказать о самой Кэсси. Видимо, «Страшного и ужасного злого Некроманта» она все же побаивалась. Как бы не оказалось, что не зря.

— Мы на месте! — вскоре услышала Твайлайт из уст капитана, — Некромант в этом помещении. Твайлайт Спаркл. Ваш выход. Мы займем позиции и приготовимся к возможной атаке. Сюда есть еще один вход, мы должны разделиться, чтобы он не смог сбежать. А теперь вперед! — после этих слов значительная часть команды двинулась куда-то в сторону, свернув на первом же повороте. С ними ушла и Кэсси, — Мисс Спаркл, мы ждем.

Твайлайт вздохнула, отметив про себя, что идея выпить успокоительные все же была хорошей. Жаль только, что она так этого и не сделала.

Входом в помещение служила двустворчатая деревянная дверь с металлической оправой, которая так и твердила о старине всего этого помещения. Солдаты тихо встали по обе стороны двери, выжидая «выхода» единорожки. Не заставляя их ждать, она робко постучала в дверь, затем легонько толкнула копытцем. Та отворилась и единорожка вошла в тонкий проем между створками.

Бывать здесь ей уже однажды довелось. Именно сюда в прошлый раз притащили ее агенты, именно с этого (Твайлайт глянула выше) балкончика сошел колдун, и именно оттуда (затем она глянула налево) прилетел чайник, когда тот предложил чай. Посреди все также стоял круглый столик, а чуть глубже, между книжными полками и заваленным алхимической посудой столом, в старом кресле сидел колдун, читая какую-то книгу. На носу у него красовались круглые очки-половинки, поверх которых на единорожку был устремлен устало-приветливый взгляд.

— Вы только гляньте, кто к нам вернулся. — в полголоса сказал Мериндорф. На секунду Твайлайт показалось, что он ухмыльнулся.

Единорожка все старалась побороть в себе чувство неловкости. Честно говоря, это первый на ее счету злодей, не кидающийся с порога в атаку. Наверное, поэтому кобылка сомневалась в том, что он злодей.

— Здра… здравствуйте, Мериндорф. — все же запнувшись, но столь же серьезно, сколь могла, сказала Твайлайт.

— Здравствуй-здравствуй. Ну же, смелей. Я не кусаюсь.

— Я пришла поговорить насчет вашей… кхм, идеи, об этом… как вы его назвали…

— Ты пришла поговорить о Демонике? — вновь глянув на единорожку, переспросил колдун.

— Да. О нем. Вы сказали, что считаете принцесс… зараженными этим самым Демоником. Но ваши доводы были весьма… неправдоподобными. Вы уже, наверное, знаете, что ЭкПро ополчилось против вас.

На этих словах лицо минотавра, что доселе удивившее кобылку своей безмятежностью, теперь высказывало прозрачное недовольство и настороженность. Мериндорф закрыл книгу, положив ее на полку шкафчика слева от него.

Сев поудобней в кресле, выгнувшись вперед и соединив локти с коленями, он скрестил пальцы и сухо произнес

— Продолжай.

— Но мне все-таки кажется, что вас можно было бы в этом оправдать. В данный момент я… скажем так, ваш адвокат, и поэтому предлагаю то, что не так давно предлагали мне вы.

Задумчивый взгляд мага метнулся на единорожку. Та, не колеблясь, продолжила

— Я предлагаю вам сдаться организации, и принцессам. — завершила Твайлайт. Она явно заставила старика задуматься, судя по его позе и выражению лица.

— Подумайте сами. — продолжила она, после половины минуты молчания, — Вы вполне могли бы и ошибиться. У вас есть доказательства существования демона?

Колдун промолчал.

— Или вы знаете метод его изгнания? Даже в случае, если он есть – думаете вы бы смогли противостоять ему в одиночку? Если судить по мифологии, демоны — это сильнейшие и древнейшие обитатели Тартара, вымершие уже давным-давно. Цитирую: Истлел их дух, иссохли тела, лишь аура только осталась цела…

…Так бойтесь живые, настанет вам срок, багровым огнем полыхнет Рагнарок. — задумчиво закончил за нее Мериндорф, как будто бы не обращаясь к ней.

— Да… там есть эти строки. — немного замялась Твайлайт, — Но дела они не меняют. Если вы считаете, что мифология из сказок вдруг возьмет и оживет – то тут я сильно сомневаюсь.

— Это все слишком сложно для тебя, Твайлайт. — Мериндорф оторвал локти от колен, — Если я объясню все причины, то ты попросту не поймешь.

— Я хотя-бы постараюсь. — в голосе кобылки сверкнуло недовольство, — Поймите же, я пытаюсь вам помочь. В случае, если вы неправы – ваше соглашение на этот… временный арест, скажем так, только поспособствует вам – я лично прослежу за тем, чтобы вас отпустили. А в случае если вы правы… что-ж, я думаю Элементы гармонии все уладят. Ведь не даром магия элементов зовется самой могущественной в Эквестрии.

— Эквестрия – не единственная страна на земле. Как и магия Элементов – не самая могущественная. Плюс ко всему, Демоника будет не просто победить, если он узнает обо мне, таковы мои планы. Я, знаешь ли, уже успел столкнуться с ним раньше…

Твайлайт заинтересованно посмотрела на мага

— Когда я говорил о том, какой может быть ужасной Селестия, тогда, в Астрале, я немного недосказал. Принцесса ведь была под его контролем, естественно она ни на кой дискорд мне не была нужна. Я пытался лишь защитить ее. От него. — на этот раз недовольные нотки затронули и голос мага. Его тон говорил о близости Твайлайт к правде… но в данный момент ее мозг заняла совершенно другая мысль – Если Мериндорф защищал Селестию, значит он был с ней знаком? Более того, возможно… они были союзниками.

— Да. Некогда мы действительно действовали вместе. — как будто прочитав ее мысли, сказал колдун, — Однако она этого уже не вспомнит. Видишь ли, я сам поплатился жизнью, как уже и говорил. А вот Тия отделалась лишь памятью. Поэтому она не поверила тебе, когда ты обвинила Крауда, поэтому она лишь похлопает глазами, если ты на досуге вдруг достанешь ее с расспросами. Мы сражались против Демоника вместе…


Неимоверных размеров огненный шар с громовым раскатом вырвался прямо в белого аликорна.

— Пригнись! — крикнул Мериндорф, на ходу колдуя щит.

Пламя с громким треском разорвало на части зеленое магическое поле и минотавр отлетел к скалам.

Селестия встала с колен и заметив лежащего на камнях друга, немедленно подскочила к нему, помогая встать. Небо над их головами пылало ярким огнем, а из пропасти, что простиралась пред ними, выплыло некое подобие гигантского багрового облака дыма, с огромными, полными ненависти, пылающими дьявольским огнем глазами без зрачков.

Глаза, издавая прерывистые гулкие звуки, являвшиеся по своей природе демоническим хохотом, медленно подплывали к парочке.

— Вы – жалкие букашки. — раскатом грома произнес обладатель глаз, — Не в ваших силах противостоять тому, что должно произойти.

— Не надо только своих россказней о пророчестве и судьбе. Ты всего лишь тень своего прошлого! — крикнул Мериндорф, прикрываясь от света, — Очень яркая тень.

— У нас есть то, что остановит тебя, Демоник! — добавила Селестия.

— В этом вы ошибаетесь. — громогласно ответил багровый туман, и вслед за этим в минотавра и аликорншу полетел град из раскаленных углей.

Бело-желтый щит продержался недолго, прежде чем герои смогли укрыться за ближайшим камнем. Не став долго ждать после того как град окончился, Мериндорф выскочил из укрытия, выстрелив в сторону глаз весьма объемным лучом болотно-зеленого цвета.

Глаза растворились, издав громкий рык, но тут же появились в другом месте. Мериндорф, воспользовавшись мгновением, швырнул по направлению тумана какой-то фиолетовый камень…

— Ты жалок, маленький колдун. — пронаблюдав, как камушек скрылся в обильном тумане, прогремел Демоник, — Все эти ваши фокусы на меня не подействуют, и ты это знаешь.

Мериндорф напряженно смотрел в сторону возвышающихся над ним глаз. Вдруг из тумана стала материализовываться огромных размеров голова, с тремя рогами. Рог, что был посреди, был виртуозно загнут назад и имел слегка сплющенную по бокам форму, напоминая заточенное лезвие. Два остальных были на месте ушей.

Селестии эта картина смутно напомнила одного теневого короля, который почти точь-в-точь воплощался из черного тумана. Но сейчас ситуация была совершенно другой, так как они имели дело с самым настоящим, без преувеличений, дьяволом.

— Больше никаких игр в выживание. — не шевеля ртом, которого у него и не было видно, сказал демон, — Приготовьтесь к самовозгоранию, смертные.

Воздух, что без того был раскален и пахнул дымом, стал нагреваться еще больше. Мериндорф почувствовал, что от жары у него начинает кружиться голова, и тогда он начал колдовать какое-то морозное заклинание, что сделала и Селестия. На какое-то время это помогло.

Раздался треск, и голова Демоника, в прямом смысле, покрылась трещиной. Причем в том месте, где должен быть рот. Образовывая некое чудовищное подобие улыбки, трещины расширились до самых рогов, затем получившаяся пасть приоткрылась, издавая шипение. Некоторое время колдун не понимал, что происходит и вместе с Селестией лишь пытался как можно сильнее заморозить воздух вокруг себя. Осознание грядущего пришло к ним слишком поздно.

Весь застлавший горизонт багровый туман взорвался яркими языками пламени, сопровождаясь громким раскатам демонического рева, что издавала распахнувшаяся пасть огромного демона.

Минотавр почувствовал жгучую боль и онемение по всему телу. Принцесса была в силах себя защитить, однако сразу после наложения защиты упала в обморок.

«Еще секунду продержаться… оно должно сработать» — думал про себя Мериндорф.

Боль становилась все сильнее, в конце концов колдун почувствовал, как его защита слабеет. Рев не прекращался, превращая окружающую атмосферу в настоящую преисподнюю…

Произошла яркая сиреневая вспышка, длившаяся где-то две секунды. Дьявольский рев дрогнул и сбился, туман исчез, оставив после себя лишь маленькое облачко, опустившееся на землю. Скованный болью Мериндорф упал на колени.

— Мы все-же оказались умнее тебя, Демоник. — прохрипел он, — Отправляйся обратно в Тартар.

Вытянув трясущуюся руку в сторону клубившегося на месте сгустка багрового дымка, маг выпустил в него последнее заклинание. Затем упал наземь, и больше уже не шевелился.


Казалось, даже спецназовцы, притаившиеся за дверью, были впечатлены рассказом Некроманта также, как и Твайлайт.

— Рот прикрой, муха залетит. — посоветовал ей колдун, и та не поленилась послушаться.

— Невероятно… — выдавила из себя единорожка, — Так вы…

— Я запер его в Тартаре, Твайлайт. Все это время за ним присматривали его братья – Думатор, Фрозентор и Моргантор. Духи смерти, льда и времени… сам понимаю, что это немного кривая «последовательность», да и ты не читала об этом только потому что книги мифологии с их упоминанием очень редки. Но не в этом суть – не так давно Демонику удалось сбежать. И поэтому я ожил… дух смерти Думатор вызволил меня из небытия, приказав разыскать Демоника, и вернуть его в Тартар. Для этого он дал мне помощника – духа-крестража Осирикса, а также девять духов, именуемые «Высшими Хранителями». Нет сущностей, более преданных… Осирикс был нужен для того, чтобы заключить Демоника обратно в Тартар, а сам он заключен в том фиолетовом камне на моем посохе, и выйти оттуда может только с моей помощью. Теперь тебе достаточно доказательств?

Твайлайт некоторое время сидела молча. Казалось, только что произошло то, чего она боялась каких-то двадцать минут назад – Мериндорф убедил ее в своей правоте. Она действительно ему верила... но все же пара вопросов осталось в ее лавандовой понячей голове.

— Но каким образом Демоник завладел разумом Селестии? И… в какой момент?

— Так, как обычно это и бывает. Ты бы не заметила разницы, Твайлайт. Демоник делает это очень искусно.

— Подождите… — ответ на один вопрос тут же дал свободу другому, — Вы вроде говорили, что демон… вселился в нее еще в то время, когда вы с принцессой противостояли ему. Но по вашему рассказу – вы победили его ценой жизни, и погибли до этого момента, в следствии вы бы не смогли узнать об этом. Да и как Селестия в итоге потеряла память?

— Этого я не знаю, ты права. Но все указывает на то, что именно так и произошло. Спроси ее сейчас о тех событиях – ничего не вспомнит. — ответил маг.

Доверие, неожиданно даже для самой кобылки, вдруг стало медленно угасать, уступая паранойе.

— Что насчет Демоника… как сказать. — продолжил маг, — Сложно все это лишь потому, что… уши у него везде, понимаешь? Обо мне он знать категорически не должен – иначе никак. В моих интересах было перетянуть тебя на свою сторону как можно скорей, так как ты могла бы оказать просто неоценимый вклад в победу над ним. Именно поэтому мне пришлось сослать тебя в Астрал, подчинив тело. Поверь, я очень не хотел этого делать, поэтому послал вслед Высших хранителей, чтобы ты не… заблудилась. Мда, ситуация вышла не из лучших, это правда. Кстати, твое возвращение из альтернативного мира при помощи некоего Давида – идея главаря Хранителей. Не будь у тебя шанса вернуться – я бы не послал тебя туда. Хранитель послал сигнал Левиафану, чтобы он вывел тебя обратно. Все это – часть плана.

— Может быть… — Твайлайт все еще завороженно слушала минотавра-колдуна, однако «план с Давидом» не был столь неожиданным поворотом, — Но… стойте, вы вроде говорили, что Селестия уже была под его контролем в те времена.

Мериндорф вновь промолчал.

Это молчание заставило что-то переключить в голове единорожки. Словно какая-то искра зажглась в ней, дав ход новым мыслям, которым она почему-то меньше всего хотела бы давать ход.

— Вы что, соврали мне? — холодно переспросила она.

— Твайлайт… — начал было колдун, но замолчал, смерив кобылку каким-то странным взглядом.

— Так значит вся эта история – тоже неправда? — разочарование уже полностью заменило былое восхищение, и даже немного уступило легкой злобе, — Все эти ваши россказни о демонах, вселяющихся в принцесс, о вашей дружбе – неправда!

Желание защищать минотавра перед принцессами как копытом сняло. Теперь единорожка видела в нем лишь очередную угрозу Эквестрии, которая придумывает разные байки в свою защиту. Действительно – чего она верит этому старому маразматику? Дед тут галлюцинации на старости лет, пардон, ловит, а она ему верит. Или, что еще хуже – очередной «злодей», желающий насолить Эквестрии, который поленился перед этим как следует подготовить и продумать свой план.

Мериндорф поймал не себе полный разочарования и презрения взгляд, однако все еще странно смотрел на лавандовую единорожку.

— Твайлайт, просто дослушай до конца. Не вынуждай меня…

— Не вынуждать что? — перебила его кобылка, став прохаживаться туда-сюда, — Опять в Астрал меня запихнешь? Признай, без своего посоха ты не сможешь этого сделать.

Мериндорф медленно встал с кресла.

— Да и что мне от тебя слушать? Очередную импровизированную байку? Нелепые оправдания? Я думала ты действительно хочешь сделать для Эквестрии что-то стоящее… На деле ты просто поехавший старик! И ведь тем лучше для тебя, — голос Твайлайт окончательно разукрасился сердитыми нотами, — Потому что, если окажется, что все в корне наоборот – и ты намеренно хотел свергнуть принцесс дабы… не знаю, навести хаос или что-то в этом роде – тебе придется несладко.

Мериндорф лишь задумчиво смотрел на единорожку сверху вниз, перекрестив руки.

— Не напугал. — твердо отрезала Твайлайт, — Может раньше я боялась тебя, Мериндорф. Но сейчас совсем другое.

— Твайлайт. — вполне спокойно сказал колдун, — Тебе надо успокоиться. Да… может это сейчас и звучит странно, но послушай меня… а еще лучше – послушай себя. — в его голосе послышалась какая-то встревоженная заинтересованность, которая немного сбивала с толку, — Как часто ты злишься?

В ответ единорожка сердито сощурилась.

— Когда мне дают повод, Мериндорф. — ответила она, затем развернулась и добавила, — Взять его!

Дверь, издав грохот, распахнулась под воздействием могучего магического «пинка», после чего в цилиндрообразное помещение дружно вбежал спецназ. По бокам, окружая растерянного колдуна, оперативно семенили фестралороги, сверкая прямыми зрачками и угрожающе искрящимися рогами, а под потолок взвилось с десяток «летучих» солдат, выставив в сторону Некроманта дула своих седельных пушек.

Последним из всех, обогнув Твайлайт, к колдуну уверенно шагал капитан Люксорхув

— Колдун Мериндорф, вы арестованы за нарушение спокойствия граждан Эквестрии, за использование некромантии нелегальным образом, а также по подозрении в заговоре против принцесс.

Одним мощным заклинанием минотавр оказался в каких-то сверкающих черно-сиреневым светом наручниках.

— Мне знаком этот свет… — сохраняя спокойствие сказал маг, глядя на наручники, — и до чего же дошла техника.

— Вы правильно подумали, мистер Мериндорф. — ответил ему капитан, — Колдовать с этой вещицей вы уже никак не сможете.

— Ох и не хотел я, чтобы до всего этого дошло. — с неожиданным сожалением сказал колдун, продолжая осматривать наручники.

— Раньше надо было думать. А теперь – ступай за нами, мы…

— Вы не так поняли меня, капитан. — сухо перебил его Мериндорф.

В последний момент Твайлайт заметила, как из рукава минотавра вынырнула какая-то колбочка. Осознание того, что должно произойти, к счастью, пришло к ней достаточно быстро. Рог единорожки выпустил лучик энергии, преобразовавшийся в сиреневую магическую стену, сквозь которую Твайлайт успела заметить лишь разбивающееся об пол стеклышко таинственной склянки…

Яркий свет и сильный удар по голове едва ли не лишили волшебницу сознания, однако магический щит все же значительно ослабил удар. Но тем не менее, слабое тельце лавандовой пони отлетело к стене как перышко, не выдержав такой поток энергии. В ушах раздавался звон, взгляд помутился, а затем ко всему этому присоединилась еще и ноющая боль от удара.

Твайлайт приподнялась. Каменные куски, потрескавшиеся стены только подтвердили ее догадку о произошедшем. Мысли постепенно вставали на свое место, и тут стал приходить ужас осознания. Твайлайт судорожно окинула взглядом помещение. Куча разбросанных тел пони, то, что некогда было мебелью, небольшой кратер и куски камней, и Мериндорф.

— Не волнуйся, они всего лишь без сознания. — сказал колдун, копаясь в карманах, — Правда, ты тоже должна была быть. Таков план…

Мериндорф что-то вылил на наручники, после чего те с шипением отвалились. Колбочка из-под некой разъедающей жидкости отправилась во внутренний карман.

Волшебница, приоткрыв от удивления и ужаса рот, все еще делала попытки встать.

— Быть может, когда-нибудь ты и узнаешь правду, Твайлайт. — колдун стал подходить к ней, — И быть может даже найдешь силы простить меня… как бы абсурдно это ни звучало. Но сейчас такое время, когда никому нельзя доверять. Надеюсь ты и это со временем поймешь.

Твайлайт охватила злоба. Если до этого она просто рассердилась на него, из-за разочарования… то сейчас неистово возненавидела. Тот, за кем она все это время гналась, тот, кого покрывали шпионы и тот, кто хотел посеять страх в Эквестрии… сейчас стоял перед ней, явно намереваясь «отправить» к остальным лежащим…

— Нет… ничего у тебя не выйдет. — с презрением прошипела Твайлайт.

Мериндорф, до этого тянувший к ее лицу руку, вдруг остановился, заметив нечто новое. Через секунду он вынужден был совершить полет по направлению от единорожки, будучи сбитый чем-то ярким и красным. Привстав, он вновь глянул в ее сторону — и тут настал его черед удивляться.

Доселе нежно-лавандовая мягкая шерстка Твайлайт теперь имела яркий тускло-желтый цвет, а вместо гривы пылал огонь. В колдуна были устремлены два алых зрачка, которые ничего хорошего явно не сулили

— Невероятно… — только и успел произнести Мериндорф, перед тем как его сбил мощный фиолетовый, с огненными прожилками, луч магии.

Колдун пробил собой несколько стенок, и только после этого понял, что сейчас ему лучше защищаться, чем болтать как Крауд. Поспешив встать, Мериндорф глубоко вздохнул. Вокруг него небольшим вихрем закружилась энергия. Огне-Твайлайт, тем временем, готовя очередной удар, уже мчалась в его сторону.

Колдун, зажмурившись, ладонями вверх, приподнял руки чуть выше, затем выдохнул и распахнул пылающие зеленым огнем глаза.

— Выбора мне ты не оставила, — знакомым грубым и громким басом произнес он, затем сжал кулаки и с силой ударил их друг о друга.

Произошел колоссальный выброс энергии, который, оставив вокруг мага пламенный след в виде окружности, с грохотом, вырвался навстречу единорожке и беспрепятственно сбил ее.

Маг убрал кулаки, рассеяв луч. Огненная дорожка вела прямиком к дыре в скале и на другом конце виднелся силуэт Твайлайт. Колдун пошел по направлению к ней, приготовившись к нападению и всматриваясь в силуэт. Что-то сверкнуло, и от очередного пробивания стенок колдуна спасла только его реакция. Скрестив руки перед собой, пред ним образовался весьма внушительный щит, в который вылетело несколько огненных шаров.

Вслед за последним шаром, как ни странно, «прилетела» сама волшебница, спокойно прошедшая сквозь защиту и как следует влепившая минотавру копытом под дых. Затем последовал второй удар по голени и под конец – мощный магический апперкот.

Колдуна подбросило вверх, тот совершил кувырок, приземлившись на ноги и одну руку. Успев отбить очередной выстрел второй рукой, он послал еще один луч в ответ, однако Твайлайт успела отскочить. Энергия с грохотом врезалась в стенку и произошел еще один взрыв.

Солнце на какое-то время ослепило обоих магов, а из получившейся дыры в горе подул свежий ветерок. Опомниться Мериндорф не успел, так как ему пришлось отбиваться от вновь налетевшей на него Твайлайт. Вблизи он успел разглядеть, что цвет шерстки волшебницы стал медленно возвращаться в норму, а грива уже приняла прежний вид, пусть и до сих пор горела.

Отбросив от себя взбесившуюся особу, колдун вдруг потерял ее из виду – произошла сиреневая вспышка телепортации.

«Еще чего не хватало» — подумал маг и оперся на стену, переводя дух. Без посоха ему приходилось куда сложней и поэтому он почувствовал, как сильно истощился. Два-три мощных заклинания высосали из него всю силу, поэтому на ту же телепортацию он уже не был способен. Очередной спецназ Эквестрийцев, в существовании которого он не сомневался, мог поджидать его со всех выходов из горы… всех кроме одного.

Мериндорф оглянулся на дыру в скале, из которой его все еще обдувал прохладный ветерок. Он понятия не имел, куда пропала Твайлайт, но необходимо было делать ноги.

«Наверняка за мной теперь охотится весь Кантерлот. Так себе план Бэ, но что поделать» — выглядывая из дыры и оценивая высоту подумал он. Тут его лицо выдало то, что ему в голову пришла невероятная, но хорошая идея. Колдун ухмыльнулся и ловко спрыгнул на небольшой уступ под ним.

— Посмотрим, как вы теперь меня поймаете. — пробубнил он, и стал карабкаться наверх.


Грива медленно и верно гасла, цвет шерстки вскоре совсем «потух» и принял обычный цвет. Грудь Твайлайт мерно вздымалась и опускалась, а мысли в голове напоминали утренний завтрак, засунутый в миксер, совершивший двойной Радужный Удар из космоса и пробивший собой всю планету. Злоба на колдуна немного утихла, но это вовсе не означало, что она закончила с ним. Пусть и было бы разумно дождаться элементов гармонии, но так как их здесь до сих пор нет, ей необходимо было как можно дольше задержать его. Либо вывести на принцесс…

Эта мысль показалась ей благоразумной, и она немедля принялась приводить ее в исполнение. Телепортировалась кобылка всего лишь на-всего за ближайшую полуразрушенную стенку, и прекрасно видела, как колдун вылез в дыру. Шум ветра и гул из недр лабиринта не дали выдать ее учащенное дыхание. Набравшись смелости, Твайлайт сверкнула рогом, и в следующую же секунду мир вокруг сменился на просторные дали Эквестрии справа, и на огромную Кантерлотскую гору слева.

Единорожка стояла на уступе, выискивая глазами Некроманта. Откуда-то сверху прилетело несколько камешков. Твайлайт подняла голову – колдун был именно там, неожиданно резво (для его возраста) карабкаясь по уступам и что-то бормоча себе под нос. Сбивать его с горы не было в интересах волшебницы, так как это слишком жестоко, и на принцесс его вряд ли выведет. Подскочить к нему и телепортировать прямо к Селестии – тоже отпадало, так как у нее на это попросту не хватит сил. А вот если раздразнить его и привести с собой – это может сработать. Как жаль, что рядом нет Спайка, с его помощью она точно бы предупредила принцесс… Они же говорили, что явятся – так где же они?

Но раз их здесь нет, то придется действовать самой. Внимательно осмотрев гору, она обнаружила, что не так уж и далеко от ее вершины. Вот только зачем туда лезет сам колдун?

Узнавать это сейчас было неподходящей идеей, и потому Твайлайт собралась и совершила телепортацию на место повыше. Колдун ее заметил, и тут же мимо него пролетел намеренно смещенный магический разряд. Единорожка внимательно наблюдала за его реакцией и сделала вывод, что сработало – Мериндорф, вскочив на очередной уступ, послал какое-то заклинание в ответ. Но цели оно так и не достигло, так как Твайлайт тут же оказалась в другом месте.

— Глаза подводят? — язвительно крикнула ему кобылка, за что в нее полетело еще одно заклинание, которое вновь не попало в нее.

Мериндорф ловко карабкался все выше, посылая в мелькавшую тут и там лавандовую пони болотно-зеленые пучки энергии, и медленно, но верно выходил из себя.

— Если меня и подводит старость… — перебирая руками по скалам ответил ей Мериндорф, — То тебя – предсказуемость!

Твайлайт появилась на очередном уступе, однако на сей раз удача не улыбнулась ей – яркий зеленый взрыв прогремел прямо перед ее носом, и она стала медленно оседать на камни. Все происходило как будто в замедленной съемке, слишком уж долго она падала… Тут до нее дошло, что летит она с горы.

Мериндорф перепрыгнул на очередной уступ и вскарабкался на утес. Цель была достигнута – он находился на вершине Кантерлотской горы. Захватывающий вид на Эквестрийские просторы портил только мелькавший внизу силуэт лавандовой пони, который стремительно приближался к земле. Колдун закатил глаза, и поднял сверкнувшие магией ладони.

Рядом раздался хлопок и зеленая вспышка, на месте которой оказалась лежащая на спине, и замершая от шока лавандовая пони. От былой «гари» не было и следа, а вот вид у волшебницы был весьма потрепанный. Перепачканная шерстка, взъерошенная грива и уставившийся вверх, полусонный, полу-испуганный взгляд.

— Видимо, переборщил с оглушением. Но может это и к лучшему. — констатировал колдун, — Я знаю, что ты сейчас слышишь меня, Твайлайт. Я… если честно, понятия не имею, как тебе удалось… эмм, вспыхнуть, однако выяснять этого не собираюсь.

Твайлайт лишь продолжала смотреть вверх, поджав копытца.

— То, что сейчас происходит – слишком сложно для объяснения. Тем более, что знать тебе этого не следует, — маг вышагивал вокруг единорожки, — Поэтому я соврал. Мне жаль, что пришлось так поступить с тобой. Что пришлось обманывать, пулять в тебя заклинаниями. Но выбора у меня сейчас, как видишь, не особо-то и нет. Хранители Смерти, или как они теперь называют себя – ЭкПро, ополчились против меня, спецназ рыщет по всему помещению внутри горы, выискивая «Страшного и злого Некроманта». Плюс ко всему еще и это незримое магическое поле, что огибает всю гору… да, его трудно не заметить. Однако то, что я задумал – должно свершиться, Твайлайт. И ты мне в этом не помешаешь.

Глаза единорожки дернулись в сторону мага – тот стоял позади нее, возвышаясь черной тенью, и закрывая собой солнце.

— Признаться, насолила ты нам немало. Ты – главная причина, почему весь план пошел под откос... Но я понимаю тебя. Гонишься за тем, кого считаешь злодеем, но не подозреваешь, что настоящий злодей может оказаться у тебя за спиной. Или еще где похуже…

Твайлайт медленно перекатилась на бок и предприняла попытку встать.

— Опять на Селестию все спихнешь? — послышался охрипший голосок единорожки, — У тебя даже не хватает смелости признать свою вину…

Мериндорф сердито сощурился, затем отвернулся.

— Видимо, переговоры между нами никогда не возымеют успех. А теперь, прости меня – но это не твоя война. — сказал он, поднимая в сторону единорожки сверкающую зелеными искрами ладонь.

Едва видимый лучик энергии направился прямо на Твайлайт, и она почувствовала, как засыпает. Некромант стоял над ней, а ее силы все иссякали, до тех пор, пока не настала просто черная пустота.

Ты слышишь меня, сестрица? — прошептал чей-то голос. Судя по тону, принадлежал он особе женского пола, — Этот сбрендивший старикан не ровня тебе, и ты это знаешь.

Никоим образом ответить единорожка не смогла. Все что сейчас ей было доступно – лишь без эмоций слушать голос из своего сна.

Ты знаешь, кто я, Твайлайт? Я это ты…

До единорожки дошло, что голос действительно принадлежал ей. Почему бы и не поговорить с самой собой в собственном сне?

Правильно мыслишь, правильно. Это твоя головушка, Твайли, и ты здесь хозяйка. Слова Мериндорфа – лишь пустышка. Ты в силах его победить.

Если бы сейчас у волшебницы было бы лицо, то оно не выражало бы ничего, кроме безразличия.

Нельзя просто так взять и сдаться! Скольких опасных злодеев ты победила? Найтмер Мун, Дискорд, Король Сомбра и Королева Кризалис – все это твои заслуги. И потому это твоя война, и ничья больше… Это твой долг.

Мысли единорожки взбодрились, а рассудок как будто стал просыпаться.

Но коль трудности тебе дорогу преградят – просто скажи… мне. И я приду на помощь…

Вот только как Твайлайт может прийти на помощь самой себе?

Очень просто. Впусти меня в свой разум, и я все сделаю за тебя… Проснись Твайлайт!

Резкий толчок в бок взбудоражил сознание единорожки, и она распахнула глаза

— Твайлайт? Твайлайт проснись! — в бок ее пихал дракончик Спайк, — Ты в порядке?

Однако, в собственной постели она себя так и не обнаружила. А хотелось бы. Вместо этого она с удивлением спросила себя – что она забыла в полуразрушенном… магазинчике?

Кобылка лежала на нескольких поваленных стендах, возле дыры в углу, а со стороны улицы раздавался грохот.

— Что я здесь делаю? — в конец охрипшим от усталости голосом спросила Твайлайт.

— Ты… стой, в каком смысле? — переспросил дракончик, — Когда мы с твоими подругами прибыли, ты вовсю, эмм… мутузила Некроманта.

Единорожка с удивлением оглянулась на помощника.

— Прямо посреди улиц Кантерлота. Я тебя такой злой никогда не видел, и даже немного испугался. Ты как будто взбесилась!

Но что же с ней произошло? Минуту назад она была на вершине Кантерлотской горы, а сейчас… неужели опять всякие меж альтернативные путешествия?

Тут кобылке вспомнился тот голос из ее сна, и по спине у нее пробежал холодок. Только сейчас она осознала всю его жуткость, особенно фраза «впусти меня в свой разум».

Очередной грохот не дал ей додумать до конца, и мысли переключились на Некроманта.

— Где он сейчас? — спросила Твайлайт, выбираясь из магазинчика.

— Друзья сразу же набросились на него, как только вы с ним… кхем, буквально свалились с Кантерлотской горы. Ты успела пару раз ударить его, прежде чем он отправил тебя… ну, за покупками.

— Не смешно. — отрезала единорожка, выискивая глазами друзей, — лучше бы нашел кусочек пергамента и предупредил принцесс.

— Я это уже сделал. А подруги там, за поворотом.

Твайлайт наказала Спайку спрятаться здесь и ринулась в указанную им сторону. И действительно – за поворотом оказался искомый колдун, который нелепо пытался сбросить с себя Эпплджек, оседлавшую его словно...

«Как иронично» — подумала Твайлайт, подготавливая заклинание.

Рэрити откуда-то сбоку посылала в Мериндорфа… какие-то пучки света, Пинки Пай вообще, казалось, была не в курсе происходящего вокруг, и лишь весело сказала неподалеку, дудя в какую-то шумелку. Рейнбоу вихрем летала вокруг, сбивая минотавра с толку, а Флаттершай вообще не было видно.

Дэши, заметив Твайлайт и поняв, что та собиралась сделать, совершила ловкий переворот в воздухе и на лету подхватила вопящую что-то колхозное Эпплджек. Мериндорф, освободившись от «захвата», тут же был сбит фиолетовым лучом, но даже не сдвинулся с места.

— Не скучал по мне? — улыбнулась Твайлайт, подходя ближе. Как оказалось, теперь колдун не мог двигаться вообще, замерев в той позе, в которой «встретился» с заклинанием единорожки – слегка растопырив руки, чуть повернув голову с напряженным взглядом влево.

Рядом с волшебницей приземлились Рейнбоу с Эпплджек, тут же очутилась и развеселая Пинки, и затем, грациозно вышагивая, подошла Рэрити, в телекинетическом поле которой свернулся дрожащий желто-розовый комок.

Комок был опущен на землю, и только после того, как из него показалась испуганная мордочка Флаттершай, перестал трястись, поняв, что бой закончился.

Глаза колдуна судорожно дергались туда-сюда, уже давно перестав пылать зеленым огнем.

— Прости, Мериндорф, но все же ты был не прав. — говорила Твайлайт, — Это моя война. Наша война. И наш же долг – сделать все, чтобы выиграть ее, и спасти Эквестрию от очередного злодея. Ты не первый, поверь.

Со стороны колдуна послышалось лишь тихое и прерывистое кряхтение.

— А теперь, пока ты не натворил еще больше проблем – нам придется заточить тебя в камень, до тех пор, пока Селестия сама не решит, что с тобой сделать.

Одобрения со стороны друзей придали духа лавандовой единорожке, а появившейся рядом Спайк протянул ей ее диадему с фиолетовой звездой. Твайлайт подхватила диадему, и засверкала рогом. Мериндорф с ужасом в глазах увидел, как магическая волна всех цветов радуги медленно соединила ожерелья Элементов гармонии, концентрируя энергию все больше и больше. Затем за яркой вспышкой последовал луч в виде радуги, вырвавшийся вверх и изогнувшийся в полете прямо на застывшего Мериндорфа.

На колдуна обрушился поток магии элементов, а тот, все еще не в силах сопротивляться, стал медленно покрываться камнем, пока полностью не превратился в статую…

Твайлайт открыла глаза, но вместо статуи Некроманта увидела заполненную Кантерлотскими аристократами улицу. Ни друзей, ни следов боя поблизости не было, хотя это была та же самая улица. Раздался грохот, и единорожка испуганно перевела свой взгляд наверх – с верхушки горы летел…

…зеленая полянка, пикник у Флаттершай. Розовогривая пегаска, почему-то, одела на себя какую-то странную деревянную маску, а Эйнджел катался по траве и кряхтел. Создавалось впечатление, что он чем-то подавился, но еще пугало то, что Флаттершай ничего не…

…Твайлайт увидела, как Эпплджек лежит неподалеку от нее. Мериндорф сумел скинуть ее с себя, а затем пронзил магическим копьем. Ее бездыханное тело было ужасным образом насажено на зеленый полупрозрачный длинный кристалл. Неподалеку от нее лежала Пинки, только что так беззаботно скакавшая неподалеку. Из приоткрытого рта все еще торчала…

…темная энергия. Двуногое существо из книжек, одетое в черно-фиолетовую мантию, медленно вышагивало по окрестностям Понивилля. Навстречу ему шагало еще одно такое же существо, одетое на манер морского капитана, с короткой бородой, широкополой треуголкой, а также…

…выстрел. Библиотека была сплошь и рядом забита разного рода варварскими вещицами, трупами и их окровавленными конечностями, с потолка свисали клетки, а за круглым столом сидело несколько бандитов. Единорожка вообще не представляла, как пони мог быть бандитом. Те, в свою очередь, оглянулись на Твайлайт, и неожиданно вся их брутальность тут же улетучилась, а сами бандиты в страхе стали разбегаться кто-куда. Волшебница ненароком глянула в стоящее неподалеку зеркало, и увидела…

…Заклинание элементов прервалось и рассеялось. Твайлайт раскрыла глаза – прямо перед ее лицом левитировали два желтых глаза без зрачков. Единорожка сглотнула, и оглянулась – еще восемь багровых призраков, со смутными очертаниями пони в броне, окружили ее и подруг, издавая недовольный и пробирающий в дрожь гул. Вся уверенность единорожки тут же исчезла, а тело как будто сковал паралич. В мыслях у нее с ужасом пронеслась лишь одна мысль: «Высшие Хранители»

Мериндорф, тем временем, вернул себе возможность двигаться, и отряхивал свою серую мантию.

— Не все так просто, Твайлайт. — направив на единорожку, сквозь окутавший ее багровый туман, свой пылающий зеленым огнем взгляд, пробасил колдун, — Видишь ли, Элементы гармонии, как я и говорил – не самая сильная магия. Далеко не самая…

В который раз за сегодня сознание единорожки стало мутнеть. Произошла яркая вспышка…

…Твайлайт ехала в вагоне какого-то поезда. Колеса мерно постукивали по рельсам, ей уже начинало это надоедать. Крылья затекли, и принцесса дружбы не поленилась на короткое время расправить их, чем вызвала сторонние взгляды. Вскоре к ней подошел какой-то изумрудного цвета земнопони, на боку которого был изображен…

…взрыв. Башня Кантерлота с оглушительным грохотом просела, и всем своим весом протаранила висящий в воздухе огромный корабль, из которого не переставали вылетать…

…принцессы. Багровые духи с диким воем рассеялись, а с неба, подобно ангелу, спускалась сама принцесса Селестия, рог которой ярко светился. Мериндорф резко обернулся, и тут же был ослеплен. Принцесса убрала заклинание, и приземлилась наземь. Вслед за ней появилась и Луна.

— Ну нет, не сегодня… — выкрикнул Некромант и бросил под себя дымовую шашку. Серая завеса быстро рассеялась, но минотавра уже и след простыл.

— Луна! Разыщи его как можно скорее, я помогу остальным.

Принцесса ночи, не став перечить сестре, метнулась в небо и исчезла из поля зрения. Селестия подошла ближе к скованной параличом ученице и коснулась до нее рогом, после чего подхватила ее ослабевшее тело. Сама Твайлайт едва могла пошевелиться и лишь заметила, как «оживают» ее подруги. Повернув голову к принцессе, она выдавила

— Я… не смогла…

На этот раз, в конец измученная и утомившаяся пони, провалилась в мир грез уже основательно.


— Скажи мне только одно – что дальше-то делать?

— Да тише ты… Не беспокойся насчет этого, мы все обдумаем и сообщим при первой же возможности.

— Хорошо. Предположим вы двое придумали, как выманить этого Некроманта на чистую воду, не рискуя при это нашими и, спешу напомнить, вашими шкурами. Каким же образом мы это обговорим?

— У нас есть насчет этого хорошая идея… Некромант ни о чем не догадается. А теперь вали быстрей отсюда, ты сам поймешь, что это за идея, в скором времени.


Тик. Так. Тик. Так.

«Какие, однако, громкие часы у этого мистера…» — первое, что пришло в голову кобылке, лежащей на…

Твайлайт огляделась. Что это за место? Какая-то старинная на вид комната, с деревянной мебелью и разнообразными непонятными штуками на полках. Лежала кобылка на высокой раскладушке у стены, а рядом с ней молча, странным образом сидел в кресле полностью коричневый единорог в черном халате, соединив передние копыта возле носа. Из всех знакомых Твайлайт, таким образом «сидения» обладала только единорожка Лира.

Судя по закрытым глазам единорога, он дремал. Стараясь не разбудить его, волшебница попыталась привстать

— Я бы не советовал делать это сейчас, мисс Спаркл. — вежливым тоном произнес пони в халате, не открывая глаз, — Пожалуйста, лягте на место. Я еще не закончил.

На короткое время замерев от неожиданности, Твайлайт решила все же решила последовать его просьбе. Она осторожно опустилась обратно на простыню и стала глядеть на странного пони, что сидел слева от нее, в ногах.

— Предвидя ваши вопросы… — делая непривычно большие паузы, спокойно продолжил единорог, — …мое имя доктор Жандарм, вы лежите потому что я вас лечу, и да, лечу я вас именно с закрытыми глазами… ничего не делая.

Во всяком случае, это многое прояснило. Единорожку это успокоило и она, не став спрашивать о причудливом методе лечения доктора, просто опустила голову на мягкую подушку, и продолжила слушать успокаивающее тиканье часов.

Вскоре, вспомнив недавние события, у нее вновь возник вопрос…

— Вы проспали до утра следующего дня, около десяти часов… Ваши галлюцинации были вызваны влиянием… духов-хранителей Мериндорфа, а сам Мериндорф действительно сбежал. Достопочтенной принцессе Луне не удалось его обнаружить… Ваши подруги в целости и сохранности, как и новые друзья… навроде Хиддена с Брейном.

Удивительно. Каким образом ему удается предвидеть вопросы Твайлайт? Единорожку этот факт несколько удивил, и она…

— Я предвижу ваши вопросы потому, что занят восстановлением вашей ментальной ауры, вы не могли бы на короткое время перестать думать? — с недовольной ноткой произнес доктор Жандарм, и Твайлайт, пусть и удивившись такому заявлению, все же пришлось его послушаться.

Благо, кроме громкого тиканья более ничто не нарушало тишину этой комнаты, и через некоторое время единорожка почувствовала, что ее опять клонит в сон.

— Скажите, вы открывали книгу? — внезапный вопрос доктора застал ее врасплох, — Не волнуйтесь, я уже закончил лечение, можете встать. Много же у вас было вчера приключений, мисс Спаркл, я вас принимаю уже второй раз.

Твайлайт приподнялась, единорог сидел уже с открытыми глазами с непривычно ярко-желтой радужкой, закинув одну ногу на другу, и выжидающе смотрел на кобылку

— Книгу? — переспросила единорожка, догадываясь, какую книгу он имел ввиду.

— Вы все верно подумали. Ту самую книгу. Вы ведь не смогли раскрыть ее, не так ли?

— Но… да, не смогла, но… откуда вы знаете о ней? — только сейчас Твайлайт осознала, что это возможный шанс узнать, что-же все-таки сокрыто в этой книге.

— Скажем так, у вас она оказалась именно моими стараниями. Не спрашивайте, как и зачем, я все равно ничего не знаю… Кое-кто хотел, чтобы она была у вас.

Волшебница глядела на сохранявшего спокойствие врача круглыми глазами

— Кто именно? Он не сказал, как ее открыть? Что там находится?..

— Уверяю вас, я не имею ни малейшего понятия, что внутри этой книги. Я знаю лишь откуда она, и кто именно мне ее дал…

— И кто же? — все допытывалась единорожка.

В качестве ответа вновь последовало длинная пауза. Наконец задумчивый доктор изволил заговорить

— Это уже совершенно другая История. Придет время, и вы все узнаете, а пока – грядет еще немало трудных испытаний. Некромант сам себя не остановит.

Твайлайт ничего не поняла, кроме того, что Мериндорф еще не побежден. Эта мысль ей очень не нравилась… но что поделать. Отвечать на вопросы о своем таланте ментального исцеления доктор Жандарм отказался и потому все, что оставалось волшебнице – поблагодарить его и неспешно покинуть помещение.

Вновь воцарилась гробовая тишина, нарушаемая лишь размеренным тиканьем громких часов. Доктор еще некоторое время смотрел на закрытую дверь, затем сел поудобней, сомкнув копыта возле носа, и устремил свой взгляд в пустоту.