Автор рисунка: aJVL

Новый способ

Возможно, окажись кто-нибудь в тот день в Государственной Тюрьме Империи, он бы и не понял, что день этот был особенным. Быть может, оказавшись утром в столовой, он в урагане разговоров смог бы разобрать периодически раздававшиеся «король», «повезло» и «эксперименты», но их, впрочем, тут же захлестывали потоки других слов и уносили из поля слуха. А если бы этот кто-нибудь прогулялся по тюремным коридорам, вероятность услышать подобное была бы еще ниже – стороннему наблюдателю действительно ничто не намекало на невероятную важность этого дня для чьих-то жизней. Безусловно, многие заключенные в душе лелеяли надежду на то, что для эксперимента выберут именно их – но жизнь в целом и тюрьма в отдельности учит оставлять такие надежды в душе, ибо будучи выпущенными оттуда, эти хрупкие кристаллики тут же разбиваются на кусочки от немилосердных ударов молотка реальности.

Скард Квэйк тоже надеялся. По жизни он вообще очень много надеялся, еще с детства, а молоток каждый раз его настигал. Вырасту и стану музыкантом! – напоминала ему о детских мечтах кьютимарка с причудливым рисунком, слитым из пяти нот. Что? Не прошел вступительный в училище? Что ты там говоришь? Все равно молоток не будет слушать и с радостью ударит по надежде, можешь отправляться на производство. А пока буду работать на производстве, все равно буду практиковаться на фортепиано и когда-нибудь напишу новую и гениальную мелодию! Гениальных мелодий почему-то не приходит, только молоток медленно стучит по глупой романтике, так и не воплотившейся в жизни. Да и зарплата не очень высокая. Но вот идёт время, и поднимается новая надежда — вон коллега по производству кристаллов говорит, что у него есть особые знакомые, с которыми можно сделать налет на квартиру аристократа, ну, может, с парой случайных жертв, но ничего не будет, адвокат в случае чего всех отмажет! Адвокат из того пони, видимо, оказался такого же качества, как и из Квэйка музыкант. И вот молоток вновь спешит выполнить свой сакральный долг…

— Зилус Импакт, Сильвер Болдер и Сквард Квэйк. – раздался голос серого угрюмого пони. Ведь бывает же такое чувство – происходит именно то, чего ты в душе желал больше всего, но старался всеми силами как можно меньше думать об этом. В такие моменты по спине пробегает холодок – смесь радости, неожиданности и ощущения непредсказуемости будущего. Желтовато-коричневому заключенному показалось, что на этот раз его молоток, возможно, решил взять отпуск. Пока их выпускали из камер, рядом стояли мускулистые охранники, пытаться драться с которыми было бы самоубийством. Вот его уже ведут к выходу вместе с двумя другими нарушителями закона, отобранными довольно странным образом. Обычный грабитель Сильвер Болдер еще мог бы кое-как сойти, но мрачный темно-синий Зилус Импакт, убивший за свою свободную жизнь больше десятка граждан – возможно, не самая лучшая кандидатура на выдачу второго шанса, но кто знает, что в планах у Короля.

У выхода ждали еще несколько пони, которые молча приняли троицу и повели их по неизвестной дороге — но не в какое-нибудь здание, как ожидал Квэйк, а в подземный ход, в который они по очереди спустились. Еще какое-то время – и вот они дошли до некой блестящей двери, из которой были слышны разговоры. Один из пони постучался и сказал:

— Работники пришли!

Дверь отворилась. В первые минуты глаза ослепило сияние идеально белых стен комнаты – безусловно, совсем не то, что сырые и полные царапин и трещин стены тюрьмы, постоянно помогавшие молотку реальности вселять в заключенных ощущение уныния и безысходности. В комнате стояла еще одна небольшая группа пони – Квэйк быстро пробежался по ним глазами и хотел уже получше осмотреть стены, но тут его взгляд зацепился за Него.

Король тоже был тут и разглядывал новоприбывших помощников в эксперименте. В глазах его не было злости или презрения – он скорее смотрел изучающим взглядом. Затем, повернувшись к желтому пони в очках и халате, спокойно сказал:

— Лэйбинг, пожалуйста, не томи уважаемых джентлькольтов ожиданием и расскажи, что их здесь ждёт.

Жеребец подошел и пожал копыто каждому из трех пони, представившись:

— Приветствую вас. Я Лэйбинг Вайзер, один из придворных ученых магов Его Величества. Вы трое, как вам уже, наверное, известно, будете помогать нам в проведении одного эксперимента, важного для будущего развития нашей Империи. Дело в том, что до прихода к власти Короля Сомбры производство кристаллов в стране значительно пошло на убыль, в результате чего торговля с другими странами уже не приносила такого дохода, и мы вынуждены были принимать помощь от Эквестрии. Но Его Величество желает исправить это, укрепить Империю и показать, что она способна самостоятельно решать свои проблемы, поэтому вместе со мной и еще некоторой группой пони он разработал абсолютно новый способ добычи кристаллов, — маг показал копытом на огромное круглое отверстие в дальней стене комнаты, — мы вам все покажем и расскажем. Можете пока задавать вопросы.

— Да, есть один, — тут же вставил Сильвер Болдер, — почему выбрали именно нас троих?

Маг замялся и открыл уже было рот, но за него ответил Король:

— Я верю во второй шанс. Вас можно было бы просто казнить или оставить в тюрьме до конца жизни – но я не такой, как моя предшественница. Зачем мне бросать сбившихся с верного пути бедняг, когда они могут принести государству пользу? Вы – всего лишь первые участники нашей программы. Процесс требует небольших физических усилий, но в основном он безболезненный. Если эксперимент увенчается успехом, в дальнейшем сюда могут быть отправлены и другие заключённые, — с небольшой улыбкой проговорил Сомбра, глядя в глаза каждому из троицы, — я надеюсь, вместе мы сможем построить лучшее будущее.

Один из пони подошел к правителю и что-то ему прошептал, после чего тот и все его помощники покинули комнату через другую дверь, оставив бывших узников наедине с Лэйбингом.

— У вас тут целая постройка под землей? – раздался хриплый голос Зилуса. Маг ответил положительно, но видно было, что от взгляда синего жеребца тому становится не по себе, поэтому он поспешил добавить:

— Это отверстие перед вашими глазами ведет в комнату, где, собственно, и будет проводиться эксперимент. Заходить надо по очереди. Кто пойдет первым?

— Я, — вновь подал голос Зилус. Желтый единорог сглотнул – очевидно, перспектива в одиночку отправиться в проход вместе с бывшим убийцей его не прельщала, пусть он и знал, что если бы новый работник попытался напасть, то тут же был бы нейтрализован специальной группой и отправлен обратно в тюрьму. Лэйбинг начал что-то объяснять синему земнопони, и они вместе вошли в отверстие.

Несколько минут Квэйк с Болдером стояли молча, каждый размышлял о своем. Наконец, Болдер решил нарушить тишину:

— Хех. А в тюрьме-то небось обед сейчас. И жрут они все это дерьмо…

Квэйк молча кивнул.

— А мы-то с тобой! Больше нас эти сволочи никуда не засадят. Мы жизнь заново начать можем!

— Да я как работал на производстве кристаллов, так и останусь, – ответил Квэйк, — конечно, после тюрьмы это рай просто… Но я знаю, что мне так будет казаться поначалу. А потом опять начну жаловаться. Слишком быстро мы ко всему привыкаем…

— А я-то вообще уборщиком был когда-то… Не зря, видать, в преступную жизнь подался все-таки! Ха-ха! – с самоуверенной улыбкой погрозил Болдер копытом кому-то неизвестному. – А то сидел бы до старости и сортиры драил, а не в государственных экспериментах участвовал! А все почему, знаешь? Потому что у меня надежда была! Стремление! Желание!

— У меня тоже были, — вздохнул Квэйк, — из-за них мы и отсидели столько… Может, конечно, на этот раз надежду действительно не уничтожат… — пробормотал он и вдруг почувствовал, как в душе с этими словами появилось что-то маленькое и теплое.

— Вот именно! Не смотри ты в прошлое, братан! Вон даже Зилуса освободили – а он хуже нас двоих вместе взятых. В будущее смотри! Там впереди не тюряха, а жизнь! У тебя что, надежд никаких не осталось?

Квэйк опять вздохнул. Может быть, его бывший приятель по несчастью и будущий коллега по производству и добыче кристаллов был прав. Молоток в последнее время, кажется, действительно перестал так угрожающе нависать над его надеждами. Может быть, стоило и впрямь больше радоваться освобождению. Он хотел что-то ответить Болдеру, но тут вернулся Лэйбинг и забрал его. Квэйк остался в одиночестве и начал вновь изучать стены комнаты. Белоснежные. Чистые. Почему он не может таким быть? В конце концов, ему хватило одного печального опыта, и к преступности он явно не стал и не смог бы вернуться. Конечно, новая жизнь его будет не такой уж и новой – но на этот раз он научится радоваться тому, что у него есть, и жить с этим. Он больше не будет постоянно мечтать о лучшей жизни – он будет получать удовольствие от этой. Желтовато-коричневый земнопони взглянул на свою кьютимарку – и это оказался один из тех редких раз, когда она не напомнила ему о разбитых надеждах. Да и кому вообще теперь нужна эта кьютимарка? Плевать он на нее хотел – мало ли в мире пони, которые спокойно живут и делают совсем не то, что диктует метка. А он почему не может? Конечно, он упустил возможность – но он успел посокрушаться по этому поводу уже незнамо сколько раз. Хватит. На этот раз он будет доволен тем, что имеет. На этот раз никаких грез о лучшей жизни. Да. Он больше не будет жить в страхе перед нависшим над головой молотком. Станет жить обычной жизнью, помогать родине и получать от этого удовольствие. И, возможно, с этого дня его надежды перестанут так громко разбиваться.

Когда Лэйбинг вернулся, Квэйк уже с готовностью принести пользу Империи последовал за ним в отверстие. Это оказался короткий туннель, который вел в еще одну белую комнату с некими неизвестными устройствами, расположенными на полу… Сам пол был прозрачным и имел в середине круглую дыру.

— Уххх… Сколько вы всё это строили? – поинтересовался земнопони.

— С того самого момента, как Его Величество вступил во власть. Нам нельзя было терять времени. Теперь подойди поближе к дырке в полу. Именно там пройдёт ваш первый рабочий день.

Квэйк посмотрел на то, что находилось внизу – и увидел под собой пустую комнату. Полностью и абсолютно пустую – в ней не было вообще ничего. Это немного смутило кристального пони.

— Но тут же ничего нет… Где остальные? Из чего нам добывать кристаллы? – поспешил спросить он.

— Не из чего… — жеребец почувствовал сзади сильный толчок, — а из кого.

Улетая вниз в пустую комнату, он увидел морду мага:

— Мне очень жаль. Извините, но по-другому нельзя, — сказал тот, отходя от отверстия в полу.

Король был прав. Процесс действительно оказался безболезненным. Квэйк почти не успел почувствовать, как его кристальное тело пронзили десятки высунувшихся из стен лезвий, как в комнату ворвались потоки воздуха, закрутившие его туловище, и как механизмы начали работу.

Последним, что он почувствовал, был удар молотка – быть может, реального, а может, воображаемого, — в последний раз уничтожившего хрупкие кристаллики в его душе.

***

Сомбра молча оценивал лежащую перед ним горку крупных топазов. Подняв и оглядев каждый желтовато-коричневый камень, он, наконец, улыбнулся и произнес:

— Весьма впечатляющий результат. Безусловно, пока что нам этого мало, но для эксперимента – очень хорошо. Поэтому – обратился он к группе стоявших неподалеку пони, — в понедельник приведёте еще трех отбросов.

С этими словами король повернулся и пошел к выходу из подземной конструкции. Он уже приблизился к ступенькам, когда услышал сзади приближающийся цокот копыт. Один из советников.

— Ваше Высочество, можно поподробнее поговорить с вами на эту тему?

— Слушаю, — ответил единорог.

— Нуу… Для начала, я надеюсь, вы понимаете, что ваш метод…

— Переработка отходов общества.

— …ваша переработка отходов общества, может быть, инновационна, но вы же понимаете, что это не может быть основным и постоянным источником получения новых кристаллов? – советник сделал паузу. – Как, кстати, продвигаются ваши дела по разработке другого способа?

— Использование темной магии для производства и ускорения роста кристаллов? Пока что продвигается весьма неплохо. Быть может, в будущем это действительно станет нашим основным способом… Но результат нам нужен сейчас. Если светлое будущее наступит – нам нужно оправдать надежду граждан на него. И использование преступников в деле как нельзя лучше нам поможет.

— Но мы же сможем это прекратить, когда производство кристаллов нормализуется?

— Я собираюсь использовать все возможные способы. – тихо ответил король. — Мы должны не только нормализоваться – мы должны выйти на новый уровень. Империя большая, и если ради блага большинства граждан придётся пожертвовать несколькими…

— Но тогда что мы будем делать, когда… преступники закончатся?

Советник не был уверен, действительно ли он это видел, но в тот момент уголки рта Сомбры будто бы приподнялись на мгновение, демонстрируя усмешку:

— …ну, в таком случае… мы всегда сможем сделать ещё преступников.

Комментарии (4)

+1

А в далёком Клаудсдейле пегасы решили проблему с производством радуги. Аналогичным способом...

Darkwing Pon #1
+1

Очень интересная история, а я то думал че за херня у Сомбры с кристаллами

Brogyn Scar #2
+1

Кошмар какой!О_О Сразу вспомнилась история про Радужную Фабрику...Жесть...

Prince Melanholius #3
0

Предсказуемо, однако. Но это может быть относительно. И да, Сомбра не похож на прагматичного диктатора, как по мне. Он псих и самодур скорее.

SMT5015 #4
Авторизуйтесь для отправки комментария.
...