Автор рисунка: MurDareik
Новая фигура на поле событий

В поход!

и наконец, наши герои выдвинулись в свой путь( аж самому полегчало:))

Спокойствие сонного лагеря, моментально сменилось шумной суматохой, центром которой оказалась наша бравая четвёрка. Перед нами росла куча снаряжения и седельных сумок. С лёгким недоумением глядя на эту сумятицу, я не заметил, как кто-то подкрался и проколол мне ухо. Вскрикнув от боли, я попытался ощупать пострадавшую часть тела. Но, тут-же услышал в ухе крайне недовольный голос Уайтхорна:

— Раз, раз. Проверка связи.

Оказалось, что это миниатюрный наушник-серьга. Выглядел он довольно нелепо, но жить можно. Самили прыгала вокруг с громкими взвизгами типа: "Голоса, я слышу голоса! Вы в моей голове? А как вас зовут?" Уайтхорн копался с рацией. А Бладиус с вожделением рассматривал накопытные клинки. Разве что язык на плечо не повесил, и хвостом не размахивал.

Из штабной палатки вышла принцесса.. Она с удивлением воззрилась на нашу живописную компанию. Я, пытающийся натянуть на себя второй рюкзак, и при этом не уронить винтовку, зависшую над моей головой в серебристом свечении рога. Уайтхорн, сгибающийся под тяжестью рации и беззвучно проклинающий всё на свете. Бладиус, в обнимку со своими ненаглядными клинками. Ну и наконец Самили, выписывающая пируэты в воздухе, и ждущая ответа от "голосов в голове"
— Я вижу вы уже готовы — сказала Луна, провожая взглядом пегаску, скрывшуюся где-то в облаках. — Уайтхорн вызывайте Самили и начнём.

Он сухо буркнул, что-то в микрофон. Со стороны столовой донёсся радостный визг, грохот, и звон чего-то железного. Через пару секунд в облаке пыли она принеслась к нам.

— Где "тяжёлый вздох" где они?

— Прекрасно, все в сборе. Пожалуйста встаньте поближе друг к другу. Вот так. А теперь закройте глаза и ждите. И,.. удачи вам.

Я почувствовал тёплый бок Самили прижавшейся ко мне, и обнял ей за шею. Она ощутимо дрожала. Потом последовало ощущение тепла и спокойствия. Оно проникало в каждую клеточку тела, и расходилось тёплым комом внутри. Сами успокоилась и задышала ровнее.

И тут мы оказались по уши в воде. Да уж. Подсобила нам принцесса. Подумал я, но потом вспомнил свои навыки телепортации и угомонил свой ехидствующий мозг. Кажется, я скоро совсем свихнусь. Буду разговаривать сам с собой, видеть духов, и тому подобное. Серый гад в моей голове видимо сговорился с рогом, и теперь они на пару восстали против всего организма.

Так. О чём это я? Ах да... Порядком наглотавшись воды, мы наконец выбрались на берег. Точнее на старую каменную набережную. Сквозь трещины проросли кустарники, а кое-где даже небольшие деревца. Метрах в двухстах. Через просеку заросшую подлеском, виднелась обветшалая крыша старого замка. Сказав, что нам надо обсохнуть и чего-нибудь пожевать, Самили уже было собралась лететь к тёмному шпилю главной башни. Уайтхорн словил её за хвост, и она повисла вниз головой в паре метров над землёй.

— Вы чего? Пошли скорей. Там наверное жутко интересно.!

— И опасно — скептически бросил зануда.

Но как ни странно, в этот раз я был с ним согласен. Лезть в старый замок посреди вечнодикого леса... это же форменое самоубийство.

— мы останемся здесь, обсушимся час-полтора, и выдвигаемся. — сказал я и сложил сумки на булыжник набережной.

— Ну вот. — насупилась пегаска — какие вы скучные.

Бладиусу было глубоко наплевать на место привала. Он уселся на рюкзак и продолжил любование своими клинками. Послав Хорна за дровами, а Самили за камнями для костра. Я решил наконец поговорить с Бладиусом.

— Кхм... а как ты попал в войска?

Он отвлёкся от кинжалов и несколько секунд смотрел на меня отсутствующим взглядом.

— Я работал на ферме рядом с Понивилем. На него в первый же день войны налетели чейнджлинги. Короче говоря, городка, как и фермы больше не существует. А я тогда убил своего первого уродца. Голыми копытами. В той бойне вырезали почти весь город. Спаслось только трое: я, единорожка Лира и пегас Тандерлейн.

И где они сейчас?

Когда мы добрались до Кантерлота. Там уже во всю строились заводы и склады. Организовывались призывные пункты. Я никогда не видел такого оружия, каким вооружали новобранцев, поэтому выбрал старый добрый нож. Кинжалы они как-то поудобней будут. Там мы и разделились. Тандерлейн ушёл в ВВС. Лиру забрали в наспех организованную академию боевых магов. А потом через две недели нашу пехотную роту отправили на фронт.

— Оттуда и шрам?

Он прикоснулся к нему и заметно помрачнел.

— Да. Нас окружили, и почти всех взяли в плен. Пока пленников конвоировали куда-то в земли перевёртышей, я пару раз пытался сбежать. За что и получил крылом по лицу от охранника. Они наверное подумали, что я долго не проживу и бросили подыхать в каком-то лесу. Как я добирался до своих не помню. Запомнил только одно — зебру, непонятно откуда у нас взявшуюся. Она обработала мне рану и взвалила на спину. Потом я очнулся только в госпитале. Меня выходили и отправили в этот лагерь, обучать новичков. Потом взрыв в Кантерлоте, письмо от Луны, и наконец появился ты со своим супер-важным заданием и неограниченными полномочиями.

— Полномочиями?

— Ах да, прости я забыл сказать тебе. — он ухмыльнулся

— Да ладно. Я вообще не привык кем-то командовать. А те, с кем ты выбрался из Понивиля? Ты ещё видел их?

— Нет. Я пытался наводить справки, но всё глухо. Надеюсь они живы. А вот за мой взвод дырявые сволочи ещё ответят. — он хищно взмахнул клинком, разрубая воздух перед собой.

Интересно куда запропастился Уайтхорн? Я попытался вызвать его по рации, но услышал только треск помех. Глупо было надеяться, что я-«любимец судьбы» смогу пройти всё это без неприятностей. А так хотелось...

— Самили. Уайтхорн куда-то запропастился. В какую сторону он пошёл?

— Туда — она ткнула копытом в самую чащу леса

— Ну да... Кто бы сомневался. Настоящие герои не ищут лёгких путей.

Она непонимающе уставилась на меня.

— Сами ты пегас.

— Да ладно?

— Не смешно. Бросай камни и облети окрестности.

— Он ушёл пять минут назад. — она состроила скептическую мину

— А рация почему не работает?

— Может у него микрофон вымок, вот и не фурычит. Мы не успели выйти из лагеря, а ты уже паникуешь. Что же будет в драконовых горах, или мёртвых пустошах? Будешь бояться каждой тени?

— Может ты и права, но если он не вернётся через десять минут. Всё равно облети вокруг. Безопасность прежде всего.

Она покачала головой и ушла за новой партией камней.

Из кустов послышался треск. Мы дружно повернули головы и увидели встрёпаного единорога. Уайтхорн пытался что-то сказать, но осел на землю без сознания. Бладиус отреагировал быстрее всех. Он вскочил, и подбежал к нему. На белом боку единорога оказались страшные рваные раны. Комбинезон превратился в лохмотья. А микрофон висел на одном проводке. Самили с аптечкой подскочила к нам и начала разрезать на бедолаге остатки комбинезона. Из чащи донёсся глухой вой. Мы с Бладиусом переглянулись и схватились за оружие. Обойдя кусты с двух сторон, вновь услышали вой, он быстро приближался. Я подвесил рядом с собой пистолет и включил инфракрасный спектр на визоре. В паре сотен метров от нас, двигались два красных пятна. Я кивнул Бладиусу, и откатился за ближайшее дерево. Он начал медленно двигаться в сторону воя. Но не успел он сделать и пары шагов, как из-за деревьев выскочили два древесных волка...

Что-то в них было не так. Они были матово-чёрными... Пока твари принюхивались, я аккуратно прицелился одному в голову и выпустил три пули. Две отрикошетили от чёрного лба, а вот третья вошла точно в глаз. Волк зашатался и помотал головой. Потом рыкнул и понёсся на меня трёхметровыми прыжками. Я высадил в него всю обойму, бросил пистолет и схватился за винтовку. Голова зверя была точно в перекрестье и быстро увеличивалась. Плавно нажав на спуск, я почти в упор всадил в него бронебойную пулю. Броня на лбу раскололась и голова твари взорвалась как пороховая бочка. Откатиться я уже не успел. Многокилограмовая туша, двигаясь по инерции, сбила меня с ног и похоронила под собой. Где-то рядом слышалось рычание и глухие удары. Значит Бладиус ещё жив. Но как же ему помочь? И тут рог снова меня выручил. Я почти забыл о его существовании. Темноту вокруг меня осветило серебристое свечение. Дышать стало намного легче. Лёгкий толчок, и зачарованные дрова свалились с меня. Я глубоко вдохнул и огляделся. Оказывается помощь Бладиусу уже не требовалась. Он остервенело рубил останки второго волка, да так, что только щепки летели. Опасаясь подходить к нему в таком состоянии. Я окутал его своей магией и приподнял над землёй. Он ещё немного помесил воздух, а потом ошалело огляделся, и непонимающе уставился на меня. Осторожно опустив его на землю, я поднял винтовку, и отыскал в траве пистолет. Бладиус всё ещё тяжело дышал, но клинки сложил. Мы направились к лагерю.

Самили возилась с Уайтхорном. Она вколола ему обезболивающее и сейчас ловко орудовала иглой, сшивая края ран. Бладиус тяжело осел на камни. Его начало трясти. Ещё бы, после такого-то заряда норадреналина.

Я понял, что в ближайшее время мы с места не сдвинемся. Уайтхорну надо поправиться, а нашему воину прийти в себя. Плюнув со злости, я отправился в лес за дровами. Осень всё-таки. Уайтхорну мёрзнуть противопоказано, да и Бладиусу придётся не сладко. Проходя мимо Самили, я одарил её взглядом без слов говорившим- «а что я говорил?». На что она пожала плечами и продолжила штопать шкуру раненого. Надо поскорее развести костёр. Где там эти волки остались?...

Продолжение следует...