Сказания крайнего сервера - сборник стихов

Сборник стихов на соответствующую тематику. В соавторстве с Re7natus

Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони ОС - пони Найтмэр Мун Человеки

Ветер перемен

Двое курсантов королевской стражи отправляются в Бэлтимэйр для выполнения особого поручения. Они и не подозревают как это поездка изменит их взгляды на окружающий мир.

Другие пони ОС - пони

Mente Materia

Все изменилось, когда Твайлайт вернулась с новостями о народах и культурах, лежащих вне знакомого всем пони безмятежного мирка. Помощь и добровольцы были предложены осажденным людям Земли, поскольку каждый эквестриец знает, что друзья должны помогать друг другу. Увы, новые друзья порой также означают и новых врагов. Когда атаковавшие людей монстры нанесли удар по Эквестрии с жестокостью, не виданной тысячелетиями, зов о помощи был отправлен во все остальные королевства мира. И благородные союзники исполнили древние клятвы и договоры. Враги, как старые, так и новые, отложили былые распри и встали плечом к плечу. Альянс, какого Эквестрия никогда не видала, будет выкован для отражения угрозы извне. И из-за этих событий на свет появился мрачный, но долгожданный близнец проекта XCOM.

Твайлайт Спаркл Человеки

Откуда появляются маленькие пони?

Метконосцы решили сегодня узнать, откуда берутся дети. Смешной юмористический рассказ.

Эплблум Скуталу Свити Белл

Пинки смотрит на сохнущую краску

Пока сохнет краска на стенах ее спальни, Пинки Пай размышляет о зыбкости индивидуальности и смысле бытия.

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Пинки Пай

Чертоги расколотого разума

Насколько материальны наши мечты? Что скрывается за простым воображением? Можно ли преодолеть ту грань, что отделяет иллюзию от реальности? Филип Фоняков никогда не задавал этих вопросов, но ему придётся найти на них ответы. Путешествуя по Эквестрии, стране его грёз, и живя в России на окраине, у него просто не будет иного пути. Ему придётся выбрать, что для него иллюзия, а что реальность.

Принцесса Селестия Принцесса Луна Трикси, Великая и Могучая Человеки

Кровавые яблоки

Ты... Подойди сюда. Если у нас есть время... Ты сам не знаешь, почему Эквестрия стала такой? Я могу рассказать тебе начало этого ужаса... Там, есть заброшенный дом... Зайдем туда, там нас никто не тронет...

Флаттершай Эплджек Найтмэр Мун

Колебания маятника

Что мы знаем о возможных допустимых вероятностях? Лишь то, что они случаются внезапно, спонтанно и имеют множество неразгаданных тайн. Человек, отчаявшийся найти в мире справедливость, способен на многое, но именно с ним играет Его Величество Случай. Что сулит попадание чужака в другой мир, где даже еда несъедобна? Как можно выжить в чужом окружении? Возможно ли вернуться назад и так ли хочется это делать? Как остаться в мире, если от этого будет зависеть чужая и своя жизни?

Твайлайт Спаркл Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Трикси, Великая и Могучая Другие пони ОС - пони Шайнинг Армор

Опустевшее гнездо

Вчера чета Кейков усадила Пампкин и Паунда на поезд — у них первый год в колледже. Вчера был трудный, неимоверно трудный день. А сегодня будет ещё труднее.

Пинки Пай Мистер Кейк Миссис Кейк

Песнь расколовшихся душ

Сложно быть одной, слепой на один глаз, лишённой слуха, не способной летать... Больно принимать факт предательства от самого близкого тебе существа. Горько осознавать, что ты беспомощен и никому не нужен в этот морозный рождественский вечер... Но один ли ты такой? Может в этом мире есть те, над кем судьба быть может так же жестоко посмеялась, ато и гораздо больше?...

ОС - пони

Автор рисунка: Devinian
Глава 9. Ассистенция Глава 11. Научный совет

Глава 10. Зверь в клетке

Вопрос правомерности проведения опытов над чейнджлингами ставит ребром лично их королева...

Бикер стояла напротив стеклянной клетки, в которой сидел чейнджлинг, пойманный для Стэйблриджа несколько месяцев назад. Выглядело существо не самым лучшим образом – двигалось мало, есть отказывалось, даже превращаться в последние дни ни в кого не стремилось. Профессор постояла у стекла несколько минут, но чейнджлинг, единожды посмотрев в её сторону, даже не подумал выкинуть какой-либо трюк, а вновь задремал, свернувшись калачиком.

В голову пони закралась мысль, что жизненный цикл чейнджлингов никто не изучал, поэтому существо могло просто готовиться к некой периодической спячке, а могло откидывать свои необычные в плане анатомии копыта. Впрочем, у вялости одного из питомцев отдела зоологии могла быть и другая причина, с которой Бикер сильно хотела побеседовать. Для этого она с самого утра крутилась у вольеров и террариумов, ожидая появления пони с грязно-серой гривой. Одного из немногих не-единорогов, успевших прописаться на территории Стэйблриджа после отмена запрещающей доктрины.

— Доктор Уайлд, можно вас ненадолго? – подозвала профессор интересующего её сотрудника.

Доктор Паддок Уайлд в неизменной коричневой куртке, больше смахивающей на стёганый доспех, неспешно подошёл к начальству.

— Я немного тороплюсь, – пробасил он, стараясь не встречаться с профессором Бикер взглядом.

— У меня всего пара вопросов относительно условий, в которых вы содержите животных.

— С этим есть какие-то проблемы? – Паддок поправил чёрную повязку, намотанную на левую переднюю ногу.

— Я бы сказала, что животных немного не устраивает та среда, которую вы им обеспечили, – пояснила свою мысль Бикер, бросив взгляд на неподвижно лежащего чейнджлинга. – Некоторым из них не вполне комфортно.

— Профессор, я спорить с вами не буду, – моментально перехватил инициативу Паддок Уайлд. – Если вам хочется, чтобы у каждой твари была подушка, я закажу побольше подушек. Но, говорю из личного опыта, зверью всё равно, насколько бережно вы даёте ему еду и как громко исполняете колыбельную. Оно поест и уснёт в любом случае.

Профессору Бикер было очень тяжело общаться с этим новобранцем Стэйблриджа. Что неделю назад, во время первого знакомства, что сейчас. Его позиция «у вас недостаточно опыта, чтобы мне что-то советовать» не прошибалась никакими доводами.

— Но вы могли бы немного чаще проверять их состояние, – попыталась всё же достучаться до него Бикер. – Я опасаюсь, что при неверном обращении питомцы нашего научного центра могут заболеть.

— Они могут заболеть от того, что вы на них чихнёте. От того, что на них смотрят как на зверей, которыми они и являются, ни у одной ящерки проблем со здоровьем не возникнет. Взять хоть этого увальня, – доктор указал на вольер с чейнджлингом, – затих и якобы заснул. Неправда. Он просто ждёт момента, когда сердобольные кобылы, вроде вас, решат посмотреть, что с ним. Так вот, в моё дежурство можете не волноваться – такие номера не пройдут.

— Гм. Ну, что ж, спасибо, что дежурите на благо Стэйблриджа. – Профессору Бикер пришлось отпустить главного зоолога восвояси. При этом она была совершенно уверена, что не вбила в его голову ни одной новой мысли. А вот себе настроение убила напрочь. И это накануне визита принцессы Кейдэнс, о котором стало известно буквально минувшей ночью.

 

*   *   *

 

— Для меня большая честь приветствовать вас в Стэйблридже, – произнесла Бикер, пропуская мимо себя в проход под аркой высокую гостью и её небольшую свиту. Принцесса Кейдэнс и её спутники с уверенным спокойствием осматривали открывающийся перед ними внутренний мир Стэйблриджа – маленькие светлые домики, прячущиеся внутри подковы главного здания.

— Дорога была трудной, и мы очень устали, – пояснила Кейдэнс, разглядывая сотрудников центра, выглядывающих на улицу. – Поэтому мне не хотелось бы тратить много времени на пустые разговоры.

— Узнаю деловой тон Кристальной Империи, – улыбнулась Бикер, оглядываясь на молчаливую свиту принцессы. – Жалко, что ни один из кристальных пони не приехал с вами. Нам в научном центре было бы крайне интересно поработать немного с кем-то из ваших подданных.

— Может быть, в следующий раз, – уклончиво ответила Кейдэнс. Она учтиво кивнула Бикер, жестом показавшей, что сейчас следует свернуть на Меридианную улицу, как гласила табличка на столбе-указателе. – Сейчас мне хотелось бы обсудить вопрос, связанный с другим видом существ. Насколько мне известно, вы держите у себя настоящего чейнджлинга.

— Да, он у нас есть. Сейчас он, кажется, немного приболел, – смущённо прибавила Бикер. Ей показалось, что Кейдэнс бросила в её сторону злобный взгляд.

— Суть в том, что с тех пор как эти существа чуть не сорвали мою свадьбу, – мягко продолжила принцесса, – они меня очень сильно заинтересовали. Я бы хотела для установления постоянного сотрудничества вашего научного центра и светлейших умов моей Империи забрать у вас чейнджлинга и перевезти его к себе на север.

— Разве там подходящие условия для его содержания? – с сомнением посмотрела на принцессу Бикер.

— Могу вас заверить, он будет очень счастлив там поселиться, – жёстко ответила Кейдэнс. – Я лично прослежу, чтобы у него было всё необходимое.

Профессор Бикер с трудом удержалась, чтобы не почесать при высоком госте оранжевую гриву.

— Это очень неожиданное предложение… – начала она.

— И, к сожалению, у меня крайне плотный график, не позволяющий оставаться здесь надолго. Так что ваш ответ нужен мне незамедлительно, – потребовала принцесса.

Прежде чем Бикер решилась дать своё согласие, с крыши ближайшего дома со свистом прилетела прочная металлическая сеть, которая заключила Кейдэнс в холодные неразрывные объятья. Принцесса отчаянно попыталась вырваться, но хитроумная конструкция из тонких цепочек лишь сильнее затянулась. Мгновение спустя всё с той же крыши грузно спрыгнул земнопони с грязно-серой гривой и проворно подбежал к пленённой Кейдэнс. Подбежал затем, чтобы ткнуть ей в нос прикреплённое к ноге оружие.

— Вы, мелочь, держитесь подальше! – приказал он свите принцессы, злобно взирая на них через очки с оранжевыми линзами. – Не то я ей живо голову прострелю.

— Уайлд! – отмёрзла профессор Бикер. – Доктор Уайлд! Во имя хаоса, вы что творите?

— Профессор, – прозвучал всё тот же бас, – вам пора снять ваши розовые очки и надеть вот эти оранжевые. – Он копытом достал из кармана запасную пару и бросил её начальнику. – У нас сегодня здесь особый гость. Её величество, – голос Паддока Уайлда понизился до вгоняющего в дрожь шипения, – Кризалис.

Бикер кое-как справилась с оранжевыми очками и посмотрела на опутанную сетью и яростно скалящую зубы принцессу. Увиденное заставило её ойкнуть. И принцесса, и вся её свита оказались замаскированной ложью.

Завёрнутая в устойчивую к магии сетку Кризалис без дополнительных подсказок поняла, что план провалился. Она вернула себе естественный вид: чёрный хитин панциря, искривлённый рог, полые отверстия в ногах, аквамариновые полупрозрачные волосы и зелёные глаза с вертикальными зрачками. Последние она тут же ненадолго закрыла. Сбросившая маскировку стая чейнджлингов, притворявшаяся свитой кристальной императрицы, как по приказу взмыла в воздух и со стрёкотом устремилась прочь, быстро скрывшись за внешней стеной здания-подковы.

— Надеюсь, вы хорошо подумали над тем, что делать дальше, – свирепо произнесла чёрная королева. – Скоро здесь будет вся моя армия.

— Не переживай, – усмехнулся Уайлд. – Стрел у меня на всех вас хватит.

— Доктор, прошу вас воздержаться от поспешных действий, – нервно произнесла Бикер. – Эта ситуация требует тщательного осмысления… – Она жестом подозвала крутившегося рядом Рэдфилда. – Перенесите гостью в один из свободных лабораторных комплексов. Пока не освобождайте. Стэйблридж сейчас же надо перевести на осадное положение. Мы не так давно тренировали схожий сценарий, так что вы знаете порядок действий.

— Я проконтролирую, чтобы её величество не убежало, – предложил Паддок Уайлд. Профессору Бикер было некогда с ним спорить, так что она молча кивнула.

 

*   *   *

 

— Если вы и правда позвали сюда всех своих сородичей, – произнесла Бикер, садясь напротив Кризалис, – то у нас не очень много времени для разговора.

— Вежливая пони. Не то, что этот. – Королева перевела немигающий взгляд на главного зоолога, с оружием в копытах контролирующего ситуацию в пустующем ЛК-4. Паддок Уайлд тихо фыркнул.

— Зачем вы здесь? – чеканя каждое слово, спросила Бикер.

— Вы схватили и мучаете одного из моих чейнджлингов, – прошипела королева.

— Он у нас, но мы стараемся всячески о нём заботиться, – парировала Бикер.

Кризалис дёрнула ногой. Зазвенела цепь, ведущая от охватывающего ногу металлического кольца к такому же, но вмурованному в бетон.

— То, что творит этот пони, можно назвать чем угодно, только не заботой. – Она снова смерила ненавидящим взглядом Уайлда.

— Ну, конечно, – отозвался зоолог. – Я самое мерзкое чудовище в комнате. Это говорит та, которая пришла в чужом облике и угрожает нам всем войной.

— Пока никто не видел, ты издевался над ним, – шипела Кризалис. – Я это чувствовала, как чувствую боль каждого своего чейнджлинга. И, – она обратила огромные зелёный глаза в сторону профессора Бикер, – если вы отпустите меня и его, никто в вашем научном центре не пострадает. Я даю вам своё слово.

— Твоё слово? – Паддок Уайлд расхохотался. – Я помню цену твоему слову, Кризалис. Ничего оно не стоит! Вы меняете клятвы так же часто, как обличья. Единственный путь, которым ты покинешь Стэйблридж, будет лежать через Кантерлот, где тебе воздадут по заслугам. А может, не будем откладывать? – Он поднял оружие.

— Доктор Уайлд! – в очередной раз рявкнула на подчинённого профессор Бикер. – Уймитесь немедленно. Вы не помогаете мне найти выход из кризиса… И вообще, ступайте на свой пост согласно плану осадного положения.

Главный зоолог не сразу воспринял слова Бикер. Какой-то момент он колебался, но в итоге, рассержено выдохнув, скрылся за дверями.

— Мне моих контролировать проще, – заметила Кризалис. Бикер ничего не ответила. Сейчас она тревожилась не по поводу возможной атаки целого роя чейнджлингов. И не по поводу опасного, посаженного на цепь существа. Вопросы, связанные с одним конкретным земнопони, волновали её куда сильнее.

*     *     *

Вся информация, касающаяся Паддока Уайлда, размещалась на двух листах. При том, что даже у практикантов личные дела достигали десяти страниц. И лично о самом докторе его бумаги не говорили практически ничего – затрагивали только самый ранний период обучения в Балтимэйре.

— В Стэйблридже под замком сидит королева чейнджлингов, – проговаривала скорее для себя Бикер. – Её разоблачил и поймал пони, который весьма много знает об этом виде существ. Который всего неделю как принят к нам на работу. Есть ли вероятность, что это простое совпадение?

— Доктор Уайлд перевёлся к нам, потому что знал, что чейнджлинги нападут? – предположила начальник медицинского крыла Соубонс, по сценарию «Стэйблридж в осаде» занимавшая пост главного советника и вице-руководителя.

— Я бы поверила в это, но… – Бикер тряхнула двумя листами бумаги. – У меня нет никакой информации. Где он раньше работал? Как много трудов по чейнджлингам написал? – Бикер развела копытами. – Когда я с ним беседовала по поводу трудоустройства, то оценивала его по манере вести беседу и ответам. Вы же знаете, меня не убеждают записи в личных делах.

— Раз вы его взяли, значит, беседа прошла нормально, – пожала плечами Соубонс.

— Да, но теперь я уже не так в этом уверена. Так, а это что? – Жёлтая единорожка переключила своё внимание на свежую корреспонденцию, доставленную за несколько минут до установки магического барьера, когда начальства уже не было в кабинете. – Из Кристальной Империи… «С огромным удивлением приняли ваше письмо о готовности нас встретить… Никаких визитов не намечалось… Возможно, произошла ошибка...» А, ну, кручён корень. Вовремя...

Бикер отправило послание в один из ящиков стола и вернулась к перечитыванию самого короткого личного дела из всех, какие ей доводилось видеть.

— Уайлд как-то слишком активно интересуется Кризалис и её сворой, – проговорила она, скользя взглядом по строчкам. – Возможно, надо его отстранить от обязанностей до решения этой ситуации с чейнджлингами.

— Это едва ли его обрадует, – искренне заметила Соубонс.

Бикер вновь вчиталась в давно устаревшие сведения. В её сознании всё глубже укоренялось подозрение, что она видит отражённую на бумаге жизнь пони, из которой кто-то постарался вымарать солидный и важный фрагмент. Именно этого фрагмента не хватало, чтобы понять, что вообще творится сегодня в Стэйблридже. К счастью, нашлось среди текста и одно имя, которое Бикер было вполне знакомо.

— Доктор Глейсерхит, вас вызывает профессор Бикер. Зайдите, пожалуйста, в мой кабинет, – попросила глава Стэйблриджа по внутренней связи. Те несколько минут, пока учёная пони добиралась из лабораторий цокольного этажа научного центра до Зелёного зала, пони с оранжевой гривой потратила на изучение защитной магической полусферы, накрывшей её владения за исключением внешнего испытательного полигона. Никаких чейнджлингов, пытающихся пробиться сквозь этот барьер, пока видно не было.

— Вызывали, профессор Бикер? – спросила появившаяся на пороге кабинета кобылка.

— Паддок Уайлд, – моментально произнесла Бикер, отворачиваясь от окна. – Вы курировали его выпускную работу в Балтимэйрском зоологическом колледже. Дайте ему характеристику.

— Это сложно, – замялась единорожка.

— Почему?

— Он сейчас совсем другой, чем в то время. Я его едва узнала, а он меня, видимо, и вовсе не узнал… Когда-то он был приветливым, весёлым. У него была его особенная пони, Бьютимэйн, и большая тяга к исследованию живых существ. Но это было до той экспедиции...

— Подробнее про экспедицию, – потребовала Бикер. Учёная пони вздрогнула.

— Я в ней не участвовала. Это была экспедиция зоологической группы из числа выпускников зооколледжа. Шестеро пони, включая Уайлда и Бьютимэйн, отправились изучать Пустоши.

— Да, кажется, припоминаю что-то, – морща лоб, проговорила Соубонс. – Я читала когда-то мельком о пропавшей исследовательской группе.

— Газетам не стали рассказывать, – тихо продолжала Глейсерхит, – что через два месяца из всей экспедиции вернулся только Паддок. В таком плохом состоянии, что его немедленно отправили в Мэйнхеттанский медицинский центр.

— Опять Мэйнхеттанский медицинский, – задумчиво произнесла Соубонс. – Что-то часто я стала слышать это название в неприятные для нас моменты.

— Я была так рада, когда увидела Паддока здесь. – Глейсерхит переводила взгляд с Бикер на Соубонс и обратно. – Я подумала, что ему стало лучше, раз он вернулся к работе с животными…

— Так, всё, спасибо, доктор. Вы свободны. – Бикер вытащила из своего стола целый ящик. Но рыться в нём принялась, только когда подчинённая оказалась за дверью.

— Что у вас там? – полюбопытствовала Соубонс.

— Когда у нас начались проблемы с медикаментами, – пояснила Бикер, – я, используя связи отца, получила копии записей ведущих докторов из МэйнхМеда. И продолжаю получать… – Бикер ненадолго подняла голову. – Вот не надо на меня так смотреть. Да, у меня тоже есть тёмные стороны. Я за Стэйблридж любому хвост отрежу… – Уши Бикер поймали собственную последнюю фразу. – Гм... Образно говоря, конечно.

Профессор выхватила из ящика какую-то бумажку.

— Добрый день ещё раз, доктор Паддок Уайлд!

Взгляд прятавшихся за стёклами очков оранжевых глаз заскользил по чёрным каракулям.

— «Психически нестабилен, невменяем, мания преследования. Легко доводится до агрессивного состояния упоминанием чейнджлингов. Постоянно упоминает о невидимой силе, которая убивает пони… Продолжительное лечение не даёт существенных результатов», – зачитывала Бикер. – Это писал его лечащий врач. А вот, ниже, чужая приписка. «Полностью здоров и может быть восстановлен в научном звании и допущен к научной работе. Выписать из медицинского центра в дату такую-то». – Бикер в недоумении пожевала губами. – Почерк профессора Эмблинген. Она здесь, конечно, не подписалась, но я её кривули по школьным тетрадям помню.

— Как она вылечила доктора Уайлда? – проявила профессиональный интерес Соубонс.

— Похоже, что никак, – растерянно произнесла Бикер, ещё раз просматривая бумагу. – Она просто выпустила его. А через полтора дня он у меня в кабинете просит разрешения работать начальником зоологического отделения. Имея при себе личное дело, в котором ни слова про болезнь и про лечение.

— У нас серьёзная проблема, да? – предположила вице-руководитель.

— Боюсь, что королеве Кризалис небезопасно находиться на территории Стэйблриджа. – Бикер снова потянулась к интеркому. – Охрана ЛК-4, ответьте Бикер.

В воздухе повисла не предвещающая ничего хорошего пауза.

 

*   *   *

 

На Меридианной улице собралась большая группа единорогов, которым Бикер раздавала указания. Указания простые – обыскать то или иное помещение центра. В одном из них должен был прятаться доктор Паддок Уайлд, который похитил из лабораторного комплекса королеву Кризалис, усыпив стоящих на посту охранников. Зоологу весьма помог тот факт, что при объявлении осадного положения Стэйблридж изобиловал пустыми залами и коридорами – спрятаться он мог где угодно. Насчёт его дальнейших планов ничего не было известно, но никто не сомневался, что королеву инсектоидов вряд ли ждёт что-то хорошее.

— И помните, – заканчивала инструктаж Бикер. – Он, скорее всего, носит при себе оружие. Не думаю, что он постесняется его использовать.

Единороги разбежались по улицам и переулкам Стэйблриджа. Бикер с грустным видом опустилась на ближайшее крыльцо.

— Чтобы я ещё раз взяла кого-то на работу, не проверив от хвоста до гривы! – произнесла она сквозь зубы.

— Откуда вы могли знать, что начальник зоологической службы будет так одержим желанием отомстить чейнджлингам? – покачала головой Дресседж Кьюр, на время подменившая Соубонс, отправленную проверять помещения медицинского департамента.

— Я бы заметила это, – сообщила Бикер, – если бы сама не смотрела на этих существ с презрением. Из-за моего предвзятого отношения к чейнджлингам я, как начальник, упускала из виду то, что не должна была упускать. Страдало живое существо, а мне было наплевать, потому что оно выглядело несимпатично. А вот Кризалис ради его одного примчалась с другого края мира, рискуя собственной жизнью…

Бикер моргнула пару раз, реагируя на пришедшую ей в голову сумасшедшую идею.

— Если эта их связь работает в обоих направлениях, то мы можем очень быстро найти Кризалис! – Она вскочила на ноги и рванула к стеклянному вольеру. Замешкавшаяся от неожиданности Дресседж Кьюр, когда её догнала, увидела, что профессор, отпирая магические замки, обращается к заточённому внутри существу.

— Я знаю, что у нас нет причин быть друзьями и всё такое, – говорила Бикер, глядя в сине-зелёные фасеточные глаза. – Ты нас всех, наверное, люто ненавидишь. Но сейчас прошу тебя понять ситуацию. Твоя королева в беде. Мы хотим спасти ей жизнь. Попытайся понять, где именно её держит один очень нехороший пони. И я лично обещаю, что дам тебе возможность этого нехорошего пони пару раз укусить. – Бикер наткнулась на осуждающий взгляд врача. – Небольшое поощрение для пользы дела…

Чейнджлинг медленно покинул свою стеклянную клетку. Словно прислушиваясь, он поводил головой по сторонам и расправил крылья. Две единорожки замерли, ожидая его дальнейших действий.

 

*   *   *

 

Доктор Уайлд ещё раз проверил ремешки, которыми связал задние ноги королевы Кризалис, лежащей на металлическом столе. Эффект воздействия анестезирующего газа, по большей части растраченного на охранников, с королевы чейнджлингов спал очень быстро – земнопони едва успел дотащить её до дверей с номером «двенадцать», как Кризалис начала активно сопротивляться. Пришлось усмирить пленницу ещё раз, на этот раз копытом. Опять же помогло ненадолго.

— Никто не хотел мне верить. Никто не хотел меня слушать, – приговаривал зоолог, с усмешкой наблюдая за попытками королевы вырваться. – Все решили, что вы навсегда улетели в свой забытый край. Но нет. Вместо этого вы развиваетесь. Перестали питаться нашими эмоциями. Начали питаться живыми пони.

— Ты ненормальный! – брыкалась и дёргалась в путах Кризалис, старательно прощупывая магией каждый предмет в комнате. Увы, всё было зачаровано так, что не могло помочь. – Не знаю, что ты себе вообразил, но мы не собирались возвращаться в Эквестрию.

Доктор Уайлд не обращал внимания на речь Кризалис. Он ухватил её за искривлённый рог и поставил на нём карандашную метку.

— Когда мне удалось сбежать от вас тогда, – объяснял он глухим серым стенам, – я поклялся, что изведу ваш вид. Насовсем и полностью. Надеюсь, если начну с тебя, то остальные сами передохнут. – Доктор отошёл к медицинскому столику, где принялся перебирать украденные из медицинского комплекса хирургические инструменты.

Кризалис ещё раз попыталась найти хоть что-нибудь, подвластное её чарам. Как оказалось, единственным предметом, который забыли зачаровать, был сам металлический стол. Королева чейнджлингов слегка приподняла его край и стала раскачивать ножку, пытаясь её отломать. На её счастье, съехавший с катушек пони был так увлечён своими мыслями, что не слышал ни скрипа металла, ни звона, с которым стол лишился одной из точек опоры. На него подействовал только мощный удар железкой, нацеленный в район загривка.

Кризалис попыталась одновременно удержать стол на трёх ножках и расцепить при помощи приобретённого орудия путы, до которых из-за хитрого переплетения ремней не могла дотянуться зубами. У неё не получилось. Тогда, проклиная всё на свете, она позволила столу упасть набок и продолжила попытки освободиться уже на полу комнаты. Наконец пряжки поддались, и королева чейнджлингов сумела освободить передние ноги. На то, чтобы полностью выпутаться из ненавистных ремней, ушло ещё полминуты.

Кризалис, в глазах которой полыхало зелёное пламя, подошла к Паддоку Уайлду, медленно приходящему в себя после удара. Королева чейнджлингов магией припечатала его к стене и придавила копытом.

— Открою секрет, – прошипела она, почти касаясь губами уха безвольно свесившего голову жеребца. – Ты станешь первым пони, которого я убью.

Дверь, удерживая обычным деревянным засовом, распахнулась, не выдержав магического удара. Первым с характерным жужжанием в комнату влетел чейнджлинг. Профессор Бикер и Дресседж Кьюр ворвались следом, удерживая «на кончиках рогов» готовые к использованию заклинания. Им хватило пары секунд, чтобы вникнуть в ситуацию и притушить сияние аур.

— Кризалис, отпустите его, – попросила Бикер.

Кризалис нервно дёрнула крыльями.

— С какой это стати? – рыкнула она, переводя взгляд с придавленного её копытом похитителя на подоспевшую – пока непонятно, к кому – подмогу.

— Мы накажем этого пони за совершённые им поступки, – пояснила руководитель научного центра. – Будем лечить ему голову. Как вы, наверное, заметили, с головой у него не всё в порядке. Но если вы сейчас причините ему какой-то вред, то я не смогу вас выпустить из Стэйблриджа.

— А будто собирались? – повернулась к ней Кризалис.

— В истории взаимоотношений наших видов уже немало печальных страниц, – спокойным тоном произнесла Бикер. – Я не хочу дописывать ещё несколько. Уходите вместе со своими сородичами туда, откуда явились.

Кризалис долго не сводила пристального взгляда с мордочки жёлтой единорожки, но не смогла обнаружить ни единого признака неискренности. Дёрнув крыльями, она убрала ногу. Всё ещё не пришедший в сознание Уайлд сполз на пол. Дресседж Кьюр на всякий случай оттащила его подальше от Кризалис, не забыв попутно вытряхнуть из охотничьей куртки доктора все опасные предметы.

— Ладно, пони, – сказала королева, бросая уже не столь яростный взгляд на фигуру зоолога. – Мы разойдёмся. Но у меня есть ещё одно условие.

 

*   *   *

 

Для того чтобы узнать, в чём заключается это условие, профессору Бикер пришлось отдать приказ опустить защитное поле и ждать ещё десять минут, напряжённо вслушиваясь в вечернюю тишину. Всё это время королева роя и освобождённый из клетки чейнджлинг стояли рядом с ней.

— У тебя, пони, нет никаких причин мне верить, – говорила Кризалис, и жужжащему эху в её голосе вторил стрёкот кузнечиков, – но мои чейнджлинги никак не связаны с тем, что произошло с этим доктором и его спутниками… В тех пустошах, куда мы улетели, живут существа куда опаснее. Я искренне надеюсь, пони, что ты никогда с чем-то подобным не встретишься. Потому что встреча закончится печально. Ты даже не успеешь понять, что лишило тебя жизни…

Бикер бросила на нежеланную гостью Стэйблриджа косой взгляд. Было совершенно непонятно, пугала она, оправдывалась, предупреждала или просто внезапно захотела поговорить. В любом случае, этот короткий страшноватый рассказ профессор оставила без комментариев.

Тихий стрёкот известил о появлении ещё одного чейнджлинга. Но только очень необычного. В отличие от всех своих сородичей он был белым или, скорее, светло-серым. Его глаза и полупрозрачные крылья отсвечивали красным. Странный чейнджлинг приземлился рядом со своей королевой. Его чёрнохитиновый собрат тихо и недовольно зашипел.

— Одному из моих чейнджлингов не повезло появиться на свет вот таким, – с некоторым смущением произнесла Кризалис. – Он не может жить вместе со мной и всем роем, поскольку не умеет менять внешний вид, и ему плохо в тех условиях, в которых живут остальные. Если вам так хочется изучать нас, то попробуйте изучить его.

— А как его зовут? – поинтересовалась Везергласс. Она вместе с Дресседж Кьюр всё это время молча стояла в нескольких шагах от инсектоидов и теперь с любопытством рассматривала новоприбывшего чейнджлинга-альбиноса.

— Ха! Если бы я трудилась давать им имена. – Крылья Кризалис затрепетали и превратились в размытые полукружия, поднимая королеву в воздух. – Но не вздумай сажать его в клетку, пони! Я об этом моментально узнаю.

Светло-серый чейнджлинг проводил улетающую Кризалис взглядом. Если бы его вид мог выражать достаточно эмоций, то нынешнюю можно было бы назвать грустью.

— Ничего так у нас денёк выдался! – заметила Дресседж Кьюр. – Принцессы оказываются перевёртышами, доктора – психопатами, а чейнджлинги – альбиносами.

— Из всех этих событий мы должны извлечь для себя какой-то урок. – Всё ещё не вполне отошедшая от столь внезапно возникшего и разрешившегося кризиса Бикер приблизилась к светло-серому чейнджлингу. – Ну что, малыш, предлагаю нам начать со знакомства? – обратилась она к гостю. Тот ответил жужжанием.

— Бзз-зз? Бзз.

— Бзз, – кивнула профессор Бикер. – Так мы тебя и будем называть.

 

*   *   *

 

— Ваша идея с чейнджлингами была великолепна, – ободряюще произнёс призрачный силуэт, разглядывая стоящий в комоде чайный сервиз.

На этот раз профессору Эмблинген не захотелось выходить на балкон. Сегодня она сидела за рабочим столом из кипариса и писала вежливый отказ молодому коллеге, который пытался найти себе и своим идеям лабораторию. Эмблинген фантастические, но путано представленные теории и проекты некоего Скриптеда Свитча не заинтересовали, что она и пыталась изложить в ответном письме. Заодно оставив пожелание попытать счастья в других краях.

— Однако кое-где вы просчитались. – Гость внезапно изменил тон голоса, заставив Эмблинген оторваться от мучительного поиска десятого по счёту синонима к «нет, спасибо». – Ведь в этой идее изначально не было чейнджлингов, не так ли? Всё сводилось к тому, чтобы устроить на работу доктора Паддока Уайлда. А через пару дней на заседании Научного совета вы бы представили как обвинение тот факт, что профессор Бикер взяла на работу без должной проверки психически нездорового пони. Чейнджлинги случайно оказались втянуты в вашу игру.

Профессор Эмблинген пребывала в замешательстве. Магистр, зачастивший к ней с визитами, опять представил события с такой точностью, будто сам был всему свидетелем. И всё же профессора одолевало искушение соврать, сказав, что чейнджлинги являлись частью далеко идущего плана.

— Это как в прошлой истории с вредной для здоровья мазью, – продолжил Магистр. – Не могли вы знать, что Бикер решит пригласить к себе кого-то из Академии «Чудо-молний». Вы рассчитывали, что случайно какой-нибудь пегас устроится работать в Стэйблридж и сляжет с тяжёлым заболеванием. И готов инцидент, который можно раздуть в дело о неподобающем руководстве. Я ещё в тот раз сказал, что вы тут недомудрили. А сейчас и того хуже… В ваших попытках подставить профессора Бикер вы поставили под удар себя и весь Союз Академиков.

— Не понимаю. – Профессор подняла взгляд на призрачную фигуру.

— После того как профессору Бикер удалось разрешить опасную ситуацию с королевой инсектоидов, мало кого заинтересует её промашка с доктором Уайлдом. Но она выставит историю так, что все кинутся проверять, почему Паддок Уайлд покинул стены учреждения, где его лечили, но так и не вылечили. И обнаружат ваше вмешательство.

— Это невозможно. Я подправила все документы, – решительно ответила Эмблинген, однако тут же усомнилась в абсолютной верности собственных слов. Она затёрла исправления только на следующий день. Целую ночь бумаги по Паддоку Уайлду лежали практически у всех на виду среди прочих папок.

— Тогда, наверное, нам не о чем волноваться.

Просвечивающая фигура попыталась потрогать копытом бутылочку ягодного морса в серванте. Копыто свободно прошло через предмет.

— Настоящие натуральные напитки, – произнёс Магистр монотонным, в котором лишь при большом желании можно было угадать намёк на задумчивость, голосом. – Всегда мечтал их попробовать.

— В вашем времени их не осталось? – Эмблинген решила воспользоваться тем, что гость проявил хоть какие-то эмоции, кроме раздражения, и выведать немножко информации о нём самом.

— Ни ягод, ни напитков, – сообщил Магистр. – Проблема даже в том, чтобы найти чистую воду.

— Поверить не могу, что такое возможно. – Эмблинген поднялась с кресла и направилась к серванту. При этом ей пришлось пройти прямо сквозь нечёткий образ собеседника. Эмблинген почувствовала, как её шерсть встала дыбом, когда шкура соприкоснулась с облаком слабой магии.

— Хотите, я расскажу вам, каков этот напиток на вкус? – спросила она. Рог Эмблинген окутался белой аурой – она подняла в воздух бокал и бутылочку.

— Я буду вам очень за это признателен, – ответил гость.